Роды с акушеркой или врачом?

Какова роль акушерки?

Акушерка – это медработник, имеющий среднее медицинское образование и оказывающий помощь беременным, роженицам во время родов и родильницам после родов. В переводе с французского слово «акушер» так и означает – помогать при родах.

Немного истории

Когда-то давно эту роль выполняли повитухи или повивальные бабки, которые при родовспоможении были главным. Например, из старых документов известно, что в Голландии 17-го века повивальные бабки в тот день, когда их приглашали принять роды, чувствовали себя королевами. Пользовались они и социальными привилегиями – их освобождали от уплаты многих налогов. В 20-м веке повитух и акушерок вытеснили врачи, сделав их своими помощницами, выполняющими только указания доктора.

В настоящее время

Тем не менее, роль акушерок во многих странах в последнее время снова возросла, и им стали доверять вести беременность и принимать неосложненные роды. Кроме того, все большую популярность приобретают так называемые роды вместе с акушеркой, которую выбирают заранее.

Акушерка приезжает при первых схватках, смотрит раскрытие шейки матки и находится с беременной до тех пор, пока не придет время отправляться в роддом:

  • она готовит женщину к родам (бритье и клизма);
  • помогает переносить боль при схватках;
  • рассказывает, как нужно дышать;
  • делает массаж и успокаивает.

При достаточном раскрытии шейки матки акушерка едет вместе с беременной в роддом, где их уже ждут, и помогает врачу принимать роды. В частности, в Москве по примеру европейских акушерских служб недавно открылся Центр Традиционного Акушерства (ЦТА).

Акушеры, работающие в нем, наблюдают за женщиной всю беременность, дают советы, касающиеся ее образа жизни, питания, течения беременности, родов и послеродового периода, а также ухода за новорожденным. Такие же центры существуют и во многих других крупных городах.

Почему женщины выбирают роды с акушеркой?

Обеспечивает психологический комфорт роженицы

Роды для женщины, даже если беременность протекала гладко, всегда сопряжены с душевным волнением, переживаниями и даже страхом. К тому же она попадает в незнакомую обстановку с незнакомыми людьми – не всегда настроенными доброжелательно, что также не способствует расслаблению, необходимому при родах.

При этом у нее выделяется гормон стресса – адреналин, блокирующий выделение гормона родов окситоцина, что замедляет родовой процесс. Присутствие же акушерки, которой женщина доверяет, обеспечивает ей психологический комфорт.

Помогает во время схваток

Акушерка следит за физическим состоянием женщины и при необходимости помогает ей перестелить постель, пойти в туалет и т.п. Медицинские назначения делает только врач, акушерка же может помочь роженице своими методами уменьшить боль, продвинуться ребенку по родовым путям, активизировать родовой процесс или предупредить разрывы промежности.

Снять напряжение во время схваток помогают массаж, теплый душ, смена позы – все это акушерка может сделать или в нужный момент подсказать роженице (См. «Как себя вести во время родов»).

Посредник между роженицей и врачами

Наблюдая за роженицей и правильностью протекания процесса родов, акушерка выступает посредником между ней и врачом, сообщая ему об изменениях в ее состоянии.

Предотвращает разрывы

Во время рождения головки ребенка акушерка защищает промежность роженицы от разрывов.

Обеспечивает раннее прикладывание к груди

Акушерка выкладывает новорожденного маме на живот и прикладывает его к ее груди. Это стимулирует сокращение матки и, соответственно, обеспечивает легкое рождение плаценты (или последа) (См. «Раннее прикладывание к груди»).

Наблюдает за состоянием после родов

После родов акушерка вместе с родильницей и новорожденным 2 часа находится в родильном отделении, наблюдая за их состоянием, в то время как врач и медсестры уже уходят. Акушерка помогает переехать маме с ребенком из родильного отделения в послеродовое и периодически навещает их там, рассказывая, как правильно прикладывать ребенка к груди и ухаживать за ним.

Перевод с акушерского

Что означают команды, которые отдает акушерка во время родов

Оказавшись в предродовой палате, многие женщины, особенно в первый раз, теряются: непривычная обстановка, вполне объяснимое волнение, непонятные манипуляции. Да еще акушерка, которая говорит хоть и по-русски, но уж очень загадочно.

Впрочем, если даже до родов осталось всего ничего, выучить акушерский язык можно!

Что говорит акушерка?

Итак, схватки только-только стали регулярными, и до завершения процесса еще ой как далеко. Чтобы немного приблизить долгожданную встречу с малышом, опытные акушерки предлагают будущей мамочке походить «уточкой», «лодочкой» и даже. станцевать «ламбаду»!

Что это значит на самом деле?

Любая физическая активность помогает матке сокращаться, схватки становятся сильнее, а промежутки между ними – короче. Кроме того, это отличный способ помочь крохе занять в матке правильное положение (если маленький упрямец до сих пор этого не сделал) и даже избавиться от обвития пуповины. Так что, если акушерка предлагает потанцевать, не стоит отказывать себе в этом удовольствии, а вот стиль «танца» не имеет никакого значения.

Так, например, одна из мамочек вспоминала, что «каждые 10… 7… 5… минут веселила окружающих – начинала плясать посреди палаты «Яблочко», исключительно потому, что вприсядку схватки были почти не заметны».

Что говорит акушерка?

Болевой порог у всех разный, а контролировать себя во время родов очень непросто. Зачастую в эти несколько часов женщины ведут себя так, что вспоминать и смешно, и стыдно. «Орать не надо – лучше пой», – именно такое напутствие нередко слышат роженицы.

Что это значит на самом деле?

При крике человек не только выдыхает воздух, но и напрягается, теряет силы и впадает в панику. Мышцы матки от напряжения «деревенеют», сдавливая сосуды, из-за чего расходуется такой необходимый для младенца кислород, женщина слабеет, начинает жалеть себя, подсознательно настраиваясь на неблагоприятный исход событий.

На хороших предродовых курсах обязательно упоминают о том, что если на схватках петь, то переносить их будет гораздо легче. Получается тот же длинный выдох, но мягкий, плавный, расслабляющий.

Для тех, кто позабыл все слова всех песен сразу или просто решил, что оперное искусство – не его стихия, выход есть: можно «мычать», кряхтеть, тянуть низкие звуки, полностью расслабив челюсть и разжав зубы. Эффект будет такой же, как при пении.

Что говорит акушерка?

«Дыши собачкой!», «Задуй свечу!» – еще две странно звучащие, но очень важные команды, которые особенно часто слышат роженицы.

Что это значит на самом деле?

Дышать «собачкой» (или по-собачьи) означает, что необходимо максимально расслабить мышцы лица и даже язык, приоткрыть рот и дышать легко и поверхностно, как это делают животные. Это помогает на самом пике схватки.

Если потуги уже начались, но тужиться еще нежелательно, нужно быстро вдохнуть носом, а затем так же быстро, но плавно выдохнуть через рот, словно стараясь на самом деле задуть свечу. Очень важно, чтобы выдох не был резким. Если захочется кричать, лучше протянуть долгий звук «о-о-о» или «а-а-а». А если тужиться, когда головка малыша только входит в родовой канал, есть риск травмировать кроху!

Такие способы дыхания способны облегчить схватки и потуги, а необходимость сосредоточиться на определенном типе дыхания отвлекает от ненужных мыслей и заставляет сконцентрироваться на главном – на процессе родов.

Потуги

Остается совсем немного времени до появления малыша на свет. Может, кому-то и слабо сделать глубокий вдох носом, а выдохнуть… попой, но только не мамочкам.

Что говорит акушерка?

При потугах самое главное – слушать акушерку и выполнять все по сигналу. Ведь именно специалист видит, в какой момент произошло полное раскрытие шейки матки и ребенок готов покинуть прежнее «место жительства». Именно в этот момент звучит непонятное «Тужься в ноги (в попу), а не в голову!»

Что это значит на самом деле?

Для правильных потуг следует набрать полные легкие воздуха и постепенно с силой выдыхать, напрягая мышцы живота. Ни в коем случае нельзя задерживать дыхание, напрягая мышцы лица! Чтобы все получилось как надо, нужно подбородок положить в ямочку между ключицами – это просто не позволит тужиться в голову. Неверное поведение при потугах может привести не только к косметическим эффектам – точечным кровоизлияниям на лице и глазах, но и к слепоте (при проблемах со зрением), и разрывам промежности.

Некоторые не особо одухотворенные происходящим таинством акушерки и вовсе брутально командуют: «Какаем!» Разумеется, воспринимать эту команду буквально не следует, но зато сразу становится понятно, какие именно мышцы следует напрячь.

Самое главное – помнить, что лицо, глаза, затылок, мышцы бедер, ягодиц и прямой кишки в потугах участия не принимают: тужиться необходимо все-таки в направлении выхода ребенка, в максимально болезненную точку. Если болевые ощущения после потуги усиливаются, значит, все происходит правильно.

Но вот наконец все самое тяжелое позади. Уставшая, но счастливая женщина слышит заветный – последний на родах – вопрос акушерки: «Ну, кого родила, мамочка?» И начинается совсем другая история…

Роль акушерки и врача во время родов

Каждая будущая мамочка с нетерпением ожидает появления ребеночка на свет. Именно поэтому ее так сильно беспокоит то, как будут проходить роды, проследит ли медперсонал за тем, чтобы не пострадал малыш и не возникли какие-либо осложнения. Представительницы прекрасного пола, которым предстоит впервые стать матерью, только лишь отдаленно могут представить себе, чем после начала родовой деятельности занимается врач, а чем акушерки. Поэтому необходимо тщательно изучить данный вопрос и запомнить, в чем заключаются обязанности специалистов.

Что делает врач-гинеколог во время родов?

Управляющим всего процесса, безусловно, является именно врач. Только он может своевременно принять правильные решения и дать необходимые указания остальному персоналу. Этот человек сделает все возможное, а иногда даже невозможное для того, чтобы ребеночек появился на этот свет живым и здоровеньким. Поэтому ни в коем случае не нужно недооценивать роль врача, который, казалось бы, всего лишь наблюдает за процессом.

Прежде всего, гинеколог проводит осмотр будущей мамочки и ознакомляется с историей течения всей беременности, для того чтобы составить приблизительный план действий акушеров. Чаще всего уже на данном этапе роженица узнает, требуется ли кесарево сечение, стимуляция и прочие дополнительные манипуляции. Когда долгожданные схватки наконец-то начинаются, врач обязательно осматривает влагалище женщины каждый час, чтобы проконтролировать раскрытие шейки матки. Если процесс появления ребеночка проходит успешно, то в дальнейшем гинеколог будет появляться в палате только периодически.

Также специалист дает необходимые распоряжения акушеркам и назначает те или иные медикаменты роженице, так как нередко возникает потребность во ведении обезболивающих средств. Более того, врач тщательно контролирует состояние малыша, его сердцебиение, чтобы при возникновении осложнений помочь ему появиться на свет. Именно этот человек проводит рассечение промежности, если головка плода никак не может выйти, а также прокол околоплодного пузыря при слабой родовой деятельности у женщины.

Я стала невольной свидетельницей этого всего во время своих вторых родов.

Меня привезли в роддом на скорой со слабыми схватками. Поскольку у ребенка было сложное предлежание (смешанное тазовое — короче, как-то попой вбок и набекрень), мне было сказано при самом начале схваток пулей нестись в роддом, чтобы делали кесарево (с таким предлежанием риски рожать самой ну у слишком велики).

Короче говоря, все это не так уж и важно в этой истории. В общем, приезжаю я, начинают меня оформлять, УЗИ, весы переодевание и всё тому подобное. Я особо не тороплюсь, так как время есть, схватки только-только начались, чувствую я себя пока что вполне комфортно и спокойно.

в этом момент в приемное отделение пулей влетает женщина с сильными схватками. Ее осматривают на кресле. Раскрытие 6 см. Я терпеливо жду, ее оформляют вперед меня. Женщина, надо сказать, сразу показалась мне какой-то странной. Даже не могу сказать, что именно меня в ней смутило. Какая-то неадекватность в ней была, но что за адекватность, я сразу не смогла разобрать. Вроде и молодая, а цвет лица как у старухи. Может, пьет, грешным делом подумала я.

Да, забыла сказать: у этой женщины преждевременные роды. То ли 31, то ли 32 неделя. Это судя по ее заявлениям. Так как никаких документов, кроме паспорта, при ней не оказалось (обменки тоже не было), то все записывали с ее слов. Но что роды преждевременные и стремительные, это однозначно.

Я краем уха слышу, как врач ругается и говорит: «Вместо того чтобы дома клизму делать, Вы должны были еще утром приехать в роддом. Вам, может быть, еще можно было бы беременность сохранить». А дело было к вечеру.

Меня продолжают оформлять, женщину под руки уводят в родовое отделение (не в отдельное, а в общее, кстати говоря). Потом я слышу разговор двух врачей (когда меня оформляют и осматривают) о том, что эта женщина родила, ее держали четыре человека, она вырывалась, было ручное вмешательство в матку. А по анализам (которые у нее экстренно взяли, т.к. обменки не было) вот что получилось: героиновая наркоманка, ВИЧ-инфицированная, обнаружен гепатит (несколько каких-то видов из гепатитов, я точно не знаю, какие именно). И это только из того, на что они успели взять анализы.

Я немножко присела от таких «анализов», если честно. Что-то даже и про роды свои подзабыла))

Скоро и меня поднимают в родовое отделение, кладут писать КТГ, готовят к кесареву. Причем из палаты, где я лежу (дверь в коридор открыта), я как раз прекрасно наблюдаю лежащую на каталке ту самую женщину (мы как-то с ней почему-то ноздря в ноздрю везде шли). Она уже, как я говорила, родила, лежит в коридоре с грелкой на пузе (это к вопросу о том, что вроде бы таких пациенток должны класть в инфекционное отделение).

К этой женщина приходит врач из реанимационного отделения (опять же, я все это слышу, т.к. мне пишут КТГ, делать мне особо нечего, а эта женщина на каталке находится прямо перед моим носом, можно сказать). Врач начинает рассказывать женщине про ее ребенка (по-моему, девочка). Говорит, что девочка в реанимации, она сама не дышит, ее перевели на ИВЛ, девочка маловесная… Дальше я уже не слышу, что именно говорит врач из реанимации, т.к. ко мне приходит медсестра. Но у ребенка, короче говоря, куча проблем. Врач уходит, после этого к женщине подходят и спрашивает, хочет ли она кушать. Женщина спокойна, как удав. Она кушает и мирно засыпает, начинает храпеть на все отделение. я понимаю, что после родов все всегда измотаны, но это надо иметь железные нервы, чтобы отрубиться после всего того, что ей сказала врач из реанимации.

Последний раз я слышала о той женщине уже после кесарева, когда меня перевели в ПИТ. Медсестра, которая за мной ухаживала, говорила своей коллеге про «сегодняшнюю роженицу — героиновую наркоманку» (я поняла, что это именно про мою «знакомую» идет речь). Разговор шел о том, что она отказалась от ребенка.

В палате нас было пятеро. Первой сюда прибыла Ленка. Это она орала на все предродовое отделение, когда я только поступила на «Скорой». Врач, осмотрев меня, предположила, что налицо предвестники, и что рожу я недельки через две. Мне приказали спать.

Под Ленкины крики, леденящие кровь, сделать это было проблематично. Я злилась: у меня же тоже неприятные ощущения от этих предвестников, но я же терплю! Режут ее, что ли?!

Во время беременности я опрашивала знакомых, больно рожать или нет. И мне все в один голос говорили, что приятного мало, но терпимо. Вот наши бабушки, например, делали это прямо в поле, а потом шли дальше работать. Главное, не распускаться. А то встречаются экземпляры, которые при каждой схватке бьются в истерике.

Кричащая Ленка, видимо, совершенно распустилась. Она так подействовала на мою психику, что схватки резко усилились. И тут Ленка замолчала. Следом раздался детский плач. Я услышала, как акушерка сказала: «Хороший мальчик!»

Потом в отделении наступила зловещая тишина. Я ходила от стенки к стенке, чтобы стало хоть чуть-чуть легче. Одна в палате, ночь, дико хочется пить. Я вышла в коридор. Никого! Открыла какую-то дверь. Увидела белый холод медицинских инструментов, поняла, что это операционная. В самом конце коридора на топчане спала медсестра. Она раздраженно бросила мне: «Прекрати бродить, доктора разбудишь, а ей с утра аборты делать!»

Внутри все напряглось. Прямо на пол тугим сгустком шлепнулась вода. Заспанная врачиха, разбуженная медсестрой, не выбирала выражений… Я родила дочку.

И только в палате увидела Ленку. Она сидела на кровати рядом. На ней был веселый домашний халатик, а черные волосы стягивала в шикарный пышный хвост широкая красная резинка. Она вся словно светилась — свежая, как только что распустившийся цветок. Я всегда завидовала такой естественной красоте.

Потом привезли Марину. Мы думали, что ей лет сорок, а оказалось — девятнадцать. Получив передачу, Марина вынимала из пакета записку и начинала читать ее вслух. Как правило, там содержалось объяснение в любви. Маринин муж обладал романтическим складом. Он сожалел, что не имеет возможности в эти дни вынужденной разлуки целовать жену с головы до ног, как Наполеон — Жозефину.

Ленка Марине вслух завидовала. Ее муж записок не писал. Он вообще ни разу не появился в роддоме. Передачи Ленке приносила свекровь.

А я не понимала, как кого-то тут можно хотеть целовать. Женщины передвигались как тени — бледные, с отвисшими после родов животами, с намазанными от трещин сосками.

Здесь, правда, это не имело никакого значения. Потому что достоинства «мамочек» в роддоме измерялись только тем, насколько здоровых детей они произвели на свет.

У четвертой нашей соседки ребенок был великаном — почти пять килограммов. Сама мамочка тоже не подкачала. Ее звали Машей. И весила она килограммов сто. Она рассказывала, что во время беременности ее призывали сесть на диету, укладывали в патологию, но Маша просто не в состоянии вести голодный образ жизни.

Это было заметно. Она все время звонила то мужу, то своей маме и просила привезти пирожных. Когда заказ поступал, она по телефону недовольно выговаривала: пирожные не те, она же просила — с кремом! Ей приносили огромные пакеты со съестным. Там было все — начиная от батонов колбасы и заканчивая буханками хлеба. Маша была доброй и все время призывала нас перекусить, выпить чаю, попробовать то или се.

Мы веселились, подсмеиваясь друг над другом, пока к нам в палату не положили Олю. Она была после кесарева сечения. Придя в себя после наркоза, Оля почти не отвечала на наши вопросы. Уткнувшись в подушку, она словно давала понять: отстаньте, знать никого и ничего не хочу. Мы перешептывались между собой: больная какая-то, не рада, наверное, ребенку. Может, вообще отказница — и от подобного предположения мы мысленно обливали ее презрением.

В палате с обычным обходом появилась врач-педиатр. Быстренько сообщив, что с каждым из наших малышей все в порядке, она подошла к Оле. «Ваш ребенок вряд ли выживет,» — сказала врач. И мы все просто остолбенели.

Оле исполнилось тридцать пять, и это была ее первая долгожданная беременность. Ребенок появился на свет недоношенным, весил полтора килограмма. «Все образуется,» — как-то сказала я, обливаясь жалостью, и погладила Олю по плечу. Она дернула этим плечом, словно сбрасывая мое утешение. «Ты что? — зашептала Ленка. — Ей ничего нельзя сейчас говорить. Только хуже делаешь. Если ребенок умрет, что тут может образоваться?»

Оля все время плакала. Марина больше не читала вслух записок от мужа. И только шепотом спрашивала нас: «Интересно, а муж у нее есть? Может, у нее и мужа нет? А если мужа нет, то как она собирается одна ребенка растить? А отец ребенка что-нибудь знает?»

Маша периодически подходила к Олиной тумбочке и выкладывала на нее что-нибудь из своих многочисленных съестных припасов. Оля ничего не ела.

Самыми тяжелыми для нее были часы кормления. Когда разносили наших малышей, Оля накрывалась с головой одеялом. Потом ее куда-то перевели.

Мы выписались. Перезванивались. С Ленкой стали ближайшими подругами. Ее муж, ни разу не навестивший жену в роддоме, превратился в трепетного отца. У Марины, наоборот, начался кризис в семейных отношениях: муж ревновал ее к ребенку. Маша наконец села на диету. Дети подрастали, и мы делились секретами ухода и воспитания.

Со своей полугодовалой дочкой я сидела в детской поликлинике и ждала очереди на прививку.

«Привет! — сказала мне какая-то ухоженная, красивая женщина. — Ты что, не узнала меня?»

Ну, думаю, обознался человек. Впервые ее вижу! «Мы же в роддоме вместе лежали! Я — Оля!» Нет, ну я-то ее не узнала, потому что она все время пролежала, уткнувшись в подушку. Но как она узнала меня?!

Оля держала мальчика — хорошенького, улыбчивого, с ямочками на щеках. Правда, зрительно он был все-таки меньше моей дочки.

«Ой!» — сказала я и замолчала. Неужели это тот полуторакилограммовый малыш, жизнь которого висела на волоске? Красавец какой! «Да, вот мы какие! — гордо приподняла сына Оля. — Выросли! Хотя, конечно, два месяца из больниц не вылезали, жутко вспомнить».

Наши дети в честь знакомства потрогали друг друга ручками и дружно засмеялись. И мы засмеялись тоже.

Отгремела свадьба. Начались семейные будни. Жили мы с мужем дружно, только одно огорчало и нас, и всех потенциальных бабушек и дедушек.
И вот через три года наступила долгожданная беременность. Все от счастья чуть не сошли с ума. Беременность моя протекала нормально. Хотя лет мне было почти тридцать и, как говорила моя мама, в ее время меня бы считали старородящей.
Рожать я не боялась совсем, потому что прочитала кучу литературы, просмотрела несколько фильмов и казалось, что о родах я знаю все. И даже больше. Но, начиная с 37-38 недели я перестала спать по ночам, сны снились кошмарные. А днём несколько раз ловила себя на мысли, что смотрю в окно и думаю: «Вот двор, где я родилась; прощай, мой милый двор, больше не увидимся.» И так со многими предметами прощалась. Потом опомнюсь и сама себе говорю: «Стоп, о чем ты, бестолковая, думаешь? Тебе о родах и дочке надо думать!».
Собираясь в роддом, я инстинктивно не взяла себе одежду на выписку — дочке взяла, а себе нет.
И вот, начались роды. Сначала все шло по плану, сильнейшие схватки, боль, которая тебя раздирает пополам. Сделали эпидуральную анестезию. Но меня она почему-то не взяла. Боль не прекращалась. В родовой палате я лежала одна, а врачи и медсестры периодически ко мне заглядывали и уходили опять по своим делам. И так часов 12 прошло. От боли я уже ничего не соображала, только мычала при виде медперсонала. Потом сделали спиральную анестезию и решили делать Кесарево сечение. Положили на стол, поставили ширмочку и стали чего-то с другой стороны ширмочки делать. А рядом со мной стоял анестезиолог и держал меня за руку. Шутил шуточки и поддерживал меня, как мог. И вдруг я вижу: вместо анестезиолога стоит женщина и, что самое главное, в вельветовом платье в цветочек. Я удивилась, вот, думаю, дожили, уборщица в операционную пришла. Повернула голову, а с другой стороны тоже женщина стоит, помоложе немного, и молчит. А старая держит меня за руку и говорит: «Нет, милая, чего-то ты не то делаешь, ты же ни с мамой, ни с мужем не простилась, да и дочку свою не видела. И мест у нас на сегодня нет. Иди домой.» А я говорю: «Не хочу уходить, мне здесь так тепло и уютно.» А бабка эта в вельветовом платье рассердилась и говорит: «Меня Лена никогда не простит, если на поводу у тебя пойду, марш домой». А та, что помоложе, так рта и не раскрыла.
Я проснулась от луча солнца, который светил мне в глаза через окно. А был жаркий месяц июль. Тот час же прибежал врач и говорит: «Ну, слава Богу, вернулась.» А я ничего понять не могу: откуда вернулась, ведь я никуда и не уходила.
Оказывается, все во время операции пошло не по плану. И я чуть не умерла. Но врачи сумели провести правильные реанимационные действия, и я выжила. И вернулась к дочке. И уже дома мы с мамой разобрались, что старушка в вельветовом платье — это моя прабабушка, и хоронили ее именно в этом платье. А Лена, которую боялась огорчить прабабушка, — это моя мама, то есть ее внучка. А вот кто была вторая женщина, мы не смогли догадаться, и какова была ее роль в моей операционной — так и осталось загадкой.
Автор — Лена гамеза.

21-06-2020, 09:38 by зелёное яблочкоПросмотров: 3 058Комментарии: 43 +62

Ключевые слова: Роды наркоз старушка врачи популярное

Другие, подобные истории:

  • Дар предвидения
  • Плата за помощь
  • «Я иду»
  • Доченька
  • »Спящий младенец»
  • Вещий сон мамы
  • В коме
  • Любимый братишка
  • Молитвами мамы и сестры…
  • Ангелиной назови…
  • Оксана
  • Сын
  • Домовой-нянька
  • Мамочка помоги
  • Красные сапоги

Прокуратура расследует чрезвычайно скандальное дело. Начиная с 2002 года в Ивантеевском районе Саратовской области погибли восемь новорожденных детей при очень схожих обстоятельствах…

История повторялась раз от разу: женщина рожала в родильном доме города Ивантеевка, потом ребенку становилось вдруг плохо, и его увозили в другой райцентр — в больницу города Пугачева. Через некоторое время родителям сообщали, что младенец, увы, умер… И возвращали ребенка в картонной коробке, в каких привозят в магазин конфеты или вафли.

При этом свидетельства о смерти родители почему-то не получали, и дети числились живыми…

«У меня было два ребенка, а отдали одного!»

Возможно, эта история никогда бы не получила огласки, если бы в январе 2006 года на стол прокурора Ивантеевского района не легло заявление от Ларисы Бакиной. Женщина утверждала, что врачи скрыли от нее рождение двойни и «выдали» ей только одного ребенка.

— Участковый акушер-гинеколог определил у Ларисы двойню, когда она еще стояла на учете, — рассказал следователь Ивантеевской районной прокуратуры Андрей ЖУЛИМОВ. — В июне Лариса родила в местной больнице. Но на свет появился только один ребенок. Его переправили в больницу в город Пугачев. Второго, по словам врачей, вовсе не было, акушер, дескать, ошибся — это была либо опухоль, либо киста, но никак не ребенок. И это «что-то» врачи завернули в пеленку и якобы выкинули.

Лариса не поверила врачам. Хотя бы потому, что сама видела, что в направлении было написано: «ребенок из двойни».

Спустя восемь месяцев, так ничего и не добившись от врачей, Лариса Бакина обратилась в прокуратуру. Следователи провели проверку больницы и обнаружили еще семь (!) похожих случаев.

«Сыночка мне вернули в коробке из-под вафель»

Мы встретились с одной из матерей, получивших тельце ребенка в коробке, — с Надеждой Дорониной.

— «Вафли, цена 44 рубля» было написано на той страшной коробке, — глотая слезы, рассказывает Надежда. — Вот и все, что осталось от сыночка.

Уже имея двухлетнюю дочь, Надя мечтала о сыне. За несколько дней до родов ее положили в роддом Ивантеевской ЦРБ. Ребенок родился раньше срока, но вроде бы крепенький.

— На следующий день Егорушке стали колоть магнезию, — рассказывает Надя. — Сыну становилось хуже. Я спросила у врачей, может, не стоит колоть? «Ты не врач, не тебе решать», — отрезала старшая медсестра. Малыш у меня начал терять в весе. Я просила врачей выписать нас домой. «Мы сами его выходим», — заявила детский педиатр Ерынкина. Потом мне сказали, что у сына произошла остановка дыхания, и его надо везти в Пугачев в детскую реанимацию. Я просила, чтобы меня вместе с Егором повезли, но получила категорический отказ.

В понедельник с утра звоню в Пугачев и вдруг слышу: «Ваш сын умер еще вчера». А что же раньше не сказали?

В полуобморочном состоянии Надя собралась ехать с мужем в Пугачев за Егоркой.

— Но в Ивантеевской больнице мне сказали, что ехать не надо, главный врач Владимир Головатый и педиатр Людмила Ерынкина сами привезут ребенка.

Вечером отдавали тельце сына. Муж Нади спросил:

— А где документы о смерти?

Главврач сказал, что скоро привезут. Привезли безутешным родителям тысячу рублей, деньги вытащила из варежки врач Углова.

— Сейчас уже и слез нет, все выплакала, — поведала женщина. — Но никогда не забуду тот маленький гробик-коробку…

Кошмар повторяется…

Похожая история произошла и с Аленой Арсеньевой. Женщина в том же Ивантеевском роддоме в 2004 году родила мальчика.

— Сын родился весом 3 кг 400 г, абсолютно здоровенький, — рассказала Алена. — Через несколько дней медсестра, которая обрабатывала ребенка, открутила ему остатки пуповины. Малыш очень сильно закричал. «Что вы делаете?! — кинулась я к ней. — У него еще ничего не зажило!» «Наоборот, мальчику так лучше будет», — заверила она меня. К вечеру сынишке стало хуже. На следующий день на его теле стали появляться непонятные пятна. Ребенка у меня забрали и отвезли в Пугачевскую ЦРБ. Умоляла педиатра Ерынкину, чтобы с ним поехать. «Мы тебя перевести не можем, ты только после кесарева», — отрезала Людмила Ивановна. Я решила позвонить мужу и, несмотря ни на что, ехать в Пугачев. Но к телефону меня не подпускали, врачи пообещали, что утром сами отвезут к сыну. А утром пришла Ерынкина и сообщила, что мой мальчик умер — якобы у него был порок сердца. Но ведь во время беременности я делала УЗИ, и никаких патологий выявлено не было.

— Сына нам отдали в картонной коробке из-под конфет, — вспоминает Алена, дрожащими руками трясет в стакан корвалол. — К коробке прилагалась бумажка, в которой было напечатано, что мальчик умер от порока сердца. Главный врач Головатый и педиатр Ерынкина достали из карманов по 500 рублей и протянули мне.

Алена не смирилась со смертью сына. Вместе с мужем отправилась в Пугачев.

— Записей, что малыш находился в детской реанимации и умер в Пугачевской ЦРБ, просто не оказалось. Патологоанатом, который якобы проводил вскрытие, уже уволился, не оставив никаких справок. Получается, что по документам наш сын жив?

Судьба распорядилась так, что через год Алена опять попала в Ивантеевский роддом…

— Я хотела рожать в Саратове, — плача, продолжает Алена. — Но не получилось, роды начались внезапно, врачи сказали, что не довезут.

Кошмар повторился. Новорожденную дочку тоже забрали в этот зловещий город Пугачев! И оттуда привезли уже мертвую. И опять в коробке. Только теперь в другой…

Алена тогда чуть не тронулась умом.

— Я когда обмывала дочурку, — рыдает несчастная мать, — из малышки торчали какие-то тряпки. Как будто маленькое тельце было ими набито… Вы не знаете, зачем это они сделали?

Мы не знаем, что это — роковое стечение обстоятельств или какой-то адский конвейер с отработанной технологией? Не знает и прокуратура. Но они нашли еще пять саратовских семей, переживших подобную трагедию.

— Не исключено, что таких случаев было и больше, — пояснил следователь Андрей Жулимов. — Расследование продлено до 28 мая. Сейчас говорить о результатах еще рано. Пока только мы изъяли документы из Ивантеевской ЦРБ, побеседовали с потерпевшими женщинами, свидетелями и сотрудниками больницы.

Корреспонденты «КП» тоже хотели побеседовать с сотрудниками больницы, которые принимали участие в родах и доставляли детей в Пугачев. Но по странному стечению обстоятельств акушеры-гинекологи, работавшие во времена описываемых событий, находились или на больничном, или уже уволились.

А главный врач Владимир Головатый отстранен от должности и лежит дома больной…

— О происходящем в местной ЦРБ я узнала после того, как прокуратура начала проверку, — сказала Любовь КАЛЯНОВА, глава администрации Ивантеевского района. — До этого и понятия не имела, что скрываются факты смерти детей…

ВЕРСИИ ГИБЕЛИ ДЕТЕЙ

Версия первая, официальная.

Дети умирали естественной смертью. Но главный врач районной больницы хотел улучшить показатели работы и скрывал факты увеличившейся детской смертности.

Версия врачей: родители все выдумали, чтобы получить деньги. Врачи Пугачевской больницы в неофициальной беседе с корреспондентами «КП» поведали нам, что родители нуждаются в деньгах, вот и решили заработать их таким образом.

(Мы уже к тому времени побывали в гостях у нескольких семей — их трудно назвать неблагополучными. К тому же многие мамы вообще не писали заявления. В прокуратуру их вызывали повестками.)

Версия родителей: детей «разбирали» на органы либо проводили с ними опыты по изъятию стволовых клеток — «сырья» для косметических экспериментов по омоложению. Чтобы найти правду, родители сами написали заявления в прокуратуру с просьбой эксгумировать тела младенцев…

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Зам. главного трансплантолога Санкт-Петербурга Дмитрий СУХОВ: Вопрос о пересадке органов у младенцев спорный

— Ставить диагноз новорожденным очень трудно. Но в мире подобные случаи есть. Обычно при вскрытии органы полностью изымаются, а тело теряет свою форму. Чтобы занять пустоту, его могут чем-нибудь набить, к примеру, тряпками. Вообще процедура трансплантации очень сложная. Для сохранения того или иного органа необходим целый ряд сложных условий, начиная с температурного режима и заканчивая своевременной доставкой. В противном случае орган станет непригодным. Для грамотной трансплантации процедура изъятия и пересадки должна быть поставлена на поток. В таком случае это вполне возможно.

«Стволовые клетки? Очень может быть…»

Один из известных в кругах специалистов-трансплантологов врачей признался корреспондентам «КП» на условиях анонимности:

— Считается, что трансплантация детских органов у младенцев невозможна. Так как органы новорожденных являются нефункциональными. В России подобными операциями никто не занимается. А вот насчет стволовых клеток… Очень может быть, что такое возможно. Но уже даже сам случай скрытия фактов смерти детей ЧП не просто районного — российского масштаба.

КОММЕНТАРИЙ ВЛАСТЕЙ

Министр здравоохранения Саратовской области Алексей СОРОКИН: Мы не допустим повторения ивантеевского ЧП

Министерство здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области не стало, как в былые времена, скрывать вопиющий случай.

— Никакая отчетность не стоит того, чтобы жертвовать чувствами родителей и нарушать закон, — сказал на пресс-конференции министр здравоохранения Саратовской области Алексей СОРОКИН. — Я направил предписание уволить главврача Ивантеевской больницы Владимира Головатого. Тщательные проверки пройдут во всех роддомах Саратовской области.

Областной минздрав неоднократно указывал руководству Ивантеевской больницы на низкое качество медицинских услуг. Но на наше предписание администрация больницы отреагировала своеобразно. Статистику медики улучшили нехитрым путем: оформляя медицинские документы, «забывали» подавать заявление в местный загс на регистрацию родившегося и умершего в стенах больницы ребенка. Причем сами медики до сих пор отрицают все факты случившегося!

Подведем итоги

Женщины, которым во время беременности и родов помогала акушерка, легче рожают, а врачам реже приходится прибегать к обезболиванию и кесареву сечению. Акушерка дает им главное – ощущение безопасности и уверенность в успешных родах. Роды с акушеркой дают женщине необыкновенное чувство – удовлетворенность родами. Ведь роды – это работа, и не только для самой женщины, но и для медицинского персонала, и акушерки в частности.

Случай в роддоме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *