На днях западные СМИ сообщили о суициде миллионера, продюсера, сценариста и филантропа Стива Бинга. Он упал с 27 этажа своего роскошного дома в Сенчури-Сити в Лос-Анджелесе

Фото: соцсети

Полиция ведет расследование по данному делу, первоначальной версией рассматривают самоубийство на фоне депрессии.
Стив Бинг является отцом сына актрисы Элизабет Херли – Дэмиана. Кроме него, у него есть дочка Кира – тоже внебрачная.
Завещания Бинг не оставил, как будут распределять его миллионы пока неизвестно. Также в СМИ пишут, что на мужчину негативно повлиял локаут – якобы он не перенес отсутствия социальных контактов во время самоизоляции.
Звучит странно, если учесть, что богатые люди могут позволить себе намного больше небогатых будь то на карантине или необитаемом острове.

Несколько часов назад друг Стива, Эрик Вайнштейн, написал, что удивлен его падением. По его словам, он не помнит, чтоб Стив когда-либо был в депрессии:

Мы со Стивом закончили в одном классе одну и ту же школу в Лос-Анджелесе.
Я должен сказать, что никогда не видел депрессивного Стива Бинга за все шесть лет или около того, что я знал его, когда мы росли.
Я сожалею о вашей утрате. Также удивлен.

– отметил Эрик.

Steve and I graduated in the same class from the same high school in Los Angeles.

I must say that I never saw a depressed Steve Bing ever in the six years or so that I knew him when we were growing up.

I’m sorry for your loss. Also, surprised.

— Eric Weinstein (@EricRWeinstein) June 23, 2020

Более того, мужчина посчитал своим долгом прикрепить к своему твиту твит Билла Клинтона, который пишет, что для него это тяжелая утрата и что Стив «был готов на все по причинам, в которые верил”:

Я очень любил Стива Бинга. У него было большое сердце, и он был готов сделать все, что мог, для людей и дел, в которые он верил. Я буду скучать по нему и его энтузиазму больше, чем я могу сказать, и я надеюсь, что он наконец обрел мир

– соболезнует Клинтон.
Что это – подозрение в том, что к смерти Бинга приложил руку Клинтон? Вайнштейн больше ничего не добавил. Но в прессе сегодня встречались заголовки:

Еще один друг четы Клинтон покончил с собой

Известно, что Стив Бинг, как и Клинтоны, дружил с Джеффри Эпштейном. Надо отметить, что всего
несколько дней назад, прокурора, который тормозил следствие по делу педофила, отстранили от дел.

Фото: соцсети

Портал cont.ws пишет:

Таким образом, трое из четырех некогда закадычных друзей уже мертвы: педофил-сутенер Эпштейн, магнат Рон Беркл, финансист Стив Бинг. Видимо, несмотря на то, что организацию многих смертей такого рода и уровня, включая и эту, приписывают жене Билла Хиллари, все-таки настало время дать совет самому Биллу держаться подальше от окон

Пользователи тоже удивлены, называют СМИ «идиотами” и уверены, что противники Трампа зачищают концы:

Двое из четырех мужчин, летавших на самолете «Лолита Экспресс», мертвы. Из пассажиров остался только бывший президент Билл Клинтон
Почему этот человек, имевший все, что можно было пожелать, совершил самоубийство так внезапно?
Еще один близкий друг Клинтонов совершает самоубийство. Это уже который по счету???
Могу поспорить, что Хиллари Клинтон была в здании в момент прыжка

Трудно поверить, что 55-летний миллиардер внезапно решил спрыгнуть с балкончика, поскольку он был подавлен социальным дистанцированием. Причем, что весьма странно, изоляция вроде закончилась
Это часть их культового ритуала. Периодически жертвуйте участником. Сначала Эпштейн, теперь Бинг
Очень странная позиция СМИ. Они что, все там идиоты? Трудно поверить, что богатый, здоровый нормальный мужик взял вот-так вот и прыгнул. Но газеты этому верят и это расстраивает
Близкое доверенное лицо Билла Клинтона и Рона Беркла спрыгивает со здания. Еще одна фигура в эпстейн-нексусе, погибшая от невероятного самоубийства
Стив Бинг был одним из приятелей Джеффри Эпштейна и Билла Клинтона. Прыгнул ли он или его толкнули – это еще вопрос

Мне нравится1Не нравится

1600 человек прыгнули с этого моста

Недавно я вышел на пенсию, отработав в патрульной службе Калифорнии 23 года. Бóльшую часть моей службы я патрулировал южную часть округа Марин, где располагается мост «Золотые ворота». Знаковое сооружение, известное всему миру своими прекрасными видами Сан-Франциско, Тихого океана, а также своей вдохновляющей архитектурой.

К сожалению, этот мост притягивает самоубийц: это самое популярное место для самоубийств во всем мире.

Мост «Золотые ворота» был открыт в 1937 году. Инженер Джозеф Страусс, руководивший строительством моста, когда-то сказал: «Мост совершенно надежен. Спрыгнуть с него нереально и маловероятно». Но с момента открытия более 1 600 человек прыгнули с него в объятия смерти.

Некоторые верят, что, пройдя между двумя башнями, вы попадете в другое измерение. Мост романтизировали до такой степени, что считают — прыжок с него освободит от всех забот и горестей, а воды залива очистят душу.

Но вот что происходит на самом деле, когда самоубийца решает спрыгнуть с моста. После свободного падения в течение четырех-пяти секунд тело ударяется о воду на скорости около 120 километров в час. От удара ломаются кости и повреждаются внутренние органы.

Большинство умирает сразу. Тот, кто выжил, беспомощно барахтается в воде, пока не утонет. Я думаю, что те, кто планирует покончить с жизнью таким образом, не осознают, какой ужасной будет их смерть.

Исключая окружности двух башен, параллельно мосту проложены 81-сантиметровые стальные перила. Это место, где стоят люди, прежде чем прыгнуть. По своему опыту я могу сказать вам, что как только человек перебирается через перила, очень трудно убедить его вернуться обратно.

Я сфотографировал девушку в прошлом году, когда она разговаривала с полицейским, желая покончить с собой. Нам повезло в тот день: мы убедили ее перелезть обратно через перила.

Когда я впервые начал патрулировать мост, у нас не было специальной подготовки. Работа по таким вызовам давалась нам с огромным трудом. Это приносило вред не только самоубийцам, но и полицейским. С тех пор мы прошли долгий путь. Сегодня опытные офицеры полиции и психологи готовят новичков.

Я познакомился с Джейсоном Гарбером 22 июля прошлого года, когда мне сообщили о звонке потенциального самоубийцы, сидящего на перилах посередине пролета. Я ответил на вызов и, прибыв на место, увидел, как Джейсон беседует с патрульным офицером.

Джейсону было 32 года, он прилетел из Нью-Джерси. Вообще-то он прилетал сюда уже два раза из Нью-Джерси, чтобы спрыгнуть с моста. Поговорив с нами почти час, Джейсон спросил, знаем ли мы историю про ящик Пандоры.

Согласно греческой мифологии, Зевс создал Пандору и послал ее на Землю с ящиком, наказав при этом: «Никогда не открывай этот ящик». Однажды Пандора, поддавшись любопытству, открыла ящик. Эпидемии, невзгоды и прочие беды обрушились на людей. В ящике осталась лишь надежда.

И Джейсон спросил нас: «А что, если вы откроете ящик, а надежды там не окажется?»

Он помолчал несколько минут, повернулся и прыгнул. Этот добрый, умный молодой человек из Нью-Джерси покончил жизнь самоубийством.

В тот вечер я беседовал с родителями Джейсона. Я думаю, что, когда я разговаривал с ними, могло показаться, что у меня самого не все в порядке, потому что на следующий день раввин их семьи позвонил, чтобы узнать, как я. Родители Джейсона попросили его.

Кевин Бриггс на мосту. Фото: AP Photo/Eric Risberg

«Я жив, потому что вы выслушали меня»

Мне бы хотелось рассказать вам о человеке, которого я считаю символом надежды и смелости.

11 марта 2005 года я получил сообщение о возможном самоубийце у северной башни моста. Я добрался туда на своем мотоцикле и заметил этого парня, Кевина Бертиа, который стоял на тротуаре.

Когда он заметил меня, то сразу же перелез через перила и застыл на небольшой трубе, которая идет вокруг башни. Следующие полтора часа я слушал рассказ Кевина о его депрессии и безысходности. В тот день Кевин сам решил вернуться назад и начать жизнь с чистого листа.

Кевин Бертиа и полицейские 11 марта 2005 года. Фото: AP Photo/The San Francisco Chronicle, John Storey

Когда Кевин оказался на тротуаре, я поздравил его: «Это новое начало, новая жизнь». Я спросил его: «Что заставило тебя вернуться обратно, дало тебе надежду начать жизнь заново?»

И знаете, что он мне ответил? Он сказал: «Вы выслушали меня. Вы дали мне выговориться и просто слушали».

Вскоре после этого я получил письмо от матери Кевина:

«Дорогой мистер Бриггс, ничто не сотрет события 11 марта из памяти, но только благодаря Вам Кевин до сих пор с нами.

Я искренне верю, что этот поступок Кевина был криком о помощи. У него диагностировали психическое расстройство, которое надлежащим образом вылечили.

Я усыновила Кевина, когда ему было всего шесть месяцев. Мы ничего не знали о его наследственности, но, слава Богу, теперь мы в курсе дела.

Кевин говорит, что он в полном порядке.

Мы благодарим Бога за Вашу помощь.

Бесконечно благодарна, Нарвелла Бертиа».

Сегодня Кевин — любящий отец и достойный член общества. Он открыто говорит о событиях того дня и о своей депрессии в надежде, что его история вдохновит других.

Кевин Бриггс и Кевин Бертиа. Фото: John Burgess / The Press Democrat

«Очнулся в реанимации. Первая мысль: «Какой же я мудак!”»

Алексей, 33 года, Королев:

Мне было 15 лет. 31 декабря меня бросила девушка, моя первая любовь. Было грустно. Погулял в Новый год с друзьями, был немного выпивши, но не вусмерть пьяный, пришел домой и прыгнул с балкона восьмого этажа. Страшно не было. Я просто вышел на балкон и прыгнул. У меня не было ни депрессии, ни какого-то жуткого угнетенного состояния. Вот как-то просто так получилось. Скорую вызвали родители. Они спали в соседней комнате, мама услышала, что дверь на балкон открылась, и вышла посмотреть.

Жив остался, скорее всего, потому, что занимался спортом: сгруппировался, когда прыгал, и упал на корточки, отрубился только в скорой. Очнулся в реанимации. Первая мысль: «Какой-же я мудак!» У меня были сломаны руки и позвоночник. В больнице я провел полгода. Шесть операций, селезенку вырезали, в позвоночник вставили титановую пластину. Заработал посттравматическую эпилепсию, а левая рука сгибается только на 90 градусов. Родители ни на шаг от меня не отходили. И самое главное, что они сразу меня простили. Я буду благодарен им всю жизнь!

О том, что я пытался покончить с собой, знали только врачи и родители. В психиатрическую больницу меня не отправляли — незачем, я же в полном адеквате был, все прекрасно понимал. Меня надо было лечить и восстановить. В больнице я, конечно, общался с психологом, но в основном на общие темы. Никаких тренингов или чего-то подобного.

Когда из больницы выписали, я не знал, как выйти на улицу. 16 лет, а я хромой

Самое сложное — возвращаться в жизнь. В 16 лет я узнал, что на всю жизнь останусь хромым. Как с этим жить? Как на меня все смотреть будут? Можете себе представить, что в голове творилось? Я занимался футболом, но после попытки суицида пришлось завязать с прошлым и начать новую жизнь. Одноклассники очень помогали, много писем от них получал, а как только разрешили — они стали ко мне приезжать. Я же, естественно, им не говорил, что это была попытка суицида. В школе думали, что просто несчастный случай.

Когда из больницы выписали, я не знал, как выйти на улицу. 16 лет, а я хромой. Хотелось сидеть в четырех стенах, чтобы никто никогда меня не видел. Потом посидел, подумал: «А чем я хуже их всех?» — встал и пошел. С огромным опытом, которого я набрался в больницах, быстро нашел силы и стимулы, чтобы перебороть себя. В такой ситуации начинаешь по-другому смотреть на жизнь. Нужно искать в ней только плюсы — их гораздо больше, чем минусов, хотя многие считают по-другому. В сложные моменты нужно не сидеть сложа руки, не плакать, как все плохо, а искать выход из положения. Нужно ставить реальные цели и идти к ним. Жить нужно, потому что это просто-напросто клево! Я вот уже 13 лет работаю сисадмином, у меня семья, ребенок. О своей подростковой ошибке я не очень люблю вспоминать.

Обычно мотивы подростковых суицидов — отсутствие жизненного опыта. Это слабость, которую подросток не хочет побороть. Люди в таком возрасте считают, что легче просто убить себя, а не позориться у психолога.

«Я устала бороться с анорексией»

Тоня, 18 лет, Москва:

До седьмого класса меня травили в школе из-за полноты. В 13 лет я села на диету и в результате заболела анорексией и булимией. Тогда мне казалось, что я просто хочу стать более красивой, худой. На самом деле это был защитный механизм: я уходила от проблем, концентрируя все свое внимание исключительно на болезни.

Понимания не было абсолютно нигде. Родители меня упрекали, а мой психотерапевт, которому за час работы они платили треть своей зарплаты, прописал в договоре, что, если что-то произойдет, он снимает с себя всю ответственность. Работать над собой было больно и трудно, гораздо труднее, чем взять и убить себя.

Я решила покончить с собой, когда поняла, что больше не могу бороться, не могу жить. Последней каплей стали очередные булимические срывы. Мне было 14 лет. Я сидела на Шелепихинском мосту и собиралась прыгнуть. Я не пыталась таким образом привлечь внимание, нет, я специально оценивала высоту моста, чтобы быть уверенной в том, что погибну. Какие-то люди, проезжающие мимо, увидели меня и сняли с перил. Что было дальше, не помню.

Психиатрия стала хорошей прививкой от суицида и селфхарма. Я клялась, что готова сделать все что угодно, лишь бы уйти из этого места

После этого меня насильно упекли в психиатрическую больницу. Вы знаете, если и есть ад на земле, то он там. Там стены пропитаны болью детей, у которых забирают игрушки и рвут их, которые ходят в туалет только под присмотром врачей и только в определенное время, которые ходят в душ раз в несколько дней группами в одну ванную, которым открывают рот и пальцами проверяют, проглотили ли они транквилизаторы. Я не видела места хуже. Там только боль. Там врачи постоянно унижали детей, иногда поднимали на них руку, а если те им просто не нравились, писали в наблюдательном дневнике вранье про ребенка, чтобы он мучился еще больше. Я провела в больнице всего неделю. Когда увидела маму, просто вцепилась в нее и не отпускала.

Психиатрия стала хорошей прививкой от суицида и селфхарма. Я клялась, что готова сделать все что угодно, лишь бы уйти из этого места. И я сдержала свою клятву — никогда намеренно не причинять вред себе. Неделя в психушке и последующая работа с новым психологом, с которым у меня превосходные отношения, мне очень помогли.

Я восстанавливалась несколько лет. Этим летом произошел рецидив из-за разрыва с молодым человеком. Но я не намерена сдаваться, поэтому работаю над болезнью дальше.

«Если бы бог был, он не создавал бы инвалидов»

Юлия, 33 года, Омск:

У меня с рождения первая группа инвалидности: детский церебральный паралич. Я передвигаюсь на костылях и почти не выхожу из дома. Мама и бабушка меня любят, но что будет со мной, когда они умрут? Я не хочу гнить в доме инвалидов.

Мне было 15 лет. Я твердо решила умереть, выбрала момент, когда никого не было дома, и спрыгнула с пятого этажа. Страшно не было — я завязала глаза. Перед прыжком внутренний голос сказал мне: «Ты выживешь, и на твоей красивой груди будет уродливый шрам, в спину вставят штырь железный. Хочешь грудь себе испортить? Оно тебе надо?» Но я ответила: «Да пошел ты!» — и спрыгнула.

Очнулась во дворе, под балконом, и почувствовала раздражение и разочарование от того, что жива. Я сломала позвонок. Мне разрезали грудь, отодвинули легкое и действительно вставили штырь.

Сейчас мне чисто физически не хватает сил покончить с собой

Упреков со стороны родных не было. Бабушка привела священника. Он сказал, что я слышала голос ангела-хранителя, который пытался отговорить меня от самоубийства. Я пыталась поверить в бога, думала, что найду в вере хоть какое-то утешение — не вышло. Если бы бог был, он не создавал бы инвалидов.

Через какое-то время я вновь попыталась покончить с собой, наглоталась снотворного. После этого была психиатрическая больница. Мне поставили диагноз «биполярное расстройство», долго не могли подобрать лечение. Я пробыла в больнице с весны по осень. Сначала лежала в подростковом отделении. Палаты для девочек были на втором этаже, санитаров-мужчин не было, и меня в столовую на руках относили мальчики. Из-за этого меня все возненавидели. Потом я простудилась, была температура под сорок, санитарки ничего не делали, не ухаживали за мной. Меня перевели в геронтологическое отделение, где лежали старики, старушки и ветеран ВОВ. Вот там ухаживали. Лекарства прописали.

Сейчас мне чисто физически не хватает сил покончить с собой.

«Я пробовала лечиться от депрессии, но мне ничего не помогало»

Юлия, 29 лет, Санкт-Петербург:

Два года назад я рассталась с очень дорогими для меня друзьями: один из них сильно врал, я указала ему на это, и меня объявили врагом народа. Это повергло меня в длительную и тяжелую депрессию. Далее последовал кризис в отношениях с любимым человеком, мы расстались, что только усугубило депрессию. Я пробовала лечиться, ходила к психоаналитикам, психологам, но все эти фрейдистские бредни типа «ваши проблемы из детства» мне не помогали. Я знала, что причиной моих проблем стало расставание с друзьями, но меня не слушали. В 29 я влюбилась снова, но меня отвергли — и это стало последней каплей.

Депрессия у меня прошла. Возможно, попытка суицида сработала как перезагрузка

Я пыталась покончить с собой пару месяцев назад. В состоянии аффекта запила горсть антидепрессантов водкой. Мне не было страшно, я думала, что «там» — покой и пустота. Но что-то пошло не так: у меня сильный организм, три почки и куча амулетов от случайной смерти — что-то да сработало. Я очнулась от того, что меня будила мать. В голове было пусто.

Депрессия у меня прошла. Возможно, попытка суицида сработала как перезагрузка: сознание восприняло момент отключки как смерть, а приход в себя — как новую жизнь.

«Я спрыгнул на пути и схватился за контактный рельс»

Александр, 24 года, Москва:

Еще со старшей школы я знал, что со мной что-то не так. Длительные периоды глубокой депрессии, не обусловленные внешними факторами, очень мешали жить. В 11-м классе я даже попросил родителей отвести меня к психиатру. Но они все списали на переутомление от подготовки к экзаменам. Одно время я самостоятельно принимал антидепрессанты, они помогли, но ненадолго. После поступления в вуз ситуация стала сильно ухудшаться. Я не мог заниматься: страх, апатия, подавленность просто размазали меня, и я не мог нормально жить. После первой сессии, которую я сдал каким-то чудом, взял академический отпуск и начал лечение у психиатра. Родители долго отказывались верить, что у меня действительно психическое расстройство. Они предпочитали считать, что это лень, дурной характер, нежелание что-либо делать. К счастью, врачу удалось до них достучаться и объяснить, что это на самом деле болезнь, что я в этом не виноват. Из-за побочных эффектов от лекарств я набрал лишний вес, хотя всю жизнь был спортсменом, профессионально занимался плаванием. Через год я вернулся к учебе, но продержался недолго.

Меня накрыло в апреле 2012 года, в 18 лет. Я был уверен, что никакого будущего у меня нет и быть не может, и решил покончить с собой. Такие мысли бывали и раньше, но попыток я не предпринимал, а в тот момент решил твердо и почувствовал облегчение. Способ выбирал долго: хотел, чтобы это было быстро, максимально эффективно и у меня было бы минимум возможностей выжить и стать инвалидом. Выбор пал на электричество. 9 апреля на станции метро «Выхино» я спрыгнул на пути и схватился за контактный рельс. Но ничего не произошло. На всякий случай я схватился еще раз — результат тот же. Через несколько лет я узнал, что у меня высокая устойчивость к электричеству. Возможно, это сыграло свою роль, а возможно, подачу тока успели отключить — теперь уже это не выяснить.

Было такое чувство, словно небо обрушилось мне на голову. Я в шоке вылез на платформу, сел на пол и, прижавшись к стене, закурил

Было такое чувство, словно небо обрушилось мне на голову. Я в шоке вылез на платформу, сел на пол и, прижавшись к стене, закурил. После этого подбежала дежурная по станции, она что-то кричала, потом полицейские увели меня в свой кабинет на станции. Там я и дождался скорой, которая увезла меня в психбольницу в Лефортово. Тогда мне уже было глубоко плевать на все. Однако в больнице я отказался подписать согласие на лечение. Мне объяснили, что отпустить после такого меня точно не могут, и в случае отказа будут ждать решения суда на принудительное лечение, а я все это время все равно буду в больнице. Тогда я решил, что разумнее согласиться. В этом необычном заведении я пробыл три недели. Это стало интересным опытом, все оказалось намного лучше, чем я ожидал: неплохие условия, множество интересных людей и грамотные, тактичные специалисты, которые смогли, наконец, поставить мне корректный диагноз — биполярное расстройство. После лечения я стал намного лучше себя чувствовать.

После этих событий я не сталкивался с какими-либо упреками или негативным отношением ни от родственников, ни от врачей. Только с недоумением и непониманием, почему успешный в спорте и в учебе студент престижного вуза решил себя убить. После выписки я продолжил лечение, и через несколько лет, совсем недавно, мне удалось выйти в ремиссию благодаря не только медикаментозному лечению, но и психотерапии. Теперь я изо всех сил стараюсь вернуться к нормальной социальной жизни, от которой отвык за это время.

«Маму убили, отец повесился, и я решил уйти из жизни»

Зульфат, 25 лет, Казань:

Мои родители были в разводе. Я жил с мамой. В 2012 году ее убил пьяный родственник. Еще через год папа повесился. Мне был 21 год. Я только закончил вуз, работы не было, чуть с голоду не умер. Было очень тяжело. Я решил покончить с собой, потому что не видел смысла дальше жить. Наглотался таблеток. Меня брат нашел, в скорую позвонил. В больнице меня никто не навещал. Слава богу, в психушку не отправили.

В реанимации я понял, что суицид — не выход, а я — идиот

В реанимации я понял, что суицид — не выход, а я — идиот. Родители дали мне жизнь, и ее нужно прожить и за нее бороться. Ну, умер бы я, а потом бы про меня сказали: «Вот дурак! Чего ему не хватало? Здоровый парень, а не смог справиться!» А если будешь бороться за свою жизнь, окружающие скажут: «Вот молодец! Добился чего-то!» Я сейчас работу нашел, живу нормально, планирую жениться скоро. Живите и радуйтесь жизни, ведь она у нас одна.

«Я умоляла их убедиться, что она в порядке. Но меня не восприняли всерьез»

Решение спасать посторонних от самоубийств Блиндхейм приняла после смерти подруги. Четыре года назад они вместе проходили лечение от психического расстройства. Обе выписались из клиники в одно и то же время, но вскоре подруге стало хуже. Она разместила в социальных сетях фотографию железнодорожных путей и через несколько часов покончила с собой, несмотря на отчаянные звонки подруги с просьбами оставаться в безопасности.

«Потеряв лучшую подругу, я пообещала себе: сделаю все, что в моих силах, чтобы люди не чувствовали ту боль, которую почувствовала я, когда это случилось», — рассказывает Блиндхейм.

Норвежка признается, мысль о том, что где-то находящийся на грани человек страдает от того, что у него нет собеседника, способного выслушать и понять его, в буквальном смысле не дает ей спать. Чего не скажешь об экстренных службах, куда волонтерка обращается в первую очередь, почуяв неладное в сети.

Вычислив человека, который близок к причинению себе непоправимого вреда, она сообщает об этом в полицию и службу спасения. Однако с сожалением констатирует: часто ее просто не слышат, несерьезно относятся к ее предупреждениям. Это приводит к фатальным последствиям: на ее памяти несколько человек можно было спасти, если бы полицейские отнеслись внимательнее к ее словам. Один из последних трагических случаев произошел в 2019 году. Блиндхейм обратилась в полицию по поводу девушки, собиравшейся свести счеты с жизнью. Стражи порядка заверили, что причин для беспокойства нет, ведь девушка уже 16 раз грозилась свести счеты с жизнью, но слова оставались словами. Но уже на следующий день в доме бившей тревогу норвежки раздался звонок: полицейский сообщил ей о суициде той самой девушки.

«Я умоляла их проверить ее, убедиться, что она в порядке. Но они не восприняли меня всерьез», — негодует проигнорированная Блиндхейм.

«Они толкают друг друга все ближе к краю»

На сегодняшний день в Норвегии уделяют большое внимание проблемам психического здоровья молодежи, их «суицидальному» поведению в социальных сетях. Журналистка из Норвежской вещательной корпорации Аннемарт Моланд (Annemarte Moland) изучила активность молодых девушек в Instagram. Она занялась этой темой в рамках расследования истории о трех девочках-подростках, покончивших с жизнью. У одной из них был аккаунт в Instagram, где она делилась мыслями о самоубийстве. В ходе расследования Моланд обнаружила более тысячи похожих Instagram-профилей. Среди них — страницы молодых девушек и подростков как минимум из 20 стран. Обмениваясь мыслями, они составили целую суицидную сеть. Девушки общаются как обыкновенные подростки, для многих из них это единственное место, где можно получить понимание. Несмотря на вроде бы душеспасительный пафос, самые большие охваты получают публикации не с жизнеутверждающим смыслом, а наоборот — с изображениями причинения себе увечий.

«Мне показалось, что они толкают друг друга все ближе к краю. Но, когда они доходят до края, все пишут: «Нет, не делай этого, оставайся в живых»», — говорит Моланд.

За год расследования журналистка выяснила, что как минимум 15 девушек из Норвегии, состоящих в так называемой «суицидной сети», покончили с собой.

Блиндхейм рада, что внимание на проблему обратили крупные медиа и правительство Норвегии. Местная вещательная корпорация NRK привлекла ее к съемкам документального сериала «Самоубийство в Instagram», и девушка получила возможность поделиться собственным опытом. В своем Instagram-аккаунте она призывает власти Норвегии, полицию, социальные службы не закрывать глаза на психическое здоровье людей, не оставлять их наедине со своими проблемами. Норвежка обращает внимание на ответственность, которую берут на себя так называемые помощники тем, кто стоит на пороге самоубийства: «Это не может больше так продолжаться. Мы не профессионалы. У нас нет никакого способа сделать все правильно. В случае, если что-то пойдет не так, мы останемся с огромным чувством вины. Когда я обращалась за помощью, на мне лежала большая ответственность. К сожалению, несколько раз я звонила слишком поздно».

«Я хочу покончить с этим»

В мае 2019 года 16-летняя школьница из Малайзии покончила с собой по решению подписчиков Instagram. Она опубликовала на своей странице опрос, стоит ли ей уйти из жизни: «Это действительно важно, помогите мне выбрать смерть/жизнь». Мнение большинства — 69 процентов за смерть — определило судьбу подростка.

Двумя годами ранее ушла из жизни 14-летняя Молли Рассел. Родители некогда жизнерадостной Молли уверены, что на ее решение уйти из жизни повлияли алгоритмы Instagram, подкидывавшие подростку контент, связанный с самоповреждениями (self-harm) и суицидом. Родители выяснили, что перед смертью девочка просматривала множество видеороликов о самоубийстве. «Instagram помог убить мою дочь», — убежден отец погибшей.

Долгое время влияние соцсети на смерть Молли не придавали огласке, пока в начале 2019 года ее отец не обратился в СМИ. После скандала администрация Instagram анонсировала sensitivity screens — новый инструмент, скрывающий публикации с изображениями самоповреждений и самоубийств. Сегодня Instagram призывает пользователей оперативно жаловаться в администрацию на записи, демонстрирующие или пропагандирующие самоубийства или причинение себе увечий, обращаться в службу спасения, предоставлять потенциальным жертвам любую помощь. Платформа ввела ограничения на поиск подобного контента и расширила запрет на публикацию графических изображений нанесения себе вреда. Теперь в Instagram нельзя размещать рисунки методов самоубийств, включая анимацию и мемы. Если ввести в поиск в Instagram запрос suicide, на экране появляется «Предупреждение о контенте», однако ничто не мешает нажать на кнопку «Показать публикации» и просмотреть 8,4 миллиона записей, связанных с этой темой, но не отмеченных хештегом #suicide (изображения с таким хештегом недоступны для просмотра). Эта темная сторона социальных сетей процветает день ото дня, привлекая в свои ряды наиболее чувствительных и уязвимых.

Первый способ, как умереть без боли…

Как умереть без боли? Никак! Дело в том, что все самоубийцы и вообще люди, пережившие клиническую смерть, говорят о том, что умирать – больно, что они видели ад. Душа самоубийцы отправляется прямиком туда, а потому вопрос о том, как умереть безболезненно, можно перефразировать так «Как умереть без боли на Земле, чтобы потом испытывать боль ВЕЧНО?». Может, все-таки стоит разобраться со своей жизнью здесь, на Земле? Пока ты еще жив – всегда есть надежда. В аду ее уже не будет никогда.

Второй способ того, как безболезненно умереть

Возможно, ты реализуешь этот метод самоуничтожения прямо сейчас, сам не зная об этом. Наркомания, алкоголизм, токсикомания, курение – все это является способом самоубийства, растянутым во времени, на несколько лет. (это медленная смерть, а тут исследование как быстро умереть). Сюда же можно отнести беспорядочную половую жизнь, аборты и т. д.
Плюсы: все происходит незаметно и зачастую даже не вызывает отрицательных эмоций у окружающих.
Минусы: серьезные проблемы со здоровьем и зависимость. Когда жизнь наладится, и ты вдруг поймешь, что умирать совсем не хочется, 100 % обнаружатся последствия. Как вариант – хронический бронхит, туберкулез, бесплодие, импотенция, цирроз печени, гепатит, СПИД и так далее.

В «самоубийстве-падении” из окна Стива Бинга подозревают Билла Клинтона

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *