Великий князь Пётр Николаевич
Имя при рождении:

Пётр Николаевич Романов

Род деятельности:

военный

Дата рождения:

10 (22) января 1864

Место рождения:

Санкт-Петербург, Российская империя

Дата смерти:

17 июня 1931 (67 лет)

Место смерти:

Антиб, Третья французская республика

Отец:

Николай Николаевич Старший

Мать:

Александра Петровна

Супруга:

Милица Николаевна Черногорская (с 26 июля 1889)

Дети:

3 дочери и сын

Награды и премии:

Вели́кий князь Пётр Никола́евич (10 января 1864, Петербург — 17 июня 1931, Антиб, Третья французская республика) — второй сын великого князя Николая Николаевича (старшего), внук Николая I. Генерал-лейтенант и генерал-адъютант русской армии.

Биография

Великий князь Пётр Николаевич родился 10 (22) января 1864 года в семье великого князя Николая Николаевича, был младшим ребёнком и сыном в семье. При рождении был наречён Петром и награжден орденами Св. Андрея Первозванного, Св. Александра Невского. Получил военное образование. В двадцать лет начал службу, но заболел туберкулезом. Оставил службу из-за болезни и подолгу жил за границей. Это был спокойный, уравновешенный, застенчивый и даже робкий человек, всегда казавшийся сосредоточенным и молчаливым. Он терялся в тени своего решительного брата Николая. Петр Николаевич не отличался энергией и боевой храбростью брата, напротив, был личностью в высшей степени миролюбивой и скорее по традиции, чем по призванию встал на путь воинского служения. Но в армии он занимался одним из самых важных направлений — инженерным делом. В должности генерал-инспектора инженерных войск во время войны Петр Николаевич немало сделал для успешных действий наших войск. Во время Первой мировой войны Петр Николаевич находился при штабе своего брата Николая Николаевича Младшего, который был сначала Верховным Главнокомандующим, а затем получил назначение на Кавказ. Своим тихим нравом он сдерживал необузданные вспышки Николая Николаевича.

Николаевский собор Покровского монастыря в Киеве

Но главным его призванием, бесспорно, являлись живопись и архитектура. Он пробовал свои силы в этих направлениях и достиг немалого профессионализма. В 1913 году Петр Николаевич даже участвовал в выставках Императорской Академии художеств, проходивших в Санкт-Петербурге. В области архитектуры особенно увлекался церковным зодчеством. По его проекту велось строительство храма-памятника русским-воинам, павшим в кампанию 1904—1905 годов в Мукдене. В 1896 году в киевской Покровской обители, основанной его матерью Александрой Петровной (в инокинях Анастасией), во время визита императора Николая II был заложен собор во имя святого Николая по проекту великого князя Петра Николаевича. Также по его проекту был возведен и дворец в его крымском имении Дюльбере, больше похожий на средневековый замок. Великий князь Александр Михайлович сравнивал его с замком «Синей Бороды». Но именно эти стены спасли его семью в 1917 году, когда ялтинские солдаты грозили им расстрелом.

Брак и дети

26 июля 1889 г. в Петергофе женился на Милице Николаевне, второй дочери короля Черногории Николая I. Дети (князь и княжны императорской крови):

М. Микешин. Меню бракосочетания Петра Николаевича и Милицы Черногорской

  • Марина Петровна (1892—1981), замужем за князем Александром Голицыным), сыном Николая Дмитриевича Голицына
  • Роман Петрович (1896—1978), женат на графине Прасковье Шереметевой, имел потомство, сейчас претендующее на главенство в роде Романовых.
  • Надежда Петровна (1898—1988), замужем за князем Николаем Орловым, имела потомство)
  • Софья (р. и ум. 1898)— сестра-близнец Надежды.

Воинские звания

Библиография

  • Григорян ,В. Г.

Биографический справочник/ Валентина Григорян. — М.:АСТ:Астрель: Хранитель,2007.

  • Пчелов,Е. В.

Романовы. История династии.—М.:ОЛМА-ПРЕСС,2004.

Великие княгини по браку

1-ое поколение

Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская

2-ой поколение

нет

3-е поколение

София Августа Фредерика Анхальт-Цербстская

4-ое поколение

Августа-Вильгельмина-Луиза Гессен-Дармштадтская · София Мария Доротея Вюртембергская

5-ое поколение

Луиза Августа Баденская · Юлианна Саксен-Кобург-Заальфельд · Шарлотта Прусская · Фредерика Вюртембергская

6-ое поколение

Мария Гессен-Дармштадская · Александра Саксен-Альтенбургская · Александра Ольденбургская · Цецилия Баденская

7-ое поколение

Дагмар Датская · Мария Мекленбург-Шверинская · Анастасия Черногорская · Елизавета Гессен-Дармштадская · Елизавета Агнесса Саксен-Альтенбургская · Александра Греческая · Мария Греческая · Милица Черногорская · Ксения Александровна

8-ое поколение

Виктория Эдинбургская

Дети

Фото с детьми

У Константина Николаевича и Александры Иосифовны родилось 6 детей:

  • Николай Константинович (1850—1918);
  • Ольга Константиновна (1851—1926), Королева Эллинов, замужем за королем Греции Георгом I;
  • Вера Константиновна (1854—1912), замужем за герцогом Вюртембергским Вильгельмом Евгением);
  • Константин Константинович (1858—1915), женат на принцессе Саксен-Альтенбургской, герцогине Саксонской Елизавете Маврикиевне;
  • Дмитрий Константинович (1860—1919);
  • Вячеслав Константинович (1862—1879).

Награды

российские:

  • Орден Святого Андрея Первозванного (1864)
  • Орден Святого Александра Невского (1864)
  • Орден Белого Орла (1864)
  • Орден Святой Анны 1 ст. (1864)
  • Орден Святого Станислава 1 ст. (1864)
  • Орден Святого Владимира 4 ст. (1884)
  • Орден Святого Владимира 3 ст. (1901)
  • Орден Святого Владимира 2 ст. (1911)

иностранные:

  • Ольденбургский Орден Заслуг герцега Петра-Фридриха-Людвига 1 ст. (1864)
  • Мекленбург-Шверинский Орден Вендской Короны большой крест (1889)
  • Вюртембергский Орден Вюртембюргской Короны большой крест (1889)
  • Прусский Орден Красного Орла (1880)
  • Турецкий Орден Османие 1 ст. (1880)
  • Греческий Орден Спасителя 4 ст. (1880)
  • Греческий Орден Спасителя 1 ст. (1882)
  • Болгарский Орден «Святой Александр» 1 ст. (1883)
  • Черногорский Орден Данило I 1 ст. (1884)
  • Австрийский Орден Святого Стефана большой крест (1884)
  • Гессен-Дармштадтский Орден Людвига 1 ст. (1884)
  • Баденский Орден Верности 1 ст. (1885)
  • Черногорский Орден Святого Петра Цетинского (1889)
  • Французский Орден Почетного Легиона 1 ст. (1896)
  • Румынский Орден Звезды Румынии большой крест (1898)
  • Бухарский Орден Тадуса 1 ст. (1898)
  • Итальянский Орден Аннунциаты (1900)

В эмиграции

Вместе с императрицей Марией Фёдоровной и другими Романовыми Петр Николаевич благополучно покинул Россию. В эмиграции они с братом всегда держались вместе, жили с семьями в Италии, а потом на юге Франции. Заметной роли ни в династической, ни в светской жизни не играл, но поддерживал претензии своего брата Николая Николаевича Младшего на русский престол и не признавал прав Кирилла Владимировича. Дети под влиянием отца поступили также. Умер в Антибе, Франция, 17 июня 1931 г. Его прах покоится в крипте русской церкви Святого Архангела Михаила в Каннах рядом с женой Милицей Николаевной, скончавшейся через двадцать лет после мужа.

Шеф полков

С 1864 — шеф Гренадерского саперного Его императорского Высочества великого князя Петра Николаевича батальона.

Примечания

  1. 1 2 Русская Императорская Армия
  2. Список генералам по старшинству. СПб 1906г.

Литература

Ссылки

Пётр Николаевич на Викискладе

  • великий князь Пётр Николаевич
  • Пётр Николаевич
  • Пётр Николаевич — владелец дворца Дюльбер
  • Дюльбер (фото)
  • Милица Николаевна

Сейчас много говорят о трудах на ниве служения людям великой княгини Елизаветы Федоровны, которая своей жизнью и мученической кончиной заслужила причисление к лику святых Русской православной церкви. Но в российской императорской семье, где женщины традиционно активно занимались благотворительностью, у Елизаветы Федоровны была предшественница, сравнимая с ней по масштабу деятельности, — Александра Петровна, вспоминаемая в последнее время все чаще.
Несмотря на то, что Александра Петровна (Александра Фридерика Вильгельмина) являлась принцессой Ольденбургской, родилась она в Санкт-Петербурге в доме на Дворцовой набережной. Ее отец Петр Георгиевич приходился внуком императору Павлу I, занимал различные посты по военной и гражданской части, но более известен как благотворитель и просветитель.

Воспитанники приюта принца Петра Ольденбургского и сестры милосердия у памятника П. Г. Ольденбургскому перед Мариинской больницей в день 100-летия со дня его рождения. Санкт-Петербург. 1912. Фото ателье К. К. Буллы
Его супруга Терезия Васильевна (Терезия Вильгельмина Фредерика Изабелла Шарлотта Нассаусская) была энергичной помощницей мужу в его благотворительной деятельности.
Тереза Ольденбургская (В.Гау), 1839, дочь Вильгельма Нассау. (Терезия Васильевна (Терезия Вильгельмина Фредерика Изабелла Шарлотта) Нассауская, в замужестве герцогиня Ольденбургская)
Вместе с дочерьми Николая I вел. кн. Марией и Александрой она создала первую в России общину сестер милосердия — Свято-Троицкую. Это был новый для того времени тип благотворительного учреждения, совмещавший лечебные и духовно-воспитательные функции. Община содержала женскую больницу и амбулаторию, исправительную школу для девочек и отделение для кающихся женщин.
Кроме того под опекой Терезии были школа для бедных девочек, на основе которой позже возник «Институт принцессы Терезии Ольденбургской» и два ночных приюта.
И.В.Гау, дети принца Ольденбургского, 1853, Александра (1838-1900) в центре, с сестрой Терезой на руках, Николай (1840-1886) справа, Александр (1844-1932) слева, Екатерина (1846-1866) справа от Александры, Георгий (1848-1871) слева от Александры, Константин (1850-1906) справа от Екатерины, Тереза (1852-1883) на руках у Александры, У них еще была сестра Цецилия (1842-1843)
Позднее Александра Петровна вспоминала о своих детских годах: «Я с детства была близка к больным, любила их, видела пример моих родителей…».
Увлекалась принцесса литературой, музыкой и рисованием. Талант живописца Александра унаследовала от матери, а в дальнейшем художественными способностями отличался ее младший сын.
Как и все девушки, она мечтала о своем принце, о высокой и чистой любви, любви на всю жизнь. Таким человеком ей показался великий князь Николай Николаевич, Низи, как звали его в семье, третий сын Николая I. Он учился в Первом кадетском корпусе, затем служил в лейб-гвардии Конном полку. Последовательно командовал бригадой, затем дивизией Гвардейской кавалерии, был генералом-инспектором по инженерной части, членом Государственного Совета. Высокого роста, внешне очень привлекательный и импозантный, Николай Николаевич без особого труда смог очаровать юную принцессу. Поэтому, когда на одном из приемов он признался ей в любви и предложил руку и сердце, то она ответила согласием.
Великий князь Николай Николаевич
Исходя из законов России, принцессе Александре, которая была лютеранского вероисповедания, предстояло при выходе замуж за сына русского царя перейти в православие. Эта сложная религиозная церемония происходила в церкви Зимнего дворца. Как отметил один из присутствовавших, «особенно удивительным было послушание принцессы при выполнении обрядов: она громким голосом произносила молитвы, много раз ложилась на пол и должна была целовать руки многочисленным священнослужителям».
Александра Петровна Ольденбургская, портрет К.Майера, 1860 г.
(портрет льстит модели)
Упоминание об этом событии есть также в дневнике А.Ф. Тютчевой, фрейлины императрицы Александры Федоровны: «Сегодня (26 декабря 1855) молодая принцесса Ольденбургская перешла в православие, она, по-видимому, понимала значение этого акта, который совершала и казалась глубоко сосредоточенной. Она была одета в белое атласное платье и очень просто причесана. Выглядела она некрасивой: волнение дурно отражается на ее цвете лица, а это единственное, что в ней хорошо. Черты лица у ней грубоваты и очень неправильны, но выражение чистоты, искренности и мягкости привлекает к ней симпатии». (тогда переход в православие был обязателен, первая не перешедшая была Мария Павловна старшая)
Брак Александры Петровны и Николая Николаевича во всех отношениях устраивал обе семьи. Ольденбургские считали честью породниться с новым поколением Романовых, а для Александра II – это был шанс остепенить своего брата, известного легкомысленными любовными связями. По этому поводу та же Тютчева писала: «Государь и государыня в восторге от этой свадьбы,…так как принцесса Александра, кроткое симпатичное существо, должна оказать хорошее влияние на князя. Надо надеяться, что в своем почетном положении мужа великий князь образумится. Это ему совершенно необходимо, так как он провел свою жизнь в далеко не блещущем умственными интересами обществе фрейлин своей матери».
Вначале супружеская жизнь молодой четы складывалась удачно. Поселились они сначала в Зимнем дворце, а затем в великолепном дворце, выстроенном по проекту архитектора А.И. Штакеншнейдера, на Благовещенской площади.
Лето молодые проводили в усадьбе Знаменка по Петергофской дороге. Здесь Александра Петровна при финансовой поддержке супруга устроила медицинский пункт для окрестных крестьян, где сама вела прием, выдавала бесплатно лекарства, делала перевязки и даже посещала больных на дому.
В великокняжеской семье родились двое сыновей: Николай (до кончины своего отца именовавшийся Младшим) и Петр.
Александра Петровна со старшим сыном Николаем, 1860 г.
Великая княгиня Александра Петровна с мужем великим князем Николаем Николаевичем и сыном Николаем
Младший сын Петр, 1868 г.
Семья великой княгини Александры Петровны
Вполне благополучная семейная жизнь великокняжеской семьи. Однако этому браку не суждено было стать счастливым. Блестящая придворная жизнь не привлекала Александру Петровну, она старалась избегать шумного общества и присутствовала на балах и приемах только в случае необходимости, чтобы не нарушать придворный этикет, одевалась по меркам семьи Романовых очень скромно, чем часто вызывала недовольство супруга.
Еще до замужества, когда Александре едва исполнилось 16 лет, она стала действительным и почетным членом Императорского Женского патриотического общества, а также попечительницей 1-й Василеостровской частной школы.
Продолжая начинание великой княгини Елены Павловны и ее Крестовоздвиженской общины, Александра Петровна при поддержке супруга, основала Покровскую Общину сестер милосердия и стала ее попечительницей. Община ставила своей целью подготовку опытных сестер милосердия и воспитание бедных и беспризорных детей. В отделение сестер милосердия принимались вдовы и девицы православного вероисповедания всех сословий в возрасте от 17 до 40 лет. По окончании обучения сестры приносили присягу, в которой клялись служить с искренним милосердием, смирением, самоотвержением и любовью к ближнему. Великая княгиня желала видеть свою общину церковным заведением, превратив ее в «деятельный» монастырь, в котором постоянная молитва сочеталась с трудами на благо страждущих. Но учредить в столице новый женский монастырь ей не удалось.
Корпус Петербургской Покровской общины сестер милосердия, выстроенный по проекту архитектора В.В. Вильденбандта в 1897-1899 годах (Васильевский остров, Большой проспект, д.85; современная фотография). Здесь располагались больница, амбулатория, общежитие сестер и храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Ныне в здании находится Городская Покровская больница. На фасаде укреплена памятная доска
Медицинский персонал Общины всегда был готов к отправке на театр военных действий в случае войны и к оказанию необходимой помощи населению в периоды социальных или стихийных бедствий. Бесплатно принимались приходящие местные жители, они также обеспечивались бесплатными лекарствами.
Общественность высоко ценила деятельность Александры Петровны, простой народ ее боготворил. Вскоре ее избрали председателем Петербургского общества детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии.
Великая княгиня проявила не только лучшие человеческие качества, но и способности хорошего хозяина, экономиста. Под ее руководством общество, влачившее жалкое существование, сумело зарабатывать деньги, на которые в 90-е годы содержалось 23 детских приюта, где призревались до 5 тысяч сирот.
Благотворительная деятельность все больше и больше увлекала Александру Петровну. А жизнь во дворце текла «скучно и стереотипно… Разговор, особенно после обеда, исключительно лошадиный» (Председатель Комитета министров граф П.А. Валуев).
Великий князь Николай Николаевич увлекался не только лошадьми. Другой его страстью был балет и балерины. В 1865 году он серьёзно увлёкся примой Красносельского театра Екатериной Гавриловной Числовой. Великий князь снял для неё квартиру поблизости, в доме на Галерной улице. Её окна выходили прямо на фасад Николаевского дворца. Когда Екатерина была готова к встрече, она выставляла на подоконник две зажжённые свечи. Слуга тут же объявлял о том, что в городе пожар, на который якобы и отправлялся Николай Николаевич, слывший большим любителем пожаров.
Великий князь Николай Николаевич Старший, великая княгиня Александра Петровна и Е.Г.Числова, конец 1860-х.
Роман великого князя затянулся, и по некоторым данным Николай Николаевич, чтобы как-то оправдать себя в глазах брата-императора, через два года после рождения младшего сына Петра публично обвинил свою жену в супружеской неверности и изгнал ее, отняв все драгоценности и запрещая видеться с детьми. Когда Александр II услыхал о случившемся, то не стал выяснять достоверность, искать правого и виноватого. Он отказался принимать великую княгиню для объяснений и незамедлительно выслал ее за пределы России, якобы для лечения.
Другие источники факт изгнания не подтверждают, а сообщают, что бегство из Петербурга – сознательный выбор самой Александры, она не могла больше терпеть многолетний «загул» мужа.
Конец 1860-х гг.
Во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. Александра Петровна на собственные средства организовала санитарный отряд, а «во дворце ее супруга, Главнокомандующего южною армией, открыты залы всем желающим бесплатно работать для оказания помощи раненым; в залы эти ежедневно собирается большое число представителей высшего общества. По праздникам в залах этих работает много девушек из магазинов и швейных мастерских».
1870-е гг.
«…великая княгиня Александра Петровна – уже, несомненно, на хорошем счету у Него… Эта женщина – необыкновенное явление. Здесь над нею в высшем обществе смеются, и она подает к этому повод, ибо относится ко всем светским и придворным приличиям с открытым презрением. Она является среди двора какою-то юродивою или блаженною. И она действительно такова, и это в ней неподдельно. При этом она не просто юродивая, а русская юродивая, со всеми инстинктами, вкусами и симпатиями самой простой русской женщины. Но сколько она делает добра и как она это делает – про то знают только ею облагодетельствованные. Все это представляется мне столь необыкновенным, что я готов думать, что в этом чудачестве есть что-то предзнаменательное» (Князь Д.А. Оболенский, 1876 г.)
Супружеская жизнь Александры Петровны разладилась, но заботы об обездоленных, сознание того, что она делает доброе дело давало душевное спокойствие. Но здесь ее постиг еще один удар, уже с другой стороны. Случилась беда. Однажды лошади, чего-то испугавшись, понесли экипаж. Ее выбросило на землю, она получила тяжелейшую травму позвоночника.
Лучшие медицинские силы столицы и зарубежья мало чем смогли ей помочь. Болезнь великой княгини прогрессировала – ей отказали ноги. Врачи рекомендовали смену сырого и холодного петербургского климата на южный.
Пребывание в Неаполе, на Корфу оказало благотворное влияние, но болезнь не отступила.
Почти через полтора года, на обратном пути на родину, Александра Петровна сделала остановку у берега вблизи Афонского монастыря. Ее навещали на пароходе афонские старцы, в беседе с которыми она находила утешение и укрепление своих духовных сил. Это паломничество произвело на нее сильнейшее впечатление.
По возвращению в Россию с разрешения недавно вступившего на престол Александра III великая княгиня поселилась в Мариинском дворце Киева. Затем длительное время жила в арендуемом доме в аристократическом районе Липках.
Несмотря на все усилия врачей и ее собственные, она могла передвигаться только в инвалидной коляске. Волевыми усилиями она скрывала постоянную боль в позвоночнике, никто из ее окружения не догадывался о ее страданиях.
Оставшись одна на один со своей болезнью, проводя жизнь в одиночестве, Александра Петровна находила утешение в молитвах и чтении Псалтири, которую она называла «источником вечного радования». После долгих размышлений она приняла решение остаться в Киеве, что означало разрыв супружеских отношений. Это был смелый шаг.
Навсегда распростившись со столицей, Александра Петровна полностью посвятила себя служению Богу и людям. Она приступила к осуществлению захватившей ее идеи – идеи «живого монашества», которая предполагала не только строжайшее следование иноческим уставам св. Саввы Освященного и Феодора Студита, но и практическое служение страждущему человечеству.
Александра Петровна хотела, чтобы «наши монастыри, сохраняя строгие отеческие правила и заповеди, непременно были рассадниками просвещения и благотворения во всех видах…Живое монашество – вот знамя, которое столь дорого моему сердцу,– утверждала она в одном из своих писем. – Никакие монашеские обеты и правила не мешают любить ближнего, как самого себя, служить болящим, питать неимущих».
Набожная и милосердная великая княгиня, не избалованная судьбой, задумала основать обширную монашескую обитель с устройством множества благотворительных заведений, где бы совмещалось врачевание духовное и телесное.
Такое нововведение было встречено многими в штыки. Однако Александра Петровна не изменила свое решение и стала искать место для будущего монастыря. Узнала, что на ближайшей окраине Киева, Лукьяновке, продается земля.
Рассказывают, что за много лет до этого у помещика Дикого, что жил на Лукьяновке, как-то гостил киевский старец Феофил, известный своими пророчествами. Прогуливаясь вместе с хозяином по саду, старец вдруг остановился и торжественно изрек: «Место, на котором мы стоим, — свято, здесь воссияет благодать Божия, и на том месте, на котором мы стоим, будет воздвигнут храм Божий. Дуб же сей будет срублен и послужит местом построения церковного престола, а весь сад будет обращен в девичий монастырь, а царственная жена будет строительницей и правительницей его». Подивился его словам помещик Дикой и после ухода старца тут же сделал запись слов старца.
Прошли десятки лет, и вот княгиня решила купить у дочери Дикого для своего монастыря часть поместья, и именно там, где предсказывал святой старец. Как же была поражена она, когда хозяйка показала ей запись отца о пророчестве Феофила! Конечно же, княгиня увидела в этом знак судьбы и перст Божий.

Покровский собор Свято-Покровского монастыря
Покровский собор. Современный вид
В начале 1889 года состоялось освящение места и закладка большого корпуса келий и церкви во имя Покрова Божьей Матери, прилегающей к ним. Через несколько лет Покровский храм, решенный в формате русско-византийского зодчества, уже поражал посетителей своими былинно-сказочными очертаниями. Интерьер расписывали монахи-иконописцы. А в нише храма по настоянию Александры Петровны была устроена копия пещеры Гроба Господня в Иерусалиме.
Автором эскизов храмов и зданий обители был младший сын Александры Петровны – великий князь Петр Николаевич, а известный и весьма талантливый архитектор Владимир Николаевич Николаев составил технический проект. Этому творческому союзу принадлежит и самый большой киевский храм – Никольский собор Покровского монастыря. В этом храме одновременно могут находится 2,5 тысячи прихожан. Кроме главного объема, в нижней части собора устроена подземная, так называемая «тёплая церковь».
В Киев великая княгиня прибыла недвижимой, передвигаться из одной комнаты дворца в другую, в парк или сад она могла посредством особо приспособленного ручного экипажика. Таким же способом в глубокую ночью через полгода после закладки монастыря Александра Петровна тихо, ни для кого не видимо переехала со своими фамильными иконами и в сопровождении первых насельниц монастыря в Покровскую обитель, практически на стройплощадку.
Переселившись в монастырь, она писала своему супругу о желании облечься в форму сестер. Великий князь великодушно согласился на это, дал милостивое соизволение на принятие иночества и император Александр III.
Облекшись в иноческую одежду, великая княгиня приняла тайное пострижение от афонского иеромонаха с именем Анастасии. Кто совершал постриг, об этом княгиня никогда никому не говорила.
Великая княгиня Александра Петровна — инокиня Анастасия
Территория Покровского монастыря
В стенах монастыря великая княгиня смогла, наконец, стать на ноги. Своей исцелительницей она называла чудотворную икону Почаевской Божией Матери, которую ее отец получил в дар от братии Почаевской Лавры, и которой она преданно молилась, прося об избавлении от болезни.
Произошло чудо. Во-первых, наконец, нашелся врач, который рискнул предложить великой княгине операцию, во-вторых, сложнейшая операция прошла успешно. Александра Петровна смогла передвигаться без посторонней помощи.
Исцелившись от недуга, она с особой энергией занялась обустройством обители и расширением ее деятельности, посвятив этому все свои помыслы, здоровье и самую жизнь.
Первой постройкой больничного комплекса было двухэтажное здание с домовой церковью св. Агапита, где размещались терапевтическое и гинекологическое отделения. Врачи ежедневно принимали до 500 больных. А в целом за первые десять лет существования Покровской больницы медицинская помощь была оказана почти 200 тысячам пациентам. Естественно, все посетители обслуживались бесплатно.
Княгиня внимательно следила за всеми новинками отечественной и зарубежной литературы по медицине, выписывала и регулярно читала или просматривала все новые медицинские журналы, сразу же внедряя новшества.
Когда в 1898 году в Киеве проходил съезд естествоиспытателей и врачей, осмотр монастырской больницы произвел огромное впечатление. Участники съезда осмотрели 12 кабинетов, где работало около 20 врачей, амбулаторию, оснащенную по последнему слову науки и техники.
Первые «фотографии лучами Рентгена» были сделаны в Покровском монастыре уже спустя год после их открытия. Благодаря высокой квалификации врачей смертность при операциях составляла не более 4%. В статистических сборниках такой процент «удачных исходов» воспринимался как что-то сверхъестественное. Такому результату способствовал хороший уход за больными (его обеспечивали более 100 человек младшего медицинского персонала) и хорошее питание. Вот, например, чем кормили больных 30 апреля 1896 года: завтрак — чай с булкой, молоко, масло, яйца; обед — зеленый борщ, жаркое, компот; ужин — суп и тушеное мясо с картошкой. По назначению врача пациенты дополнительно получали сырые яйца, вино и другие продукты. Средняя продолжительность пребывания людей в лечебнице составляла, согласно статистике, 28 дней. Некоторые находились в больнице от 1 года до 3 лет, то есть до той поры, пока не достигался положительный результат лечения.
Кроме амбулатории и больницы на территории Покровского монастыря размещались: бесплатная аптека, приют для сирот и бедных детей, приют для неизлечимых больных и слепых, странноприимный дом, школа, библиотека, училище для сестер милосердия, которые после окончания отправлялись в действующую армию.
В 1897 году великая княгиня предотвратила эпидемию тифа в Киеве, открыв в монастырской лечебнице тифозное отделение на сто мест и организовав несколько специализированных больниц в городе.
Простой народ, тысячами посещающий Киев для богомолья, разнес далеко сведения о больнице, устроенной великой княгиней. Существует легенда о странствующих по Киеву калеках, и нищих, которые вместо того, чтобы просить подаяние, спрашивали: «А как пройти к Княгине?» Покровский монастырь стали называть Княгининым монастырем, а его основательницу стали называть «матушка великая княгиня» или просто «великая матушка».
Ворота Покровского монастыря
Ворота Покровского монастыря. Современный вид
Сама великая княгиня занимала скромную келью. Она управляла всем хозяйством, расходуя на содержание и расширение монастыря личные средства. Любопытен тот факт, что все расходы великой княгини в первые годы существования обители тайно контролировались спецслужбами: в архивах сохранились секретные донесения киевскому генерал-губернатору о том, «сколько, кому и куда было направлено средств». Ни одна комиссия так и не смогла придраться. В обители попросту не существовало «черной» бухгалтерии. А расходы были внушительными. Только на текущие потребности монашеской обители княгиня каждый год тратила до 50 тысяч рублей, а на больницу — еще 80 тысяч. Александра Петровна продавала свои великокняжеские драгоценности и вкладывала вырученные деньги в строительство и оборудование больниц. Она хотела продать и самый дорогой ей предмет – подарок Александра II к ее свадьбе – большой изумруд. Правда, покупателя так и не нашлось, ибо стоимость камня была очень высока. Александр III распорядился выкупить изумруд. Он не единожды финансово поддерживал Александру Петровну в ее благородном деле. Впоследствии и Николай II пожертвовал на строительство монастырского Никольского собора, который заложили в его присутствии, и нового корпуса для терапевтического отделения лечебницы с амбулаторией.
Ее невестка великая княгиня Милица Николаевна вспоминала, что во время посещения монастыря Александра Петровна, показывая ей свое хозяйство, поясняла: «Это здание – мои серьги, здесь – мое ожерелье, а сюда ушли все мои кольца».
Великая княгиня у постели больной
Александра Петровна не имела медицинского образования, но как никто другой любила людей. «Если бы можно было, я бы обняла весь мир любовью», — признавалась она. Любовь и забота чувствовались во всем. День ее начинался в 4 утра и заканчивался после полуночи. Она ревностно следила, как готовят и кормят больных, сама выбирала меню на каждый день, следила за уборкой помещений, сопровождала больных на осмотры, делала перевязки. Не брезговала никакой, даже самой грязной работой. Она сама мыла больных, дежурила у постели тяжело больных и умирающих. Для неграмотных пациентов сама писала письма их родственникам. По вечерам проводила обходы больных и к утру готовила отчеты врачам об их состоянии. Великая подвижница не давала себе покоя даже ночью. Спала она обычно возле приоткрытой двери, чтобы, заслышав стон, бежать на зов. «Все близко моему сердцу. Всякое дыхание моих дорогих больных для меня интересно!»
Много внимания Александра Петровна уделяла духовной жизни больных, считая, что в исцелении главную роль играет состояние души больного. Она сочиняла листки религиозно- нравственного содержания и распространяла их среди больных, следила, читают ли больные литературу из книжной лавки, что была при больнице. Пыталась наполнить жизнь своих подопечных высоким духовным смыслом. Помещённые в обитель сектантки-штундистки благодаря мягкому обращению и беседам с великой княгиней вновь возвратились в православие.
Суровая, полная лишений жизнь сестер обители, организованная по строгому Студийскому уставу, проходила в молитвах и трудах, несмотря на это, число желающих поступить туда в первый же год составило 400 человек, тогда как монастырь мог принять лишь 150 инокинь.
Все больные, поступающие в больницу, записывались в синодик великой княгини. Она о них молилась. Она любила долгие монастырские богослужения. Сама нередко читала во время службы шестопсалмия, каноны и часы. В больнице Александра Петровна размещалась в палате рядом с больничной церковью, и окно этой палаты выходило в храм. Когда она уже не могла вставать, это окно открывали во время богослужения.
Никольский собор Покровского монастыря
Тяжело страдая, с больными, опухшими ногами, не давала себе никаких поблажек, ни минуты отдыха ни днем, ни ночью. «Я боюсь не смерти, но боюсь не успеть сделать все то, что я должна сделать здесь, на земле», — говорила она.
Великая княгиня Александра Петровна жила больницей, жила в больнице, работала в больнице и умерла в ней. Перед кончиной к ней в Киев приехали ее сыновья и были с ней последние дни ее жизни. Александра Петровна Романова скончалась на третий день Святой Пасхи 13 апреля 1900 года, когда задуманный ею величественный собор Святого Николая уже был вчерне почти построен. Похоронили ее при огромном стечении народа в основанной ею обители, против алтаря Покровской церкви.
ИСТОЧНИКИ: http://www.interesniy.kiev.ua/old/architecture/hramy/pokrovskaya_obitel/kiev_pokrova

И ДР.

Русская княгиня

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *