27 мая при спуске с Эвереста умер от сердечного приступа американский альпинист. Он стал уже 12-й жертвой горы в 2019 году. Людские пробки, неподготовленные восхождения, неубранные трупы, мусор… «Лента.ру» разобралась в том, как вершина мира превратилась в одну большую проблему.

Новости, приходившие с Эвереста в мае этого года, напоминали сводки с фронта. 16 мая после падения умер ирландец Шей Лоулесс. День спустя от высотной болезни скончался его напарник по экспедиции индиец Рави Тхакар. 22 мая жертвой высотной болезни пал американец Дональд Кэш. После этого люди на горе умирали практически ежедневно. 23 мая от истощения при спуске погибло сразу четверо: индийцы Нихал Багван, Анджали Кулкарни и Калпана Даш, а также австриец Эрнст Ландграф.

24 мая — и еще два трупа: ирландец Кевин Хинс умирает от высотной болезни, а у непальца Друбы Бисны она накладывается на истощение. 25 мая вновь приносит смерть — всего в 150 метрах от вершины от высотной болезни скончался британец Робин Фишер. Эта страшная серия прервалась лишь 26 мая, но лишь для того, чтобы 27 мая список пополнил американец Кристофер Калиш. Он стал 11-м альпинистом, погибшим в мае 2019 года. Учитывая, что 20 апреля в базовом лагере погиб американец Крис Дэйли, общее число жертв Эвереста за этот год достигло 12 человек, что делает 2019-й одним из самых кровавых в истории.

1/2

Больше людей за год погибало лишь три раза в истории. 15 человек — в 1996 году, 17 человек — в 2014-м и 19 человек — в 2015-м. Причем последние два случая связаны с массовыми одномоментными смертями. В 2014 году 16 шерпов погибли под лавиной, накрывшей базовый лагерь, а год спустя все 19 человек стали жертвами землетрясения, прокатившегося по Непалу. Тогда в стране погибли девять тысяч человек. Обычная же годовая «норма» Эвереста — пять-восемь человек. Что же такого случилось в этом году?

Лифт на крышу мира

Корень всех проблем лежит в коммерциализации подъемов на Эверест. Вплоть до 1970-х годов доступ иностранцев в Непал и Тибет был ограничен, поэтому каждый год на гору поднималось лишь несколько человек. Когда ограничения сняли, восхождениями все равно занимались профессиональные экспедиции, которые зачастую организовывались на государственные деньги и осуществлялись опытными альпинистами.

Конечно, покорители высочайшей вершины мира погибали и тогда. Но происходило это чаще всего из-за внешних факторов. Например, в 1970 году под лавиной погибло пятеро непальских шерп, в 1974 году — шестеро участников французской экспедиции, а в 1989-м — пятеро поляков. Кроме того, альпинисты старались вписать свое имя в историю, забравшись на Эверест каким-то необычным способом, который ранее никто не практиковал. Подъемы ночью или зимой, в период муссонов или без кислородной маски, в одиночку или по необычному маршруту.

Естественно, все это повышало и риски. Но в силу небольшого числа восхождений и число жертв было небольшим. 1977 год вообще обошелся без погибших, в 1976-м погиб один человек, а в 1975-м — двое. К концу 1980-х годов Эверест практически не оставил возможности вписать свое имя в историю. Искатели славы отправились покорять другие вершины, которые были хоть и ниже, но сложнее Джомолунгмы (тибетское название Эвереста), а на их место пришли желающие подзаработать.

Поворотным пунктом стал 1985 год, когда американский альпинист, фотограф и режиссер Дэвид Бришерс организовал восхождение на гору 55-летнего бизнесмена Дика Басса, одержимого идеей покорить высочайшие вершины всех семи континентов. Восхождение закончилось благополучно, Басс стал самым возрастным покорителем Эвереста, а Бришерс — первым американцем, дважды поднявшимся на гору. Спустя год Басс выпустил книгу о своих приключениях, которая стала бестселлером.

Многие состоятельные американцы и европейцы захотели повторить опыт Дика и выстроились в очередь к опытным восходителям. Вскоре альпинисты-профессионалы стали создавать компании, специализирующиеся на туристических подъемах любителей на Эверест. Первенцами в 1992-1995 годах стали компании Himalayan Kingdoms Стивена Белла, Himalayan Guides Генри Тодда и Mountain Madness Скотта Фишера. При этом в коммерческие экспедиции брали даже тех, чьи шансы на успешное восхождение заранее выглядели сомнительными.

1/3

Закончилось все трагедией 10-11 мая 1996 года, когда за одну ночь гора унесла жизни восьмерых восходителей, а еще двое серьезно пострадали. Причем жертвы были участниками трех разных экспедиций: индийской национальной, а также коммерческих Mountain Madness и Adventure Consultants. На некоторое время эта трагедия стала самой крупной катастрофой в истории горы, побив печальный рекорд 1922 года, когда лавина накрыла семерых носильщиков британской экспедиции Чарльза Брюса.

Причиной трагедии стало несколько факторов, но главными были плохая погода и соперничество между экспедициями, вызванное отменой правила «одна экспедиция — один маршрут». Трагедия 1996 года вызвала бурю негодования в прессе, о ней было снято несколько художественных и документальных фильмов, включая блокбастер «Эверест» 2015 года, собравший в прокате более 200 миллионов долларов.

Однако эта катастрофа не только не остановила поток коммерческих экспедиций, но и подстегнула его. Если с 11 по 27 мая 1996 года на гору поднялись 67 человек, то 23 мая 2001-го только за один день Эверест покорило 90 человек. 19 мая 2012 года был поставлен новый рекорд восхождений за день — гору покорило 237 человек. И рекорд обязательно был бы побит, если б не землетрясения 2014 и 2015 годов, из-за которых большую часть сезона восхождения не осуществлялись.

На протяжении столетий Джомолунгма (она же Эверест) считалась самой неприступной вершиной мира. Покорить ее сумели только в 1953 году новозеландец Эдмунд Хиллари и непальский шерпа Тенцинг Норгей.

Сразу после этого Эверест стал одной из самых притягательнх точек на карте мира. Для любого альпиниста покорить самый высокий восьмитысячник стало делом чести. За профессионалами на «крышу мира» потянулись и простые адреналинщики, вообще не обладающие навыками альпинизма.

Вокруг Эвереста возникла мощная туристическая индустрия. Правительства Непала и Тибета активно торгуют разрешениями на покорение вершины. Местное население продает туристам снаряжение, держит гостиницы и работает проводниками. Сегодня покорение высочайшей вершины мира — модный и дорогой аттракцион.

При этом со времен Хиллари и Норгея путешествие на Эверест отнюдь не стало менее рискованным предприятием. Гора постоянно забирает человеческие жизни — и с каждым годом при восхождении гибнет все больше людей.

Все подходы к пику усеяны трупами альпинистов, отлично сохранившимися в вечной мерзлоте. Но невзирая на смертельный риск, люди продолжают стремиться на высочайшую вершину мира, словно их тянет туда какое-то колдовство.

Отложенный эффект

На сегодняшний день восхождение на Эверест регулируется разрешениями, которые выдают управляющие органы Непала и Тибета. В Непале каждое разрешение на данный момент стоит 11 000 долларов, в Тибете — 8 000. Однако именно южный непальский маршрут считается классическим и пользуется втрое большей популярностью, хотя власти КНР и стараются создать для восходителей и туристов лучшие условия: к базовому лагерю ведет магистраль, а сам лагерь куда более цивилизованный, чем в Непале.

В 2019 году непальскими властями было выдано рекордное число разрешений — 381. Еще 200-300 разрешений каждый год выдает Тибет. Эти числа можно смело умножать на два, ведь в среднем на каждого коммерческого покорителя горы приходится по одному носильщику. Ситуацию усугубило и то, что в 2019 году истекает срок действия разрешений, выданных в 2014 году. Тогда из-за лавины сезон восхождений фактически был сорван, поэтому власти Непала пошли навстречу покорителям горы. В тот год было выдано 326 разрешений. Многие их обладатели решили покорить гору именно в последний год действия документа.

Таким образом даже без учета внешних факторов в этом сезоне покорителей Эвереста было больше обычного. Второй фактор, повлиявший на образование пробок на горе, — погода. Джомолунгма находится в муссонном поясе, и все лето на вершине горы дуют ветры, скорость которых достигает 160 километров в час. Штурмовать вершину мира зимой опасно из-за крайне низких температур. Поэтому сезона восхождения два: в мае и сентябре.

1/6

Кроме того, вершина горы достигает нижних слоев высотного струйного течения, что делает погоду на верхней части Эвереста особенно переменчивой. Иногда сезон длится буквально несколько дней. В 2018-м в мае ветра не было лишь 11 дней, а в мае этого года стабильно хорошая погода радовала всего пять дней. И именно в эти пять дней на штурм вершины ринулись практически все обладатели разрешений. Это и привело к пробкам.

Эверест для всех

В 1990-е годы индустрия коммерческих восхождений на Эверест только набирала обороты. Спрос был весьма ограниченным, а цена, как следствие, высокой. В 1996 году погибшие клиенты Mountain Madness и Adventure Consultans заплатили за свой смертельный тур около 65 тысяч долларов (106 тысяч по курсу 2019 года). Сегодня же на гору можно подняться и за 30 тысяч долларов. В борьбе за клиентов компании, организующие коммерческие экспедиции, конечно, снизили свои аппетиты, но столь радикальное снижение цены обусловлено и худшей подготовкой восхождений.

Экономят на всем: покупают дешевые палатки и одежду, обходятся минимальным числом шерп, обслуживающих экспедицию, берут с собой кислородные баллоны без запаса. Все это приводит к тому, что у альпинистов просто нет права на ошибку и промедление. Для длительного нахождения в так называемой «зоне смерти» — на высоте более восьми километров у них недостаточно теплая одежда и слишком мало кислорода. Это и приводит к истощению, обморожению и быстрому развитию высотной болезни. Недаром большинство погибших в мае этого года скончались уже при спуске — организмы просто не выдерживали столь долгого нахождения на большой высоте.

Восхождение участников коммерческих экспедиций далеко от картины, которую рисует воображение при слове «альпинизм». Любители не закрепляют страховочные тросы, не поднимаются на кошках по отвесным склонам и не пробивают себе путь. Компании-организаторы заранее протягивают едва ли не вдоль всего пути закрепленные веревки, которые играют роль перил, устанавливают лестницы для подъема на уступы и переходы над расщелинами. Благодаря этому подняться на гору может любой здоровый человек в любом возрасте. Что они и делают: самому младшему покорителю горы — 13 лет, самому старшему — 81 год.

1/5

В Непале не скрывают, что Сагарматха, так Эверест называют в Непале, воспринимается местными властями как источник заработка. Доходы от альпинизма формируют значительную часть регионального бюджета. А учитывая недавнее землетрясение и два фактически пропущенных сезона, наполнять бюджет нужно ускоренными темпами. Все это и привело к заметному скачку выданных разрешений в последние годы. Если в начале десятилетия на гору поднималось в среднем 500 человек в год, то в прошлом, 2018-м, Эверест покорило 807 альпинистов. Число выданных разрешений также выросло примерно на 150 в год. И, кажется, человечество достигло пределов возможностей Эвереста.

Конечно, если бы не плохая погода в мае этого года, такой пробки на горе бы не образовалось, плохо подготовленные альпинисты бы не простояли в «зоне смерти» слишком долго, столь массовой гибели восходителей удалось бы избежать. Но в любом случае это был лишь вопрос времени. Активный сезон восхождений на гору возобновится в сентябре. И, если погода вновь подведет, Эверест с большой долей вероятности опять начнет свою кровавую жатву. У 2019 года есть отличные шансы попасть в первую тройку самых кровавых лет в истории восхождений на вершину мира.

Почему?

Зону выше 8000 метров альпинисты между собой называют «красной зоной» или «зоной смерти». Любой попавший туда человек отдает себе отчет в том, что если ему станет плохо, если случится беда, то на помощь никто не придет. Этот термин впервые ввел в обращение Эдуард Висс-Дюнан (Edouard Wyss-Dunant), руководитель швейцарской экспедиции 1952 года.

Высоты выше 8 тысяч характеризуются атмосферным давлением ниже 35,6 кПа (267 мм рт. ст.) и уровнем кислорода в воздухе, недостаточным для поддержания жизни (например, на Среднеевропейской равнине на высотах от 50 до 100 м давление составляет 760 мм рт. ст., или 101 кПа).

Представьте себя на крыле летящего самолета или попробуйте дышать в три раза реже – это хотя бы немного поможет вам представить, что чувствуют альпинисты на вершине мира. Которым в подобных условиях нужно идти вверх по сложному рельефу, порой преодолевая вертикальные скальные участки, и все это при температуре от -20° до — 40°С…

Сергей Кофанов, дважды восходитель на Эверест, горный гид, участник спасательной операции на Эвересте

На высоте выше 8 тысяч метров человек с трудом несет сам себя. У тренированного спортсмена или гида в рюкзаке – кислородные баллоны и дополнительные вещи, что в сумме составляет порядка 10 килограммов. С этим снаряжением ты можешь двигаться со средней скоростью один-два шага в минуту. Представить, что при этом кто-то может поднять и тащить на себе человека, представляется маловероятным (если мы говорим о спонтанной спасательной операции). Тем более что общий вес восходителя в полном снаряжении составляет от 70 до 100 кг.

Ветры на Эвересте могут достигать 78 м/с (175 миль в час). Для сравнения: порог урагана последней, 5-й категории сложности, установлен в 70 м/с (156 миль в час). Его разрушительную силу сложно описать: в 2006 году ураган «Мэтью» 5-й категории сложности, обрушившийся на Флориду, снес 3,5 тысячи зданий и унес жизни почти 900 человек.

Сегодня, в том числе благодаря современным прогнозам погоды, организаторы строят программу так, что люди не ходят наверх в ураганы: клиентские экспедиции уделяют прогнозам повышенное внимание. Но дело не только в ветре и холоде: помимо этого есть еще землетрясения, сбои в работе различных систем организма из-за экстремальных условий; отказ кислородного оборудования, обрыв веревки, ошибка в выборе снаряжения. В результате чего расстаются с жизнью и мегапрофессиональные альпинисты, и шерпы, и те, кто хотел заглянуть за предел человеческих возможностей и постоять на Крыше мира.

Слепота и галлюцинации

В «мертвой зоне» из-за катастрофической нехватки кислорода отекает мозг, что может привести уже не только к головокружению и рвоте. Становится невероятно трудно думать и принимать решения. Многие теряют аппетит, кто-то временно теряет зрение из-за «снежной слепоты».

Самое страшное — когда у людей развивается так называемый высокогорный психоз. Они теряют связь с реальностью и забывают, где находятся. У них начинаются слуховые и визуальные галлюцинации.

Известны случаи, когда альпинисты начинали скидывать с себя одежду (температура у вершины Эвереста составляет минус 20-30 градусов Цельсия) или разговаривать с воображаемыми друзьями.

Правообладатель иллюстрации EPA Image caption Большинство погибших на Эвересте альпинистов так и остаются лежать в горах, но некоторые тела все же удается достать

Но даже у тех, кто остается в трезвом уме и здравой памяти, в «мертвой зоне» организм начинает попросту отказывать. Появляются проблемы со сном — становится сложно уснуть и так же сложно проснуться. Развивается мышечная атрофия, люди быстро теряют в весе.

Усталость и ослабленное зрение повышают риск падения с горы. Неспособность ясно мыслить и принимать решения грозят тем, что альпинист может легко сбиться с пути, забыть пристегнуть страховочный трос или не сообразить вовремя подготовить запас кислорода.

Именно поэтому покорители Эвереста стараются проходить «мертвую зону» как можно быстрее — последний бросок к вершине обычно совершается за один день.

И именно поэтому ожидание в очереди к самому пику, в которой альпинисты могут провести несколько часов, для многих из них оказывается смертельным.

Кладбище отходов, свалка людей

Большая проблема Эвереста — превращение горы в гигантскую свалку. Использованные баллоны, альпинистское снаряжение, пустые бутылки и упаковки от еды, палатки, застывшие на морозе экскременты и трупы. Стоимость эвакуации погибшего восходителя может достигать 100 тысяч долларов — три цены самого бюджетного восхождения. Естественно, денег на эвакуацию трупа зачастую нет, а порой нет для этого и возможности — достать упавшее в расщелину тело очень сложно.

Еще один источник трупов — глобальное изменение климата. За последние годы площадь ледников на склонах Эвереста значительно уменьшилась, и на поверхности показались ранее вмерзшие в лед трупы людей, погибших много лет назад. Некоторые тела даже становятся ориентирами для восходителей. Например, «Зеленые ботинки» — тело участника индийской национальной экспедиции, погибшего во время трагических событий 1996 года. Труп лежит на высоте 8,5 тысячи метров и является широко известной отметкой этой высоты. Самое удивительное, что мы даже точно не знаем, кто это: большинство считает обладателем яркой обуви Цеванга Палджора, но есть мнение, что это другой участник экспедиции Доржье Моруп.

Естественно, восхождение среди гор мусора и лежащих тут и там трупов, а всего их на горе по разным данным от 150 до 200, не слишком нравится коммерческим альпинистам. Один из лучших дней в их жизни, приключение, облегчившее банковский счет на солидную сумму денег, оборачивается прогулкой по гибриду кладбища и свалки. В итоге в последние годы на гору было организовано несколько экспедиций с целью убрать мусор. Власти Непала ввели штрафы для тех, кто оставляет мусор на склонах. В целом, по признанию опытных покорителей Эвереста, это заметно улучшило ситуацию, но как быстро склоны вновь покроются трупами и мусором, если каждый сезон ставит новый рекорд по числу восхождений?

Зона Смерти

«По правилам альпинистов, всё, что находится выше 6000 метров над уровнем моря – это Зона Смерти. Здесь действует принцип «каждый сам за себя». Отсюда даже пострадавшего или умирающего чаще всего никто вытащить не возьмётся. Слишком тяжело даётся каждый вдох, каждое движение».

Это цитата из типичной статьи про восхождение на Эверест. Точного значения, с какой высоты человеческий организм даже в покое и при хорошем питании будет тратить больше энергии и жизненных сил, чем может восстановить, не скажет никто. Это будет зависеть ещё и от географической широты, на которой находится гора, и от особенностей каждого человека. Чем ближе к экватору, тем легче переносится высота. У разных людей разные скорости обменных процессов и другие особенности организма.

Лежу и вставать не хочу после резкого подъёма на высоту всего 4600 метров. Фото Алексея Трубачёва.

Выше 7000 метров долго находиться опасно. Выше 7500 каждое движение забирает огромное количество энергии.

Спасать нельзя Восходить

Альпинисты проходят десятками мимо умирающего, но ещё живого человека? Мимо женщины, такой обоятельной на вечеринке в базовом лагере неделю до этого? Как это возможно?

Здесь может помочь сравнение с тем чувством, когда отводишь глаза во время прохода инвалида в вагоне метро. Отдалённо, но что-то общее есть.

Большинство оправдывает свой поступок фразами «у этого человека есть фирма, которую он нанял, пусть помогают их гиды и шерпы», «у нас нет сил», «всё равно уже поздно» и так далее.

Если бы этот вопрос морали имел однозначный ответ, то на Эвересте или совсем бы не было мёртвых тел, или всё было бы ими усеяно.

Описано множество случаев и героического спасения, в том числе ценой собственной жизни, и не поддающегося равнинной логике невмешательства. Как и в остальном мире, на высшей горе планеты соседствует чёрное и белое.

Почему тела не спускают?

Если сложно помочь даже ослабшему человеку, то что говорить о неподвижном 60-100 килограммовом грузе.

Вертолёт

На такой высоте вертолёты ещё не могут совершать полезных действий. Были рекордные подъёмы, на специально подготовленных и максимально облегченных машинах. Но время, когда они смогут снимать заболевших или погибших, ещё не пришло.

Спуск силой людей

Чтобы спустить труп вручную, нужно очень-очень много опытных людей, и очень много времени. Если кто-то из родственников решится на это, то вопрос стоит о сотнях тысяч долларов. Чем с большей высоты спускать, тем дороже. Такой спуск ставит транспортировочную команду в условия большого риска и возникает вопрос — стоит ли рисковать живыми ради мёртвых?

Чего только стоит переход через ледопад Кхумбу. На фото одна трещина, а их десятки:

Сбросить в пропасть

Во-первых, нужно разрешение родственников. Во-вторых, тела примерзают к склону и даже просто передвинуть их к обрыву на несколько метров или десятков метров — уже трудная задача.

Капсулирование

По сути, это временная маскировка, высокогорная могила. Тело накрывается белой тканью, которая скрывает детали. В этом есть что-то правильное и это лучше, чем лежать под открытым небом на виду у всех.

Зона смерти

Высота Эвереста — 8848 метров. Выше восьми тысяч метров человеческий организм просто не может существовать. Поэтому последние перед вершиной 848 метров официально считаются зоной смерти.

Надо понимать, что 848 метров высоты превращаются в километры подъема по обледеневшим каменным стенам с наклоном в 70 градусов. Последние триста метров перед вершиной — это предельно крутой и скользкий склон, покрытый крошащимся снегом. Прибавьте к этому температуру от минус 20 до минус 50 градусов, солнечную радиацию, лавины и внезапно налетающие снежные штормы, при которых скорость ветра достигает 160 км/ч.

В этом пространстве человек вынужден обходиться четвертью кислорода, который необходим для нормального существования нашего организма. Кислородное голодание ведет к отеку легких и отеку мозга. Оно чревато инсультом и инфарктом. Самое безобидное его последствие — галлюцинации. Альпинисты начинают сбрасывать одежду, слышать голоса и разговаривать с призраками.

Сегодня экспедиции берут с собой баллоны с кислородом. Однако они утяжеляют общий вес снаряжения, а на вершине человек быстро слабеет. Зачастую люди гибнут уже после покорения вершины, потратив все силы на восхождение.

В зоне смерти действует негласное правило — каждый сам за себя. Если альпинисту становится плохо, он не может рассчитывать на чью-то помощь.

А по-другому?

В 2017 году был предпринят проект по накрыванию некоторых тел, навсегда оставшихся на Эвересте, специальным нетканым материалом. Открытым остается вопрос: как долго эта ткань сможет сохраниться?

Накрытое тело Марко Лихтенекера. Фото: 7vershin.ru

Потому что ветер и снег выше 8 тысяч метров настолько сильны, что с легкостью справятся с любой материей. Обернуть вмороженное в склон тело также невозможно. Закрепить ткань ледобурами или снежными колами?

Завалить камнями? Некрупные также унесет ветер, да и сколько камней сможет перенести один человек при скорости передвижения один-два шага в минуту и полном отсутствии сил?

Исрафил Ашурлы

Я думал о том, как решить эту проблему, когда работал в UIAA, выносил вопрос на обсуждение; и несколько раз думал, как правильно вернуться к нему. И в процессе осмысления приходил к тому, что все это будет упираться в какие-то средства, которые, возможно, надо будет получать как гранты. На тот момент я не понимал, к какой организации или фонду нам надо апеллировать – кто будет выделять UIAA деньги на эти цели? Куда правильно пойти?

К сожалению, за период моей работы в UIAA мы не продвинулись в этом вопросе. Моя идея не успела сформировать определенную повестку. Возможно, в будущем я вернусь в UIAA и буду вновь продвигать этот вопрос. А возможно, что это сделает в ближайшее время кто-то другой.

«Пробежка с соломинкой во рту»

Наиболее комфортные условия для нашего организма — на морском побережье и в городах, расположенных на небольшом возвышении. Для сравнения: средняя высота Москвы над уровнем моря — около 130 м, Лондона — 20 м, Нью-Йорка — 57 м.

По мере набора высоты давление уменьшается, и в результате при дыхании в легкие попадает все меньше кислорода. На высоте примерно 3600 м (это выше, чем большинство альпийских горнолыжных курортов) каждый вдох дает организму примерно 60% от его привычного объема — и начинается кислородное голодание.

Правообладатель иллюстрации Reuters Image caption Пульс альпинистов достигает 140 ударов в минуту

Вы не заметите, что дышать стало труднее, но у вас начнут проявляться первые признаки горной болезни: слабость, тошнота, головокружение, раздражительность.

В «мертвой зоне» кислорода в воздухе настолько мало, что дышать без специального снаряжения там практически невозможно. Анализы, взятые у четырех альпинистов на высоте 8000 метров, показали, что уровень кислорода в их крови был вчетверо ниже нормальных показателей.

«Такие цифры мы обычно наблюдаем у пациентов, находящихся при смерти», — поясняет изучавший анализы врач Джереми Виндзор, который сам принимал участие в восхождении на Эверест в 2007 году.

Чтобы поддерживать снабжение органов кислородом на привычном уровне, сердце начинает биться чаще — пульс может достигать 140 ударов в минуту. За счет этого резко возрастает риск инфаркта или инсульта.

Американский альпинист Дэвид Брешерс как-то сравнил восхождение на высоту 8 км с затяжной пробежкой, во время которой тебе приходится дышать через соломинку.

Смертность на Эвересте — подробная статистика на 2019 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *