Что чувствует женщина, планировавшая стать мамой и потерявшая ребенка? Как прожить эти чувства и не разрушить себя, свою семью, отношения с близкими? Где искать и как принять помощь?

В апреле 2016 года Александра Фешина потеряла в родах ребенка. В апреле 2017 она открыла благотворительный фонд «Свет в руках», где помогают женщинам с перинатальной потерей.

Идея создания фонда «Свет в руках» родилась, когда вслед за тяжелой утратой последовало еще более тяжелое открытие – помогать женщинам, пережившим перинатальную потерю, у нас в стране почти никто не умеет. Накануне открытия фонда его основательница рассказала о том, что поможет справиться с потерей и где искать такую помощь.

Перинатальная потеря – смерть ребенка до рождения или в первые семь дней после рождения. Иногда среди женщин, переживших перинатальную потерю, используется выражение «смерть нерожденного». Термин «перинатальная потеря» может означать внутриутробную смерть плода (в том числе в результате замершей беременности), смерть ребенка в родах или в ближайшее время после родов. К перинатальным потерям относят также аборты, особенно аборты по медицинским показаниям, когда врачи настаивают на абортировании нежизнеспособного ребенка.

Синдром внезапной смерти младенцев: диагноз без диагноза?

Синдром внезапной смерти младенцев, сокращенно СВСМ, (международное название Sudden Infant Death Syndrome, SIDS) относится пока еще, увы, к категории медицинских загадок. Единственное, что прозрачно здесь — статистика. А она зловещая: в одной только Америке (стране, где изучению синдрома внезапной смерти младенцев уделяется наибольшее внимание) ежегодно погибает около 4 000 малышей совершенно беспричинно.

Иными словами, у этих ребятишек не находят никаких механических, токсических или каких-либо других отклонений от норм или травм, не говоря уже о каких-либо очевидных заболеваниях. 82% этих детишек умирают прямо во сне — они просто перестают дышать, их сердце останавливает «ход».

Что объединяет этих малюток и на каких основаниях им приписывают причину гибели — синдром внезапной смерти? В медицине существует такое понятие, как «диагноз исключения» — его присваивают в ситуации, когда никакое другое объяснение не может быть применено. Так вот диагноз «синдром внезапной смерти» — это и есть классический пример диагноза исключения. Его ставят как основную и единственную причину смерти младенцев в возрасте от 1 до 12 месяцев, за которыми не наблюдалось никаких заболеваний, осуществлялся должный уход и забота, и с которыми не происходило никаких несчастных случаев.

Процессы, которые приводят с гибели младенцев — это внезапная необъяснимая остановка сердечной и дыхательной деятельности.

Если вам будет проще, вы можете облечь глухое медицинское понятие беспричинной младенческой смерти в любые «человеческие» словосочетания: эти дети просто уходят; едва успев родиться, по непонятной причине они «торопятся» вернуться назад… И никаких вразумительных объяснений на сегодняшний день этому явлению нет.

Чтобы официально поставить диагноз «синдром внезапной смерти» врач обязан детально изучить медицинскую карту ребенка, историю его рождения и условия содержания, а также провести вскрытие. И только при отсутствии любых других объяснений гибели младенца, медик имеет основание поставить в графу «причина смерти» — СВСМ.

В Штатах, статистику которых мы уже упоминали, и во многих других странах с разным уровнем развития медицинской науки (и в частности — диагностики), синдром внезапной смерти у малышей до года является лидирующей причиной младенческой смертности. Это несколько шокирует, не так ли? Впору бы «грешить» на инфекции, врожденные заболевания или даже несчастные случаи — ан нет, в фаворитах, как ни странно, именно СВСМ.

СВДС и вакцинация

Активисты антипрививочных кампаний с удовольствием используют феномен СВДС для запугивания родителей «ужасами вакцинации». Действительно, первые прививки малыша часто совпадают по времени с пиком частоты внезапной смерти. Но многочисленные широкие исследования доказали, что совпадения эпизодов вакцинации и внезапной смерти совершенно случайны. Более того, привитые дети умирают в колыбели гораздо реже непривитых. Отсутствие вакцинации не только не убережет от СВДС, но и прибавит риски умереть от остановки дыхания при коклюше, например.

Сложно поверить, что это — реальность

— С кем стоит связаться в первую очередь, и о какой помощи просить?

— В первую очередь, стоит найти близкого человека – как правило, это муж, но может быть сестра, мама, кто-то из друзей, кто возьмет на себя все функции общения с внешним миром. Потому что состояние, в котором оказывается женщина, — это шок. В таком состоянии сложно принимать взвешенные решения, и хорошо, если рядом окажется человек, способный объективно и здраво оценивать ситуацию, который сможет переводить с языка внешнего мира те вопросы, которые женщине нужно решить, и сообщать вовне ее ответы.

Вопросы, связанные с похоронами, возникнут чуть позже. А пока женщина впадает в состояние оцепенения: ей сложно поверить, что то, что произошло – это ее реальность.

Если есть возможность в этот момент пригласить к себе кого-то близкого, — это лучшее, что женщина может сделать для себя.

Насколько знаю, если случилось страшное, к женщинам, перенесшим перинатальную потерю, роддома сейчас могут пускать близкого человека, например, мужа, даже в то время, когда других посетителей не пускают.

Также женщине стоит знать, что она имеет право видеть ребенка, подержать его на руках, с ним сфотографироваться. Кому-то мои слова могут показаться странными – многие женщины не сталкивались со смертью, вообще никогда не видели мертвых людей, и это может пугать. Но проходит какое-то время — и мамы, и папы начинают жалеть, что они не посмотрели на своего ребенка, не подержали его, у них нет ничего, что бы о нем напоминало.

Если говорить обо мне: мои руки помнят тело моего малыша.

Важным действием оказалось то, что муж сфотографировал нашего сына, я знала, что это фото у него есть, и поначалу очень боялась этого кадра. Но в день похорон, которые были через неделю, я сама попросила мужа прислать мне этот снимок. Сейчас, когда прошел год, у меня время от времени возникает желание посмотреть на личико сына, это – очень дорогие для меня воспоминания.

Все перечисленные ситуации в абсолютном большинстве случаев воспринимаются женщиной как смерть ребенка.

— Часто женщина, ребенок которой умер, лежит в одной палате с женщинами, родившими здоровых малышей. Как ей вести себя с ними?

— Здесь сложно дать совет. Те роддома, у которых есть физическая возможность положить такую женщину отдельно, это делают. Я бы рекомендовала покинуть роддом так быстро, как позволит врач, потому что крики и вид младенцев и кормящих мам очень ранит. Это просто разрывает сердце женщине, которая тоже хотела испытать радость встречи с малышом, но все получилось иначе.

Все указывало на то, что ребенок мертв

Я приехала, меня провели в кабинет на обследование. Врач, который пришел сначала, попытался прослушать сердцебиение плода при помощи доплера (ультразвуковой датчик, действующий на основе отражения звуковых волн от движущихся объектов, «эффекта Доплера». — Ред.). Он не смог выявить ударов сердца и попросил принести специальный аппарат, при помощи которого можно проверить снабжение ребенка кислородом и отследить его физическое состояние. Когда при помощи и этого устройства не удалось ничего расслышать, врач попросил принести другой аппарат, на случай, если первый был неисправен. Также он пригласил и еще одного специалиста, чтобы услышать второе мнение.

Наше беспокойство, мое и моего супруга, дошло до предела, особенно когда на наши вопросы о состоянии ребенка врачи не дали никакого ответа. Они просто попросили нас подождать.

Вскоре, когда второй аппарат также ничего не показал, врачи позвали специалиста по подобным случаям, который дежурил в тот день, чтобы поставить диагноз. Врач меня очень внимательно осмотрел и в конце концов спросил меня:

— У вас есть другие дети?

— У нас есть один ребенок. Почему вы спрашиваете, доктор, что происходит?

— Послушайте, это не означает, что у вас больше не будет детей, но этого ребенка больше нет в живых.

Я стала плакать. Нет, я не могла это принять! Ребенок, которого я уже полюбила, которого я гладила, проводя рукой по животу, когда он шевелился, который уже занял место в моем сознании и завоевал мое сердце, этот ребенок — мертв?! Я не могла в это поверить. В полуобморочном состоянии слушала, как врач говорил, что я должна пройти регистрацию и остаться в больнице, чтобы утром следующего дня, в пятницу, они могли приступить к извлечению мертвого плода, — оставлять его в моей утробе на выходные было небезопасно для меня.

Едва держась на ногах, я ушла из больницы, чтобы взять из дома какую-то одежду и другие необходимые вещи и вернуться вечером.

Первым делом я связалась с моим личным врачом, университетским профессором, который в тот момент, к сожалению, находился в отпуске за пределами Афин, — мы могли поговорить только по телефону. Я подробно рассказала ему, что произошло и что сказали другие специалисты.

Его ответ меня раздавил. Все указывало на то, что ребенок мертв. Невозможно поверить! Мой муж, тоже очень огорченный, пытался подбодрить и утешить меня. Моя врач-гинеколог, пытаясь убедить меня, что дело и в самом деле обстоит так, записала меня в тот же день по знакомству на прием в частный исследовательский центр. Там мне предстояло в последний раз сделать УЗИ. И я пошла.

Мой муж, врач-гинеколог и я ждали своей очереди в зале ожидания исследовательского центра. Мы не могли говорить. Я смотрела на других будущих матерей, которые с нетерпением и радостью ждали УЗИ, чтобы увидеть своего малыша. Глаза то и дело застилали слезы, когда я осознавала, что со мной произошло.

В чем западня

— Мама выписалась. В каком она состоянии? Какую помощь и информацию ей стоит искать?

— Состояние может быть очень разным. Сначала это, как правило, шок, потом – поиск виноватых. Психологи выделяют в переживании несколько стадий, но на самом деле они далеко не всегда проходят постепенно, как в книжке, — иногда все приходит сразу.

Это может быть злость и ярость, очень часто – чувство вины, это может быть желание оградиться, или чувство беспомощности. Могут быть физические симптомы – ощущение, что в груди все сдавлено, и ты задыхаешься, потеря сна. Например, после случившегося мы с мужем три ночи не спали, а когда на четвертую ночь я начала засыпать, то просыпалась, обнаруживала, что это не сон, и будто заново сталкивалась с реальностью. И начинался поток слез и неверие в происшедшее.

И самое ужасное – то, в чем часто застревают и женщина, и ее муж – чувство вины. Это – самая страшная западня, в которую попадают люди, потому что это разъедает их душу и тело.

Для того, чтобы справиться с этим, нужны психологи или духовность, вера.

То есть, женщине после родов нужно проявить заботу об эмоциях. У некоторых женщин после произошедшего есть желание постоянно говорить о том, что произошло. У кого-то этого желания нет. И самая главная поддержка, которую могут в этой ситуации оказать окружающие, – дать женщине и ее мужу понять, что они не одни, что вокруг них есть люди, которым не все равно.

Если вы вдруг оказались родственником такой семьи, — просто дайте им знать любым способом, что они могут рассчитывать на вашу помощь.

Потому что худшее, что делают в нашей стране люди, которые очень не любят соприкасаться с темой горя и утраты, — просто игнорируют такую семью, потому что не знают, как на нее реагировать. В итоге родители оказываются в изоляции – это ужасно.

Если у мамы возникает желание говорить о случившемся, нужно найти, с кем она может поговорить. Это позволяет сбросить внутреннее напряжение. В этой ситуации хочется говорить об одном и том же много раз. Поэтому одна из первоочередных задач нашего фонда – создание «родительских групп» в разных городах, чтобы родители могли говорить о том, что произошло, что они чувствуют, быть принятыми полностью, вместе со всеми своими переживаниями, и увидеть, что не они одни попадают в такую ситуацию, испытывают такие чувства.

Наши психологи помогают удаленно

— Кстати, о помощи. У нас ведь крайне немного психологов, специализируются на теме утраты. Получится – часть женщин окажется далеко от специалиста просто географически. Что делать в этой ситуации?

— К нам уже стали обращаться женщины из разных уголков России, и наши психологи помогают удаленно. Так что, несмотря на удаленность, помощь возможна. Важно обратить внимание, что психологов, умеющих работать с темой перинатальной утраты действительно очень немного.

И если вы решите обращаться сами к специалисту, то обязательно поинтересуйтесь его образованием и опытом именно в этом направлении.

Очень важно, чтобы после перинатальной потери у членов такой семьи (потому что на самом деле страдает не только женщина, отец тоже очень переживает смерть ребенка) возникло желание жить. Иногда возникает либо желание уйти в себя и в бесконечный поиск виноватого, и это разрушает и физическое тело, и ощущение радости жизни. Либо все-таки возникает мысль: «Я хочу жить», — и тогда возможна забота о своем физическом теле, работа со своим психологическим настроем, с эмоциями.

Если женщина, ее муж или кто-то еще из родственников, остро переживающих ситуацию перинатальной утраты (бабушки, дедушки), принимают решение — жить, даже если это пока сделать очень сложно, они всегда могут позвонить в наш фонд, и мы всегда найдем специалиста, который постарается поработать с ними, поддержать и помочь.

То есть, самое лучшее в этой ситуации – искать психолога, как минимум – группу родительской поддержки, но их пока тоже очень мало. Мы уже начали работу над тем, чтобы в каждом роддоме в нашей стране был психолог, специально обученный тому, как работать в таких ситуациях. Но это – перспектива. Пока же универсальное решение для любого уголка страны – в обращении в наш фонд.

Позвольте себе горевать и просите о помощи

— Желание жить откуда возникает?

— Хороший вопрос. Наверное, у всех по-разному. Мне кажется, нет какого-то единого ответа. У меня это была моя семья и любовь к мужу и детям.

Когда через десять дней после родов я попала в больницу с кровотечением, то поняла, что завернула куда-то не туда; было такое ощущение, что я не выбрала «жить». И вот тут я поняла, будто что-то неправильно, было ощущение, что я полностью порушена – и физически, и эмоционально, и душевно. И я стала постепенно настраивать себя на позитив – делать упражнения, гулять. Радоваться, конечно, было сложно, — пыталась находить поводы для позитивных эмоций.

В этот момент очень важно чувствовать свои потребности и просить о помощи.

Например, мы с мужем поняли, что нашим детям тяжело рядом с нами, потому что я много плачу. И мы попросили нашу подругу сходить с ними в кино.

В итоге у нас было время пообщаться, понимая, что дети всего этого не видят и продолжают нормально жить. Это уже маленькая, но позитивная эмоция.

Мы решили поехать в небольшое путешествие в Санкт-Петербург. Да, сейчас, спустя год, мы не помним, что было в этой поездке, но она вытащила нас из того места, где все это произошло, из тех эмоций, которыми оно сопровождалось. Два месяца с нами жила моя сестра, она смотрела за детьми, готовила и убирала – это тоже очень сильно нас поддержало, потому что сил на повседневную жизнь не хватало.

То есть, главное – позволить себе горевать — выпустить те эмоции, которые ты переживаешь, позволить себе изоляцию или общение. И просить, просить, просить о помощи – это нормально. Когда знают, чем помочь, люди, как правило, охотно откликаются, и оставляют такую семью в изоляции просто потому, что не знают, чем помочь. Лучшее, что могут сделать родители в такой ситуации для себя, — прямо говорить, какая помощь им сейчас нужна.

Выбирайте людей для общения

— Как в этот момент выстроить отношения с родственниками, чтобы их не ранить, получить помощь и не натолкнуться на поучение, как жить или поток чьих-то собственных, тяжелых, но, наверное, не очень уместных в данной ситуации воспоминаний?

— Надо позволить себе быть неудобной и выбирать людей для общения. И помнить, что фразы, которые очень ранят нас, люди нередко произносят для того, чтобы нас поддержать; просто они не знают, как сделать это иначе. Если так говорит близкий человек, можно попытаться просто объяснить ему: «Меня это ранит, давай лучше помолчим». Или: «Мне бы сейчас больше хотелось рассказать, как это было у меня». То есть, быть честным.

Если человек не слышит или продолжает свою песню, я бы рекомендовала пока перестать с ним общаться.

Потому что самое важное сейчас не пытаться успокоить всех вокруг и быть хорошей для них, а позаботиться о себе. Это лучшее, что вы можете сделать для себя, для своего мужа, настоящих и будущих детей.

— Как выстроить отношения с мужем? Как выйти из ситуации в дальнейшие отношения так, чтобы не ассоциироваться друг у друга с этим горем?

— Подобная ситуация – это повод либо обрести еще большую близость с мужем, либо понять, что близости на самом деле нет. И тогда можно либо дальше работать и создавать ее, либо признать, что ничего не получается.

Нам с мужем очень повезло: мы всегда проговариваем друг другу свои эмоции и чувства, а не молча циклимся каждый на своих переживаниях. Важно, чтобы мужчина и женщина, во-первых, были готовы быть искренними друг с другом. То есть, вы рассказываете мужу, «что со мной происходит, о чем я думаю, что я чувствую, чего я боюсь». А ваш партнер готов выслушать все это без критики, без оценок, не разбирая – «правильные» это чувства или «неправильные». В нашей ситуации это было так.

Я знаю, что многие мужчины предпочитают закрыть историю о смерти ребенка, как дверки шкафа, и жить дальше, делая вид, что ничего не было. Я знаю многих женщин, которые в этой ситуации нашли поддержку у мамы, подруги, либо психолога, с которыми они могли вентилировать свои эмоции, это тоже помогает сохранить отношения. Потому что у мужа может быть другая стадия, другая форма переживания. И, может быть, пройдет немного времени, а, может, много, когда он сам будет готов соприкоснуться со своей болью и выпускать ее. Самое главное здесь – не винить друг друга, не предъявлять претензий, а быть честным со своим партнером, говоря о том, что происходит со мной.

При этом нужно принять как аксиому: «Не ищи виноватых, потому что их нет!» Вина – это самый большой капкан, в который тут можно свалиться.

Я тоже долго искала ошибки, которые привели меня к тому результату, который получился.

И в итоге научилась признавать, что в каждый момент времени я принимала самое лучшее решение, употребляя все свои знания, весь свой опыт для блага этого ребенка. И то же самое я знаю о своем муже. Сейчас, исходя из текущего опыта, наши решения, возможно, были бы другими, но тогда они были именно такими.

Наш ум очень хочет получить иллюзию, что он – властелин мира, и, что если он будет знать много, а лучше – все, тогда мы, наверное, будем бессмертны.

Но в этом как раз – огромная западня для ума, потому что люди хотят быть, я бы это назвала, богами, управлять этим миром всецело. Но это не так. Жизнь – это процесс, а мы – люди, и мы получаем опыт. Когда мы решаем в первый раз родить ребенка, для нас это – открытие, потому что у нас не было подобного опыта. И то же происходит с каждым поступком в нашей жизни: уходя в прошлое, он становится опытом, на основе которого мы, может быть, решили бы что-то иначе.

Но в тот момент, когда что-то происходило, любое наше ответственное решение было лучшим из тех, что мы могли принять. А когда оно прошло – это просто опыт. Поэтому какой смысл себя винить? И мы можем выбирать – злиться на этот опыт или взять в дальнейшую жизнь то ценное, что он нам принес.

Торговец крикнул: «Назовите сына Порфирием!»

Мы с мужем были в машине в районе Кифисия в Афинах. Мы остановились на красный свет светофора на маленькой улице, перпендикулярной проспекту Кифисиас, и ждали в длинной очереди других машин, когда загорится зеленый свет. В этот момент мы говорили (что происходило часто в последние два месяца) о будущем имени нашего ребенка.

Красный свет на этом перекрестке горел долго. Пока мы ждали, заметили одного маргинального субъекта — такое впечатление производила его внешность, — который проходил вдоль впереди стоящих машин, предлагая водителям приобрести носовые платки. Он поспешно двигался в нашу сторону, к открытому окну.

— Ребята, носовые платки не нужны?

— Нет, спасибо! — ответили мы равнодушно, ожидая, что он пойдет к следующей машине.

Но он стал настаивать:

— Ребята, дайте мне хоть что-нибудь на пиво.

В самом деле, его неопрятная одежда, длинные спутанные волосы, неухоженная борода указывали на то, что он немало тратил на выпивку. Скорее для того, чтобы избавиться от него, чем из милости, мы купили платочки и думали, что он пойдет искать следующего клиента. Но уличный торговец не отходил от нашего окна. Нагнувшись, он сказал нам:

— Я вижу, что мадам ждет ребенка. Молодец, удачи!

— Спасибо, — ответили мы, не глядя на него, чтобы не поощрять. Чего еще он от нас хочет? Больше денег?

Тут торговец нам и говорит:

— Знаете, некоторые пары спорят, как назвать ребенка. Муж хочет дать имя одного из своих родителей, жена — своих, вот и ссорятся. А знаете, что делали первые христиане? Они давали ребенку имя того святого, в день памяти которого он родился, так что день рождения и именины приходились на один день.

Тут нам стало в высшей степени интересно — мы не ожидали услышать такие слова от этого человека! Теперь уже мы смотрели ему прямо в лицо и смущенно улыбались, думая, что сказать в ответ. Но тут загорелся зеленый свет, машины перед нами стали двигаться вперед, и мой муж тоже переключил скорость, чтобы тронуться. Тогда тот подошел еще ближе, чтобы его было слышно сквозь рев мотоциклов, и успел прокричать: «Знаете что? Назовите его Порфирием, чтобы благословение старца было на нем!»

Шок и страх охватили нас, когда мы услышали эти слова. Что это было? И к тому же от бродяги. Откуда ему было известно о старце? Какое он имел к нему отношение?

И откуда он знал, что ребенок в моей утробе — мальчик, чтобы можно было назвать его Порфирием?

У нас было много вопросов, и мы хотели получить на них ответы. Нужно было непременно вернуться и отыскать этого торговца платками!

Но на проспекте Кифисиас мы попали в поток машин, так что не меньше пяти минут ушло, чтобы вернуться на перекресток. В эти пять минут мы переволновались. Не было сомнения, что мы найдем этого человека, — обычно люди, которые продают вот так всякую всячину, заняв какое-то место, не меняют его. Мы всегда встречали одних и тех же людей на тех же светофорах. Мы переживали: какие ответы мы услышим на свои вопросы? Можете представить себе степень нашего разочарования, когда на том светофоре мы не нашли загадочного бродягу. Он не появился ни в этот день, ни в последующие. Как будто бродяга очутился там только на мгновение, чтобы сказать нам те слова, которые он сказал. А когда цель была достигнута, он исчез.

Итак, мы получили ответ — ребенка следовало назвать Порфирием.

Фонд помогает всей семье

— Спустя какое время и как контактировать с внешним миром?

— Это – тоже будет индивидуально у каждого. Для женщины важно в первую очередь восстановиться после перенесенных родов физически, и ни в коем случае не принимать на себя эмоциональные и физические нагрузки до восстановления, потому что это плохо отразится на ее же будущем.

Если говорить о контактах, то многие видели, что ты ждала ребенка, готовилась к родам, и они поинтересуются: «Когда родила, а как назвали?» Нужно быть готовой отвечать на такие вопросы.

Мне было проще отвечать правду: «Я родила мальчика. Его назвали Егором. И он умер в родах».

Я просто заучила эти несколько фраз, произносить их мне каждый раз было больно, но так я выпускала печаль, которая во мне жила.

Кому-то, возможно, будет проще молчать или отложить этот разговор. Я, например, говорю, что теперь у меня трое детей, но один умер, и не боюсь ранить этим окружающих. Все индивидуально.

— Как во всем этом помогут материалы фонда?

— Материалы фонда предназначены для разных людей. Для родителей у нас помещены памятки, как создать историю ребенка, юридические советы, связанные с похоронами, касающиеся, в том числе, получения компенсации за похороны.

Для друзей, членов семьи, бабушек и дедушек есть брошюра о том, что чувствуют в этой ситуации родители и как их поддержать.

Есть даже брошюра для работодателей и брошюра, как выходить на работу, человеку, пережившему перинатальную смерть.

Есть брошюра, помогающая в поддержке старших детей – что говорить о смерти малыша, как себя вести с ними.

Дети ведь тоже очень тонко чувствуют состояние родителей, и там есть советы, о чем и как с ними говорить по возрастам.

Есть брошюра, посвященная внутриутробной смерти.

То есть, мы видим себя в данном случае как источник информации и мощной психологической поддержки, которую получает индивидуально каждый обратившийся к нам человек. Мы продолжаем готовить больше материалов для поддержки людей в случае перинатальной потери. Готовим материалы для персонала роддомов, которые способны помочь им при столкновении с ситуацией перинатальной утраты их пациента и защите от эмоционального выгорания.

В будущем мы также хотели бы повлиять на развитие системы здравоохранения так, чтобы те три слова, которые акушерка скажет маме, ребенок которой умер в родах, согрели бы ее сердце, а не разрушили его остатки.

Мы планируем организовывать международные конференции для обмена опытом между специалистами и вести исследования с целью уменьшения количества мертворожденных детей. В настоящий момент в нашей стране исследований такого рода не ведется. Мне кажется, это важно.

Не забывать о себе

Зачастую негативные эмоции, которые сопровождают горе утраты новорожденного ребенка, влекут за собой физические реакции: родители не могут спать, есть, испытывают общее недомогание, легко подвергаются болезням.

Возникновение таких симптомов должно быть «тревожным колокольчиком»: несмотря на то, что мысли человека, оказавшегося в подобной ситуации, всецело занимает произошедшее, нельзя забывать о себе.

Попытки ухаживать за собой — необходимое условие эмоционального восстановления: важно преодолевать себя на физическом уровне, ведь это позволяет быстрее справиться с травмой.

На первых порах после смерти ребенка многие родители не могут спать: им постоянно снятся кошмары, связанные с их потерей. Это пугает их, и они стараются как можно дольше бодрствовать, что может привести к негативным последствиям, ведь сон — это период, в который происходит активное восстановление жизненных сил организма, и пренебрежение им может привести к физическому истощению. То же самое касается еды — потеря аппетита не должна стать причиной дополнительных проблем; следует принимать пищу даже при его отсутствии.

Особое внимание следует уделить питью — специалисты отмечают, что человек, находящийся в стрессовом состоянии, должен выпивать не менее восьми стаканов в день. Обезвоживание может привести к тому, что процесс реабилитации значительно затянется.

Некоторые люди, потерявшие ребенка, ловят себя на мысли, что им трудно покинуть свой дом.

Родители считают, что, покинув помещение, они утратят связь с вещами, принадлежавшими новорожденному, и, соответственно, с ним самим.

Однако справившиеся с этим испытанием отмечают, что на свежем воздухе им становится значительно легче. Перемена обстановки только пойдет на пользу.

В случаях, когда становится трудно самостоятельно справиться с негативными физическими состояниями, необходимо обратиться за помощью к специалисту, который сможет помочь.

Так, например, для нормализации сна может понадобиться прием медикаментов, однако самостоятельный их подбор крайне нежелателен.

Механизм внезапной смерти

Для возникновения СВДС необходимо сочетание генетических факторов, критического возраста и неблагоприятных внешних условий. Обычно дети, уложенные на живот в мягкую постель, моментально просыпаются при недостатке кислорода и меняют позу. Но у некоторых малышей этот защитный механизм не срабатывает. Они могут уткнуться в перину, в крови упадет содержание кислорода и вырастет уровень углекислого газа, но рефлекторного просыпания не произойдет. Ребенок снова и снова будет вдыхать отработанный воздух, пока уровень кислорода не станет критическим и не приведет к смерти. Такой дополнительный фактор, как курение родителей, также вызывает нарушение этого защитного рефлекса.

реклама

Сон в положении лежа на животе

Многолетние исследования доказали, что спящий на животе ребенок подвергается большему риску внезапной смерти. Особенно опасно класть детей на живот во сне после длительного перерыва или впервые, то есть создавать так называемое «непривычное положение на животе». Чаще всего оно возникает во время дневного сна вне дома.

Раньше считалось, что положение на боку не несет в себе угрозы. Но теперь известно, что риск такой позы ничуть не меньше, так как дети часто поворачиваются из нее на живот. Поэтому единственным безопасным можно считать положение на спине. Исключением являются состояния, при которых спать на спине противопоказано (недоразвитие нижней челюсти, выраженный гастроэзофагеальный рефлюкс). Такие дети часто срыгивают и могут вдохнуть рвотные массы. Подавляющее большинство малышей спокойно спят на спине без риска захлебнуться.

После рекомендаций ведущих международных педиатрических служб в 1994 году, связанных с правильным укладыванием ребенка на спину, частота СВДС снизилась по всему миру как минимум вдвое.

Условия для сна

Важным элементом безопасности малыша является обстановка в его спальне и конкретно в кроватке. Потенциально привести к внезапной смерти могут:

  • Теплые стеганые одеяла
  • Объемные мягкие подушки
  • Мягкие перины и матрасы
  • Повышенная комнатная температура
  • Совместный сон с родителями

Курение родителей

Никотиновая зависимость мамы и папы вредит не только их собственному здоровью, но и пагубно отражается на ребенке. Существует несколько версий, почему пассивное вдыхание табачного дыма приводит к внезапной смерти во сне. Самая распространенная – снижение количества катехоламинов, отвечающих за чувствительность к кислородному голоданию, под воздействием никотина.

Так как курящие матери чаще всего курили и во время беременности, то для их детей характерно запоздалое развитие всех отделов головного мозга, в том числе и центров сердечной и дыхательной регуляции. Совокупность этих факторов приводит к такому трагичному последствию, как СВДС.

Стоит ли давать младенцу пустышку?

Не стоит давать пустышку малышу без необходимости. Для удовлетворения сосательного рефлекса достаточно прикладывать ребенка к груди чаще. Подробнее о нем читайте в статье: Рефлексы новорожденного>>>

Как же влияет пустышка на возникновение СВДС? Сосание во время сна, действительно, снижает риск смерти младенца. Одно из объяснений заключено в том, что воздух постоянно поступает через кружок пустышки, даже если малыш укрылся с головой. Но не стоит впихивать ее в рот ребенку насильно.

Обратите внимание! Если ребенок привык спать с соской, то отучать его стоит постепенно. Резко прекратив использование пустышки, можно, наоборот, повысить риск смерти.

Монитор дыхания

Постоянный контроль за дыханием новорожденного может быть обеспечен использованием электронного прибора. Сенсор крепится к телу ребенка, а ультразвуковой датчик — на детскую кровать. При перебоях в дыхании, устройство просигнализирует о сбое ритма.

Всем ли нужно его использовать? Подобное устройство поможет предотвратить СВДС. Но применяют его, если у ребенка есть проблемы с дыханием или он относится к группе повышенного риска детской смерти. Никто не запрещает приобрести монитор и для родительского спокойствия.

Первая помощь при остановке дыхания

Вы заметили, что ребенок перестал дышать. Без паники, соберитесь, от точности ваших действий зависит, наступит СВДС или нет. Делаются резкие движения пальцами вдоль позвоночного столба снизу вверх. Младенец берется на руки: начните его тормошить, сделайте массаж рук, ног и мочек ушей.

Этих действий бывает достаточно, для нормализации дыхания и предотвращения СВДС. Если состояние не улучшилось, вызывайте бригаду скорой помощи. Начинайте делать массаж грудной клетки и искусственное дыхание. Наступление смерти может констатировать только врач, до его приезда продолжайте реанимационные мероприятия.

Важно! Грудная клетка ребенка очень хрупкая. Область сердца массируется указательным и средним пальцем на нижней трети грудины.

Советы для родителей

Предрасположенность к смерти в младенческом возрасте закладывается внутриутробно. Вредные привычки обоих родителей могут тяжело сказаться на здоровье малыша и спровоцировать СВДС. Во время беременности стоит полностью исключить употребление алкоголя, наркотиков и сигарет. Не стоит пренебрегать советами врачей.

Отсутствие должного контроля за ребенком, недостаток внимания к нему со стороны родителей может привести к смерти в колыбели. По результатам исследования британских педиатров, более половины случаев СВДС приходится на выходные и праздничные дни.

Ученые подтвердили тот факт, что профилактические прививки, авиаперелеты или тип матраца в кроватке ребенка, не являются причинами возникновения синдрома внезапной детской смерти.

Рощина Алена Александровна, врач-педиатр. Специально для сайта Уроки для мам.

Работа

Некоторые родители, столкнувшиеся со смертью новорожденного ребенка, находят мысль о возвращении к работе невыносимой; другие, наоборот, предпочитают с головой окунуться в повседневную трудовую рутину.

В данном вопросе следует прислушиваться исключительно к собственным ощущениям: если человек на подсознательном уровне понимает, что выполнение рабочих обязанностей еще больше сломит его, следует повременить с решением вернуться к своей деятельности.

Однако если человек считает, что работа послужит для него хорошим лекарством от печали, не следует себе отказывать в возвращении к ней.

Нередки случаи, когда родители, оказавшиеся в тяжелой ситуации, принимают решение о кардинальной смене сферы деятельности. К этому вопросу стоит подходить осторожно: часто подобные идеи приходят под влиянием отрицательных эмоций, и впоследствии могут показаться абсурдными даже тем, кто принял их. Следует дождаться, когда основная часть переживаний останется позади, и лишь после этого решать, в какую сторону двигаться дальше.

Врачи сказали, что ребенок умер в утробе. Но спустя несколько часов я услышала стук его сердца

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *