Самара. Дом, в котором жила Зоя

В 1956 году в Куйбышеве (ныне городу возвращено его исконное имя — Самара) случилось то, что потрясло весь православный мир, — знаменитое «Зоино стояние».

Зоя снимает со стены образ Николая Чудотворца и начинает танцевать с ним

Работница трубного завода, некая Зоя, решила с друзьями встретить Новый год. Ее верующая мать была против веселья в Рождественский пост, но Зоя не послушалась. Все собрались, а Зоин жених Николай где-то задержался. Играла музыка, молодежь танцевала, только у Зои не было пары. Обиженная на жениха, она сняла икону Святителя Николая и сказала: «Если нет моего Николая, потанцую со святым Николой». На увещевания подруги не делать этого, она дерзко ответила: «Если Бог есть, пусть Он меня накажет!» С этими словами она пошла по кругу. На третьем круге комнату вдруг наполнил сильный шум, поднялся вихрь, молнией сверкнул ослепительный свет, все в страхе выбежали. Одна только Зоя застыла с прижатой к груди иконой Святителя, окаменевшая, холодная, как мрамор.

Зоя прирастает к полу и каменеет

Ее не могли сдвинуть с места, ноги ее как бы срослись с полом. При отсутствии внешних признаков жизни Зоя была жива: сердце ее билось. С того времени она не могла ни пить, ни есть. Врачи прилагали всевозможные усилия и старания, но не могли привести ее в чувство.

Товарищи вызывают милицию и скорую, но врачи не могут помочь

Весть о чуде быстро разнеслась по городу, многие приходили посмотреть Зоино стояние. Но спустя некоторое время городские власти опомнились: подходы к дому перекрыли, и его стал охранять наряд дежурных милиционеров, а приезжим и любопытным отвечали, что никакого чуда здесь нет и не происходило.

Иеромонах Серафим, которого допустили в дом, служит водосвятный молебен, извлекает икону из рук девушки и возвращает ее на место

Дежурившие на Зоином посту по ночам слышали, как Зоя кричала: «Мама! Молись! В грехах погибаем! Молись!» Медицинское обследование подтвердило, что сердцебиение у девушки не прекратилось, несмотря на окаменелость тканей (не могли даже сделать укол — иглы ломались). Приглашенные священники после совершения молитв не могли взять икону из ее застывших рук. Но в праздник Рождества Христова пришел отец Димитрий Тяпочкин (будущий иеромонах Серафим), отслужил молебен и освятил всю комнату. После этого он взял из рук Зои икону и сказал: «Теперь надо ждать знамения в Великий день (то есть, на Пасху)».

К Зое является сам Николай Чудотворец и освобождает ее

Перед праздником Благовещения некий благообразный старец просил охрану пропустить его. Ему отказали. Появлялся он и на следующий день, но и другая смена его не пропустила. В третий раз, в самый день Благовещения, охрана его не задержала. Дежурные слышали, как старичок говорил Зое: «Ну что, устала стоять?» Прошло какое-то время, старец все не выходил. Когда заглянули в комнату, его там не обнаружили (все свидетели происшедшего убеждены, что являлся сам Святитель Николай).

Зоя испытывает страшные мучения, кается и приходит к вере

Зоя простояла 4 месяца, до самой Пасхи. В ночь на Светлое Христово Воскресение Зоя громко взывала: «Молитесь! Страшно, земля горит! Весь мир в грехах гибнет! Молитесь!» С этого времени она стала оживать, в мускулах появилась мягкость, жизненность. Ее уложили в постель, но она продолжала взывать и просить всех молиться о мире, гибнущем во грехах, и о земле, горящей в беззакониях.

Молитвами святителя Николая Господь помиловал ее, принял ее покаяние и простил ее грехи… Все случившееся настолько поразило жителей Куйбышева и его окрестностей, что множество людей обратилось к вере. Многие спешили в церковь с покаянием, некрещеные крестились, не носившие креста стали его носить (даже не хватало крестов для просящих).

Отцу Димитрию запретили рассказывать о взятии иконы у Зои и направили служить в отдаленное село. Но, несмотря на это, люди тянулись к отцу Димитрию, что не устраивало власти.

26 октября 1960 года в селе Соколовка епископ Курский и Белгородский Леонид совершил постриг протоиерея Димитрия в монашество с именем Серафим.

С 14 октября 1961 года и до конца своих дней отец Серафим был настоятелем Свято-Никольского храма в селе Ракитном Белгородской области. Отец Серафим всего себя отдавал ближним, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9, 22), которые услышат голос Церкви и покаются в своих грехах.

ПАНИКА В ОБКОМЕ

Из стенограммы 13-й Куйбышевской областной конференции от 20 января 1956 года. На вопросы делегатов отвечает первый секретарь Куйбышевского обкома КПСС товарищ Ефремов:

«Записок по этому поводу пришло штук двадцать. Да, произошло такое чудо, позорное для нас, коммунистов, явление. Какая-то старушка шла и сказала: вот в этом доме танцевала молодежь, и одна охальница стала танцевать с иконой и окаменела. Начал собираться народ потому, что неумело поступили руководители милицейских органов. Видно, и еще кто-то приложил к этому руку. Тут же поставили милицейский пост. А где милиция, туда и глаза. Мало оказалось милиции… выставили конную милицию. А народ — раз так, все туда…

Некоторые додумались даже до того, что предложили послать туда попов для ликвидации этого позорного явления. Бюро обкома порекомендовало бюро горкома виновников строго наказать, а товарищу Страхову (редактор областной партийной газеты «Волжская коммуна». — Ред.) дать разъясняющий материал в газету в виде фельетона».

Скандалу в обкоме было от чего разразиться. Все случившееся настолько поразило жителей Куйбышева и области, что в церкви потянулись толпы народу. Для отправления обряда крещения у священников не хватало нательных крестиков…

Видео: Великое чудо – Стояние Зои в 1956 Самара

А было ли стояние Зои?

Власти сразу же заявили, что всё это бабушкины сказки. Нет никакой окаменевшей девушки. И сразу же эти слова были подвергнуты сомнению. Во-первых, коммунистической власти было бы очень выгодно, если бы стояния не было. Ведь в то время религия уже не так сильно притеснялась, но всё-таки правительство по-прежнему убеждало людей, в том, что Бога не было, и нет. А когда разнеслась весть об окаменевшей девушке, тысячи жителей Куйбышева крестились и стали ревностными христианами.

Властям это было невыгодно, и они всячески подавляли подобные стремления. Этим объясняется, почему достоверных сведений о Зоином стоянии почти нет. Их просто уничтожили, опасаясь, как бы религия не заставила людей отказаться от коммунизма.

Во-вторых, молебны у дома, где Зоя стояла. Если бы всё это было ложью, вряд ли около места событий раз в год проходили богослужения. Конечно, этот дом сгорел в 2014 году, но всё равно в день окончания Зоиного стояния здесь проходит молебен. Вторым таким доказательством является икона Николая Чудотворца в храме Иоанна-воина. По краю изображения находятся клейма – краткое жизнеописание святого. Место Зоиному стоянию тут тоже нашлось. Однако никаких документальных свидетельств не сохранилось, а очевидцами были в основном священнослужители, которым это чудо было действительно выгодно.

Окаменевшая Зоя и явление Николая Чудотворца

Однажды к милицейскому кордону подошёл старичок и попросил разрешения пройти к Зое. Его не пустили. На следующий день он опять приходил. И снова получил отказ. На третий день старичок дождался удобного момента и вошёл. На входе он спросил: «Устала стоять, милая?». Милиционеры сразу же бросились за старичком. В комнатах никого не было, кроме Зои. Те, кто знаком с этой историей предполагают, что старичок – не кто иной, как сам Николай Чудотворец. Он явился, чтобы простить грешницу. И простил. С этого момента тело Зои стало потихоньку размягчаться, и к Пасхе девушка смогла двигаться.

Что случилось с Зоей?

Болезнь, Божья кара, обман… Предположений о случившемся много. Все они чем-то аргументированы, но ни одно из них не доказано.

Столбняк

Самое первое предположение, сделанное ещё в первый день стояния. Сразу же оно было воспринято в штыки, опровергнуто, но последователи у него есть до сих пор. При столбняке лежат, а не стоят. Укол сделать можно. И вирус подхватить Зое было негде. Она же не в поле работала, а на фабрике.

Кататонический ступор

Эта теория является официальной версией. При кататоническом ступоре человек действительно выглядит одревеневшим, молчит, не двигается. Возникает такое расстройство на фоне депрессии и заболеваний нервной системы. Длится кататонический ступор от нескольких дней до многих месяцев. Но от этой болезни чаще всего лечатся уколами, а в случае с Зоей подобное лечение не удавалось. При кататоническом ступоре человека можно сдвинуть или придать ему определённую позу. Но в этом случае ничего подобного сделать не получалось.

Окаменевшая Зоя – городская легенда?

Эта версия одна из самых популярных. Главной её опорой является отсутствие документальных подтверждений Зоиного стояния. Милицейские архивы сгорели в 90-е, большая часть свидетелей уже умерла, дом сгорел. К тому же вряд ли человек способен прожить без пищи и воды так долго.

Божья кара

На фоне других эта версия наиболее состоятельна, особенно с религиозной точки зрения. В начале января у христиан пост. Как известно, во время поста надо не праздники устраивать, а молиться и каяться. Уже грех. Затем неверие в Бога. Ещё более тяжкий грех. То есть Зоя совершила два греха за очень короткий срок.

И была наказана за насмешку над святым, с иконой которого она танцевала. Это объясняет и ночные крики. Старичок – действительно Николай Угодник, пришедший простить раскаявшуюся девушку. Невозможность сделать укол и отсутствие в течение стояния пищи и воды тоже объясняется Божьим промыслом.

Статью прочитали 811

КГБ: ЭТО БЫЛ СЛУХ

С помощью пресс-центра областного управления ФСБ удалось найти очевидца тех событий из КГБ.

Рассказывает Михаил Егорович Баканов:

«В то время я был старшим уполномоченным КГБ. Начальство послало меня разобраться в тот самый дом на Чкаловской. Там я увидел хитрецов, которые за червонец обещали провести желающих в дом и показать окаменевшую деву. Да им никто и не препятствовал войти. Я сам проводил в дом несколько групп любопытствующих, которые подтверждали, что ничего не видели. Но люди не расходились. И продолжалось это безобразие неделю. Уже не помню, разговаривал я с самой Зоей или нет. Столько лет прошло».

Другой очевидец, работник самарской «Инспекции труда» Валерий Борисович Котляров, считает все это выдумкой «церковников»: «Я тогда был мальчишкой. Нас, пацанов, в дом не пускали. А взрослых милиция заводила по 10 человек. Выйдя, они говорили: «Там никого нет». Но народ не расходился… Видел, как проезжал по улице грузовик с трубами и при развороте грузом покалечил несколько человек. А богомольцы судачили: «Это Божья кара…»

ЦЕРКОВЬ: СВЯЩЕННИКА К ЗОЕ НЕ ПУСТИЛИ

Воспоминаниями делится староста Вознесенского собора Андрей Андреевич Савин:

«Был я в то время секретарем епархиального управления. Звонит нашему епископу Иерохиму уполномоченный по делам религии Алексеев и говорит: «Надо в храме с амвона объявить народу, что на Чкаловской ничего не произошло». В ответ епископ попросил пропустить в дом настоятеля Покровского собора, чтобы он убедился во всем сам. Уполномоченный сказал: «Я перезвоню через два часа». А позвонил только через два дня и сообщил, что в наших услугах не нуждается. Так что из священнослужителей туда никого не пустили. Разговоры о том, что Зою посетил иеромонах Серафим, — неправда…

А толпе показывали маленькую пустую комнату и говорили: «Вот видите, там никого нет». Люди просили показать большую комнату. «Да у них там вещи свалены, нечего смотреть», — уверяли представители власти. В эти дни в городских трамваях трудились бригады комсомольцев, которые убеждали людей в том, что они были в доме и никакой застывшей девушки не видели».

БОГОМОЛКИ: МИЛИЦИОНЕР ПОСЕДЕЛ ОТ СТРАХА

Многим верующим в Самаре известна пенсионерка А. И. Федотова.

«В те дни возле дома Зои я была дважды, — рассказывает Анна Ивановна, — приезжала издалека. Но дом был окружен милицией. И тогда я решила расспросить обо всем какого-нибудь милиционера из охраны. Вскоре один из них — совсем молоденький — вышел из калитки. Я пошла за ним, остановила его: «Скажите, правда, что Зоя стоит?» Он ответил: «Ты спрашиваешь в точности, как моя жена. Но я ничего не скажу, а лучше смотри сама…» Он снял с головы фуражку и показал совершенно седые волосы: «Видишь?! Это вернее слов… Ведь мы давали подписку, нам запрещено рассказывать об этом… Но если бы ты только знала, как страшно мне было смотреть на эту застывшую девушку!»

ВРАЧИ: «ИГЛЫ ЛОМАЛИСЬ»

Отыскался и человек, поведавший о самарском чуде нечто новое. Им оказался уважаемый в Самаре настоятель Софийской церкви священник Виталий Калашников:

«Анна Павловна Калашникова — тетка моей матери — в 1956 году работала в Куйбышеве врачом «Скорой помощи». В тот день утром она приехала к нам домой и сообщила: «Вы тут спите, а город уже давно на ногах!» И рассказала об окаменевшей девушке. А еще она призналась (хотя и давала подписку), что сейчас была в том доме по вызову. Видела застывшую Зою. Видела икону святителя Николая у нее в руках. Пыталась сделать несчастной укол, но иглы гнулись, ломались, и потому сделать укол не удалось.

Все были потрясены ее рассказом… Анна Павловна Калашникова проработала на «Скорой» врачом потом еще много лет. Умерла в 1996 году. Я успел пособоровать ее незадолго до смерти. Сейчас еще живы многие из тех, кому она в тот самый первый зимний день рассказала о случившемся».

«Зоино стояние»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *