Содержание

Григорий Мясоедов. Бегство Григория Отрепьева из корчмы на литовской границе. 1862

Хоть многие историки с этим и не согласятся, благодаря Александру Сергеевичу Пушкину все мы со школьных лет уверены, что Лжедмитрий – это именно Гришка Отрепьев, беглый монах из Чудова монастыря. На картине как раз сцена из «Бориса Годунова», в которой Отрепьева пытаются арестовать.

«Чудова монастыря недостойный чернец Григорий, из роду Отрепьевых, впал в ересь и дерзнул, наученный диаволом, возмущать святую братию всякими соблазнами и беззакониями. А по справкам оказалось, отбежал, окаянный Гришка, к границе Литовской…»

Критик Владимир Стасов назвал эту картину одной из первых заявок на пути создания реалистических исторических картин. До того исторические события чаще изображали в романтическом ключе.

Николай Неврев. Присяга Лжедмитрия I польскому королю Сигизмунду III на введение в России католицизма. 1874

В почтительном поклоне согнулся нунций Клаудио Рангони, представитель Папы Римского, над головой поднял шляпу король польский и великий князь литовский Сигизмунд III. А перед ним стоит, приложив руку к груди, Лжедмитрий I. Самозванца объявляют законным претендентом на русский престол.

Наигранность и неестественность происходящего – не только дань нередкой для исторической живописи театральности. Художник подчеркивает, насколько все участники происходящего понимают, что выполняют правила определенной игры.

Интересно, что в кабинете, где происходит действие, можно увидеть фигурки египетских сфинксов. В Европе они стали популярны спустя двести лет после Смутного времени, в XIX веке, после походов Наполеона в Египет.

Константин Маковский. Агенты Дмитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова. 1862

Династия Годуновых не сложилась – сын Бориса Годунова Федор правил всего лишь с апреля по июнь 1605 года, его даже не успели короновать. Источники говорят о нем как о добром и умном человеке. Его современник, князь Иван Катырев-Ростовский, пишет о Федоре так: «Пустотное и гнилое слово никогда из его уст не исхождало; о вере же и поучении книжном со усердием прилежаше».

Федора готовили к тому, чтобы он стал просвещенным государем, но долго править ему было не суждено. По приказу Лжедмитрия I Федора сначала арестовали, а потом задушили вместе с его матерью Марией. Молодой царь отчаянно сопротивлялся, поэтому потом, когда тела были выставлены на широкое обозрение, никого не обмануло официальное объявление о том, что Годуновы-де «сами отравились». Москвичи отчетливо видели следы от веревки, которой были задушены Федор и его мать.

Сергей Иванов. В Смутное время. 1908

Второе название картины – «Лагерь самозванца». Здесь художник написал лагерь уже Лжедмитрия II, которого история запомнила под кличкой «Тушинский вор». Это был уже «самозванец в квадрате» – он выдавал себя не только за сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия, но и за якобы спасшегося царя Лжедмитрия I. Новый самозванец в Стародубе начал формировать настоящую повстанческую армию. В нее собирались самые разные люди: казаки, татары, остатки такой же повстанческой армии Болотникова, польские мятежники. Окончательной резиденцией самозванца стало Тушино. В нем заседала своя Боярская Дума, был патриарх, чеканилась собственная монета.

Павел Рыженко. Смутное время. 2003

Павел Рыженко говорит о полотне «Смутное время» так:

«В самом названии картины я заложил ответ. «Кругом трусость, измена и обман», – так сказал о своем времени святой Николай II. То же мы можем сказать и о своем времени, и еще многое добавить к словам императора-страстотерпца. Есть от чего прийти в уныние.

Думается, что те же мысли посещали русских людей и во времена польского нашествия. Рыдали дети-сироты, грех и его следствие – мор, голод и войны – обескровили тогда Родину. Но русские люди нашли выход – обратились к покаянию. И как ребенка прижал Господь к своей груди русский народ. Простил, утешил, вновь поставил на окрепшие ноги. Вспоминая то смутное время, обратимся к теперешнему, но не в унынии, а в деятельном исправлении каждого своей жизни».

Смотрите онлайн приключенческий фильм «1612: Хроники смутного времени», снятый российским режиссером Владимиром Хотиненко в 2007 году. В сюжет картины положены события Смуты, но реальные факты достаточно сильно изменены и вымышлены.
По сюжету фильма «1612: Хроники смутного времени» царь Борис Годунов умирает, а его вдову и юного наследника Федора убивают. В живых остается только лишь дочь – Ксения. На престол восходит самозванец Лжедмитрий, которого через год тоже убивают. Власть переходит в другие руки. В России начинается Смута. Единственным свидетелем убийства царской семьи является мальчик-холоп Андрей (Петр Кислов). И хотя прошло много времени, он уже взрослый, но по-прежнему тайно любит дочь Бориса Годунова – красавицу Ксению. Испанский дворянин и наемный канонир Альвар Борха, взявший Андрея на службу, погибает в схватке с разбойниками. Присвоив его одежду и имя, Андрей хочет спасти Ксению Годунову, завоевав ее сердце…
Смотрите онлайн фильм «1612: Хроники смутного времени» в хорошем HD качестве совершенно бесплатно в любое удобное для вас время на нашем сайте, к тому же без регистрации. Приятного просмотра!

Аполлинарий Васнецов. Гонцы. Ранним утром в Кремле. Начало XVII века. 1913

Боярские хоромы, дома служилых, церкви стоят вдоль мостовой, по которой мчатся два всадника: монах и воин. Кажется, что слышишь гулкий топот копыт в предутренней тишине, в воздух взметнулась стая птиц. Мастер точно передает тревожную обстановку начала смутного XVII века.

Сергей Милорадович. Оборона Троице-Сергиевой лавры. 1894

Шестнадцать месяцев, с 1608 по 1610 год русский гарнизон, монахи, жители обороняли Троице-Сергиев монастырь от войск Лжедмитрия II. Огромное польско-литовское войско гетмана Яна Сапеги и тушинских бунтовщиков совершенно не ожидало такого яростного сопротивления. Осажденные терпели лишения, началась цинга – но они раз за разом отбивали штурмующих.

Гарнизон монастыря придерживался тактики активной обороны. Не только сопротивлялись наступающим ордам – но и дерзкими вылазками отбивали у осаждавших скот и съестные припасы, громили укрепления. Многочисленная русская артиллерия нанесла значительный урон нападающим.

На картине – совместная оборона монастыря, монахи вместе с воинами дают отпор штурмующим.

Осада Троицкого монастыря. Явление преподобного Сергия и Никона врагам. Литография. XIX век

Сказание об осаде монастыря повествует о многократных явлениях преподобного Сергия. Он являлся не только защитникам Лавры. По преданию, в одну из ночей он пришел во сне ко многим осаждающим и предрек им гибель. Некоторые из них, устрашенные этим явлением, оставили лагерь и ушли домой.

Василий Демидов. Предсмертный подвиг Михаила Константиновича Волконского. 1841

Воевода из рода Волконских Михаил Константинович, прозванный Хромым, в конце XVI века служил в Сибири, был тобольским воеводой, основал город Березов. При Василии Шуйском он стал воеводой Боровска. Когда Лжедмитрий II направил войска на Москву, польские отряды под предводительством Яна Сапеги осадили Боровск, расположенный на пути к столице.

По преданию, после того как поляки взяли город, воевода заперся в церкви Свято-Пафнутьева монастыря. Когда враги ворвались и в церковь, он храбро отбивался и погиб со словами «Умру у гроба Пафнутия Чудотворца».

Художник написал картину в духе классицизма, потому герои картины одеты не так, как одевались люди, жившие в XVII веке.

Константин Маковский. Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям. 1896

Картина огромная – 698 на 594 сантиметра. О ней писал Максим Горький:

«Первое впечатление не в пользу картины. Она кажется тусклой, в ней мало солнца, и кучи ярких одежд, набросанные на земле, кубки, стопы, братины – всё это недостаточно ярко, недостаточно вырисовывается, как-то очень массивно. И толпа тоже кажется массивной, неживой, без движения. Но стоит посмотреть минут десять, и картина оживает, и вы видите действительную, возбужденную, полную страшной силы толпу, собравшуюся «делать историю».

Фигура Минина, стоящего на бочке, – очень хороша; понятно, почему всё вокруг него так кипит: это его огонь зажег толпу. Всё более и ярче вырисовываются в ней отдельные фигуры – убогие, калеки, снимающие с себя крест, красавица боярыня, вынимающая из ушей серьги, кожемяка, сующий свою кису возбужденному Козьме, стрелец, свирепо взмахнувший над головой своей секирой. Очень оживляют толпу личики детей, выписанные кистью художника, должно быть, очень любящего их. Особенно хороша заспанная девчурка, в одной рубашонке, стоящая почти на первом плане об руку со своей сестрой; старуха, сидящая на земле, около кучи всякого скарба и открывающая бурак, не обращая ни на что внимания, тоже очень типична. Вдали сквозь толпу пробивается вершник, толпа течет из ворот кремля такой густой волной, над ней туча пыли, и выше всего старик кремль. Его серые хмурые стены очень хороши на фоне неба в легких, белых облаках. Левый угол картины открывает зеленый кусок Заволжья с церковью, утонувшей в купе деревьев.

Можно повторить, что в картине мало воздуха и солнца, но едва ли можно отрицать ее историческую и художественную правду. Толпа Маковского глубоко народна, – это именно весь нижегородский люд старого времени собрался отстаивать Москву и бескорыстно, горячо срывает с себя рубаху в жажде положить кости за родную землю».

Василий Савинский. Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского. 1882

Нижний Новгород стал центром сопротивления интервентам. В 1611 году почти ежедневно на площадях и улицах собираются люди, обсуждают, как собрать войско и где взять на это деньги. На картине – переломный момент. Посольство из духовенства, бояр и простого люда под предводительством Козьмы Минина явилось в нижегородское имение князя Дмитрия Пожарского с просьбой возглавить Второе народное ополчение. Именно это ополчение в ноябре 1612 года изгонит поляков из Кремля.

Вячеслав Моргун. Поляки ведут святого Гермогена в темницу. 2008

Священномученик, второй Патриарх Московский и всея Руси Гермоген прославился многими своими делами. Известны его воззвания к русскому народу с призывами к борьбе против интервентов. Патриарх Гермоген благословил оба ополчения на освобождение Москвы от поляков. Когда в 1611 году ополчение подошло к Москве и начало осаду Кремля, поляки бросили Патриарха в заточение. Тюремщики требовали, чтобы он призвал ополченцев отойти от города.

Ответ Патриарха был твердым: «Что вы мне угрожаете? Боюсь одного Бога. Если все вы, литовские люди, пойдете из Московского государства, я благословлю русское ополчение идти от Москвы, если же останетесь здесь, я благословлю всех стоять против вас и помереть за православную веру».

17 февраля 1612 года, не дождавшись освобождения Москвы, он умер от голода.

Эрнст Лисснер. Изгнание польских интервентов из Московского Кремля. 1908

Второе ополчение полностью окружило польские силы в центре Москвы. 1 ноября 1612 года (по новому стилю) Второе ополчение под командованием Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского успешно штурмовало Китай-город. Дмитрий Пожарский вошел в него с Казанской иконой Божьей Матери. Через два дня польский гарнизон капитулировал, а 4 ноября – сдался.

Адриан Волков. Смерть Ивана Сусанина. 1855

Подвиг Ивана Сусанина главным образом известен нам из устных народных сказаний, но есть и исторический источник – царская грамота от 30 ноября 1619 года.

Иван Сусанин был крестьянином и вотчинным старостой села Деревеньки, расположенного близ села Домнина Костромского уезда. Поздней зимой 1613 года польско-литовский отряд взял Сусанина проводником до вотчины Романовых, где жил только что избранный на престол Михаил Федорович. Поляки хотели убить молодого царя. Сусанин намеренно завел отряд в непроходимый лес. По преданию, за отказ указать верный путь его подвергли пыткам, а затем «изрубили в мелкие куски».

Позже подвиг Сусанина был отражен во многих литературных произведениях и в одной из самых известных русских опер – «Жизнь за Царя» авторства Михаила Глинки.

Алексей Кившенко. Михаил Федорович. Депутация от Земского собора. 1880

За годы Смуты русская земля устала от безвластия. Но выбор нового царя был непростым делом – должно было сложиться слишком много условий и обстоятельств. В начале 1613 года в Москву стали съезжаться выборные «всей земли», из разных городов и земель.

21 февраля 1613 года Земский Собор избрал на царство Михаила Романова, представителя рода, наименее запятнавшего себя сотрудничеством с интервентами. Кроме того, молодой царь состоял в родстве с первой женой царя Иоанна Грозного, Анастасией Захарьиной-Юрьевой, что обеспечивало преемственность власти.

Траги­че­ские собы­тия Смут­ного времени стали одним из источ­ни­ков вдох­но­ве­ния для русских худож­ни­ков XIX–XX вв. Действи­тельно, этот корот­кий проме­жу­ток времени в россий­ской исто­рии полон собы­тий, лично­стей и траге­дий. Пресе­че­ние правя­щей дина­стии, внеш­няя угроза со стороны Швеции и Польши, волне­ния и недо­воль­ство насе­ле­ния княже­ской властью, алчность москов­ской элиты и другие обсто­я­тель­ства привели к тяже­лей­шим послед­ствиям. Но несмотря на все злоклю­че­ния, патри­о­тизм и отдель­ные лично­сти сыграли реша­ю­щую роль в буду­щем страны. Благо­даря рабо­там таких выда­ю­щихся худож­ни­ков, как Григо­рий Мясо­едов, Алек­сей Кившенко, Сергей Иванов, Павел Чистя­ков, эпизоды Смут­ного времени оста­лись в памяти народа совре­мен­ной России.

VATNIKSTAN собрал десять выда­ю­щихся картин, проник­ну­тых мрач­ной атмо­сфе­рой начала XVII века.

Григорий Мясоедов «Бегство Григория Отрепьева из корчмы на литовской границе» (1862 год)

Одним из ярких произ­ве­де­ний, посвя­щен­ным собы­тиям эпохи Смут­ного времени, явля­ется работа Григо­рия Григо­рье­вича Мясо­едова «Бегство Григо­рия Отре­пьева из корчмы на литов­ской границе». Напи­сан­ная в 1862 году, картина была создана в память о 250-летии изгна­ния поль­ско-литов­ских интер­вен­тов из России. Худож­ник посвя­тил полотно исто­рии Гришки Отре­пьева, извест­ного всем по произ­ве­де­нию Алек­сандра Пушкина «Борис Году­нов». Хотя многие исто­рики сомне­ва­ются, что личность «беглого монаха» тожде­ственна Лжед­мит­рию I. За данное произ­ве­де­ние Мясо­едов полу­чает боль­шую золо­тую медаль Импе­ра­тор­ской Акаде­мии худо­жеств и отме­ча­ется Сове­том Акаде­мии как знаток русской куль­туры.

Приме­ча­тельно, что худож­ник посвя­тил работу не патри­ар­хам, царям, боярам, князьям и святи­те­лем. Ещё до созда­ния «Това­ри­ще­ства пере­движ­ни­ков» Мясо­едов описы­вает обыч­ные собы­тия русской народ­ной драмы. Тем не менее худож­ник сохра­няет и акаде­ми­че­ские прин­ципы живо­писи. Экспрес­сив­ные движе­ния персо­на­жей, подчёрк­ну­тые контра­сты свето­тени усили­вают ощуще­ние некой теат­раль­но­сти пред­став­лен­ной сцены. Но при этом, живо­пи­сец стара­ется пока­зать зрителю быт, куль­туру и убран­ство насе­ле­ния. Мясо­едов смог пере­дать окру­же­ние Отре­пьева: это и вид самой корчмы, одежду и эмоции людей, пред­меты быта. Впослед­ствии талант­ли­вый худож­ник будет одним из идео­ло­гов «Това­ри­ще­ства пере­движ­ни­ков», а также окажется в боль­шом почёте среди коллег, во многом благо­даря своему таланту, обра­зо­ван­но­сти, едкому и крити­че­скому уму. Извест­ный худо­же­ствен­ный критик Влади­мир Васи­лье­вич Стасов напи­шет про картину Мясо­едова:

«Здесь не было ничего собственно исто­ри­че­ского, и сам Само­зва­нец являлся мело­дра­ма­ти­че­ским героем, с натя­ну­тым типом, выра­же­нием и жестом. Зато всё осталь­ное в картине свиде­тель­ство­вало о силь­ном таланте и глубо­ком пости­же­нии русских народ­ных натур. Пристава и стран­ству­ю­щие монахи были воспро­из­ве­дены вели­ко­лепно, и всего пора­зи­тель­нее и глубже была пере­дана личность монаха Варла­ама, навсе­гда остав­ша­яся одним из харак­тер­ней­ших созда­ний новой русской школы».

Сцена, как упоми­на­лось ранее, описы­вает собы­тия из произ­ве­де­ния Пушкина «Борис Году­нов». Отре­пьев, жела­ю­щий добраться до Литвы, оста­нав­ли­ва­ется в пригра­нич­ной корчме, где ест и пьёт за одним столом с мона­хом-черне­цом Миса­и­лом и изгоем-расколь­ни­ком отцом Варла­а­мом. Входят приставы, кото­рые по приказу Году­нова ищут само­званца. Аван­тю­рист сказы­ва­ется грамот­ным и вызы­ва­ется прочесть указ царя. Он врёт приста­вам, описы­вая внеш­ность разыс­ки­ва­е­мого по всем пара­мет­рам, подхо­дя­щим к облику Варла­ама. Монах выры­вает указ у Отре­пьева и читает насто­я­щее описа­ние Лжед­мит­рия. Тогда Григо­рий растал­ки­вает приста­вов, выпры­ги­вает в окно и бежит в сторону Литвы.

Константин Маковский «Агенты Дмитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова» (1862 год)

13 апреля 1605 года умирает Борис Году­нов — власть полу­чает Фёдор Бори­со­вич, кото­рый правил с апреля по июль 1605 года. Однако, Лжед­мит­рий начи­нает поль­зо­ваться всё боль­шей попу­ляр­но­стью у насе­ле­ния Россий­ского госу­дар­ства: под Кромами в его армию влива­ется значи­тель­ная часть прави­тель­ствен­ных войск. С помо­щью воззва­ний и обеща­ний буду­щий монарх смог отве­сти народ­ную любовь от дина­стии Году­но­вых. 1 июля 1605 года насе­ле­ние Москвы устро­ило бунт — победа Лжед­мит­рия стала очевид­ной. Году­новы бежали во дворец, но там их застигла толпа, кото­рая начала громить и крушить «храмины» бога­тых людей, были захва­чены все винные погреба. Как писал один совре­мен­ник: «вина опились многие люди и померли».

Лжед­мит­рий пони­мал, что если Году­новы оста­нутся в живых, его власть не будет проч­ной Тогда стрельцы нашли Фёдора с мате­рью и сест­рой, и доста­вили их на старое подво­рье. Туда же явились посланцы само­званца князья Голи­цын и Мосаль­ский. Здесь по их приказу стрельцы набро­си­лись на Году­но­вых. Царицу быстро заду­шили верёв­ками. Фёдора после непро­дол­жи­тель­ной борьбы постигла участь матери. Сестру оста­вили в живых. Её постригли в мона­хини и отпра­вили в Кирилло-Бело­зёр­ский мона­стырь. Выйдя в народ, бояре объявили, что царь и царица со страху отра­ви­лись. Также из столицы выслали патри­арх Иова и остатки дина­стии Году­но­вых. 20 июня 1605 года Лжед­мит­рий торже­ственно всту­пил в Москву.

Тем не менее Лжед­мит­рия ждала такая же участь. Он не смог усми­рить бояр во главе с Васи­лием Шуйским. 17 мая 1606 года они с призы­вом «Поляки бьют госу­даря» ворва­лись в столицу, где нача­лось массо­вое изби­е­ние поль­ского гарни­зона. В это же время 200 заго­вор­щи­ков ворва­лись в покои царя и убили его. На этом звер­ства не закон­чи­лись: мёрт­вое тело Лжед­мит­рия сожгли, а пепел заря­дили в Царь-пушку и выстре­лили в ту сторону, откуда пришёл само­зва­нец.

Констан­тин Егоро­вич Маков­ский смог изоб­ра­зить дина­мику и траге­дию разво­ра­чи­ва­ю­щихся собы­тий. Он пере­дал борьбу Фёдора Бори­со­вича, кото­рого не могут одолеть даже трое стрель­цов. Невы­ра­зи­мая печаль и горе сестры Году­нова перед телом убитой матери, иконы в «царских» хоро­мах и множе­ство других дета­лей создают выра­зи­тель­ное произ­ве­де­ние. Приме­ча­тельно, что Маков­ский, как и многие его совре­мен­ники, стано­вится актив­ным участ­ни­ком «Това­ри­ще­ства пере­движ­ни­ков», но и выстав­ляет свои работы на выстав­ках Акаде­мии.

Сергей Иванов «В Смутное время» (1908 год)

Ещё один пере­движ­ник Сергей Васи­лье­вич Иванов со своим произ­ве­де­нием «В смут­ное время». Явля­ясь пред­ста­ви­те­лем «позд­них пере­движ­ни­ков» Иванов посвя­тил ряд своих работ исто­ри­че­ской тема­тике. По мнению крити­ков, в его твор­че­стве просле­жи­ва­ется взаи­мо­связь с искус­ством Сури­кова и Рябуш­кина. Он описы­вал драма­ти­че­ские собы­тия в исто­рии русской жизни. Мастеру были понятны порывы народ­ной массы в острые для России пери­оды исто­рии. При этом он смог в духе времени пере­дать атмо­сферу. Его эпизоды — почти как кино­кадры, захва­ты­ва­ю­щие зрителя своим дина­мич­ным ритмом, «эффек­том присут­ствия». При этом зача­стую он обра­щался не к геро­и­че­ским момен­там исто­рии России, а к сценам быта. Так, картина «В смут­ное время» описы­вает повсе­днев­ность солдат, каза­ков и наём­ни­ков в лагере другого само­званца — Лжед­мит­рия II, вошед­шего в исто­рию под клич­кой «Тушин­ский вор».

Новый Лжед­мит­рий выда­вал себя за сына Ивана Гроз­ного, царе­вича Дмит­рия, и за якобы спас­ше­гося царя Лжед­мит­рия I одно­вре­менно. Он стал форми­ро­вать новую повстан­че­скую армию в Старо­дубе, куда стека­лось множе­ство добро­воль­цев: казаки, татары, поляки, остатки повстан­че­ской армии Болот­ни­кова, Окон­ча­тель­ной рези­ден­цией Лжед­мит­рия II стало село Тушино под Моск­вой. Он создал свои органы управ­ле­ния — Бояр­скую думу, приказы. Патри­ар­хом он сделал ростов­ского митро­по­лита Фила­рета Рома­нова — отца буду­щего первого царя дина­стии Рома­но­вых. Но аван­тю­рист не обла­дал каче­ствами пред­ше­ствен­ника: он не был спосо­бен к управ­ле­нию, пред­по­чи­тал развле­че­ния веде­нию дел по орга­ни­за­ции армии. Да и сами войска «Тушин­ского вора» грабили и осаждали мест­ные посе­ле­ния, что вызвало нена­висть народа к войскам инозем­цев. Осенью 1610 года, во время охоты, Лжед­мит­рий II был убит руками своих же сорат­ни­ков.

Сергей Милорадович «Оборона Троице-Сергиевой лавры» (1894 год)

Приме­ром граби­тель­ских выхо­док войск Лжед­мит­рия II стала осада Троице-Серги­ева мона­стыря. Сохра­нив­ши­еся сокро­вища, уцелев­шие от всех смут конца XVI — начала XVII веков, прико­вали внима­ние поль­ских иска­те­лей наживы. Их планам поме­шала геро­и­че­ская оборона неболь­шого гарни­зона мона­стыря, состо­я­щая из стрель­цов, мона­хов и добро­воль­цев. После продол­жи­тель­ной осады, продол­жав­шейся более года, армия Лжед­мит­рия II вынуж­дена отсту­пить, во многом из-за подо­шед­шего войска Миха­ила Скопина-Шуйского. Эта победа подняла боевой дух русского войска, а Троиц­кая осада стала приме­ром воин­ской славы русского народа.

Этим эпизо­дом и был вдох­нов­лён худож­ник Сергей Дмит­ри­е­вич Мило­ра­до­вич. Живо­пи­сец вырос в семье сель­ского дьякона, учился в семи­на­рии и на протя­же­нии 25 лет служил псалом­щи­ком церкви Воскре­се­ния в Гонча­рах. Всё это повли­яло на твор­че­ство Мило­ра­до­вича — его произ­ве­де­ния посвя­щены сценам из исто­рии духо­вен­ства, мона­ше­ства и раскола. В своей картине он пере­дал совмест­ные действия мона­хов, стрель­цов и опол­че­ния. Живо­пи­сец пока­зал готов­ность русских людей отсто­ять землю совмест­ными усили­ями.

Василий Савинский «Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского» (1882 год)

Пора­же­ние первого опол­че­ния, окку­па­ция Москвы поль­скими интер­вен­тами, воца­ре­ние поль­ского царе­вича Влади­слава на россий­ский престол, капи­ту­ля­ция Смолен­ска, захват шведами Новго­рода — все эти собы­тия повлекли за собой созда­ние второго опол­че­ния, кото­рое осво­бо­дило Москву от поль­ской окку­па­ции в ноябре 1612 года.

Несмотря на полную разруху в стране и окку­па­цию терри­то­рии, идея народ­ного сопро­тив­ле­ния не умерла. Центром нового движе­ния стал Нижний Новго­род. Осенью 1611 года здесь стало соби­раться мест­ное насе­ле­ние, где всё чаще разда­ва­лись призывы к спасе­нию русского госу­дар­ства и право­слав­ной веры. Лиде­ром этого движе­ния стал посад­ский житель, земский старо­ста, торго­вец мясом Кузьма Минич Минин. Несмотря на доста­точ­ное коли­че­ство пожерт­во­ва­ний и добро­воль­цев со всех угол­ков отече­ства, патри­о­ти­че­ское движе­ние не могло суще­ство­вать без лидера. Выбор пал на 33-летнего князя Дмит­рия Михай­ло­вича Пожар­ского, деятеля первого опол­че­ния, снис­кав­шего себе славу смелого и опыт­ного воена­чаль­ника, не связан­ного с «Тушин­ским вором», ни с каза­ками, ни с само­зван­цами.

Худож­ник Васи­лий Евме­ни­е­вич Савин­ский полу­чил боль­шую золо­тую медаль Импе­ра­тор­ской Акаде­мии Худо­жеств в 1882 году за картину «Ниже­го­род­ские послы у князя Дмит­рия Пожар­ского». В данной работе он изоб­ра­зил пере­лом­ный момент русской исто­рии. Посоль­ство из духо­вен­ства, бояр и простого насе­ле­ния под пред­во­ди­тель­ством Кузьмы Минина явилось в ниже­го­род­ское имение князя Дмит­рия Пожар­ского с прось­бой возгла­вить второе народ­ное опол­че­ние.

Павел Чистяков «Патриарх Гермоген в темнице» (1860 год)

Боль­шую роль в борьбе русского народа против интер­вен­ции сыграла право­слав­ная церковь. Идей­ным борцом за неза­ви­си­мость и един­ство стал патри­арх Гермо­ген. Во время прав­ле­ния Шуйского казан­ский митро­по­лит Гермо­ген стал патри­ар­хом всея Руси. Он ревностно отста­и­вал право­сла­вие, был против­ни­ком само­зван­цев и като­ли­че­ства. После сговора поля­ков и Бояр­ской думы о воца­ре­нии Влади­слава, вхож­де­ния поль­ских войск в Москву 21 сентября 1610 года Гермо­ген всту­пает в борьбу против иностран­ного втор­же­ния. Он начал распро­стра­нять обра­ще­ния к народу, в кото­рых призы­вал мест­ное насе­ле­ние не подчи­няться новой власти и встать на борьбу против заси­лья поля­ков.

В разгар борьбы первого опол­че­ния и поль­ских захват­чи­ков, когда в 1611 году Москва была осаждена войсками народ­ного сопро­тив­ле­ния во главе с Проко­пием Ляпу­но­вым, совместно с атама­ном Иваном Заруц­ким и князем Дмит­рием Трубец­ким, поляки зато­чили Гермо­гена в темницу. Тюрем­щики требо­вали, чтобы он призвал опол­чен­цев отойти от города. Но несги­ба­е­мый патри­арх твердо стоял на своём:

«Что вы мне угро­жа­ете? Боюсь одного Бога. Если все вы, литов­ские люди, пойдёте из Москов­ского госу­дар­ства, я благо­словлю русское опол­че­ние идти от Москвы, если же оста­не­тесь здесь, я благо­словлю всех стоять против вас и поме­реть за право­слав­ную веру».

Узнав о гото­вив­шемся походе Второго опол­че­ния, поляки и их москов­ские приспеш­ники во главе с бояри­ном Салты­ко­вым обра­ти­лись к аресто­ван­ному патри­арху с требо­ва­нием осудить начав­ше­еся движе­ние. Но тот отве­тил отка­зом. Более того, Гермо­ген проклял бояр как «окаян­ных измен­ни­ков». Его стали морить голо­дом. 17 февраля 1612 года, не дождав­шись осво­бож­де­ния Москвы, патри­арх умер.
Вдох­но­вив­шись данным эпизо­дом, выда­ю­щийся худож­ник Павел Петро­вич Чистя­ков к 1860 году создаёт картину «Патри­арх Гермо­ген в темнице», за кото­рую полу­чает малую золо­тую медаль Акаде­мии. Худож­ник смог изоб­ра­зить на полотне святость патри­арха, при этом он пере­даёт ковар­ство и слабость интер­вен­тов, кото­рые не способны напу­гать Гермо­гена.

Михаил Скотти «Минин и Пожарский» (1850 год)

Извест­ная картина живо­писца Миха­ила Ивано­вича Скотти «Минин и Пожар­ский» посвя­щена осво­бо­ди­тель­ной борьбе второго народ­ного опол­че­ния против поль­ской интер­вен­ции. Сам автор, Скотти, акаде­мик и профес­сор, был доста­точно изве­стен среди совре­мен­ни­ков. Его вирту­оз­ные аква­рели и картины «итальян­ского жанра», а также порт­реты высоко цени­лись совре­мен­ни­ками, в том числе и членами импе­ра­тор­ской фами­лии. Но, конечно, на сего­дняш­ний день самой извест­ной его рабо­той явля­ется именно картина, посвя­щён­ная Минину и Пожар­скому.

Само произ­ве­де­ние было напи­сано в 1850 году, на внуши­тель­ных разме­ров полотне. Герои изоб­ра­жены стоя­щими бок об бок друг с другом, в позах будто замер­ших в теат­раль­ной поста­новке, Пожар­ский держит знамя. Лица выпол­нены подобно обра­зам антич­ных героев — краси­вые и с правиль­ными чертами. На заднем фоне пред­став­лено народ­ное опол­че­ние, кото­рое вот-вот осво­бо­дит Москов­ский Кремль. Совер­шенно разные по проис­хож­де­нию лично­сти — один пото­мок Рюри­ко­ви­чей, второй — простой посад­ский житель. Но только совмест­ными усили­ями эти люди смогли добиться победы. Работа входит в триптих, посвя­щён­ный собы­тиям Смут­ного времени, наряду с рабо­тами «Подвиг Ивана Суса­нина» (1851 год) и «Архи­манд­рит Диони­сий Зобни­нов­ский вручает грамоту воину» (1851 год).

«Подвиг Ивана Суса­нина» (1851 год) «Архи­манд­рит Диони­сий Зобни­нов­ский вручает грамоту воину» (1851 год)

Адриан Волков «Смерть Ивана Сусанина» (1855 год)

Картина Адри­ана Марко­вича Волкова посвя­щена попу­ляр­ному сюжету о подвиге Ивана Суса­нина. Он был крестья­ни­ном и вотчин­ным старо­стой села Дере­веньки, распо­ло­жен­ного возле села Домнино Костром­ского уезда. Позд­ней зимой 1613 года поль­ско-литов­ский отряд взял Суса­нина провод­ни­ком до вотчины Рома­но­вых, где жил только что избран­ный на престол Михаил Фёдо­ро­вич. Поляки наме­ре­ва­лись убить моло­дого царя, но они выбрали не того путника. Суса­нин наме­ренно завёл отряд в непро­хо­ди­мый лес. По преда­нию, за отказ указать верный путь его пытали, а затем «изру­били в мелкие куски».

Суще­ство­ва­ние такой исто­ри­че­ской лично­сти как Иван Суса­нин до сих пор вызы­вает споры среди исто­ри­ков. Но оста­лась царская грамота Миха­ила Рома­нова Богдану Соби­нину от 30 ноября 1619 года. В данном доку­менте напи­сано:

«Божиею мило­стию, мы, вели­кий госу­дарь, царь и вели­кий князь Михайло Фёдо­ро­вич, всея Русии само­дер­жец, по нашему царскому мило­сер­дию, а по совету и проше­нию матери нашея, госу­да­рыни, вели­кия старицы инокини Марфы Ивановны, пожа­ло­вали есма Костром­ского уезда, нашего села Домнина, крестья­нина Богдашка Соби­нина, за службу к нам и за кровь, и за терпе­ние тестя его Ивана Суса­нина: как мы, вели­кий госу­дарь, царь и вели­кий князь Михайло Федо­ро­вич всея Русии в прошлом 121 (1613) году были на Костроме, и в те поры прихо­дили в Костром­ской уезд поль­ские и литов­ские люди, а тестя его, Богдаш­кова, Ивана Суса­нина в те поры литов­ские люди изымали и его пытали вели­кими, немер­ными пытками и пытали у него где в те поры мы, вели­кий госу­дарь, царь и вели­кий князь Михайло Фёдо­ро­вич всея Русии были, и он Иван, ведая про нас, вели­кого госу­даря, где мы в те поры были, терпя от тех поль­ских и литов­ских людей немер­ные пытки, про нас, вели­кого госу­даря, тем поль­ским и литов­ским людям, где мы в те поры были, не сказал, а поль­ские и литов­ские люди заму­чили его до смерти…»

Эрнест Лисснер «Изгнание польских интервентов из Московского Кремля» (1908 год)

После победы основ­ных сил второго опол­че­ния над армией гетмана Ходке­вича в сентябре 1612 года (по новому стилю), 1 ноября армия Минина и Пожар­ского осадила Кремль, в кото­ром укры­лись остатки поль­ско-литов­ского гарни­зона. В тот же день был взят Китай-город. Остатки поль­ских интер­вен­тов капи­ту­ли­ро­вали 5 ноября 1612 года. 6 ноября того же года был назна­чен торже­ствен­ный вход в Кремль князей Пожар­ского и Трубец­кого. Когда войска собра­лись у Лобного места, архи­манд­рит Троице-Серги­е­вого мона­стыря Диони­сий совер­шил торже­ствен­ный моле­бен в честь победы опол­чен­цев.

Худож­ник Эрнест Эрне­сто­вич Лисснер изоб­ра­зил сдачу поль­ских окку­пан­тов. Живо­пи­сец пока­зал радость опол­чен­цев, кото­рые смогли спасти отече­ство от като­ли­че­ской угрозы. Сам город выгля­дит плачевно: стены пробиты, город горит. Это пока­зы­вает каким трудом далась победа второго народ­ного опол­че­ния.

Алексей Кившенко «Михаил Фёдорович. Депутация от Земского собора» (1880 год)

Одной из важней­ших проблем буду­щего устрой­ства Россий­ского госу­дар­ства стал выбор прави­теля. Бояр­ская элита боялась усиле­ния влия­ния Пожар­ского. Пред­ста­ви­тели старых княже­ских родов — Ф. И. Мсти­слав­ский и В. В. Голи­цын, запят­нали свою честь из-за связи с поля­ками. Также канди­да­том высту­пал и Д. М. Трубец­кой, но он не был поддер­жан элитой. Тогда выбор пал на моло­дом Миха­иле Рома­нове, сыне тушин­ского патри­арха Фила­рета. Он устра­и­вал всех: бояре наде­я­лись, что смогут мани­пу­ли­ро­вать новым царем, из-за плене­ния его отца казаки и духо­вен­ство поддер­жи­вали канди­да­туру Рома­нова, так как он стал муче­ни­ком еще при жизни. При этом моло­дой царь состоял в родстве с первой женой царя Иоанна Гроз­ного, Анаста­сией Заха­рьи­ной-Юрье­вой, что обес­пе­чи­вало преем­ствен­ность власти. 21 февраля 1813 года Михаил Рома­нов был избран на царство Земским Собо­ром.

Автор знаме­ни­той картины «Воен­ный совет в Филях», посвя­щен­ной Отече­ствен­ной войне 1812 года, уделил свое внима­ние и для описа­ния собы­тий Смут­ного времени. Он изоб­ра­зил воца­ре­ние Миха­ила Рома­нова. Огром­ная духов­ная процес­сия и народ, кото­рый просит царя всту­пить на престол — все это пред­став­ляет внима­нию зрителя Кившенко.

Смута

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *