Тема очень «щекотливая»: кто мы — рабы Божьи или дети — чада Божьи? Для меня ответ очевиден и скажу почему. Он кроется в самом Писании и Молитвослове, но мало кто внимательно читает даже эти источники.

В молитвах всегда встречаются слова «раба Твоего» или «раба Божьего», но это ваш личный выбор — считать себя рабом или чадом Божьим. Буквально каждый должен сам осознать: кто он?

В Молитвослове есть пояснения под заголовком «Как следует вести себя в церкви» и там сказано, цитирую:

…»Не следует творить земных поклонов и преклонять колена после причащения Святых Таин и в дни воскресные, великие праздники, а также в период от Пасхи до Пятидесятницы, так как в эти дни воспоминается наше примирение с Богом, по слову апостола Павла: «Ты уже не раб, но сын» (Гал. 4 : 7).»… (имхо: странная формулировка: «примирение с Богом», а разве мы с ним враждовали?.. хотя сейчас речь не об этом)

Берем Библию и находим там в Книгах Нового Завета «Послание к галатам святого апостола Павла» (ниже дам справку о том, кто такие галаты и кем был апостол Павел). Цитирую фрагменты Послания:

Глава 3, стих 26:
«Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса;»

Глава 4, стих 6:
«А как вы — сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!»»

Глава 4, стих 7:
«Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез (Иисуса) Христа.»

Вот и думайте как вам называть себя в молитвах при обращении к Богу-Отцу или силам небесным — как написано в «стандартных» формулировках или заменить их своими: «чада Твоего» или «сына Божьего», «дочери Божьей»…

Ясности ума вам и пусть ваши души живут в мире и гармонии.

Андрей Фидес

Итак, очень короткая справка — кто такие галаты и кем был апостол Павел.

Галаты (греч. Γαλάται, лат. Galatae) — союз кельтских племён, вторгшихся на Балканский полуостров и в Малую Азию в 279—277 годах до н. э. Тит Ливий сообщает имя предводителя галлов, которые достигли Дардании, — это Бренн. С помощью вифинского царя Никомеда они за несколько дней переправились через Геллеспонт на азиатский берег. Общее количество переправившихся галлов оценивалось в 20 тыс. человек, которые делились на три племени: толостобогии, трокмы и тектосаги. Первые поселились в Ионии, вторые на побережье Геллеспонта, а третьи достигли берегов Галиса. Галлы были отнюдь не мирными поселенцами. Вифинский царь пригласил их в надежде на военную помощь. Из 20 тыс. галлов половина считалась воинами. Они жили за счет сбора дани с местных племён. Галлы отличались высоким ростом, бледным цветом кожи и рыжими (крашеными) волосами. Вооружены они были щитами и длинными мечами. Современники отмечают, что галлы, смешавшись с греками и фригийцами, превратились в галлогреков.

(Источник: Источник: https://www.wikiwand.com/ru/Галаты)

Как воинствующий фарисей, Савл участвовал в преследовании первых христиан. На пути в Дамаск от внезапного ярчайшего света с неба ослеп и, услышав укоризненный голос Иисуса, уверовал в Него. Шедшие с ним привели Савла в Дамаск, где он был исцелён от слепоты Ананией и принял крещение. Уже в Дамаске Савл стал проповедывать в синагогах об Иисусе, что Он есть Сын Божий. На Кипре обратил ко Христу проконсула Сергия Павла, после этого Савл именуется Павлом. Им были созданы многочисленные христианские общины на территории Малой Азии и Балканского полуострова. Проповедовал учение о спасении не делами, а верой и силой благодати, и окончательно обособил христианское учение от иудаизма и иудействующих христиан. Был схвачен в Иерусалиме и доставлен по его просьбе в Рим, где по приговору суда обезглавлен 29 июня, в день, когда распяли ап. Петра.

Четырнадцать посланий Павла общинам и отдельным людям составляют значительную часть Нового Завета и являются одними из главных текстов христианского богословия.

Письмо читателя

Здравствуйте! Есть у меня вопрос, из-за которого мне трудно принять Православную Церковь. Почему православные называют себя «рабами Божьими»? Как может нормальный, вменяемый человек так унижаться, считать себя рабом? И как прикажете относиться к Богу, который нуждается в рабах? Из истории мы знаем, какие омерзительные формы принимало рабство, сколько тут было жестокости, подлости, скотского отношения к людям, за которыми никто не признавал никаких прав, никакого достоинства. Я понимаю, что христианство зародилось в рабовладельческом обществе и закономерно унаследовало всю его атрибутику. Но с тех пор минуло две тысячи лет, мы живем в совершенно другом мире, где рабство справедливо считается омерзительным пережитком прошлого. Почему же христиане по-прежнему используют это слово? Почему им не стыдно, не противно говорить про себя «раб Божий»? Парадокс. С одной стороны, христианство – религия любви, есть даже, насколько я помню, такие слова: «Бог – это любовь». А с другой стороны – апология рабства. Какая может быть любовь к Богу, если воспринимать его как всевластного господина, а себя – как униженного, бесправного раба?

И еще. Если бы христианская Церковь действительно строилась на основе любви, она заняла бы непримиримую позицию по отношению к рабству. Не могут люди, утверждающие, будто любят ближних своих, владеть рабами. Однако из истории мы знаем, что рабство вполне одобрялось Церковью, а когда оно исчезло – то не благодаря деятельности Церкви, а скорее вопреки.

Но тут есть для меня одна сложность. Я знаю некоторых православных христиан, это замечательные люди, которые действительно любят ближних. Не будь их, я счел бы все эти христианские разговоры о любви лицемерием. А теперь не могу понять, как же так? Как в них это совмещается – любовь к людям и к своему Богу – и одновременно желание быть рабами. Мазохизм какой-то, не находите?

Александр, г. Клин Московской области.

Рабство в Библии

Когда мы произносим слово «раб», перед глазами встают ужасные сцены из советских учебников по истории Древнего Рима. Да и после советской эпохи положение мало изменилось, ведь мы, европейцы, знаем о рабстве почти исключительно по рабству у римлян. Античные рабы… Абсолютно бесправные, несчастные, «человекоподобные» существа в оковах, прорезающих руки и ноги до самых костей… Их морят голодом, избивают плетьми и заставляют работать на износ 24 часа в сутки. А хозяин, в свою очередь, может в любую минуту сделать с ними все что угодно: продать, заложить, убить…

Это и есть первое заблуждение относительно термина «раб Божий»: рабство у евреев разительно отличалось от рабства у римлян, было гораздо мягче.

Иногда такое рабство называют патриархальным. В самые древние времена рабы были фактически членами семьи господина. Рабом мог называться также слуга, верный человек, служащий хозяину дома. Например, у Авраама – отца еврейского народа – был раб Елиезер, и пока у господина не родился сын, этот раб, названный в Библии «домочадцем» (!), считался его главным наследником (Быт. 15:2-3). И даже после того, как у Авраама родился сын, Елиезер вовсе не стал похож на несчастное существо в оковах. Господин отправил его с богатыми дарами на поиски невесты для сына. И для еврейского рабства нет ничего удивительного, что он не сбежал от хозяина, присвоив имущество, а исполнил ответственное поручение как свое собственное дело. О подобном говорит и книга Притчей Соломоновых: «Разумный раб господствует над беспутным сыном, и между братьями разделит наследство» (Притч.17:2). Об образе такого раба говорит Христос, Который проповедовал в конкретной культурно-исторической обстановке.

Закон Моисеев запрещал навсегда обращать своих соплеменников в рабство. Вот как об этом говорит Библия: «Если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет; а в седьмой пусть выйдет на волю даром. Если он пришел один, пусть один и выйдет. А если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его» (Исх. 21:2-3).

Наконец, слово «раб» широко используется в Библии как формула вежливости. Обращаясь к царю или даже просто к кому-либо вышестоящему, человек называл себя его рабом. Именно так именовал себя, например, Иоав, командир войска царя Давида, будучи фактически вторым лицом в государстве (2Цар.18:29). А совершенно свободная женщина Руфь (прабабушка Давида), обращаясь к своему будущему мужу Воозу, называла себя его рабой (Руф. 3:9). Более того, Священное Писание именует рабом Господа даже Моисея (Нав. 1:1), хотя это величайший ветхозаветный пророк, о котором в другом месте Библии говорится, что «говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исх. 33:11).

Таким образом, непосредственные слушатели Христа понимали Его притчи о рабе и господине не так, как современные читатели. Во-первых, библейский раб был членом семьи, а значит, его труд основывался вовсе не на принуждении, а на преданности, верности хозяину, и слушателям было ясно, что речь идет о честном исполнении своих обязательств. А во-вторых, для них не было ничего обидного в этом слове, потому что оно являлось лишь выражением уважения к господину.

Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!

Сергей Худиев

Как-то по интернету ходил рассказ человека, который был в Афинах и обнаружил, что в Греческой Церкви прихожан называют «детьми Божиими», а не «рабами Божиими», как в Русской Церкви. Отсюда делались глубокие выводы о разнице менталитетов русских и греческих церковников. Конечно, сам этот случай — чистое недоразумение, если бы этот человек был знаком с Новым Заветом, он бы знал, что в нем апостолы называют христиан и рабами, и детьми Божиими, точно так же как оба термина присутствуют и в богослужении как Греческой, так и Русской Православных Церквей.

Встать в этот ряд, сказать: и я тоже, как эти люди, «раб Иисуса Христа» — было бы неуместной дерзостью. «Мы с апостолом Павлом — рабы Иисуса Христа!» Но я решаюсь на это только потому, что Писание всех христиан называет рабами Иисуса Христа. Это драгоценное звание мне даровано в Крещении, и я ношу его — не с гордостью, я его не заслужил и не мог — но с изумлением, что мне оказана столь великая честь.

Более того, в Библии сам Иисус назван рабом Бога: «Вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится» (Ис. 52:13).

Но современный мир яростно требует равенства

Но само именование христиан «рабами Божиими» для внецерковных людей служит некоторым запинанием. Это понятно — слово «раб» в современном языке носит резко негативный характер. Раб — это кто-то, кого воспринимают как вещь, «говорящее орудие», чьи желания, интересы или человеческое достоинство никого не интересуют. Кто-то, кого можно эксплуатировать, с кем можно дурно обращаться — даже убить — безнаказанно. Сам институт рабства вызывает отвращение, и все согласны в том, что его следует искоренять и преследовать.

Это понятно; люди грешны, и это проявляется тем заметнее, чем больше у человека власти над другими. Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. Начальник-самодур вынужден сдерживаться, потому что на свете есть и другие работодатели, к которым работники могут, в конце концов, уйти. Но в ситуации, когда уйти невозможно, жаловаться некому, и остается только такой слабый сдерживающий фактор, что рабы — это все-таки ценное имущество, человеческий грех вылезает во всем своем неприкрытом уродстве.

Страшно оказаться в полной, безраздельной власти своего ближнего — потому что полагаться на его добрую волю не приходится. Именно поэтому нас пугает и возмущает рабство.

Мы боимся и не доверяем друг другу — и имеем на это веские основания.

Современный мир яростно требует равенства — потому что всякий, обладающий более высоким статусом, непременно использует его для того, чтобы угнетать и притеснять своих ближних. Равенство, конечно, недостижимо — в любой корпорации, обществе, государстве немедленно выстраиваются иерархии, без этого невозможно — но, по крайней мере, к нему следует стремиться.

Невозможно обойтись без власти одних людей над другими — но, по крайне мере, ее надо обставить сдержками и противовесами, законами и должностными инструкциями, так, чтобы эта власть была как можно дальше от абсолютной. Цена свободы есть непрестанная бдительность. Зазеваешься — и ближние немедленно повесят на тебя ярмо.

Не низкое холуйство, а сердечная преданность

Но и мы знаем проблески какого-то иного мира. В нашем мире есть не только эксплуатация — и яростные попытки этой эксплуатации избежать. В нашем мире бывает любовь. Как говорит невеста в «Песне Песней», «я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой — мне» (Песн. 6:3). Принадлежность другому человеку — не всегда источник угрозы. Иногда — как для влюбленных — это источник глубокой радости, счастья, полноты жизни. Ребенок находится во власти родителей — и это (кроме небольшого числа трагических случаев) хорошо и правильно, его любят, о нем заботятся.

Мы не можем представить себе отношения доверия и преданности между слугой и господином, хозяином и рабами — но такое иногда бывало. Как, например, повествуется в книге Бытия, «Аврам, услышав, что сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал до Дана» (Быт. 14:14). Аврам вооружил своих рабов, будучи уверен, что они не обратят оружие против него, не разбегутся, а будут сражаться и подвергать свою жизнь опасности за хозяина — и это вполне оправдывается.

Такое бывало — не низкое холуйство, а сердечная преданность; не барское самодурство — а отеческая забота. Увы, не слишком часто — мы живем в падшем мире. Но само слово «раб» могло обозначать и нечто другое — и вызывать совсем другую цепь ассоциаций, чем у нас.

Оно могло быть выражением благодарности и преданности — правитель поразил людей своими великодушными благодеяниями, и они признали себя его рабами. Оно могло быть выражением принадлежности — как в наши дни люди остро переживают свою принадлежность к национальности, к партии или стране.

Преданность по отношению к личности почти исчезла из нашего мира. Но в античном мире (как и в средневековом) всем было понятно, о чем идет речь. Средневековый король мог воскликнуть в гуще битвы: «Те, кто любит меня, за мной!» — и за ним следовали.

Слово «раб» могло означать полное доверие — «я принадлежу тебе».

Владыка мироздания принял образ раба

И вот в христианском контексте, у апостолов, у святых отцов, «раб Божий» — это очень теплое слово. Бог в Иисусе Христе стал человеком, умер и воскрес, и даровал нам жизнь вечную и блаженную. Теперь мы, рабы Божии, принадлежим Ему, живем в Его доме, аллилуйя!

Тот, Кто обладает абсолютной властью, стал человеком, претерпел муку и смерть от рук Своих мятежных творений ради их спасения.

«Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будем вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10:42-45).

Бог полностью отдал Себя творению — Владыка мироздания принял образ раба, чтобы поднять падших людей к себе. Вера отзывается благодарной преданностью — теперь мы принадлежим Тебе. Мы рабы Божии.

раба II

ра-ба́

  • МФА:
  • форма родительного и винительного падежа единственного числа существительного раб ◆ На плебейских крестах надписи были краткие: «Тело раба божия Агафоника…» Остальное оказывалось стёртым жадной рукой времени. С. Н. Сергеев-Ценский, «Погост», 1902 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы) ◆ Все очи на него стали обращенны; видя его, забывают, что видят раба пред собою, и толико в сердцах сильна непорочность, что казался тогда Иосиф сам быти госуда́рем. Д. И. Фонвизин, «Иосиф», 1769 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Раб или сын

По еврейским понятиям в слове «раб» не было ничего унизительного, так называли работников в доме, к которым относились порой, как к членам семейства. Если римские рабовладельцы не считали своих слуг за людей, то евреи относились к ним полностью противоположно. По субботам рабовладелец обязан был освободить прислугу от работы, ведь по законам иудеев работать в этот день грех.

Читайте о православной вере:

  • Апостол Павел о любви
  • Православная красная нить из Израиля
  • Как узнать, кто мой святой покровитель

Господь послал Сына Своего на смерть ради людей, чтобы они, исполняя заповеди и веруя в Искупительную Кровь, могли войти в Царство Божие.

Грешный человек оставляет свою прошлую жизнь, подчиняет себя воле Божьей, живя по Его законам. При этом он теряет мирскую свободу, открывая для себя богатства Небес. В отношении подчинения мы — рабы Бога, но в трудные минуты каждый христианин может обратиться к Всевышнему, как к Отцу, автоматически становясь Ему сыном или дочерью.

Важно! Перейти от раба к сыну может каждый, это определенный период общения христианина со Святой Троицей.

Сам Иисус, когда говорил о тайной молитвенной комнате, учил обращаться к Творцу, как к Отцу — «Отче наш».

Если в человеке живет только Божий страх, тогда он будет делать все хорошо, правильно, но без особой радости. Это рабство ради спасения, слава Богу, что и таким путем многие люди приходят к вечной жизни. Сын Божий, неважно, православный или католик, радуется общению с Отцом и Спасителем, он слышит Духа Святого и знает свои права в духовном мире.

Молитва к Богу

Сын Божий обладает полной свободой от греха:

  • лжи и лицемерия;
  • сребролюбия;
  • поклонения другим богам;
  • блудодеяния;
  • воровства;
  • неуважения родителей.

В письме Римлянам апостол Павел произносит противоречивую с точки зрения обычных людей фразу, что только освободившись от греха, можно стать рабом Богу. (Рим. 8:22) Свою мысль Павел продолжает в послании коринфянам, подчеркивая, что за каждого христианина заплачена огромная цена, поэтому не стоит опускаться снова в рабство греха. (1Кор.7:23)

Ефесская церковь также получила наставления по поводу рабства Господнего, где сказано, что волю Творца могут исполнять рабы Иисуса. (Еф. 6:6)

Святой Иоанн, после пребывания в Небесном царстве, в «Откровении» (Откр. 19:5) пишет повеление, что все рабы Бога могут хвалить Его.

Теперь мы видим, что быть слугою Творца, отдаться в рабство Иисусу — большая честь и награда.

О Библии:

  • 15 интересных фактов о Библии
  • Как правильно читать Библию и с чего начать
  • Кто такой Иуда Искариот в Библии

Значение слова раба

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *