Сибирский поход Ермака давно и сильно волновал воображение художника, к тому же предки Василия Ивановича вместе с Ермаком завоевывали Сибирь, осели на новых землях и основали будущий город Красноярск.
Покорение Сибири было событием чрезвычайной исторической значимости. Это была борьба, прежде всего, с ханом Кучумом, который властвовал грабежами и разбоями и, собрав пестрое многоплеменное войско, дошел до Урала, угрожая Поволжью и другим исконным русским землям.
Крупные солепромышленники Строгановы, владельцы громадных уральских вотчин, терпели от набегов Кучума непоправимые беды, слали в Москву отчаянные письма, прося разрешения набрать казаков в свои городки.
Владелец Чусовской вотчины Максим Строганов больше всех страдал от нападений из-за Урала. Попав в безвыходное положение, послал за казаками на Волгу, и оттуда, во главе с Ермаком, прибыло около тысячи человек с ружьями и пушками («с огненным боем»).
Когда нагрянули татары царевича Алея, Ермак не дал им разорить Чусовские городки. Отбитый на реке Чусовой Алей ушел к Соли Камской и учинил там дикий погром. «И с тех мест, –– утверждали гонцы, –– учели оне, Ермак со товарыщи, мыслить и збираться как бы им дойти до сибирской земли и того царя Кучюма».
Строгановы понимали трудность затеянного похода гораздо лучше, чем казаки. Строгановские «людишки» давно бороздили Чусовую –– единственную реку, пересекающую Уральский хребет, –– знали какие силы у хана Кучума. Знали и то, что в дни весеннего паводка и осенью после сильных дождей вода в горных реках поднималась, и тогда перевалы становились доступными для перетаскивания судов волоком. На легких ладьях казаки могли вести летучую войну с татарами и даже захватить внезапным набегом их столицу Кашлык. Но затем Кашлык неизбежно стал бы для них ловушкой: выдержать длительную войну с многотысячной татарской ратью казаки не смогут, а вернуться им не позволят обмелевшие реки и зимняя стужа. И все же ненасытные Строгановы заранее испросили у Ивана Грозного жалованную грамоту на земли по Тоболу, Иртышу и Оби.
Заботило Строгановых и другое обстоятельство. По уходу Ермака за Урал ничто не помешает Алею опустошить их владения. Страшась этого, они не решились отпустить с Ермаком стрельцов и пушкарей, служивших в их городках. Ермак взял с собой шестьдесят человек «тутошних людей», тем дело и ограничилось.
1 сентября 1581 года казаки выступили в поход, о чем донес царю воевода Чердыни Василий Перепелицын. Дружина Ермака насчитывала чуть больше пятисот воинов. Было три священника и татарин, знавший дорогу к Кучуму.
Ермак понимал, что только стремительное и внезапное нападение может привести его к победе. Поднявшись по Чусовой и Межевой Утке до Серебрянки, зазимовали. Как только весенние воды освободились от льдин, стали подниматься на перевал, топорами расчищая лесные завалы. Не было времени убирать камни, и потому не тащили суда по земле, используя катки, а на плечах поднимали их в гору.
После недолгой передышки спустились по склону вниз. На спуск затратили много сил, но это было уже не то сверхчеловеческое напряжение, которое потребовалось при подъеме.
По реке Тагилу, используя течение и попутные ветры, флотилия Ермака добралась до Туры, оттуда –– к Тоболу. Судовым кормчим пришлось впервые прокладывать путь по незнакомым им местам, что требовало большой осмотрительности и хороших навигационных навыков. Отчасти им помогали бывалые Строгановские «людишки».
Первое столкновение с татарами произошло у деревни Епанчин. Ермак потерпел неудачу и не смог добыть «языка», столь необходимого в начале похода. Более того, бежавшие из-под Епанчина татары добрались до Кашлыка раньше Ермака, сибирский хан получил от них известие о появлении русских. Элемент внезапности, на который рассчитывал Ермак, был безвозвратно утерян. Но тут помог сам Кучум, которого подвели его расчеты. Получив точную информацию о малочисленности отряда Ермака, Кучум не мог и предположить, что тот решится вступить в единоборство с его ратями, обладавшими подавляющим превосходством сил. Он знал, что казаки в случае малейшей задержки в Зауралье окажутся в снеговой западне. Вот почему престарелый хан ни минуты не сомневался в том, что русские без промедления повернут вспять. Какого же было его изумление, когда 23 октября казаки подошли к Кашлыку! «Приходу на себя Ермакова я не чаял, а чаял, что он воротитца назад на Чюсовую».
На своей картине «Покорение Сибири Ермаком» Суриков запечатлел момент взятия Кашлыка. Казачья флотилия движется навстречу туземному войску, но казаки спокойны. На их лицах нет и следа боязни; хотя нет и показного героизма. Без суеты и спешки они делают свое дело. Противоположны казакам неистовые лица и резкие движения туземцев, прижатых к подножию берега. Тревогу и смятение в их лагере подчеркивает своим разорванным силуэтом конница на верху горы.
В этом бою казаки стремительно атаковали конное и пешее воинство Кучума и опрокинули его. Хантские князьки, напуганные залпами огнестрельных орудий, первыми покинули поле боя. Их примеру последовали мансийские воины, укрывшись после отступления в непроходимых болотах.
Преследуя бегущего врага, казаки ранили главного татарского военачальника хана Маметкула. Татары с трудом спасли его от плена, и на лодке переправили за Иртыш. Кучум, наблюдавший за боем с вершины Чувашевой горы, отступил на юг, так и не приняв участия в баталии. Казаки в тот же день беспрепятственно вступили в покинутую татарами столицу сибирского царства.
В «Ермаке» Суриков поднялся на необычайную, даже для него, высоту исторического прозрения. Недаром он утверждал, что композиция картины, то есть расстановка движущихся сил, была им продумана и решена до того, как он ознакомился с летописным изложением события. «А я ведь летописи и не читал. Картина сама мне так представилась: две стихии встречаются. А когда я, потом уж, Кунгурскую летопись начал читать, вижу, совсем, как у меня. Совсем похоже. Кучум ведь на горе стоял. Там у меня скачущие».
Работа над картиной «Покорение Сибири Ермаком» потребовала от художника массу времени, поисков соответствующей натуры и такого напряженного труда, который исключал всякую возможность другой сколько-нибудь серьезной работы. В чертах Ермака художник обобщил знакомые черты сибирских казаков, главной из которых было присутствие несокрушимой воли.
Художник Нестеров увидел законченное полотно одним из первых. «Я чувствовал, что с каждой минутой больше и больше становлюсь если не участником, то свидетелем огромной человеческой драмы, бойни не на живот, а на смерть, именуемой Покорение Сибири… Суровая природа усугубляет суровые деяния. Вот он, Ермак, с вытянутой вперед рукой, на втором, на третьем плане; его воля –– непреклонная воля, воля не момента, а неизбежности, «рока» над обреченной людской стаей».
Картина была отправлена в Петербург на выставку передвижников. Еще до начала ее посетил император Николай II. В это же время в России праздновалось трехсотлетие покорения Сибири и открытия Транссибирской железной дороги. Совершенно случайно Василий Иванович попал «в точку», оказавшись в неловкой для себя роли «официального живописца». Император купил «Покорение Сибири» за сорок тысяч рублей. Совет Академии художеств присвоил Василию Ивановичу звание академика

Не писал на заказ, никого не учил и только называл цену

Все последующие 40 лет творчества он не написал на заказ ни одной работы. Это один из феноменов художника. Практически все русские живописцы писали на заказ и только так могли безбедно существовать. Суриков же никогда не нуждался в деньгах.

Его картины покупали, и за ту цену, которую выставлял он сам.

«Утро стрелецкой казни» он продал за 8 000 рублей, «Боярыню Морозову» за 15 000, «Переход Суворова через Альпы» за 25 000, «Покорение Сибири Ермаком» – 40 000 рублей.

Автопортрет на фоне картины «Покорение Сибири Ермаком»

Большую картину художник в среднем писал от 3 до 5 лет. И все это время жил на деньги, полученные от продажи предыдущей. Не отказывал себе в поездках в Сибирь, в Европу, дал детям хорошее образование. Выписывал лучше холсты и краски из-за границы.

Также он не вел никакой педагогической работы, хотя его несколько раз приглашали. Художник отвечал, что у него нет времени и очень много замыслов, которые он хотел бы реализовать. Именно поэтому у Сурикова не осталось учеников.

Хотя, как утверждают исследователи, его манера писать прослеживается в творчестве более поздних художников, но это скорее бессознательное влияние. Более того, Суриков не продал ни одной своей картины за рубеж, хотя у него не единожды просили.

Все думали, что после смерти жены он уже ничего не создаст

В Петербурге Суриков познакомился со своей будущей женой француженкой по отцу Елизаветой Шаре. Он всю жизнь считал, что ему очень повезло. Елизавета смогла создать комфортные условия для его творчества и родила двух дочерей – Ольгу и Елену.

Портрет Елизаветы Августовны Суриковой, жены художника

Но любимая жена ушла из жизни, когда девочки были еще маленькими. И Суриков не мог простить себе этого всю жизнь. После создания «Боярыни Морозовой» он решил впервые свозить жену в Сибирь и показать родные места. Дальняя дорога на лошадях, пароходами по рекам жарким летом плохо сказалась на здоровье Елизаветы, так как она с рождения страдала пороком сердца. Вернувшись из Красноярска, она тяжело заболела и умерла.

Портрет О.В. Суриковой

Для Сурикова это стало ударом, он каждый день ходил на кладбище, бесконечно заказывал панихиды, много читал Библию, думал о вере и почти не мог писать. Коллеги по цеху тогда решили, что художник больше ничего не создаст.

Спас художника родной брат. Он, никогда не выезжавший из Красноярска, приехал в Москву, чтобы его утешить, занялся племянницами и уговорил его вернуться в Красноярск. На родине брат же подал ему идею написать картину о старинной масленичной забаве «Взятие снежного городка». Эта работа возродила Сурикова. Он свозил ее на выставки в Москву, в Петербург, в Париж. Картина до сих пор путешествует – ее выставляют в разных городах мира.

«Взятие снежного городка»

Переход Суворова через Альпы (1899)

Ещё одной жемчужиной Русского музея в Санкт-Петербурге является картина В. Сурикова «Переход Суворова через Альпы». Идея создания этой картины возникла у художника в 1895 году, и её окончание было приурочено к столетнему юбилею этого знаменательного перехода.

На картине изображён эпизод покорения перевала Рингенкопф русскими войсками во главе с Суворовым. Крутой спуск, практически вертикальный, пугает солдат. Многие крестятся. Но, решительность и отвага своего командира внушает абсолютное доверие и уверенность. Солдаты преодолевают очередное препятствие с мужеством и достоинством, на которые способны лишь русские солдаты.

Портрет дочери художника в детстве (1888)

Прекрасный портрет дочери Ольги в красном платье в горошек на фоне белой печи отражает тёплую семейную атмосферу в доме художника. Сохранилось письмо художника, где он описывал процесс работы над портретом. Он сообщал: «Пишу портрет Оли в красном платье, в котором она была в Красноярске…»

Маленькая десятилетняя девочка смело позирует, прижимая к себе любимую куклу. Этот портрет родные называли «дивным», чудесным. В творчестве Сурикова нет заказных портретов, он писал лишь членов своей семьи и близких друзей, и этот портрет — настоящая семейная реликвия, заключающая в себе всю родительскую любовь художника к дочери.

Не пропустите интересную статью на нашем сайте most-beauty.ru о самых красивых куклах в мире.

Степан Разин (1907)

Работа над этой картиной продолжалась начиная с 1887 года, практически десять лет. За это время Суриков несколько раз изменял композицию, позу и лицо Разина. В этот период художник пережил личную драму — смерть любимой жены. В начале он задумал изобразить рядом с Разиным восточную княжну, но после смерти жены, Суриков изобразил Разина в глубокой задумчивости и одиночестве, несмотря на то, что его окружали братья казаки.

Внешнее сходство персонажа с художником также подтверждает то, что Суриков этим полотном подчёркивал своё горе от потери жены.

Посещение царевной женского монастыря (1912)

Эта картина Сурикова — его последняя крупная живописная работа. Она рассказывает о незавидной доле русских царевен, которым суждено было всю жизнь томиться в заточении своих девичьих покоев.

Царевны не могли выйти замуж, так как царственных православных женихов не было, заморские женихи считались еретиками, а отдавать царскую дочь за русских бояр и князей было недопустимо — они ей не ровня. Редким разнообразием в их жизни был выход в сопровождении нянек и мамок на поклон в женский монастырь.

Трогательное лицо молодой царевны покорно и печально. Её судьба в лучшем случае — терем, а в худшем — келья монастыря, и жадные монастырские управительницы не упустят момента поживиться приданым такой «божьей невесты».
Образ царевны Суриков писал с дочери своих знакомых, которая собиралась постричься в монастырь, и со своей внучки.

Императрица Анна Иоанновна на охоте (1900)

Очень интересные Суриковские акварели на историческую тематику. Такой является акварель «Императрица Анна Иоанновна на охоте». Анна Иоанновна была страстной охотницей и постоянно охотилась на птиц, оленей, и прочую живность. Но её не привлекала классическая охота с преследованием, она обожала бессмысленную стрельбу по живым мишеням.

Императрица слыла отличным стрелком. В момент охоты на оленя Суриков изобразил её со спины, в решительной позе, с ружьём наперевес.

Послесловие

Картины Сурикова — образец величайшего мастерства в живописи. Они находятся в самых знаменитых выставочных залах и музеях России. Талант художника даёт возможность своим зрителям погрузиться в историю страны, проявить к ней интерес, показывает величие и мощь русской души. Редакция most-beauty.ru просит вас не оставаться в стороне, и написать какие красивые картины Сурикова Вам нравятся больше всего.

Утро стрелецкой казни (1881)

Откроет наш список на most-beauty самое первое масштабное историческое полотно художника размером 218×379 см. Сейчас оно находится в одном из центральных залов Третьяковской галереи. Вокруг этой картины всегда много зрителей. И не зря, ведь события, изображённые В. И. Суриковым, относятся к одному из самых трагических моментов истории государства Российского.

Эпоха царствования Петра Великого была окрашена не только яркими красками побед и великих свершений. Стрелецкий бунт под началом царевны Софьи, сёстры царя, был жестоко подавлен, а тысячи стрельцов отправлены на плаху. Момент прощания стрельцов со своими семьями настолько реалистичен, что создаётся впечатление присутствия. Зритель становится участником и свидетелем происходящего.

На картине диагональю пересекаются два взгляда: первый взгляд молодого Петра I — гневный, величественный, испепеляющий, а второй взгляд принадлежит рыжему стрельцу, скованному в колодки. Стрелец не подчинился царской воле, и готов к смерти. Центральная фигура стрельца демонстрирует покорность приговору. Казнь происходит на Красной площади у Кремля, и она окончательно закрепляет царствование Петра на российском троне. Трагизм картины подчёркивают мрачные тона и серость осеннего утра.

Самые знаменитые картины Брюллова.

Меншиков в Берёзове (1883)

Это полотно рассказывает о последних годах жизни близкого друга и фаворита Петра I, а ныне опального князя Александра Меншикова. Он изображён вместе с сыном и дочерьми. Блеск соратника царя сменился холодом и безнадёжностью ссылки в удалённом селе Берёзово. Меншиков сидит в кресле, закутавшись в тулуп. Его левая рука нервно сжата в кулак. Волосы на голове взъерошены.

А когда-то Алексашка Меншиков, выходец из простого народа, блистал в самых дорогих и величественных париках той эпохи. Уничижительность ситуации, в которую попал этот великий человек, подчёркивает тёмный низкий потолок. В избе холодно, все дети тепло одеты. Одна из дочерей читает библию, остальные с тоской сидят подле отца.

Боярыня Морозова (1884-1887)

На создание этого огромного полотна (а размер действительно внушительный: 304×587,5 см) у Сурикова ушло три года. Титаническая подготовительная работа над картиной принесла потрясающие плоды. Созданные Суриковым этюды стали самостоятельными законченными картинами.

Эта картина воистину величайший шедевр живописи. Тяжёлые розвальни тащат сквозь толпу мятежную боярыню-раскольницу. Она подняла над толпой руку с двуперстием — символом старой веры. Как говорил художник, его долго мучил вопрос, как создать видимость движения саней. Находка была потрясающей.

Бегущий мальчик «сдвинул» с места тяжёлые сани, которые в рыхлом снегу оставляли глубокий след. Об этом снеге написано много. Он потрясающий, живой и холодный. Босой юродивый, сидящий в снегу, от холода судорожно сжал пальцы ног. Он отвечает боярыне двуперстным крестным знамением. Толпа провожающих боярыню Морозову полна эмоций. Мальчишки дразнят опальную боярыню, женщины сочувствуют. Многие провожают её молчанием. Церковный раскол был одной из страшных страниц русской истории.

Взятие снежного городка (1891)

Эта весёлая, озорная, праздничная картина полная противоположность предыдущих работ В. И. Сурикова. Масленичные гуляния всегда сопровождались в России весёлыми забавами. Люди сооружали снежную крепость. В игре участвовали две команды: одна группа защищала крепость, а вторая — пыталась её захватить. Оружием в этой схватке был смех, радостные крики и снежки.

На картине изображена кульминация этой древней казачьей игры. Летящий на зрителей всадник с азартом разрушает крепость, толпа с хворостинами приветствует его. Недаром Сурикова называли волшебником, так живо изображающим снег. Его снежное царство — прекрасно, воздушно и наполнено гаммой оттенков. «Взятие снежного городка» — кульминация творчества великого живописца В. И. Сурикова.

ТОП-10 самых необычных праздников в мире.

Работа-загадка и счастливый случай

Именно в училище он встретил преподавателя рисования Гребнева, который первым рассмотрел его талант и стал с ним заниматься, брал с собой на пленэр. Так появилась самая ранняя подписанная работа Сурикова – акварель «Плоты на Енисее». Василию Ивановичу на тот момент было 14 лет. И работа-загадка, отгадать которую исследователи не могут до сих пор – «Синий камень на Енисее». Пытаясь определить, где именно находится этот камень, называют самые разные места.

Затем в судьбе художника произошел еще один интересный и счастливый случай. К этому времени его отец умер, мама с сестрой и братом вернулись в Красноярск. Жить было не на что, и женщина решила сдать второй этаж дома постояльцам.

Первый — хозяйский этаж дома-музея Сурикова

Жильцами оказались дочь губернатора Красноярска Павла Замятина с мужем. Вскоре дочь рассказала отцу, что хозяйский сын очень хорошо рисует, и тот взял его в учителя для своей младшей дочери.

Обнаружив, что парень и правда талантливый, Замятин попросил у него 11 работ и отослал их в Санкт-Петербургскую академию художеств. Оттуда пришел отзыв, что у молодого человека есть задатки, он достоин у них учиться, но обучение платное. Денег у семьи Суриковых не было.

Второй — гостевой этаж дома-музея Сурикова

Тогда губернатор собрал купцов и промышленников и предложил им вскладчину отправить Сурикова на учебу. В те времена это была обычная практика. Бюджета у города практически не было, а дороги, больницы и другие важные объекты возводились за счет меценатов. Купцы не были в восторге от предложения губернатора.

Тогда известный золотопромышленник и меценат Петр Кузнецов сказал, что готов без всякой складчины, на свои деньги отправить молодого художника в Петербург. Вместе с Суриковым Кузнецов отправил еще одного способного человека, Дмитрия Лаврова. Позже Лавров вернулся и стал иконописцем и священником Минусинского уезда.

Петр Кузнецов с семьей

В. И. Суриков. Покорение Сибири Ермаком

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *