Как рассказывать священнику про грехи? Необходимо ли чувство покаяния на исповеди? Стоит ли ждать после исповеди душевного облегчения? Эти неофитские вопросы часто остаются «больными» и для самых опытных прихожан. Многие из нас стесняются отвлекать священника по мелочам своими слишком «простыми вопросами». Чтобы восполнить этот пробел, «простые вопросы» об исповеди корреспондент «НС» Дмитрий РЕБРОВ задал старшему духовнику Московской епархии, настоятелю Покровского храма в подмосковном селе Акулово протоиерею Валериану КРЕЧЕТОВУ.

Возможно ли покаяние «без посредников»?

– Отец Валериан, как бы вы объяснили человеку малоцерковному, что такое исповедь и зачем она вообще нужна?

– Когда-то моему отцу, тоже священнику, на экзамене в духовной академии профессор задал вопрос: скажите, молодой батюшка (а батюшке было уже пятьдесят с лишним лет, он в 49 лет пошел в семинарию), что Господь делает, когда хочет человека призвать к Себе? Папа ему отвечал и так и эдак, старый профессор соглашался, поддакивал и под конец все-таки решил уточнить: ну а что главное? И сам отвечает: Он посылает человеку тугу душевую, скорбь, чтобы человек искал Бога, чтобы человек почувствовал, что не может средствами земными избавиться от этого состояния. И я думаю, это очень верный ответ! В своей жизни человек неизбежно сталкивается со следствиями греха. Есть такое изречение: живи днем так, чтобы ночью ты спал спокойно. Это изречение народной мудрости, ведь впечатления дня действительно беспокоят сон. Вроде все прошло, а все равно человек задумывается над тем или иным событием и слышит некий голос, который ему о чем-то говорит… Это голос совести. Иногда человек, видя безвозвратность сотворенного, делает страшные шаги: пытается избавиться от этой жизни, например, или начинает пить. Люди впадают в состояния еще более пагубные, чем те, от которых они убегают. Все это анестезия: человек не может вылечить болезнь, но убирает ее симптомы. Поиски выхода и являются основанием потребности покаяния, одной из основных причин, заставляющих человека идти в Церковь и на исповедь.

– Часто спрашивают: зачем человеку церковная исповедь, зачем ему идти в храм, неужели нельзя каяться самому, например, дома, без «посредников»?

– Если исповедь в храме по каким-то причинам невозможна, можно исповедоваться и так, «без посредников». Но сможет ли неофит услышать, когда Господь ответит: «Хорошо, Я тебя простил»? Святой Иоанн Кронштадтский, когда как-то согрешал, молился, пока не получал у Бога прощения. Но у неофита разве такая степень общения с Богом?

У человека есть естественная потребность в общении. Но и в общении с человеком, и в общении с Богом очень важно не просто быть понятым, но и иметь видимый знак того, что тебя кто-то понимает. Господь так установил, чтобы человек получал Его прощение через другого человека – священника: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 23).

– Когда человек приходит на исповедь, иногда возникает вопрос: а в чем конкретно исповедоваться? Совесть вроде бы «не болит», ни в чем не обличает, никого не убивал, не грабил.

– Да, совесть в первую очередь обличает человека в тяжелых грехах. Но если совесть ни о чем не говорит, то это часто значит лишь то, что совесть открывает рот, а ей этот рот затыкают. Святые отцы говорят: когда человек входит из света в темную комнату, то он сначала ничего не видит, потом, когда глаза его привыкают к темноте, он начинает видеть крупные объекты, потом мелкие, ну а если зажечь свет, то начинает видеть все. Также и человек, который начинает следить за своею внутренней жизнью, сначала видит только крупные грехи, потом помельче. А потом благодать даст ему свет для того, чтобы он мог «зрети своя прегрешения» – об этом мы просим Бога Великим постом в молитве святого Ефрема Сирина.

В каких грехах каяться – это вопрос времени. Вначале человек многого не понимает, не замечает, но в самом таинстве благодать, Дух Божий начинает человеку открывать видение его грехов. И человек, может быть, не осознавая даже, в чем именно он грешен, чувствует все равно свою греховность. Исповедование грехов – это осмысление, но есть еще и состояние чувств, человек сознает, что он грешен по сравнению со святостью – вот это и есть действие благодати.

Мой отец родился в 1900 году, то есть его молодость как раз пришлась на послереволюционные годы: все эти новые веяния, свобода… и он отдалился от Церкви. Его мама, моя бабушка, попросила его как-то пойти в церковь Великим постом и причаститься, сказала, мол, если сделаешь это, то я тебе в ноги поклонюсь. «Ну что ты, мама, я и так схожу», – ответил он и пошел на Арбат в храм к отцу Владимиру Воробьеву (деду нынешнего ректора ПСТГУ прот. Владимира Воробьева). Он пришел на исповедь, и у него не было никаких мыслей о покаянии: стоял, рассматривал молодых девушек в храме. Подошла его очередь, он стал на колени и на вопрос священника: «Ну что скажете, молодой человек?» – папа ответил: «Мне нечего сказать». – «А что же вы пришли?» – «Меня мама попросила». Тогда священник помолчал немного и ответил: «Это очень хорошо, что вы маму послушали», – накрыл отца епитрахилью и начал читать разрешительную молитву. «Что произошло со мною, я не понимаю до сих пор, – рассказывал потом мне отец. – Я зарыдал, как только из крана течь может вода, и когда шел обратно, то уже ни на кого не смотрел. Мир для меня стал совершенно иным». С этого времени отец стал ходить в Церковь, потом промыслом Божиим попал в тюрьму, сидел там в одних камерах с исповедниками и стал после тюрьмы священнослужителем.

Грехи, которые мы чаще замечаем в других, есть и в нас

– Но все-таки есть какие-то способы подготовиться к исповеди?

– Можно было бы посоветовать что-то почитать в этом направлении, есть хорошая книга отца Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди», еще что-то, но тут очень сложный момент: появилось много таких перечислений, в которых мы находим некое «смакование» грехов. И нужно быть очень осторожным с такими списками, потому что они иногда становятся своего рода учебниками, так как там есть такие грехи, о которых человек и не думал никогда. О плотских грехах вообще не нужно подробных описаний читать, потому что такие описания пачкают душу. А что же касается остального, то лучше просто прислушиваться к своему внутреннему состоянию. Когда мы видим в человеке недостаток, тот факт, что мы этот недостаток замечаем, значит, что этот грех есть и в нас. Вы помните про сучок в чужом глазу и бревно в своем? Что это такое, этот сучок? Сучок растет на бревне, а бревно – это страсть. Сучок – это грех, то есть конкретное проявление страсти. Но если вы не знаете, что это за дерево, что это за бревно, то вы никогда и не догадаетесь, что это именно за сучок! Как теперь принято говорить: каждый понимает в меру своей испорченности. Так вот мы именно тот грех замечаем в другом человеке, ту страсть понимаем, что есть и в нас самих.

– Некоторых людей смущает, что прощение, выходит, получить легко: пошел погрешил, потом покаялся, потом опять погрешил, опять покаялся – и можно снова? Никакого наказания?

– Это почему ж, это кто же вам такое сказал?! Грех прощен на исповеди, но что-то человек все равно терпит: классический пример – это благоразумный разбойник, который был распят рядом со Спасителем. Он покаялся, и Господь ему сказал: сегодня же со Мною будешь в раю. Ничего нечистого в рай не войдет, то есть Господь уже очистил его, простил ему грехи, но, несмотря на это, разбойник остался ведь висеть на кресте! И мало того, как гласит Евангелие, ему еще и перебили голени (Ин. 19, 32). Человек все равно что-то терпит, хотя и несоизмеримо с тем, что он должен бы понести за свои грехи.

– Многие христиане, хотя и исповедуются каждую неделю, все равно остаются грешниками, на вид ничем особенно не отличаясь ото всех прочих людей, да и каются часто в одних и тех же грехах, получается, исповедь им не помогает?

– Ничего подобного, кто постоянно над собою трудится, тот отличается. Что же касается одних и тех же грехов, то и апостолу Павлу было дано «жало в плоть», искушение, чтобы тот не превозносился. Как говорят: до последнего издыхания, даже до райских врат идет у человека борьба с грехом. Мария Египетская покаялась, но 17 лет еще после этого она боролась!

– Необходимо ли чувство покаяния на исповеди? Некоторые просто называют свои грехи без видимых чувств, это тоже нормально?

– Смысл борьбы со грехом не в том, чтобы человек его просто называл, а чтобы грех ему стал противен и мерзок! Когда мы были на Афоне, один батюшка спросил одного духовника: а почему, мол, бывает так, что мы причащаемся, каемся и опять те же грехи совершаем? И тот ответил: это просто боль сердечная не пересилила грех!

Если ты просто перечисляешь грехи, это значит, борьбы у тебя внутренней с грехом нет. Покаяние – это ведь и есть обретение в себе покаянного чувства. А чувство это от Бога – сердцу ведь не прикажешь. Но иногда и просто назвать свой грех на исповеди – это уже большой труд, усилие!

Исповедью покаяние только начинается, покаяние – это стержень всей духовной жизни. Молитва на исповеди, которую читает священник, – ее начало священник обычно читает всем сразу, а окончание уже каждому лично: «прощаю и разрешаю», – так вот начинается она в том числе и такими словами: «…подаждь ему (кающемуся, которому молитвой прощаются грехи) образ покаяния»! А что же было до этого, спросите вы? Он же уже вроде покаялся, а мы читаем вдруг: «…подаждь ему образ покаяния»! А это для того, чтобы показать, что исповедью просто начинается новая ступень покаяния.

Вы помните, как апостол Петр в Евангелии припал к ногам Спасителя и сказал: «Изыди от меня, яко аз грешен есмь»? Вот это и есть покаянное состояние, которое испытал и мой отец, когда почувствовал благодать Божию!

– Некоторые люди, придя в Церковь, после первой исповеди круто меняют свою жизнь, а некоторые, наоборот, почти не меняются, по-прежнему живут со своими грехами. От чего это зависит?

– От решимости. А для решимости нужно просить помощи Божией и еще терпения. Как-то лет сорок назад мы разговаривали с отцом Иоанном (Крестьянкиным), он еще молодой был, и он спросил, читал ли я у апостола Иакова такие слова: «Не хватает мудрости – проси мудрости». «Так вот, – спрашивает, – вы как думаете, что это за мудрость? Соломонова? Нет, это терпение!» Терпение – это искусство духовное. С помощью его и получается по-настоящему избавиться от греха.

– Иногда после исповеди наступает чувство душевного облегчения, а иногда нет. Что это значит, стоит ли ждать такого чувства от каждой исповеди?

– Если оно есть, то и слава Богу, но ждать его не нужно. Оно не обязательно должно появляться, и если оно не появляется, то это показывает, что нужно работать, что в борьбе с грехом расслабляться нельзя. И вообще духовных состояний не нужно ждать. Если они даются – хорошо, но ни ждать, ни гоняться за ними категорически не стоит. Если вы не чувствуете облегчения душевного после исповеди, то это не значит, что ваша исповедь не принята. Есть такая история у святых отцов: один человек все время каялся, каялся, а его все не покидало чувство тяжести, и отцы в обители стали за него молиться: Господи, он же так кается, почему Ты не простил ему до сих пор? И им был ответ: Я давно простил его, но страдание нужно ему для спасения.

– Насколько подробно положено описывать свои грехи на исповеди? Можно ограничиться названиями или обязательно посвящать священника в детали?

– К сожалению, если каждый будет описывать в подробностях, то это может затянуться до вечера. Плотские грехи вообще не стоит рассказывать в подробностях. К тому же когда рассказывают обстоятельства – по моему опыту, в этом часто есть элемент некоего оправдания самого себя. Иногда люди начинают пересказывать весь свой трудовой день: мне приносили порой целые тетради, потому что если начать описывать, что ты сделал за неделю или за месяц, то это сплошные романы начинаются!

Главное – это не подробности, а борьба: если назвал грех, то должен все-таки бороться с ним. Если нет настоящей борьбы с грехом, то никакие подробности тут не помогут.

Протоиерей Валериан КРЕЧЕТОВ родился в 1937 году в семье репрессированного бухгалтера и впоследствии священника Михаила Кречетова. Окончил школу в 1959 году, и тогда же был зачислен в Московский лесотехнический институт, спустя три года после окончания которого, последовав примеру отца, поступил в московскую семинарию. Рукоположен 12 января 1969-го, в 1973 году окончил Московскую Духовную академию. За долгие годы своего служения имел возможность общаться со многими выдающимися пастырями, в том числе с отцом Николаем Голубцовым, отцом Иоанном (Крестьянкиным), отцом Николем Гурьяновым. Сейчас является духовником Московской епархии и настоятелем Покровского храма села Акулово Одинцовского района.

Биография

Дорога Валериана Михайловича к духовному служению была долгой, но православная Вера всегда придавала ему силы.

Протоиерей Валериан Кречетов

Семья

Родился Валериан Михайлович Кречетов в 1937 г. В это время его семья жила в подмосковном городе Зарайск, так как главе семейства было запрещено проживать в столице. Отец и мать будущего проповедника регулярно посещали церковь и были убежденными верующими людьми.

В 1927 г. Михаил Валерианович был репрессирован и сослан в Соловецкий лагерь. Затем некоторое время семья Кречетовых проживала на поселении в карельском посёлке Кеми.

Отец и дед Валериана участвовали в Великой Отечественной войне. Отец прошёл всю войну, а деда арестовали в 1942 г. по обвинению в предательстве. Валериан Петрович, свободно владеющий немецким языком, помог выйти из окружения под Волоколамском большому количеству людей, но был оклеветан.

О матери известного сегодня священника известно мало. Любовь Владимировна происходила из интеллигентной семьи. Поэтому её дети получили хорошее образование, включающее в себя иностранные и церковнославянский языки.

Взросление и образование

В 1949 г. Михаил Валерианович поступил в Московскую духовную семинарию. Своих детей, желающих пойти по стопам родителя, отец Михаил предупредил о непростой судьбе священников в Советском Союзе. Он рекомендовал Валериану и его брату Николаю получить востребованную мирскую профессию.

Юноша поступил в Московский лесотехнический институт, где изучал механику. Во время учёбы в ВУЗе он освоил профессию штурмана военной авиации. После окончания учёбы Валериан Михайлович отправился в посёлок Чусовской, расположенный в районе Северного Урала. Через некоторое время он вернулся в столицу. Здесь он встретил свою супругу Наталью Константиновну.

Духовный путь

Валериан Михайлович регулярно посещал церковные службы. В 1963 г. на похоронах можайского епископа Стефана мужчина знакомится со священником Сергеем Орловым — настоятелем Покровского храма в селе Акулово. Он уговорил мужчину принять священническое служение.

Так как советские законы запрещали принимать в духовные учебные заведения людей с высшим образованием, Валериан сначала поступил на работу в Московскую патриархию. Уже в качестве её сотрудника он поступил в Московскую духовную семинарию, полный четырехлетний курс которой освоил за 1 год.

Отец Валериан на богослужении в Покровской церкви с. Акулово

В 1968 г. его рукоположили в диакона, а через несколько месяцев в иерея. В 1973 г. он с отличием закончил Московскую духовную академию. С 1970 г. он является настоятелем Покровского храма в Акулово.

Проповеди и беседы

Духовное служение отца Валериана заключается не только в деятельности настоятеля, но и в активной проповеднической и образовательной работе с прихожанами. В настоящее время множество проповедей и бесед опубликованы в средствах массовой информации. В них миссионер рассказывает об основных проблемах, стоящих на духовном пути современного человека. Особое внимание он уделяет следующим темам:

  • духовно-нравственное воспитание молодого поколения;
  • необходимость регулярного посещения храмов;
  • религиозные заблуждения;
  • духовное наставничество.

Миссионерская деятельность батюшки включает обязанности духовника Московской епархии. Сила слов настоятеля Покровского храма привлекает в подмосковное село не только местных прихожан, но и священнослужителей, и представителей светской власти.

Книги

Наставления и проповеди отца Валериана опубликованы в виде нескольких книг. Изучив их, люди, начинающие свой духовный путь, могут найти советы для укрепления духа и веры. Слова проповедника дают страждущим людям утешение и душевный покой.

Книга В. Кречетова «Счастье жить в истине»

В настоящее время изданы следующие книги протоиерея Валериана Кречетова:

  • «Вера маленького мальчика», которая освещает основные вопросы православного воспитания детей.
  • «Всё ли равно, как верить?» — сборник статей об особенностях становления духовной жизни современных людей.
  • «Размышления перед исповедью» рассказывает о необходимости регулярной исповеди и подготовки к ней.
  • «Ключ к настоящему — в прошлом» — сборник интервью, в которых священник отвечает на вопросы, связанные с духовной жизнью людей, устройством церкви и основами православной веры.

Как попасть на приём

Лично встретиться с отцом Валерианом Кречетовым можно в Покровской церкви, расположенной в селе Акулово Одинцовского района Московской области. Уточнить расписание богослужений и возможность индивидуального общения с батюшкой можно на официальном приходском сайте, в группе в социальной сети и по телефону информационного отдела прихода.

Протоиерей Валериан Кречетов — один из современных русских миссионеров, благодаря которым восстанавливается духовность российского общества. Его духовное служение и образовательная деятельность способствуют знакомству взрослых людей и подрастающего поколения с основами православной жизни, помогают найти собственный путь к Богу.

Встреча с отцом Валерианом Кречетовым

Критерий духовника – готовность пойти за чадо в ад

– Должен ли у священника быть духовник?

– Обязательно. Священник должен исповедоваться, и не только у назначенного духовника. Многие сегодня приходят в священство без традиционных понятий, но обязательно должно быть духовное руководство у каждого священника. Даже епископы исповедуются. Даже если у священника нет духовника, то обязательно находится тот, кому сердце открывается.

Одно дело исповедь, а другое дело – духовничество. Духовничество – это духовный совет. Совет не всякий священник может дать. Когда-то я услышал слова старца Паисия. Он сказал, что духовником может быть только тот священник, который готов за своих духовных чад пойти в ад. Вот он, критерий духовника! А у нас иногда с точностью до наоборот. Это высказывание я услышал на Афоне.

Когда ехал туда, за мной бежала женщина, которой ее так называемый духовный отец сказал: «Я не хочу за тебя попадать в ад». Когда я приехал на Афон и, не задавая вопроса, слово в слово получил ответ, я был поражен. Когда есть вот это «я не хочу попадать из-за тебя в ад», значит, ты не можешь быть духовником. Не готов. На Афоне духовничество, как и старчество, считается одним из высших служений.

– А как самому священнику выстраивать отношения с прихожанами, духовными чадами, которые жаждут совета?

– Терпение священнику требуется. Был такой отец Всеволод Шпиллер. Мы с одним батюшкой пришли к нему. И он говорит, что нужно быть в послушании, но только не по принципу: благословите открыть форточку, благословите закрыть форточку. Нужно серьезные вопросы задавать.

Отец Алексий Мечев, когда к нему приходили с вопросами, выслушивал, а потом спрашивал: «А ты как думаешь?» Он старался духовное чадо приучить размышлять самостоятельно. Учить мыслить – это очень важно. Отец Алексий, если нужно, поправлял или давал совет.

Послушание должно быть обязательно. Правда, в монастыре – это особый случай. Преподобный Серафим, когда пришли к нему двое в послушники, сказал им сажать капусту вверх кореньями. Один посадил, как велели, а другой, как обычно. Ему преподобный сказал: «А вот ты не можешь быть послушником». Послушание – это особое дело.

Нужно желать детям лучшего

– Когда, по вашему мнению, приводить ребенка в храм?

– Как можно раньше.

– Маленьким детям тяжело в храме.

– Если ему будет тяжело ходить в школу, он вырастет неучем. Тяжело – не тяжело. Мы с этим не очень считаемся. Нужно. Но Церковь выше, чем школа. Другое дело, что тут нужен подход. И в школе не все учиться хотят. Но если ребенок не хочет учиться, то он будет болтаться и всю жизнь будет несчастным.

Нужно желать детям лучшего. А тогда как же не водить их в церковь? Выбирать можно между чем-то и чем-то. У нас с утра до вечера работает телевизор, всякие СМИ, а там столько мусора. А если еще и в церковь не водить, то какой же тогда у него останется выбор? Насилие, а не выбор. А выбор все равно человек делает своей жизнью.

– Многие священники любят благоговейную тишину во время службы.

– Приходится чем-то жертвовать. У нас некоторые приходят, стоят на службе, а детей отпускают на улицу и они там на головах стоят. Когда человек не может приходить в церковь к началу службы, то лучше уж так ради мира в семье. Знаете, у святых отцов сказано, что ангел ставит крест на пустых местах ради тех, кто желает, но не может по обстоятельствам быть в храме.

В отношении того, что ребенку тяжело, так мы не выбирали во время войны, когда жили в оккупации. Хорошо, если не расстреляли, остались живы, не взорвались. А после войны, чтобы хлеб получить, нужно было ночь простоять и номера писать на руке. Ночь простоишь, а хлеб можешь и не получить.

Если не преодолевать трудности, ты вообще никто, размазня. Мы с утра до вечера пахали. Огород был. И если не пахать, то зимой есть нечего будет. А теперь что? Нет, это не воспитание. Конечно, ребенку трудно, когда его перегружают, но сегодня его другим перегружают. Например, чтобы от него отделаться, включают ему мультики, чтобы он уткнулся и смотрел. А чего он там набирается?

– Подростки уходят из Церкви. По-вашему, это связано с ошибками воспитания или это нормально?

– Ненормально, конечно, но естественно. По греховному нашему естеству. Сейчас никто не хочет учиться. Думаете, почему?

– От лени?

– Думаю, это самое главное. Кто-то сказал, что двигатель прогресса – лень. Но и результат такой же. В свое время мы были вынуждены трудиться, потому что иначе не выживешь. У вас вполне есть возможность. Возможности нет, когда у тебя нет ни школы, ни книг. Ничему ты тогда научиться не можешь. А когда у тебя есть школа и книги – иди и учись. Возможности даются, но мало кто их использует. В духовном отношении та же самая лень. Почему люди не ходят на службу? Лень стоять. Почему убегают к сектантам? Да потому, что там можно сидеть, поститься не надо и вообще чувствуй себя свободно.

В 1964 году я был на целине. Один человек там сказал замечательную фразу: «Вы все хотите, чтобы работа была не пыльна, но прибыльна». А там такая пыль была, только глаза и зубы светятся, все остальное в налете. Понимаете, нужно трудиться, раз возможности даются.

В наше время мы гоняли мяч, в лапту играли. Если он был резиновый, так это было сокровище! Если не было мяча, конский навоз мороженый гоняли. Клюшки делали из обтесанных сучьев. Это вам не пушинка. А сейчас все условия для занятий. Занимайся всем, чем хочешь, а не занимаются.

Я из верующей семьи, перспектива у меня была – только леспромхоз и зэки, я занимался боксом, чтобы чувствовать себя безопасно, а еще акробатикой. Отец говорил: есть две вещи, которыми вы должны владеть свободно: плавание и лыжи. Вода – вторая стихия, а без лыж в северной стране не выжить – погибнешь, замерзнешь.

– Мы говорили про подростковый кризис веры. Приходили к вам подростки, которые говорили, что не получается верить?

– Как-то я венчал одну пару. Их ребенок увлекался современной музыкой. Я с ним говорил на эту тему. Мальчик меня внимательно слушал, а в разговоре с родителями на их слова, мол, вот видишь, мы тебе говорили, ответил: «Потерпите, я переболею».

На самом деле во всем мы наблюдаем троичность. Три состояния вещества: твердое, жидкое, газообразное. Пространство наше трехмерно. Наконец, есть дух, душа, тело. А в музыке – гармония, мелодия, ритм. Гармония – это дух, мелодия – это душа, а ритм – это тело. Если у человека отнять дух и душу, то останется тело, то есть труп. Так и в современной музыке. Если пренебрегать гармонией, мелодией, оставлять только ритм, то получится музыкальный труп. Дискотеки – это музыкальные кладбища.

Знаете, у нас такой факт был в Краснознаменске: после дискотеки подростки бросились на кладбище ломать кресты. Лет десять тому назад.

Протоиерей Валериан Кречетов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *