• Раздел I. Общие положения (ст.ст. 1 — 7)
    • Статья 1. Условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека
    • Статья 2. Перечень органов и (или) тканей человека — объектов трансплантации
    • Статья 3. Ограничение круга живых доноров
    • Статья 4. Учреждения здравоохранения, осуществляющие забор, заготовку и трансплантацию органов и (или) тканей человека
    • Статья 5. Медицинское заключение о необходимости трансплантации органов и (или) тканей человека
    • Статья 6. Согласие реципиента на трансплантацию органов и (или) тканей человека
    • Статья 7. Действие международных договоров
  • Раздел II. Изъятие органов и (или) тканей у трупа для трансплантации (ст.ст. 8 — 10)
    • Статья 8. Презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей
    • Статья 9. Определение момента смерти
    • Статья 10. Разрешение на изъятие органов и (или) тканей у трупа
  • Раздел III. Изъятие органов и (или) тканей у живого донора для трансплантации (ст.ст. 11 — 13)
    • Статья 11. Условия изъятия органов и (или) тканей у живого донора
    • Статья 12. Права донора
    • Статья 13. Ограничения при пересадке органов и (или) тканей у живого донора
  • Раздел IV. Ответственность учреждения здравоохранения и его персонала (ст.ст. 14 — 16)
    • Статья 14. Ответственность за разглашение сведений о доноре и реципиенте
    • Статья 15. Недопустимость продажи органов и (или) тканей человека
    • Статья 16. Ответственность учреждения здравоохранения

Закон РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-I
«О трансплантации органов и (или) тканей человека»

С изменениями и дополнениями от:

20 июня 2000 г., 16 октября 2006 г., 9 февраля, 29 ноября 2007 г., 23 мая 2016 г.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 20 июня 2000 г. N 91-ФЗ в преамбулу настоящего Закона внесены изменения

См. текст преамбулы в предыдущей редакции

Настоящий Закон определяет условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека, опираясь на современные достижения науки и медицинской практики, а также учитывая рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения.

Трансплантация (пересадка) органов и (или) тканей человека является средством спасения жизни и восстановления здоровья граждан и должна осуществляться на основе соблюдения законодательства Российской Федерации и прав человека в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными международным сообществом, при этом интересы человека должны превалировать над интересами общества или науки.

1)ДЕКЛАРАЦИЯ О ТРАНСПЛАНТАЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОРГАНОВ

Принята 39ой Всемирной Медицинской Ассамблеей, Мадрид, Испания, октябрь 1987
2)^ РЕЗОЛЮЦИЯ ПО ВОПРОСАМ ПОВЕДЕНИЯ ВРАЧЕЙ ПРИ
ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ТРАНСПЛАНТАЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОРГАНОВ
принята 46м Всемирной Медицинской Ассамблеей, Стокгольм, Швеция, сентябрь 1994
3)^ ЗАЯВЛЕНИЕ О ТРАНСПЛАНТАЦИИ ЭМБРИОНАЛЬНЫХ ТКАНЕЙ
Принято 41ой Всемирной Медицинской Ассамблеей, Гонконг, сентябрь 1989
4)ЗАЯВЛЕНИЕ О ТОРГОВЛЕ ЖИВЫМИ ОРГАНАМИ
Принято 37ой Всемирной Медицинской Ассамблеей, Брюссель, Бельгия, октябрь 1985
5)Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья

граждан от 22 июля 1993 г
74. Перечислить права испытуемых в медико-биологических исследованиях.
^ 75. Перечислить этические принципы деятельности в области медицинской генетики.
1. Доступность. 2. Добровольность. 3. Принцип открытости. 4. Конфиденциальность.
5. Неприкосновенность. 6. Целенаправленность. 7. Добровольность выбора решений.
^ 76. Почему врачи обеспокоены здоровьем детей, родившихся в результате ЭКО.
77. Права доноров крови.
Статья 8. Защита государством прав донора
Государство гарантирует донору защиту его прав и охрану его здоровья, а также предоставляет ему меры социальной поддержки.
Должностные лица организаций здравоохранения обязаны проинформировать донора о донорской функции и гарантиях сохранения его здоровья при сдаче крови и ее компонентов.
Донор подлежит обязательному страхованию за счет средств службы крови на случай заражения его инфекционными заболеваниями при выполнении им донорской функции. Средства на страхование должны входить в себестоимость крови.
Медицинское обследование донора перед сдачей крови и ее компонентов и выдача справок о состоянии его здоровья производятся бесплатно.
В порядке, установленном законодательством Российской Федерации, донору возмещается ущерб, причиненный ему повреждением его здоровья в связи с выполнением им донорской функции, включая расходы на лечение, проведение медико-социальной экспертизы, социально-трудовую и профессиональную реабилитацию.
Инвалидность донора, наступившая в связи с выполнением им донорских функций, приравнивается к инвалидности, наступившей вследствие трудового увечья.
Статья 9. Меры социальной поддержки, предоставляемые донору
В день сдачи крови донор обеспечивается бесплатным питанием за счет средств бюджета, осуществляющего финансовое обеспечение организации здравоохранения, занимающейся заготовкой донорской крови.
Статья 10. Дополнительные меры социальной поддержки, предоставляемые донору
Донору, сдавшему в течение года кровь и (или) ее компоненты в суммарном количестве, равном двум максимально допустимым дозам, предоставляются следующие дополнительные меры социальной поддержки:
в течение года — пособие по временной нетрудоспособности при всех видах заболеваний в размере полного заработка независимо от трудового стажа;
в течение года — первоочередное выделение по месту работы или учебы льготных путевок для санаторно-курортного лечения.
^ 78. Права живого донора органов и тканей.
Статья 12. Права донора
Донор, изъявивший согласие на пересадку своих органов и (или) тканей, вправе:
требовать от учреждения здравоохранения полной информации о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством по изъятию органов и (или) тканей;
получать бесплатное лечение, в том числе медикаментозное, в учреждении здравоохранения в связи с проведенной операцией.
^ 79. Права реципиентов крови.
Статья 6. Согласие реципиента на трансплантацию органов и (или) тканей человека
Трансплантация органов и (или) тканей человека осуществляется с письменного согласия реципиента. При этом реципиент должен быть предупрежден о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством. Если реципиент не достиг 18 лет либо признан в установленном порядке недееспособным, то такая пересадка осуществляется с письменного согласия его родителей или законного представителя.

Пересадка органов и (или) тканей реципиенту без его согласия либо без согласия его родителей или законного представителя производится в исключительных случаях, когда промедление в проведении соответствующей операции угрожает жизни реципиента, а получить такое согласие невозможно.
Реципиент. В Кодексе этики донорства сказано: «Цель переливания крови, ее компонентов и препаратов — предоставить реципиенту наиболее эффективную и максимально безопасную медицинскую помощь. С этической точки зрения это означает, что, с одной стороны, больной должен получить трансфузионную среду, которая принесет ему наибольшую пользу, а с другой — побочные и вредные воздействия этой процедуры должны быть сведены к минимуму.
Независимо от финансового положения больных все они имеют право в случае необходимости на переливание крови и ее компонентов, проведение которого может зависеть только от наличия медицинских показаний и достаточного количества компонентов крови. При этом реципиент по возможности должен получить именно тот компонент или препарат (клетки, плазма или отдельные белки крови), в которых он действительно нуждается. Введение цельной крови пациенту, который нуждается в определенном компоненте, с одной стороны, создает для реципиента дополнительный риск и нагрузку, с другой — приводит к излишнему расходованию цельной крови, из которой можно было бы получить другие компоненты, необходимые другим больным . В настоящее время переливание цельной крови практически не производится, из крови готовят отдельные компоненты — эритроцитную массу, тромбоцитную массу замороженную плазму, отдельные препараты из плазмы, которые переливают реципиентам. В случае возникновения реакции на трансфузию крови необходимо провести соответствующие исследования с целью выяснения причины такой реакции.
Если донорской крови не хватает для приготовления необходимых компонентов, родственники и друзья реципиента могут быть приглашены сдать кровь. Такое донорство называeтcя направленным. При этом нарушается принцип анонимности донора, провозглашенный в Кодексе этики донорства, так как повышается риск разглашения сведений о заболеваниях или инфицированности донора. В то же время такая мера может оказаться необходимой при отсутствии доноров нужной группы крови. Переливание крови близких родственников может уменьшить риск аллоиммунизации пациента.
В последние годы все большую популярность приобретает аутодонорство, — сдача крови самим реципиентом перед различными оперативными вмешательствами. Эта процедура является приемлемой и благоприятной как с медицинской, так и с этической точки зрения. Она позволяет получить наиболее безопасную трансфузионную среду без риска аллоиммунизации и внесения инфекции. Сдача небольшого количества крови перед операцией не наносит вреда здоровью реципиента, а в отдельных случаях стимулирует у него кроветворение. Разумеется, аутодонорство допускается только под строгим контролем лечащего врача. Аутодонорами могут стать лица со многими заболеваниями — ортопедическими, сердечно-сосудистыми и другими и в любом возрасте — от раннего детского до пожилого. Существуют и противопоказания, например метастазирующие опухоли. В каждом случае вопрос об аутодонорстве решает врач. Количество крови, заготовленной от аутодоноров, постоянно растет. Если, например, в 1991 г. в США использовали 3% крови от аутодоноров, то в1994г.- 20%.

^ 80. Правила констатации смерти мозга в России.
81. Пренатальная диагностика. определение. Цель. Методы. Прогноз. Этические
требования.
Пренатальная диагностика — дородовая диагностика, с целью обнаружения патологии на стадии внутриутробного развития. (от периода рождения до оплодотворения)
1) ^ До зачатия оценка будущих родителей на вероятность зачатия генетически неблагоприятного ребенка.
Методы:
-Консультирование
-тестирование
— скринирование
прогноз: вероятный.
2) После зачатия оценка состояния плода:
Методы:
— амниоцетоз(исслед.амниотич.жидкости)
-лапароскопия
— биопсия ворсинок хориона
-фетоскопия (эндоскопич.ребенка)
Прогноз: более точный, но не стопроцентный.
^ 82. Пренатальная диагностика. Определение. Этические требования.
. Профессиональная диагностика должна проводиться только по показаниям, связанным со здоровьем плода, и только для выявления генетических заболеваний и пороков развития. Она не должна проводиться только для селекции по полу (в отсутствие Х-сцепленных заболеваний). Потенциальный вред для больших популяций превосходит в этом случае частную пользу для отдельных лиц или семей. Пренатальная диагностика может использоваться для подготовки семьи к рождению ребенка с генетическими нарушениями. В этой связи пренатальная диагностика должна быть доступна и родителям, которым она показана, но которые отвергают аборты, если они понимают и готовы «принять» риск для плода. В некоторых случаях пренатальная диагностика может проводиться для защиты здоровья матери. Это может быть в редких случаях болезненного беспокойства у беременных женщин, подтвержденного клинически, или в ситуациях, в которых пренатальное тестирование отцовства будет полезно для сохранения психического здоровья матери (например, когда изнасилование женщины произошло в то время, когда она пыталась забеременеть от своего партнера).
8. Выбор мер, относящихся к генетической службе, исключая консультирование, скрининг, тестирование, контрацепцию, вспомогательные меры для воспроизводства потомства и аборт после пренатальной диагностики, должен быть доступным на добровольной основе и не порицаемым. Решения о репродукции являются прерогативой тех лиц, кто прямо ответствен за биологические и социальные аспекты рождения и воспитания детей. Обычно это семья во всех формах, которые она принимает в разных странах. Когда пара не может прийти к согласию, женщина должна иметь право на окончательное решение. Мать имеет особое положение как лицо, осуществляющее уход за ребенком с аномалией. Поскольку вся тяжесть такого ухода падает на женщину, она должна принимать окончательное решение о репродуктивных возможностях без какого-либо давления со стороны партнера, врача или закона. Выбор — это больше, чем просто отсутствие давления или поощрения. Выбор должен включать экономическую и социальную возможность действовать в соответствии с принятым решением, а также решение прервать беременность или воспитывать ребенка с аномалией. Должно осуществляться право на безопасный аборт или оказание медицинской помощи ребенку с аномалиями.

^ 83. Принципы конфиденциальности в генетических исследованиях.
1) Медицинское обследование лиц, вступающих в брак, а так же консультирование
по медико-генетическим вопросам, вопросам планирования семьи, проводимых в учреждениях
государственных и муниципальных в системе здравоохранения бесплатно и только
при согласии,
2) результаты обследования лица прошедшего обследования ,составляет тайну, могут узнать, только если разрешил первый
^ 84. Причины негативного отношения к клонированию человека.
— некоторые результаты и риски, связанные с клонированием,
— возможность нанесения ущерба детям и т.д.,
— лечение некоторых болезней (наследственных, рака, болезнь Паркинсона, некоторых
заболеваний).
^ 85. Рекомендации ВМА в «Декларации о проекте «Геном человека».
Принята 44°» Всемирной Медицинской Ассамблеей, Марбэлла, Испания, сентябрь 1992
Рекомендации
Этические проблемы, связанные с воплощением проекта «Геном человека», связаны не столько с технологией его реализации, сколько с правильным ее использованием. В связи с этим, прежде чем приступать к работе над проектом, необходимо тщательно проанализировать все этические, юридические и социальные вопросы, связанные с использованием новых технологий.
Определенная озабоченность возникает из-за опасения, что исследователь, занятый работой по проекту, может взять на себя роль своеобразного «бога» или попытается вмешаться в действия законов природы. Только освободившись от предвзятости по отношению к проекту «Геном человека», мы сможем правильно оценить этические проблемы, связанные с его реализацией, как это имеет место в случаях с оценкой новых методов диагностики и лечения. Другими словами, как и в последних случаях, основными критериями оценки проекта являются уважение личности человека, его автономии и принципа невмешательства в его частную жизнь, а также сравнительная оценка риска и пользы.
Существует необходимость определить наиболее общие этические и юридические положения, которыми следует руководствоваться в целях предотвращения какой-либо дискриминации людей по генетическим признакам.
Они таковы:
— c целью избежания роста социальной напряженности, необходимо обеспечить доступность генетического консультирования для всех;
— необходимо также обеспечить возможность обмена полученными знаниями, информацией и средствами технологии между всеми странами мира;
— необходимо строго соблюдать принцип уважения воли тех, кто подвергается генетическому скринингу, и их право решать вопросы, связанные с участием в этой процедуре и использованием полученной в результате информации.
— необходимо обеспечить полную информированность пациента или его законного представителя по поводу всех процедур, связанных с реализацией проекта. Необходимо также обеспечить принцип сохранения медицинской тайны и неразглашения полученной информации путем передачи ее третьим лицам без согласия пациента. Этот принцип должен соблюдаться даже в тех случаях, когда полученная информация позволит делать вывод о том, что под угрозой находятся члены семьи пациента. Единственным исключением является случай, когда речь идет о серьезном заболевании, предотвратить которое можно путем раскрытия полученной информации; принцип конфиденциальности информации может быть нарушен только тогда, когда все попытки убедить пациента в необходимости раскрыть самому тайну его генетической информации оказываются безуспешными, однако, и в этом случае раскрытию подлежит не вся информация, а только необходимая ее часть.

— раскрытие генетической информации пациента или доступ к ней со стороны третьих лиц может быть разрешен только с добровольного информированного согласия пациента.
^ 86. Рекомендации по назначению компенсации субъекту исследования за участие в
эксперименте.
. Право субъекта на компенсацию. СуИ, получивший физическую травму в результате участия в ИУЧ, обладает правом на финансовую или другую помощь, которая может полноценно компенсировать ему равно временные или постоянные нарушения или инвалидность. В случае смерти его иждивенцы обладают правом на материальную компенсацию. Право на компенсацию не может отрицаться.
Смерть или инвалидность редко бывают следствием процедур, выполняемых исключительно в целях исследования, значительно чаще они являются результатом диагностических, профилактических или лечебных вмешательств. Компенсацию обычно назначают субъекту, которых пострадал от процедур, проводимых исключительно в целях исследования. Когда, например на ранних стадиях тестирования лекарств, неясно, является ли выполняемая процедура в основном исследовательской или лечебной, КЭК должен заранее определить травмы, за которые СуИ получит компенсацию. Ожидаемые СуИ должны быть информированы о решении КЭК. У СуИ не испрашивают отказа от прав на компенсацию и не демонстрируют небрежности в отношении компенсации.
Спонсор должен согласиться до начала исследования обеспечить компенсацию за любую физическую травму, включенную в список травм подлежащих компенсации; ему желательно получить страховку риска для покрытия компенсации независимо от доказательств вины.

В российской медиасфере и соцсетях не утихает эмоциональное обсуждение проекта закона Минздрава «О донорстве органов человека и их трансплантации», появившегося на правительственном портале нормативно-правовых актов 23 декабря 2019 г. Документ готовился ведомством Вероники Скворцовой более пяти лет, и правительственные лоббисты не намерены отступать. Не далее, как в четверг, 9 января, замминистра здравоохранения Олег Салагай выступил с успокоительными мантрами: дескать, речь идет исключительно о совершенствовании законодательства о трансплантологии и все это будет рассматриваться с учетом мнения граждан. «Катюша» попробовала разобраться, что ждет людей, не желающих расставаться со своими органами до и/или после смерти, и каково нынешнее положение дел в этой сфере.
«Уже в нескольких источниках в социальных сетях встретил информацию о том, что якобы принят какой-то документ, согласно которому у граждан в каком-то облегченном порядке могут быть изъяты органы. Таких нормативных актов не было, нет и быть не может. Законодательство о трансплантации органов действует в нашей стране с 1992 года, неоднократно совершенствовалось и даже становилось предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который не установил каких-либо несоответствий закона о трансплантации нормам основного закона нашей страны – Конституции.
Более того, в настоящее время Минздравом совместно с экспертным сообществом разработан проект федерального закона о донорстве и трансплантации органов, который содержит дополнительные элементы, гарантирующие защиту донора и реципиента, в том числе в части волеизъявления человека о посмертном донорстве», – написал Салагай в своем Telegram-канале.
О том, какие именно «дополнительные элементы» предлагает новый законопроект, общественное обсуждение которого на ресурсе regulation.gov.ru закончится 20 января с.г., мы подробно расскажем чуть позже. Сначала посмотрим, что мы имеем в сфере донорства органов на сегодняшний день. Ст. 47, п.4 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья» гласит: «Изъятие органов и тканей для трансплантации допускается у живого донора при наличии его информированного добровольного согласия». Тут все более-менее логично и понятно, но что происходит с ушедшими из жизни гражданами? Смотрим пп. 6 и 7 той же статьи:
«Совершеннолетний дееспособный гражданин может в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, заверенной руководителем медорганизации либо нотариально, выразить свое волеизъявление о согласии или о несогласии на изъятие органов и тканей после смерти…
В случае отсутствия волеизъявления совершеннолетнего дееспособного умершего право заявить о своем несогласии на изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации имеют супруг (супруга), а при его отсутствии – один из близких родственников».
То есть по факту в РФ для всех граждан с 1992 г. работает презумпция согласия на посмертное донорство, если они при жизни никак не оформили свое отрицательное волеизъявление по этому поводу. Это подтверждает и выдержка из ФЗ № 4180-I «О трансплантации органов и/или тканей человека» (в случае принятия рассматриваемого законопроекта он перестанет действовать):
«Ст. 8: Изъятие органов у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов после смерти для трансплантации реципиенту».
Если же медики в известность не поставлены, де-юре мы имеем презумпцию согласия на донорство органов – сама статья 8 этого ФЗ так и называется. Типичным печальным примером реализации этой теории на практике является случай с девушкой из Екатеринбурга, попавшей в аварию в Москве в 2014 году, которая впала в кому и вскоре умерла, а врачи буквально разобрали ее на органы. В ходе многолетних судебных тяжб (в октябре 2019 г. родители девушки обратились в ЕСПЧ) выяснилось, что ее родным никак не предлагали выразить свое волеизъявление по поводу посмертного донорства дочери: дескать, задавать такой вопрос посчитали неэтичным. Она сама, будучи человеком молодым (как и большинство граждан России, очевидно), письменных отказов от изъятия своих органов у нотариусов и главврачей заверить не успела. Ну а потрошить человека по презумпции согласия – это, конечно же, по логике трансплантологов куда более этично.
Итак, презумпция согласия гражданина на посмертное донорство у нас в законодательстве прямо прописана и давно работает. Какие же изменения Минздрав предлагает внести в существующей порядок новым законопроектом? Начнем с заявленных в тексте документа целей – они уже заставляют слегка насторожиться:
«развитие донорства органов человека в целях их трансплантации (пересадки)…»
Развитие донорства – это автоматически означает «больше выявленных доноров и больше изъятий органов у граждан – как у живых, так и у ушедших из жизни.»
«достижение баланса прав и законных интересов доноров органов и реципиентов при донорстве органов человека и их трансплантации (пересадке)…»
Достижение баланса – звучит конечно замечательно, но где в этом балансе хоть слово о гарантиях защиты прав и интересов обычного человека, не желающего расставаться с какой-либо частью своего тела – как при жизни, так и по ее окончании? Здесь речь идет исключительно о донорах и бенефициарах донорства.
Далее обратим внимание на основные понятия в законопроекте: «Донор органов (далее также – донор) – человек, в отношении которого констатирована смерть, или живой человек, донорские органы которого используются в целях трансплантации (пересадки)». Тут еще раз прямо констатируется – ЛЮБОЙ человек, в отношении которого констатирована смерть, по умолчанию является донором органов.
Законопроект наделяет Минздрав новыми полномочиями по «созданию, формированию, ведению и обеспечению функционирования Федерального регистра доноров органов, реципиентов и донорских органов, включающего сведения Регистра волеизъявлений граждан, Регистра посмертных доноров, Регистра прижизненных доноров и Регистра реципиентов».
Ст. 10 документа от Минздрава предполагает масштабную информкампанию по обработке мозгов населения на тему «быть донором своих органов – это здорово».
«В целях развития донорства органов человека и их трансплантации осуществляется информирование населения о социальной значимости донорства органов человека и их трансплантации в целях формирования у населения понимания и поддержки пользы добровольного безвозмездного предоставления донорских органов в целях их трансплантации (пересадки), являющегося одним из способов сохранения жизни и восстановления здоровья человека, а также о правовом регулировании отношений, связанных с донорством органов человека и их трансплантацией».
Тут хорошо бы уточнить: речь идет исключительно о создании позитивного имиджа посмертному или также прижизненному донорству? Если второе, то у живого донора после такого «акта гуманизма» здоровье уж точно никак не станет крепче, а совсем наоборот. Как известно, лишних органов и частей тела в организме человека нет, и расставание с какой-либо его частью означает неминуемое нарушение работы всей системы. Последствия могут быть самыми разными, но уж точно это не «восстановление здоровья». То есть реципиенту, безусловно, станет полегче, а вот его донору – наоборот.
Если же речь все же идет о пропаганде пользы посмертного донорства, возникает еще один интересный вопрос. Органы людей, проживших долгую жизнь и умерших своей смертью (допустим, в 75-90 лет), конечно, можно использовать, но их состояние при любом раскладе будет далеко от идеального, от способного обеспечить долгое здоровое функционирование организму реципиента. Так что логично предположить: самой желанной категорией для трансплантологов являются здоровые граждане молодого и среднего возраста, которые точно не спешат уходить из жизни и рассуждать о посмертном донорстве. Каким же образом Минздрав намерен массово развивать донорство в данной категории?
Документ предполагает создание отдельного Центра координации деятельности, связанной с донорством органов человека и их трансплантацией – «федерального государственного бюджетного учреждения, подведомственного уполномоченному федеральному органу исполнительной власти (очевидно, Минздраву), обеспечивающего исполнение полномочий указанного федерального органа». Также этот Центр будет следить за своевременным пополнением Федерального регистра доноров, реципиентов, отказников и донорских органов.
Налицо более чем системный подход к донорству органов. В больницах и госпиталях предлагается учредить специальную должность врача-координатора донорства органов: «в зависимости от объема проводимой работы вводится должность врача, осуществляющего организацию донорства органов человека». Одной из его обязанностей будет «своевременное внесение данных о наличии в медицинской организации потенциального донора органов в Федеральный регистр доноров органов, реципиентов и донорских органов, а также иных сведений, подлежащих внесению в указанный Федеральный регистр» (чуть позже разберем предлагаемое определение – «потенциальный донор»).
Статья 13 данного ПФЗ еще раз четко прописывает презумпцию согласия гражданина на изъятие органов после смерти. Она не действует только в том случае, если вы успели зафиксировать свой отказ от донорства в медицинской документации (это важно знать каждому!) посредством устного или письменного заявления врачу медучреждения, в котором гражданин наблюдается. Затем сам гражданин либо медицинская организация (с согласия гражданина) отправляет сведения об этом в создаваемый Регистр волеизъявлений граждан.
И еще один важный инструмент, при реализации которого посмертное донорство не допускается, о нем необходимо знать всем родственникам ушедшего из жизни:
«В случае отсутствия сведений о волеизъявлении совершеннолетнего дееспособного гражданина о несогласии на изъятие его органов после смерти в целях трансплантации, супруг, а при его отсутствии – один из близких родственников умершего в следующей очередности: дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка и бабушка имеет право заявить в письменной форме о выраженном умершим при жизни несогласии на изъятие его органов после смерти в целях трансплантации, а в случае отсутствия сведений о выражении умершим такого несогласия – выразить в письменной форме свое несогласие на изъятие органов у умершего в целях трансплантации».
Алгоритм действий чиновники Минздрава предлагают следующий:
«Медработник, уполномоченный руководителем медорганизации, не позднее 1 часа после подписания протокола установления смерти человека (протокола установления диагноза смерти мозга человека) предпринимает меры по информированию в устной форме лично или по телефону (при условии автоматической записи телефонного разговора) о констатации смерти гражданина супруга, а при его отсутствии – одного из близких родственников, которые посещают гражданина или пребывают с ним в медицинской организации либо сведения о которых содержатся в медицинской документации умершего или в иных документах, находящихся при нем».
У супруга или родственника с момента сообщения ему медицинской организацией о смерти близкого есть ровно три часа, чтобы заявить в письменной форме о выраженном умершим при жизни несогласии на изъятие его органов после смерти. Если же покойный таких сведений не оставил, у родственника остается право в письменной форме выразить свое несогласие на изъятие органов у умершего в целях трансплантации
Обращает на себя внимание факт, что в ПФЗ ясно прописана обязанность сотрудника медучреждения сообщить о смерти родственникам покойного, но нет ни слова о его обязанности напомнить близким об оперативном решении вопроса с донорством органов. Подразумевается, что об этом они должны вспомнить сами, и на все про все им дается только три часа. Если же врачи в течение 2 часов после подписания протокола о смерти не нашли ни одного родственника умершего, которым можно было бы сообщить о его смерти, он также автоматически признается донором.
Далее вот такой интересный момент: из текста документа мы узнаем, что «потенциальным донором признается посмертный донор, в отношении которого начата и проводится процедура констатации смерти (биологической смерти или смерти мозга) в соответствии с законодательством в сфере охраны здоровья». То есть де-факто смерть мозга человека еще не состоялась, а только «начала констатироваться», не говоря уже о биологической смерти, а он уже вносится в Регистр доноров и начинается активный поиск реципиента для его органов по общей базе. Такого человека уже целенаправленно ведут «на органы», мониторя, прежде всего, их сохранность и пригодность для имплантации, а не возможность реанимации умирающего. После констатации смерти мозга потенциальный донор превращается в «приемлемого» (сведения об этом немедленно вносятся в Регистр посмертных доноров), а если в течение трех часов после его смерти проинформированные родственники не предоставили заявление на отказ от донорства, приемлемый донор становится «реальным» и его органы изымаются для трансплантации.
Законопроект явно делает акцент на развитие посмертного донорства – добровольцам среди живых доноров разрешается пойти на такую операцию только если реципиентом является их родственник. Также в документе отмечается, что поиск органов по единому регистру всегда начинается с «биоматериала» посмертных доноров, и только в крайнем случае переходит на банк органов здравствующих граждан.
Все эти «дополнительные элементы», как их назвал г-н Салагай, не могут не вызывать тревогу у граждан, скептически настроенных к пропаганде общественной пользы донорства. Единые регистры доноров и базы данных органов, единые координационные центры трансплантологов, специальные должности врачей-координаторов в больницах – всё говорит о том, что чиновники намерены поставить посмертное изъятие органов у населения на поток, а как будут регистрироваться отказники, как будут информироваться родственники умерших с презумпцией согласия – очень большой вопрос.
Подготовка человека «на органы» с момента констатации «смерти мозга», но при сохранении дыхания и сердцебиения (т.е. еще когда не наступает биологическая смерть) – также крайне дискуссионная тема в обществе и науке, вокруг нее ломается много копий, хотя де-факто именно такой подход господствует сегодня в западной и российской медицине.
Какова мотивация врачей в продолжении борьбы за жизнь гражданина до последнего, если он заведомо определен ими в потенциальные доноры? Если обязанность информировать близких лежащего на операционном столе о том, что он определен «на органы» и уже внесен в реестр «потенциальных доноров» у медиков отсутствует (равно как врачи не обязаны первыми выяснять у родственников покойного их отношение к посмертному донорству), можно ли надеяться на то, что новый законопроект избавит россиян от «услуг» черных трансплантологов и они перестанут бояться попадать к хирургам? К сожалению, новый законопроект обходит все эти острые углы. Пусть в нем несколько раз повторяется: посмертное донорство органов будет исключительно безвозмездным, а все предлагаемые «инновации» получат бюджетное финансирование, пока он не успокаивает граждан, а совсем наоборот.

Поделиться: Ссылки на новость

The Village продолжает неделю смерти и возрождения, для этого материала мы съездили в Федеральный научный центр трансплантологии имени академика Шумакова, поговорили с главным трансплантологом Минздрава России и узнали, как погибшие люди могут помочь выжить другим.

1. Шесть способов обрести бессмертие

2. Страшные сказки: Семь новых фильмов ужасов

3. Сколько стоит умереть в Пекине, Копенгагене, Амстердаме и Нью-Йорке

4. Смерть не к лицу

5. Священнослужитель — о православных активистах, смерти и селфи

6. Что будет, если умереть в Москве без регистрации?

7. Кости столицы: гид по самым любопытным московским кладбищам

8. Возьми моё сердце: Как развивается трансплантология в России

9. Как замораживают людей для оживления в будущем

10. Как всё устроено: могильщик

11. 10 городов-призраков, куда больше не ступает нога человека

12. Танатотерапевт и психолог объясняют, как научиться не бояться смерти

«Эффект Николаса» — так трансплантологи объясняют, почему в Европе и США в конце 90-х резко — более чем в два раза — увеличилось количество пересадок органов от посмертных доноров. История семилетнего Николаса Грина, американского мальчика, погибшего от пули грабителя во время путешествия по Италии, растрогала и заставила задуматься о посмертном донорстве многих людей. Родители Николаса два дня надеялись, что сын выйдет из комы, а после того, как врачи констатировали смерть головного мозга, согласились использовать органы ребёнка для пересадки нуждающимся. Смерть Николаса спасла семерых очень больных людей и дала им возможность вернуться к нормальной, активной жизни.

Кому может понадобиться пересадка и каким бывает донорство

Пересадка может понадобиться любому больному, которому другие методы лечения не помогут. Врачи используют для трансплантации печень, почки, сердце, лёгкие и некоторые другие органы и ткани организма. Донорство бывает прижизненным и посмертным. В России, как и во всём мире, органы не могут быть предметом коммерческих сделок, и все страшилки о людях, украденных на органы, и объявления в стиле «продам почку» профессиональное сообщество воспринимает со скепсисом. Прижизненным донором может стать только родственник. Поделиться с родным человеком можно почкой или частью печени.

После смерти человек может спасти несколько жизней — в том случае, если его органы подходят для пересадки. Врачи не работают с органами и тканями онкобольных, больных гепатитом и туберкулёзом. В основном посмертные доноры — скончавшиеся от несчастных случаев или инсульта. Для посмертного донорства в России действует презумпция согласия. То есть врачи не обязаны спрашивать разрешение на изъятие органов у пациента или его родственников. В то же время закон предусматривает отказ от трансплантации. Родственники имеют право запретить врачам проводить процедуру изъятия и, согласно словам самих врачей, часто это право используют. Трансплантологи связывают это с особенностями менталитета и плохим образованием. Люди просто не осознают, что отказ от использования органов умершего человека фактически убивает ещё нескольких людей, очередников, которые очень ждут помощи.

Зачем нужен новый закон

Сейчас в России действует закон «О трансплантации органов и тканей» от 1992 года. Но в работе у Минздрава находится законопроект о донорстве и трансплантации, он готовился не менее трёх лет. Он должен гарантировать безопасность как пациентам, так и умершим людям и их родственникам. Текст документа подробно описывает все пути и ситуации, которые возникают в процессе констатации смерти, оценки донорских органов с точки зрения возможности использования, возможности семьи влиять на решение об изъятии.

Законопроектом запланировано создание реестра, который будет содержать не только прижизненное волеизъявление — согласие или отказ от использования органов после смерти, — но и единый лист ожидания для всех учреждений страны, где проводят трансплантацию. В этой базе также будет отслеживаться путь донорских органов и состояние здоровья пациентов и прижизненных доноров. Противники реестра опасаются, что согласившихся на посмертное донорство начнут похищать и подстраивать несчастные случаи. Составители документа уверяют, что, во-первых, база будет доступна только ограниченному кругу лиц, во-вторых, отсылают к американскому опыту. В США реестр содержит только тех, кто согласен на трансплантацию, и документ этот доступен полиции, скорой помощи, пожарной службе. Кроме того, человек может сделать отметку на водительских правах, если согласен на использование органов после смерти — это не рассматривается как фактор угрозы жизни и здоровью.

Ещё один важный момент — закон предусматривает создание профессиональных стандартов и программ обучения для трансплантологов-координаторов — врачей, которые должны осуществлять связь между больницами, где констатируют смерть, и трансплантологическими центрами, оценивать пригодность органов для использования, заниматься изъятием и обладать доступом к единому реестру нуждающихся в трансплантации. Всё это должно поспособствовать развитию трансплантологии в России.

Сергей Готье

главный трансплантолог Минздрава России, руководитель ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова

Так совпало, что 2015 год богат событиями из истории отечественной трансплантологии. В этом году мы отмечаем 50 лет со дня первой пересадки почки, 29 лет со дня первой пересадки сердца и 25 лет со дня первой пересадки печени. Ежегодно мы интенсифицируем нашу профессиональную деятельность и по итогам 2013 года наш Центр занял первое место в мире по числу трансплантаций сердца: мы провели 101 трансплантацию. А в 2014 году их было 97. Это тоже большой успех. Сразу скажу, что все трансплантации органов в России проводятся за счёт государственного бюджета.

Ещё большой успех — трансплантация органов детям. Мы работаем с детьми в возрасте от трёх месяцев. Приезжают малыши с врождёнными нарушениями, с циррозом печени, очень тяжёлые, бесперспективные, а после трансплантации они обретают полноценное здоровье, взрослеют, живут полной жизнью. Сейчас в детском отделении всего 25 коек, однако при чёткой интенсивной работе нам удаётся обеспечивать потребность страны в трансплантации печени у маленьких детей и занимать ведущее место в мире в этом виде трансплантации.

Но если говорить о России в целом, то есть трудности, которые нужно преодолеть, чтобы иметь реальные возможности помочь как можно большему числу наших граждан, то есть создать систему обеспечения донорскими органами.

В состоянии аффекта и горя
человек может отказаться от работы
с органами погибшего близкого.
Потом он осознаёт, что фактически убил нескольких человек

Москва — пока единственное место в России, где реально работает административный механизм сохранения донорских органов как национального ресурса. Здесь работают десять учреждений, которые занимаются теми или иными видами трансплантации. Давайте рассмотрим, как механизм работает в Москве.

При наступлении летального исхода вызываются специалисты, которые оценивают возможность использования органов умершего и в то же время имеют доступ к единому листу ожидания, который объединяет все учреждения в Москве, где делают трансплантацию. Кому орган больше подходит по антигенному набору, по группе крови — к тому он и направляется. Умерший человек может стать донором для нескольких пациентов. Согласно закону Российской Федерации о трансплантации органов и тканей человека, у нас в стране, как и в большинстве других стран, действует презумпция согласия на посмертное донорство органов. По данному вопросу существуют различные, порой полярные мнения, но я, как и мои коллеги, уверен, что презумпция согласия является более гуманным принципом принятия решения, чем испрошенное согласие. И вот почему.

В состоянии аффекта и горя человек (родственник умершего) может принять неверное решение — отказаться, не разрешить изъять органы погибшего близкого для трансплантации нуждающимся пациентам, потребовать оставить его в покое. Потом он будет сожалеть об этом решении, когда придёт осознание, что он фактически убил нескольких человек. Это ужасное чувство вины. Презумпция согласия этого не допускает. Это реализация принципа добросердечия, согласия на жертву, хорошего отношения к своему ближнему, собрату.

В отличие от развитых стран мира, таких как страны Европы, США, Канада, Австралия и другие, где функционируют государственные механизмы обеспечивающие посмертное донорство органов, мы пока этого не достигли. Но идём к этому.

В Москве ежегодно происходит 10–11 изъятий органов для трансплантации на миллион человек, тогда как в среднем по России этот показатель — 2,9. Это катастрофически мало. В Европейских странах происходит по 3–4 десятка изъятий на миллион человек в год. В Белоруссии — 18 изъятий на миллион населения.

Я приведу в пример США. В Америке каждый год на миллион человек проводится более 90 трансплантаций различных органов, а у нас в среднем — 9,2. Самая востребованная операция во всех странах — пересадка почки. В США на гемодиализе более 300 тысяч человек. У них делается в год 16 тысяч и более операций по пересадке почки. У нас в стране приблизительно 30 тысяч человек находятся на диализе. Две трети из них не имеют противопоказаний к пересадке. То есть 20 тысяч человек. А мы выполняем всего тысячу трансплантаций почки в год. Государство теряет на этом колоссальные деньги, ведь диализ дороже, чем трансплантация.

Есть страны, например, Япония, страны Юго-Восточной Азии, арабские страны, где основной вал трансплантаций — от живых доноров. А это значит, что пересаживается почка и часть печени. Там вся трансплантология зиждется на родственном донорстве, что, на мой взгляд, неправильно: ведь есть огромный посмертный органный ресурс, который необходимо использовать на благо людей. Прежде всего проблема в образовании, в ментальности, в отсутствии поддержки со стороны государств и непонимании процесса как у медиков, так и у сограждан.

В Испании развитию трансплантологии в своё время помогла католическая церковь, наставлявшая паству своими проповедями и призывами жертвовать свои органы после смерти собратьям. Мы надеемся, что наши религиозные конфессии тоже смогут помочь медицине, просвещая верующих. Но, кстати, у нас в стране есть большой резерв и для развития родственного прижизненного донорства, так как далеко не везде, где проводятся операции по трансплантации почки, используется этот реальный органный ресурс.

В заключение могу сказать, что перед российской трансплантологией много проблем, но путь их преодоления понятен. Прежде всего это системная профессиональная подготовка студентов и врачей в области трансплантологии и органного донорства. Это выстраивание государственной системы посмертного донорства органов, это воспитание населения в духе понимания гуманизма, доброжелательности.

Трансплантология: за и против

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *