10 / 23 октября – память великого старца ХIX века, преподобного Амвросия Оптинского (1812–1891). Публикуем отрывок из книги издательства Сретенского монастыря: «Жизнеописание Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия».

Жизнеописание Оптинского старца иеросхимонаха Амвро­сия / Схиарх. Агапит (Беловидов). — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2010. — 440 с. Советы и наставления свои, которыми старец Амвросий пользовал души приходивших к нему с верою, преподавал он или часто в уединенной беседе, или вообще всем окружавшим его в форме самой простой, отрывочной и нередко шутливой. Вообще нужно заметить, что шутливый тон назидательной речи старца был его характерной чертой.

***

«Как жить?» — слышался старцем со всех сторон общий и весьма важный вопрос. По своему обыкновению он отвечал в шутливом тоне: «Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение». Такой тон старцевой речи вызывал часто улыбку на устах легкомысленных слушателей. Но если посерьезнее вникнуть в это наставление, то каждый увидит в нем глубокий смысл. «Не тужить» — т.е. чтобы сердце не увлекалось неизбежными для человека скорбями и неудачами, направляясь к Единому Источнику сладости вечной — Богу; чрез что человек при бесчисленных и разнообразных невзгодах может успокаивать себя, мирясь с ними, или «смиряясь». «Не осуждать», «не досаждать». — Ничего нет обыкновеннее между людьми осуждения и досаждения, этих исчадий погибельной гордости. Их одних достаточно к тому, чтобы низвести душу человека во дно адово, между тем как они большей частью и за грех не считаются. «Всем мое почтение» — указывает на заповедь апостола: в почтительности друг друга предупреж­дайте (Рим 12, 10). Сводя все эти мысли к одной общей, мы видим, что в вышеприведенном изречении проповедовалось старцем главным образом смирение, эта основа жизни духовной, источник всех добродетелей, без которого, по учению святого Иоанна Златоуста, как упомянуто прежде, невозможно спастись.

***

На предлагавшийся старцу общий вопрос: «Как жить?» — иногда отвечал он и несколько иначе: «Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно; тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно».

***

«Мы должны, — еще говорил старец, — жить на земле так, как колесо вертится: чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремиться вверх; а мы как заляжем на землю, так и встать не можем».

***

«Спасение наше должно содеваться между страхом и надеждою»

На вопрос, как это праведники, зная, что они хорошо живут по заповедям Божиим, не возносятся своею праведностью, старец ответил: «Они не знают, каков ожидает их конец». «Потому, — прибавлял он, — спасение наше должно содеваться между страхом и надеждою. Никому ни в каком случае не должно предаваться отчаянию, но не следует и надеяться чрезмерно».

***

Вопрос: можно ли желать совершенствования в жизни духовной? Ответ старца: «Не только можно желать, но и должно стараться совершенствоваться в смирении, т.е. в том, чтобы считать себя в чувстве сердца хуже и ниже всех людей и всякой твари».

***

О терпении: «Когда тебе досаждают, никогда не спрашивай — зачем и почему. В Писании этого нигде нет. Так, напротив, сказано: если кто ударит тебя в десную ланиту, обрати ему и другую. В десную ланиту на самом деле ударить неудобно, а это разуметь нужно так: если кто будет на тебя клеветать или безвинно чем-нибудь досаждать, — это будет означать ударение в десную ланиту. Не ропщи, а перенеси удар этот терпеливо, подставив при сем левую ланиту, т.е. вспомнив свои неправые дела. И если, может быть, ты теперь невинен, то прежде много грешил; и тем убедишься, что достоин наказания».

***

Если кто-либо из братии, по малодушию и нетерпеливости, скорбел о том, что его не скоро представляют к мантии, или к иеродиаконству и иеромонашеству, старец имел обыкновение так говорить в назидание: «Это, брат, все придет в свое время, — всё дадут; добрых дел никто не даст».

***

«Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться»

О раздражительности: «Никто не должен оправдывать свою раздражительность какою-нибудь болезнью, — это происходит от гордости. А гнев человека, по слову святого апостола Иакова, не творит правды Божией (Иак 1, 20). Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться».

***

Беседуя о зависти и памятозлобии, старец сказал: «Нужно заставлять себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим; а главное — не мстить им и быть осторожным, что- бы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения».

***

«Любовь, конечно, выше всего. Если ты находишь, что в тебе нет любви, а желаешь ее иметь, то делай дела любви хотя сначала без любви. Господь увидит твое желание и старание и вложит в сердце твое любовь».

***

«Кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с помощью Божией человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собою и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долготерпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность или же когда не видит никакой надежды на его исправление».

***

О милостыне старец Амвросий говорил: «Святой Димитрий Ростовский пишет: если придет к тебе человек на коне и будет у тебя просить, подай ему. Как он употребит твою милостыню, ты за это не отвечаешь».

***

Еще: «Святитель Иоанн Златоуст говорит: начни отдавать неимущим, что тебе не нужно, что у тебя валяется; потом будешь в состоянии давать больше и даже с лишением себя, а наконец уже готов будешь отдать и все, что имеешь».

***

На вопрос, как понимать слова Писания: будьте мудры, как змии (Мф 10, 16), — старец объяснил: «Змея, когда нужно ей переменить старую свою кожу на новую, проходит чрез очень тесное, узкое место, и таким образом ей удобно бывает оставить свою прежнюю кожу: так и человек, желая совлечь свою ветхость, должен идти узким путем исполнения евангельских заповедей. При всяком нападении змея старается оберегать свою голову. Человек должен более всего беречь свою веру. Пока вера сохранена, можно еще все исправить».

***

«Безбожникам нет оправдания»

«Я говорила как-то батюшке, — пишет его духовная дочь, — об одной семье, что мне всех их очень жаль, — они ни во что не верят, ни в Бога, ни в будущую жизнь; жаль именно потому, что они, может быть, и не виноваты в этом сами, их воспитывали в таком неверии или были другие какие причины. Батюшка закачал головой и так гневно сказал: «Безбожникам нет оправдания. Ведь всем, всем решительно, и язычникам проповедуется Евангелие; наконец, по природе всем нам от рождения вложено чувство познания Бога; стало быть, сами виноваты. Ты спрашиваешь, можно ли за таких молиться? Конечно, молиться за всех можно”. «Батюшка! — говорила я вслед за тем. — Ведь не может ощущать в будущей жизни полного блаженства тот, которого близкие родные будут мучиться в аду?” А батюшка на это сказал: «Нет, там этого чувства уже не будет: про всех тогда забудешь. Это все равно как на экзамене. Когда идешь на экзамен, еще страшно и толпятся разнородные мысли, а пришла — взяла билет (по которому отвечать), про все забыла”».

***

Пришел к старцу какой-то господин, не верящий в существование бесов. Господин сказал: «Воля ваша, батюшка, я даже не понимаю, что это за бесы». На это старец ответил: «Ведь и математику не все понимают, однако она существует».

***

О лености и унынии: «Скука — унынию внука, а лени дочь. Чтобы отогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись; тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь».

***

О нечувствии и бесстрашии, по поводу внезапной смерти С., батюшка сказал: «Вот смерть-то не за горами, а за плечами, а нам хоть кол на голове теши».

***

«Вот смерть-то не за горами, а за плечами, а нам хоть кол на голове теши»

Еще говорил: «Если на одном конце деревни будут вешать, на другом конце не перестанут грешить, говоря: до нас еще не скоро дойдут».

***

О силе покаяния рассказывал следующее: «Один все грешил и каялся, и так всю жизнь. Наконец покаялся и умер. Злой дух пришел за его душой и говорит: он мой. Господь же говорит: нет, — он каялся. «Да ведь хоть каялся, опять согрешал”, — продолжал диавол. Тогда Господь ему сказал: «Если ты, будучи зол, принимал его опять к себе после того, как он Мне каялся, то как же Мне не принять его после того, как он, согрешив, опять обращался ко Мне с покаянием? Ты забываешь, что ты зол, а Я благ”».

***

«Бывает, — так говорил батюшка, — что хотя грехи наши чрез покаяние и прощаются нам, но совесть все не перестает упрекать нас. Покойный старец отец Макарий для сравнения показывал иногда свой палец, который давно когда-то был порезан: боль давно прошла, а шрам остался. Так точно и после прощения грехов остаются шрамы, т.е. упреки совести».

***

«Хотя Господь и прощает грехи кающимся, но всякий грех требует очистительного наказания. Например, благоразумному разбойнику Сам Господь сказал: Ныне же будешь со Мною в раю (Лк 23, 48); а между тем после этих слов перебили ему голени; а каково было еще на одних руках, с перебитыми голенями повисеть на кресте часа три? Значит, ему нужно было страдание очистительное. Для грешников, которые умирают тотчас после покаяния, очищением служат молитвы Церкви и молящихся за них, а те, которые еще живы, сами должны очищаться исправлением жизни и милостынею, покрывающею грехи».

***

«Креста для человека (т.е. очистительных страданий душевных и телесных) Бог не творит. И как ни тяжек бывает у иного человека крест, который несет он в жизни, а все же дерево, из которого он сделан, всегда вырастает на почве его сердца». Указывая себе на сердце, батюшка прибавлял: «Древо при исходищах вод, — бурлят там воды (страсти)».

***

«Когда человек, — говорил еще старец, — идет прямым путем, для него и креста нет. Но когда отступит от него и начнет бросаться то в ту, то в другую сторону, вот тогда являются разные обстоятельства, которые и толкают его опять на прямой путь. Эти толчки и составляют для человека крест. Они бывают, конечно, разные, кому какие нужны».

***

«Иногда посылаются человеку страдания безвинно для того, чтобы он, по примеру Христа, страдал за других. Сам Спаситель прежде пострадал за людей. Апостолы Его также мучились за Церковь и за людей. Иметь совершенную любовь — и значит страдать за ближних».

***

Говорил еще старец: «Один брат спросил другого: кто тебя обучил молитве Иисусовой? А тот отвечает: бесы. — «Да как же так?” — «Да так: они беспокоят меня помыслами греховными, а я все творил да творил молитву, — так и привык”».

***

Один брат жаловался старцу, что во время молитвы множество бывает разнообразных помыслов. Старец на это сказал: «Ехал мужик по базару; вокруг него толпа народу, говор, шум, а он все на свою лошадку: но-но! но-но! — так помаленьку-помаленьку и проехал весь базар. Так и ты, что бы ни говорили помыслы, все свое дело делай — молись!»

***

Чтобы люди не оставались в беспечности и не возлагали всю свою надежду на постороннюю молитвенную помощь, старец повторял обычную народную поговорку: «Боже-то поможи, да и сам мужик не лежи». А Т. сказала: «Батюшка! Чрез кого же нам просить, как не через вас?» Старец ответил: «И сама проси; ты вспомни, — двенадцать апостолов просили Спасителя за жену хананеянку, но Он не услышал их; а сама стала просить, упросила».

***

Но так как молитва есть сильнейшее оружие против невидимого врага, то он и старается всячески отвлекать от нее человека. Передавал старец такой рассказ: «На Афоне у одного монаха был скворец-говорун, которого монах очень любил, увлекаясь его разговорами. Но вот странно: лишь только монах начнет исполнять свое молитвенное правило, скворец тут и разговорится и не дает молиться монаху. Раз на светлый праздник Воскресения Христова монах подошел к клетке и говорит: «Скворушка, Христос воскресе!” А скворец отвечает: «Вот то-то и беда наша, что воскрес”, — и тут же околел, а в келье монаха разлилось нестерпимое зловоние. Тогда понял монах свою ошибку и раскаялся».

***

Что Бог главнее всего смотрит на внутреннее молитвенное настроение души человека, об этом старец говорил: «Пришел как-то к упомянутому выше отцу игумену Антонию один больной ногами и говорит: «Батюшка, у меня ноги болят, не могу класть поклоны, и это меня смущает”. Отец Антоний ответил ему: «Да уж в Писании сказано: Сыне, даждь ми сердце, а не ноги”».

***

«Отчего люди грешат?» — задавал иногда старец вопрос и сам же решал его: «Или оттого, что не знают, что должно делать и чего избегать, или если знают, то забывают; если же не забывают, то ленятся, унывают. Наоборот, так как люди очень ленивы к делам благочестия, то весьма часто забывают о своей главной обязанности — служить Богу; от лености же и забвения доходят до крайнего неразумия или неведения. Это три исполина — уныние или леность, забвение и неведение, — от которых связан весь род человеческий нерешимыми узами. А затем уже следует нерадение со всем сонмищем злых страстей. Потому мы и молимся Царице Небесной: Пресвятая Владычице моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от мене, смиреннаго и окаяннаго раба Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение и вся скверная, лукавая и хульная помышления…».

Литературный навигатор. «Жить — не тужить. Изречения Амвросия Оптинского».

Поделиться

Преподобный Амвросий, знаменитый старец из Оптиной пустыни, живший в 19 веке, с детства мечтал стать поэтом. Он часто рассказывал об этом своем желании: как однажды специально удалился для вдохновения в тихое местечко с прекрасным пейзажем, как долго сидел и думал, о чем бы написать – да так и не придумал ничего. Зато в обыденной речи преподобный так и сыпал рифмами. Народа к нему съезжалось много, и для каждого у отца Амвросия находился шуточный, а на самом деле глубоко поучительный, стишок-наставление. Сборник избранных изречений старца, а также его притчи, беседы и наставления под названием «Жить не тужить» выпустило в 2011 году издательство «Никея». Это издание идеально подходит для того, чтобы стать карманной книгой. Ее весьма полезно иметь под рукой, потом что слова преподобного Амвросия, хоть и произносились им двести лет назад, не перестают быть актуальными и по сей день и поддерживают в море житейских проблем. Частенько бывает, например, что мы хотим всего и сразу, но не получаем, и в очередной раз сетуем на неуспех в делах, начинаем унывать и злиться на весь мир… И здесь очень кстати окажется совет преподобного: «Потерпи. Может, откроется тебе откуда-либо клад, тогда можно будет подумать о жизни на другой лад, а пока вооружайся терпением и смирением, и трудолюбием, и самоукорением». Святой нередко формулировал свои советы с неподражаемым юмором и иронией. В частности, история сохранила вот такую, адресованную кому-то, «поэтическую миниатюру»: «На слово не верь всякому вздору без разбору — что можно родиться из пыли и что люди прежде обезьянами были. А вот это правда, что многие люди стали обезьянам подражать и до степени обезьян себя унижать». Но самое главное, что в каждом, даже на первый взгляд вроде бы шуточном, наставлении преподобного Амвросия, содержится огромная духовная польза. Помимо наставлений в стихотворной форме, в книгу «Жить не тужить» включены небольшие рассказы из жизни старца, его беседы с духовными чадами – тоже наполненные светлым настроением, радостью и выдержанные в ироничном ключе, хотя и открывают глаза на очень серьезные вещи. Говорят, что веселость всегда была присуща Амвросию Оптинскому. Он даже рассказывал монахам, которых находил в унынии и дурном настроении, анекдоты, чтобы их развеселить. Он и нам оставил свою простую, но удивительную формулу счастья: «Жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение».

Житие Амвросия Оптинского. Старец Амвросий Оптинский: кратко житие

Конкретных фактов о жизни Амвросия Оптинского сохранилось немного. Известно, что он родился или в 1812, или в 1814 году. Известно, что он много болел. Известно, что болел он, по сути, всю свою жизнь, страдая от самых разных недугов.

Житие Амвросия Оптинского рассказывает, что впервые он серьезно заболел в 23 года и тогда пообещал в случае выздоровления уйти в монастырь. Обещание не сдержал, устроился работать преподавателем в какой-то богатый дом, так бы, может, и работал дальше, но заболел снова. И только после этого выполнил данный когда-то обет — стал иноком.

Одна из сторон духовного пути старца Амвросия — это путь болезней. Он продолжал болеть почти всю свою жизнь. У него то усиливался гастрит, то открывалась рвота, то ощущалась нервная боль, то простуда с лихорадочным ознобом и просто жестокая лихорадка. Это лишь часть его болезней. Иногда он был на грани жизни и смерти.

Преподобный Амровсий Оптинский часто и тяжело болел.

К концу жизни физическое здоровье святого стало таким слабым, что он не мог уже ни ходить на службу, ни выходить из своей кельи.

Но преподобный Амровсий Оптинский не только не скорбел о своих болезнях, но и считал их необходимыми для своего духовного укрепления. (В принципе, уже тогда, в XIX веке, укоренилась мысль о том, что наступило время, когда только болезнями человек и может спастись — настолько все устроение общества в самих его основополагающих принципах стало далеко от Церкви.)

Преподобный Амвросий был третьим по счету Оптинским старцем, — учеником преподобных Льва и Макария, и в результате стал самым известным и прославленным из всех.

В житии говорится, что преподобный Макарий, послушником у которого с самого начала был Амвросий, быстро понял, что перед ним будущий великий монах, и видел в нем своего «преемника». Так оно и случилось. Труд старчества святой Амвросий взял на себя в 1860 году — после смерти преподобного Макария, и — не оставлял его почти до самого последнего издыхания.

Дай Бог, чтобы всякое
возгорание неприятное
скоро погашалось,
чтобы не подавать
деревенским ребятишкам
повода
повторять старинную
песенку:
«Гори, гори жарко,
едет Захарка,
сам на лошадке,
жена на коровке,
дети на телятках».
По-видимому, песенка эта
глупенькая,
но не без причины же
и повода какого-либо
она сложена.
А я вам написал это после
духовного утешения
для простого рассмешения.

* * *

Оттого и кончина была
хороша, что жила хорошо.
Как поживешь,
так и умрешь.

* * *

Отчего люди грешат?
Или оттого, что не знают,
что должно делать и чего
избегать,
или если знают,
то забывают,
если же не забывают,
то ленятся и унывают.

* * *

Иди, куда поведут;
смотри, что покажут,
и всё говори:
да будет воля Твоя.

* * *

Вот смерть-то не за горами,
а за плечами,
а нам хоть кол на голове
теши.

* * *

Лицемерие хуже неверия.

* * *

Жить можно и в миру,
только не на юру,
а жить тихо.

* * *

Москва бьет с носка
и колотит досками.

* * *

Если слушать чужие речи,
придется взвалить осла
на плечи.

* * *

Купить – все равно
что вошь убить,
А продать – все равно
что блоху поймать.

* * *

Нужно жить нелицемерно
и вести себя примерно,
тогда наше дело будет верно,
а иначе выйдет скверно.

* * *

Жить – не тужить,
никого не осуждать,
никому не досаждать,
и всем мое почтение.

* * *

Народ! Не разевай рот!

* * *

Когда кашу заварим,
тогда увидим, что творим.

* * *

БАТЮШКА, МЫ ЗНАЕМ,
ЧТО ВЫ МОЛИТЕСЬ ЗА НАС
КАЖДЫЙ ВЕЧЕР

Да, когда не устаю,
а то и свинья забудет
своих поросят,
когда ее палят.

* * *

Ты не тужи,
у тебя не ременные гужи.
Лыко да мочало
оборвалось —
связала и опять помчала.

* * *

Скука – унынию внука,
а лени – дочь.
Чтобы прогнать ее прочь,
в деле потрудись,
в молитве не ленись;
тогда и скука пройдет,
и усердие придет.
А если к сему терпение
и смирение прибавишь,
то от многих зол
себя избавишь.

* * *

Мать!
Претерпевай и не унывай.

* * *

У хозяина были гуси,
он и ласкает их:
«Те-жа, те-жа!»
А они все те же.

* * *

ВСЕМ БЫ Я БЫЛА ДОВОЛЬНА,
БАТЮШКА, ДА ВЫ ОТ МЕНЯ ДАЛЕКО
Ближние мои далече
от меня стали.
Близко – да склизко,
далеко – да глубоко.

* * *

Терпел Елисей,
терпел Моисей,
терпел Илия,
потерплю и я.

* * *

Старость, слабость, бессилие,
многозаботливость
и многозабвение,
и многие бесполезные толки
не дают мне и опомниться.
Один толкует, что у него
слабы голова и ноги,
другой жалуется, что у него
скорби многи,
а иной объясняет, что он
находится в постоянной
тревоге.
А ты все это слушай,
да еще ответ давай,
а молчанием
не отделаешься —
обижаются и оскорбляются.
Недаром повторяется
иногда поговорка:
«Толкуй больной
с подлекарем».
Больному желается
объяснить свое положение,
а подлекарю скучно
слушать,
а делать нечего – слушаешь,
не желая еще более
раздражить и растревожить
больного толкуна.

* * *

Хотя бы на время желал бы
куда уйти или уехать,
но болезненное положение
не выпускает из келии,
в двери которой с двух
сторон стучат и докучают
принять и потолковать
о нужном и ненужном,
а слабость моя преклоняет
принять.
Вот и не знаешь,
как дело это понять.

* * *

Этот Иван будет полезен
и нам и вам.

* * *

Ты ведь молодой князь,
через такие поступки
не ударяй себя
лицом в грязь.

* * *

Чтобы идти в монастырь,
надо терпения не воз,
а целый обоз.

* * *

Кто хочет себе внимать,
тот должен книгу сию
внимательнее читать,
побольше дома сидеть,
поменьше по сторонам
глядеть,
по келиям не ходить
и к себе гостей не водить;
других не осуждать,
а о своих грехах
к Господу Богу воздыхать,
дабы получить
милость Божию.

* * *

НАДПИСЬ НА КНИГЕ
«ПРЕПОДОБНЫХ ОТЦЕВ ВАРСОНОФИЯ
ВЕЛИКОГО И ИОАННА РУКОВОДСТВО
К ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ В ОТВЕТАХ
НА ВОПРОШЕНИЯ УЧЕНИКОВ»
Кроме властей земных,
на земле есть еще
и Царь Небесный,
Дух Святый,
всем управляющий
и к пользе нашей полезное
устрояющий,
неполезное отстраняющий.

* * *

О немощах своих и не знаю,
как и сказать вам.
По утрам бывает тяжело,
а потом опять как бы
размаешься, только всегда
толкую до усталости
с приходящими чадами
и чадцами.
Но как-то плохо вяжется
у нас Слово Божие;
толкуем, толкуем,
а плохо понимаем,
подобно слепому, которому
толковали о белом цвете.
Слыша о нем, слепой
спрашивал:
«Какой это белый цвет,
на что он похож?»
Слепому отвечали:
«Белый цвет как белый
заяц».
Слепой спрашивал:
«Что ж? Он такой же
пушистый?» —
«Нет! – отвечали. —
Белый цвет как белая
мука».
А слепой говорит:
«Что ж? Он такой же
мягкий и рассыпчатый?» —
«Нет! – говорят слепому:
Белый цвет как снег
белый». —
«Что ж? Он такой же
холодный?» —
«Нет! – возражали слепому. —
Белый цвет как чистый
белый творог». —
«Что ж? Он такой же сырой?»
Толковали, толковали
со слепым,
а до настоящего толка
не дотолковались.
Так часто бывает и с нами.
Толкуем, толкуем,
а до настоящего смысла
не доберешься;
или плохо понимаем,
или нетвердо принимаем,
или судим о делах духовных
по земному и житейскому,
а не по евангельскому
учению.
Царствие Небесное желаем
наследовать и с Христом
быти,
а потрудитися и пострадати
о Христе не произволяем.
От них же первый есмь аз.
В вещах великих и высоких
всем толкую и всех учу,
сам же и перстом двинуть
не хочу,
горе мне, грешному!
Помолись о мне, сестра
и мати,
да не в суд и не в тяготу
будет мне
бездельное сие учение мое
других.
Тесно мне отвсюду.
Уклонился бы, да не знаю
и недоумеваю как.
Приезжающие
и приходящие
не прекращаются
и со скорбию докучают.
А с другой стороны
угрожает и опасность
неключимого раба,
скрывшего талант слова
в землю нерадения.

* * *

Это все равно как две утки
купались в грязной луже,
и им сделалось хуже…
И одна баба проходила
через грязный двор
вешать сушить чистое белье
на забор.

* * *

Да ты ведь не фарисей!
Как же осуждать-то
можешь?
У фарисея было много
добродетелей: и то… и то…
а у тебя, кроме грехов,
ничего…
Как же тебе можно
осуждать?
Никого!
Никогда не осуждай!
Как можно старайся
не осуждать.

* * *

Как жить?
Прежде всего – не тужить,
потом – никого не осуждать,
никому не досаждать,
хуже всех себя считать,
заповеди Божии исполнять,
Закон Божий возлюбить
и хранить,
как говорит святой Давид:
«Коль возлюбих закон Твой,
Господи:
весь день поучение мое есть».

* * *

Спроси у кого хочешь,
всякий тебе скажет,
что значит —
жить не тужить.
Это уж так просто
и понятно,
как нельзя больше.
Жить не тужить,
и только всего, —
довольной быть.

* * *

Живи по-христиански,
а не по-крестьянски.

* * *

Идите, кто хотите, —
собором…
Немцы говорят:
Что собор, что забор —
все одно.
Один немец нанимает
извозчика и говорит ему:
«Вези меня на забор».
Извозчик отвечает:
«Этого нельзя, как везти
на забор?»
Немец одно свое говорит:
«Вези меня на забор,
где звоняют…»
И понял тогда извозчик,
и привез его к собору…

* * *

Жить-не тужить. Изречения Амвросия Оптинского.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *