Ольга Алленова / Коммерсантъ

В психоневрологический интернат (ПНИ) можно попасть самыми разными путями: после лечения в психиатрической больнице, из дома-интерната, в результате смерти опекуна и так далее. Получить путевку в учреждение довольно просто, выбраться оттуда — гораздо сложнее. MeduzaCare рассказывает о людях, которым удалось выйти на свободу.

Статья, которую вы читаете, — это часть нашей программы поддержки благотворителей MeduzaCare. В феврале 2020 года она посвящена психоневрологическим интернатам. Все материалы можно прочитать на специальном экране.

Неверный диагноз

Ольгу поставили на психиатрический учет в 1987 году с диагнозом «маниакально-депрессивное расстройство» (также известно как биполярное расстройство), когда ей было 23 года. В 2004 году ее госпитализировали с тяжелой депрессией. После полутора месяцев лечения она ничего не помнила ни о пребывании в больнице, ни о том, какие препараты ей назначали.

Ольга жила с матерью, с которой постоянно ругалась. Очередная ссора закончилась тем, что Ольга с силой оттолкнула пенсионерку. Позже брат Ольги Дмитрий рассказал, что у матери диагностировали сотрясение мозга. «Она очень перепугалась. Вызвала перевозку, и меня забрали», — вспоминает Ольга.

Ее снова госпитализировали в феврале 2005 года, и следующие три с половиной года Ольга провела в психиатрической больнице, где диагноз «маниакально-депрессивное расстройство» поменяли на «параноидную шизофрению». «Это был ужас: мне давали аминазин, галоперидол. Отдыхай тут, в общем», — вспоминает Ольга. По инициативе родных ее лишили дееспособности и в июле 2008 года отправили в ПНИ. Спустя два года Ольга подошла к заведующему и сказала, что хочет подать заявление на восстановление дееспособности. «Он так на меня посмотрел и сказал: «Оля, ты понимаешь, с твоим диагнозом ни о какой дееспособности речи быть не может»», — вспоминает она. Больше Ольга об этом не заговаривала. В общей сложности она провела в ПНИ 11 лет.

Несмотря на то, что Ольга жила в ПНИ, родственники не отказались от опеки. Каждые выходные ее забирал домой брат Дмитрий. «Он много для меня сделал. К кому-то родные приезжают раз в месяц — это уже подарок. К остальным — раз в год. А я, получается, не отвыкала от домашней обстановки», — отмечает она. В 2017 году врачи стали отпускать Ольгу ухаживать за мамой — та слегла, Дмитрий больше не мог забирать сестру из интерната и привозить обратно. «Врачебная комиссия мне разрешила — я самостоятельно уезжала из ПНИ в пятницу и возвращалась в воскресенье», — рассказывает Ольга.

Когда мать Ольги умерла, заведующая и директор интерната, которые видели, что Ольга все это время демонстрировала самостоятельность и чувствовала себя хорошо, сами предложили ей вернуть дееспособность. «Я сначала даже заявление испугалась писать, вот как затравили, — говорит Ольга. — Думала: куда же я без интерната, я же вообще ничего не знаю! Вокруг все новое. Москва —другая. Я заблужусь, потеряюсь теперь в городе».

Ей предложили позаниматься с психологом, затем поездить на реабилитационные курсы в психиатрическую больницу № 1 и наконец лечь на психиатрическую экспертизу в институт им. Сербского. Оказалось, что шизофрении у Ольги нет, а биполярное расстройство, которое ей верно диагностировали еще в 1987 году, успешно купируется таблетками и вполне совместимо с самостоятельной жизнью.

«Только в 2015 году мне впервые за 30 лет подобрали правильные препараты. Они появились на нашем рынке еще в 2006 году, но бывший заведующий ПНИ даже не слышал о них. Это дорогие лекарства из Швейцарии или Франции, но сейчас появился российский аналог с таким же активным веществом, — объясняет Ольга. — Первые три месяца было тяжело. Я приходила в себя, сильно поправилась, но врач, которая недавно пришла к нам и взялась со мной работать, повторяла: «Не волнуйся, я тебя вылечу». Сейчас у меня лекарственная ремиссия больше четырех лет».

В мае 2018 года Ольга получила дееспособность и устроилась на работу в «Макдональдс». Еще год она жила в интернате, пока не пришлось ухаживать за братом, у которого обнаружили рак. Через несколько месяцев после окончательного ухода Ольги из интерната Дмитрий умер. Теперь Ольга обустраивает собственную жизнь и сожалеет о том, что ей пришлось провести в интернате 11 лет без надлежащего лечения: «Меня всю жизнь держали на галоперидоле и аминазине. Это нормально? Памяти нет, зубов нет. Я вот сейчас мучаюсь у стоматологов».

Быстрые суды

Сегодня в России работают около 600 ПНИ, в которых живут свыше 155 тысяч человек. Из них около 43 тысяч считаются дееспособными, остальные лишены права распоряжаться своим имуществом, не могут голосовать, жениться и открывать счет в банке. Лишенные дееспособности, по сути, приравниваются к детям, они не могут принимать важных решений без ведома опекуна. Например, покинуть психоневрологический интернат.

Психиатры центра имени Сербского, которые проводили масштабную проверку ПНИ в 2019 году, полагают, что правовой статус многих жителей ПНИ не соответствует их реальному психическому состоянию, то есть среди недееспособных много людей, которых лишили гражданских прав необоснованно. Это связано с тем, что не существует четких критериев, которые позволили бы психиатрам отличить дееспособного человека от недееспособного. Это приводит к полной неразберихе. Например, в целом по России недееспособны около 70% жителей ПНИ, тогда как в Красноярском крае — все 100%. В местной практике принято лишать дееспособности всех жителей интернатов.

Как людей лишают дееспособности? Через суд. Иск могут подать родственники, органы опеки или больница, в которой человек проходит лечение. Далее суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу, которая устанавливает, может ли человек руководить своими действиями. На ее основе выносят решение.

Правозащитники отмечают, что процедура лишения дееспособности не прозрачна. Судебно-психиатрическую экспертизу часто проводит та же больница, которая требует лишить пациента дееспособности. Кроме этого, после нескольких месяцев интенсивной терапии человек может чувствовать себя еще хуже, чем до нее. «Два-четыре месяца пациенту дают галоперидол, аминазин и прочие прелести, которые и здорового человека сделают сами понимаете кем: и слюни начинают течь, глаза бегают, тело подергивается, — говорит член Московской рабочей группы по реорганизации психоневрологических интернатов, адвокат Юрий Ершов. — Но это может быть следствием приема препарата, а не болезни».

До 2009 года человека могли лишить дееспособности заочно, то есть без его присутствия. Из-за этого жители ПНИ годами не знали, что потеряли гражданские права. Сейчас это запрещено, но судебные заседания о лишении дееспособности все еще проходят крайне оперативно. Такую скорость обеспечивают выездные заседания. Судья приезжает в ПНИ и за один раз лишает дееспособности сразу несколько десятков человек. «Судью и прокурора размещают в одном из кабинетов. В коридоре больницы ожидают вызова люди в застиранных халатах, которых контролируют санитары, — говорит Ершов. — Никому из них обычно не объясняют, что происходит за дверями кабинета». Ершов утверждает, что родственников и адвокатов часто не предупреждают о времени заседания, а судебно-психиатрическая экспертиза может напоминать рядовой медицинский осмотр.

Согласно данным на сайте судов общей юрисдикции Москвы, только 7 февраля 2020 года судья Анна Шамова рассмотрела 27 дел о признании граждан недееспособными. Правозащитники отмечают, что число дел по лишению граждан дееспособности в московских судах за последние четыре года увеличилось в несколько раз. Так, в Нагатинском районном суде в 2016 году их было 177, через год — 179, а в 2018 году — уже 669.

Вся жизнь в учреждениях

На таких же заседаниях лишают дееспособности выпускников детских домов-интернатов (ДДИ) для детей с психическими особенностями. По достижении 18 лет они автоматически переходят из ДДИ в ПНИ. Среди воспитанников ДДИ немало людей с диагнозами вроде «легкой умственной отсталости» и «органическим расстройством личности», которые ставят многим детям-сиротам, вполне способным к самостоятельной жизни, объясняет психиатр, руководитель проекта «Дело Пинеля» Виктор Лебедев.

«Они теряют способность жить самостоятельно. Не потому что у них не хватает развития психики, а потому что они оказываются в ДДИ, а потом в ПНИ. Они не умеют ни ходить в магазин, ни платить за ЖКХ. Социально-бытовые навыки утрачиваются или же совсем не формируются», — говорит Лебедев.

Игорь Агапитов, у которого в младенчестве диагностировали ДЦП, попал в пермский детский дом, когда ему было три года. В 15 лет его и несколько других ребят перевели в Осинский детский дом-интернат (ДДИ) для умственно отсталых детей, откуда подростки, достигшие совершеннолетия, попадают сразу в ПНИ. «Я этого не знал и был уверен, что после 18 лет меня выпустят из детского дома. Тогда-то настоящая жизнь и начнется», — говорит он.

Попав в интернат, Игорь в первую очередь обратил внимание на то, как много там пожилых людей. «Смотрю, санитары какие-то, люди в спецформе ходят. При мне человека в изолятор силой заталкивали», — говорит он.

Ольга Алленова / Коммерсантъ

О том, где он находится, Игорь узнал, только когда увидел расшифровку аббревиатуры ПНИ у двери администрации интерната. «Когда мне сказали, что люди тут живут пожизненно, то есть у них больше ничего нет, это меня испугало. Мне нужно было что-то делать, потому что к этому я вообще не готовился», — говорит он. Уже через полгода Игорь подал заявление о восстановлении дееспособности.

Подкаст о системе ПНИ

  • Что творится за стенами закрытых интернатов?

Есть ли у вас дипломы?

Процедура восстановления дееспособности со стороны кажется несложной. Нужно подать заявление в суд, прийти на заседание, пройти все ту же судебно-психиатрическую экспертизу и снова предстать перед судом. Но часто жители ПНИ не знают, когда их лишили дееспособности, в какой суд им обратиться и как правильно написать заявление. Даже паспорта хранятся в администрации интерната. В обязанности ПНИ, как опекуна, входит восстановление дееспособности, но немногие учреждения занимаются этим на самом деле. Выход — искать поддержку снаружи, среди НКО и благотворительных фондов, которые помогут разобраться с формальностями.

Самым сложным испытанием в процессе получения дееспособности оказывается судебно-психиатрическая экспертиза. Игорь рассказывает, что не прошел ее с первого раза, потому что не смог ответить, сколько стоят молоко и яйца. «Я всю жизнь прожил в детском доме. Там за тобой везде ходят, убирают, тебе готовят. Ну, естественно, откуда мне все это знать, если у меня не было такого опыта — ходить по магазинам», — объясняет он.

Организатор движения «Стоп ПНИ» Мария Сиснева говорит, что во время экспертизы задают неочевидные вопросы. «Например: «Есть ли у вас дипломы?» Они это спрашивают у человека, который вышел из детского дома-интерната и окончил коррекционную школу, — отмечает Сиснева. — Он вообще не понимает, о чем его спрашивают. «Да, — он говорит, — у меня есть дипломы, я занял первое место в конкурсе рисунков, в конкурсе поделок из бисера». Он так воспринимает их вопрос не потому, что у него низкий интеллект».

Жителя ПНИ также могут спросить о порядке подачи документов на загранпаспорт или о том, кто, по его мнению, будет следующим президентом. Женщине, которая живет в интернате в Волгоградской области, показывали фотографии домашнего скота и спрашивали, какие из них парнокопытные, а какие нет, рассказывает Сиснева. По ее мнению, экспертам давно пора разрабатывать новые инструменты оценки интеллекта, однако никто не торопится это делать.

Почему систему ПНИ нужно срочно реформировать

  • Систему психоневрологических интернатов нужно срочно реформировать MeduzaCare объясняет, как устроены ПНИ, почему жизнь в них невыносима — и что с этим делать

Некоторые не выдерживали

В первый раз Игорю отказали в восстановлении дееспособности. Но его лечащая врач, которая видела, что в перспективе он сможет научиться жить самостоятельно, предложила попробовать получить ограниченную дееспособность. Это эффективная стратегия для тех, кто живет в ПНИ, считает организатор движения «Стоп ПНИ» Мария Сиснева. Получить ограниченную дееспособность проще, но при этом ее достаточно, чтобы разорвать отношения с интернатом. Запрещено лишь совершать крупные сделки и брать кредиты.

Волонтеры пермского благотворительного фонда «Дедморозим» предложили Игорю поучаствовать в проекте помощи сиротам с инвалидностью «Вернуть будущее» и поступить в техникум. За два года он выучился на садовника, а затем получил ограниченную дееспособность. Через полгода его пригласили участвовать в другом проекте. По инициативе ПНИ участников перевезли в интернат, где один из блоков обустроен как дом квартирного типа, а после поселили в Нытвинском психоневрологическом интернате, где разрешено свободное проживание. Там молодых людей обеспечивают работой, они самостоятельно покупают продукты, готовят и убирают. Присматривает за ними только управляющий.

Затем Игорь попал на курс по адаптации к самостоятельной жизни, организованный самим интернатом. Там был строгий распорядок, некоторые люди не выдерживали и отказывались от идеи покинуть ПНИ. «Мне тоже не особо нравилось жить по строгому распорядку, но я понимал, зачем я тут. Я же не отдыхать сюда приехал. Поэтому я все это прошел. Чему бы нас ни учили, это все равно лучше, чем лежать и плевать в потолок», — говорит Игорь.

С помощью фонда «Дедморозим» Игорю удалось добиться отмены поставленного ему в ДДИ диагноза «умеренная умственная отсталость». «Мы пришли с Игорем к психиатру, — рассказывает Галина Фролова, координатор проекта. — Игорь все про себя рассказал, и нас отправили к психологу для прохождения теста Векслера, это такой способ оценить интеллектуальный уровень человека. Игорь сдал его успешно — он хорошо соображает, связно и логично рассуждает».

Иван Клейменов для «Медузы»

Сейчас Игорь живет в съемной квартире, за которую платит сам, и планирует подать заявление на получение собственного жилья. Он учится в автошколе и собирает справки, необходимые для восстановления полной дееспособности. Труднее всего для него оказалось запомнить маршруты общественного транспорта. Первое время он перемещался по городу с сопровождающими. Но сейчас привык и везде ездит сам.

Что можно, а что нельзя делать в ПНИ

  • Сидеть в интернете можно? А приготовить завтрак и постирать одежду самому? Попробуйте прожить день в ПНИ, не нарушив ни одного правила

Не убегать в сторонку

Администрация ПНИ, где жил Игорь, поддерживала его, но так бывает не всегда, отмечает Галина. «Они сомневаются, что человек справится с самостоятельной жизнью, иногда боятся, что начнет пить. С некоторыми такое действительно случается», — объясняет она. Часто интернаты препятствуют выписке даже дееспособного клиента. В первую очередь из-за того, что у человека нет собственного жилья, объясняет психиатр и создатель проекта «Дело Пинеля» Виктор Лебедев.

«Например, человек попал в больницу с неблагоприятным течением шизофрении. У него нет ни родственников, ни жилья, ему некуда идти. Его после больницы выписывают в интернат», — говорит Лебедев. Выбраться из ПНИ такому человеку будет сложно, добавляет он: «Даже если житель ПНИ не лишен дееспособности, способность проявлять свою волю у него довольно сильно задавлена административными барьерами. Его могут запугивать: как он будет проживать с пенсией в 12–15 тысяч рублей, если у него нет своего жилья?»

Согласно статье 44 закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», дееспособный гражданин может подать заявление на имя директора ПНИ, потребовать расторгнуть договор и выписаться из учреждения. Для этого нужно получить только заключение медицинской комиссии о том, что по состоянию здоровья человек способен жить самостоятельно. Но так как пока не существует четких критериев этой «способности» комиссия может принимать решение, основываясь не только на психическом состоянии человека, а наличии у него жилья и заработка, адаптированности к самостоятельной жизни.

Теоретически ПНИ должны решать эту проблему своими силами: создавать тренировочные квартиры для освоения бытовых навыков, помогать получить какую-нибудь профессию. Но если этого не происходит, остается надеяться на немногочисленные НКО. Среди них центр равных возможностей «Вверх», который находится в центре Москвы. Занятия в нем проходят пять дней в неделю по вечерам. Некоторые жители ПНИ, получив разрешение от администрации интерната, приезжают на уроки в сопровождении волонтеров, другие добираются самостоятельно.

«Вверх» помогает получить базовое образование и, при желании, подготовиться к получению аттестата за 9-й и 11-й классы, а затем и к поступлению в учебные заведения. «Кроме того, мы помогаем получить навыки, необходимые для социализации: учим обращаться с деньгами, ходить в гости, в музеи», — говорит сотрудница фонда Елена Закирова

Сейчас в Центре учатся порядка 30 людей. Среди них и те, кто уже вышел из ПНИ, но нуждается в адаптации к самостоятельной жизни, и те, кто только планирует покинуть учреждения. «Мы очень хотим дружить с ПНИ, пытаемся с ними ужиться, рассказать о том, чем мы занимаемся и как можем помочь, — говорит координатор одного из проектов центра Дарья Андреева. — Не все, правда, идут на диалог, но есть те, кто готов сотрудничать».

Вы можете помочь центру равных возможностей «Вверх».

  • Люди в ПНИ не могут ходить в магазин, самостоятельно готовить еду и выбирать себе одежду Волонтеры проекта «Луковица и эскалатор» помогают им пожить обычной жизнью

Мария Климова

Редактор: Наташа Федоренко

  • Напишите нам

Наталья Моргунова, Псков

В 2013 году дочь Натальи Моргуновой — Марина — стала одним из первых жителей квартир сопровождаемого проживания, появившихся в Пскове.

Марина МоргуноваФото: фото предоставлено Натальей Моргуновой

По словам женщины, у ее дочери родовая травма. Из-за этого у девочки развилась легкая форма ДЦП, замедлилось психическое развитие. Но семье повезло, что в городе уже в конце девяностых заработала система поддержки детей с особенностями. Марина закончила общеобразовательную школу для детей с ограниченными возможностями здоровья, потом пошла работать на швейное отделение в интеграционные мастерские. В начале двухтысячных в Пскове заработала тренировочная квартира, где девушка прошла курс обучения самостоятельной жизни. После Центр лечебной педагогики области и местная общественная организация «Я и Ты» разработали проект сопровождаемого проживания. Наталья — заместитель председателя общества.

Сначала расставаться с дочерью было очень страшно, но Наталья с мужем решили, что должны позаботиться о судьбе девушки после их смерти. Вариант жизни в интернате семья никогда не рассматривала. Однажды женщина побывала в детском ПНИ и говорит, что до сих пор воспоминания вызывают у нее только ужас: «Одни и те же лица каждый день. Закрытое помещение. Ну не знаю… Я не сторонник. Кроме, вы знаете, боли я ничего не испытала, когда я была там и видела этих деток. На душе очень тяжело было».

Сейчас Марина живет в квартире с четырьмя соседями. Всем жильцам нужна помощь в обслуживании в разном объеме — ее оказывают сопровождающие. Дочь Натальи заботится о себе сама. Сопровождающие помогают ей готовить, провожают до автобуса по утрам, ходят с ней и ее соседями в театры, на прогулки. Моргуновой кажется, что жители квартиры ощущают себя скорее уже не соседями, а членами семьи.

Пациенты московского психоневрологического интерната № 30 написали обращение к руководству учреждения. В своём письме они жалуются на жестокость сотрудников, которые за ними присматривают.

«После трагедии, которая произошла в нашем четвёртом корпусе в апреле 2017 года (суицид пожилого мужчины в ночное время в отделении милосердия), к нам каждую ночь по несколько раз стали приходить сотрудники с фонарями и светить прямо в лицо. Мы полагаем, что сотрудники думают, что таким образом они охраняют наше спокойствие и безопасность. На самом деле они нарушают наш ночной сон, не говоря уже о личном пространстве. Половина отделения мучается потом бессонницей», — сказано в обращении.

Свои подписи поставили 13 пациентов (в интернатах их принято называть клиентами). Один из них — 43-летний Валерий Терентьев (он передал копию обращения Лайфу). Его диагноз — олигофрения. Он уже 15 лет живёт в интернатах, в этом — последние четыре года. Он был признан недееспособным, поэтому не может жить один. А кроме сестры, которая иногда его навещает, у него, как он говорит, никого нет.

Впрочем, по словам самих пациентов, какой бы ни был диагноз, люди, живущие в интернате, не вещи — они испытывают страдания, когда их по несколько раз за ночь будят, и чувствуют, как это унизительно и несправедливо.

История 30-го интерната не исключительная. Как следует из недавнего доклада члена Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере Елены Клочко, светить фонарём в лицо по ночам — обычная практика во многих учреждениях такого профиля.

Сотрудники должны следить за состоянием пациентов. В комнатах почему-то нет возможности включить приглушённый свет (например, можно было бы поставить ночник). Да и вообще в комнатах нет выключателей — свет включается централизованно на всём этаже сразу. Поэтому применяют фонари. Как сказано в докладе Клочко, это один из примеров неприемлемого качества жизни в интернатах.

«Просим Вас запретить персоналу эту «ночную охоту» и проинструктировать о приемлемых способах обеспечения безопасности», — пишут отчаявшиеся пациенты.

В ответ на запрос Лайфа директор интерната № 30 Ольга Лебединская выразила готовность следить за ситуацией.

«Директором учреждения и заместителем директора по медико-социальной работе проведены дополнительные разъяснительные беседы с сотрудниками отделения по содержанию и использованию инструкций по охране жизни и благополучия проживающих в ГБУ ПНИ № 30 получателей социальных услуг. До сотрудников отделения доведена информация о персональной ответственности за нарушение прав получателей социальных услуг учреждения, а также о недопущении фактов, изложенных в обращении», — сказано в ответе Лебединской.

— Описанные действия сотрудников интерната являются необоснованным вмешательством в личную жизнь получателей услуг, незаконным ограничением права на неприкосновенность частной жизни, — комментирует ситуацию юрист Анна Удьярова, к которой обратились пациенты за консультацией. — Яркий свет в лицо спящему человеку несколько раз за ночь — конечно, это можно считать и грубым обращением, запрещённым законом об основах соцобслуживания граждан.

Она отмечает, что обеспечить безопасность жителей интерната можно было с помощью более гуманных методов — например, закупить оборудование или увеличить штат сотрудников.

Жалоба дошла до руководства — что уже неплохо. Ведь зачастую обращения людей с психическими болезнями даже не рассматриваются (об этом также говорится в докладе Елены Клочко).

Другие примеры нарушений прав, которые перечислены в докладе:

— У жителей психоневрологических интернатов «нет возможности в выборе места жительства, соседей по комнате, круга общения, одежды, пищи, режима дня».

— У них «нет личного пространства, личного имущества».

— Отсутствует «приватность при физиологических отправлениях, гигиенических процедурах, интимных отношениях».

— У них нет «занятости, работы, самоопределения».

Возможно, ситуация станет лучше с появлением омбудсменов по защите прав психбольных. Пока эта инициатива только обсуждается.

— Психиатрические больные — это чаще всего недееспособные люди, они как дети. У них бывают опекуны, которые являются их представителями, — сказал Ян Власов, сопредседатель Всероссийского союза пациентов. — В ряде случаев опекунами становятся не совсем те люди, которые действительно занимаются защитой интересов этих пациентов. Безусловно, это особая категория пациентов, которая нуждается в защите.

Организация работы психоневрологических домов интернатов

Социально незащищенные граждане, утратившие способность к самообслуживанию, помещаются в дома престарелых, психоневрологические интернаты, геронтологические центры, пансионаты. Дом интернат психоневрологического типа отличается от остальных неспециализированных социальных домов тем, что большинство его пациентов признаны недееспособными и полностью содержатся за счет государства. В стенах интерната граждане получают следующие виды услуг:

  • Бытовые. Сюда относятся обеспечение жильем, мебелью, одеждой, обувью, постельными принадлежностями и нательным бельем, предметами личной гигиены, питанием.
  • Медицинские и организационные. Это могут быть психиатрическая и медикаментозная терапия, содействие в госпитализации и прохождении медико-социальной экспертизы, получение средств технической реабилитации, протезирование зубов, противоэпидемические и реабилитационные мероприятия.
  • Правовые. Консультации юристов по вопросам оформления документов и пенсии, бесплатная помощь адвокатов и официальных представителей в различных инстанциях по защите конституционных прав недееспособных лиц.
  • Воспитательно-педагогические. Культурно-массовые и физкультурно-оздоровительные мероприятия, обучение навыкам личной гигиены и социально-трудовой адаптации, занятия в группах и кружках.

Кроме этого, подобные заведения часто находятся под церковным патронажем, что дает возможность пациентам получать духовную помощь.

Положение о психоневрологическом доме-интернате предусматривает вовлечение пациентов в повседневную жизнь заведения. В связи с тем, что основной контингент составляют физически трудоспособные люди, усилия персонала направлены на обучение их простым и доступным действиям. Как правило, это уборка помещений и прилегающей территории, несложные ремонтные работы по починке зданий, мебели или других предметов ежедневного обихода, посильная помощь в уходе за лежачими больными. Некоторые дома-интернаты открывают мастерские, цеха, развивают подсобное сельское хозяйство.

Порядок оформления в интернат

Поступить в дом интернат для психоневрологических больных можно на основании направления управления социальной защиты населения. Претендовать на путевку могут граждане пенсионного возраста и совершеннолетние инвалиды 1,2 группы, которые в силу заболевания не могут обходиться без посторонней помощи и наблюдения врачей.

В государственный орган необходимо подать следующие документы:

  • заявление;
  • паспорт;
  • страховое и пенсионное свидетельство, удостоверение инвалида, ИПР;
  • акт обследования жилищно-бытовых условий проживания заявителя;
  • медицинский полис и медицинскую карту с данными об анализах, прививках, флюорографии, прохождении обследования у врачей узких специальностей;
  • заключение ВКК, органа опеки и суда о признании лица, помещаемого в дом интернат психологического профиля, недееспособным;
  • сведения об имущественных правах.

В детский психоневрологический дом интернат принимаются дети с 4-х летнего возраста. По достижении 18 лет, врачебная комиссия принимает решение о выписке подростка или переводе во взрослый ПНИ, при этом администрация заведения имеет право взять на себя функцию опеки.

Внимание! Если интеллектуальные способности, вызванные психическим расстройством, стали основанием для признания гражданина недееспособным, заявление подается опекуном или попечителем.

Показания и ограничения к приему в дом интернат

Дом инвалидов психоневрологический диспансер является одновременно социальным и медицинским заведением. Такая особенность определила перечень требований к диагнозу и состоянию лиц, направляемых в учреждение. С основными правилами приема можно ознакомиться в приведенной ниже таблице.

Показания Противопоказания
  • шизофрения;
  • имбецильность, идиотия;
  • эпилепсия с судорожными припадками не более 5 раз в месяц;
  • старческие сенильные психозы, тяжелые патологии головного мозга;
  • слабоумие, как последствие хронического алкоголизма.
  • активная форма туберкулеза;
  • психоневрологические заболевания в стадии обострения;
  • хронический алкоголизм и наркомания;
  • венерические, инфекционные и онкологические заболевания;
  • острые депрессивные, маниакальные и параноидальные состояния.

Большинство психоневрологических домов-интернатов принимают пациентов на постоянное проживание, но при наличии свободных мест рассматривается возможность временного пребывания сроком на 2-6 месяцев. Такая услуга оказывается на общих основаниях и востребована для профилактики заболеваний или на время отсутствия родственников, которые осуществляют уход за человеком с расстройством психики. Но для многих постояльцев психоневрологический дом-интернат становится постоянным и пожизненным местом проживания.

Важно! Основанием для выписки является подтверждение того факта, что человек восстановил утраченные функции по самообслуживанию, располагает жилой площадью и денежными средствами, а также если все хлопоты по его содержанию берут на себя родственники.

В этом разделе вы найдете

  • Информирование о путевках
    • Проверить очередь для получения санаторно-курортной путевки
    • Проверить очередь для получения путевки в стационарные учреждения
  • Социальные выплаты и пособия
    • Выплаты семьям с детьми
      • Семьи с новорожденными детьми
      • Выплаты отдельным категориям
      • Ежемесячное пособие для малообеспеченных семей
      • Многодетные семьи
      • Ежемесячная выплата в связи с рождением (усыновлением) первого и (или) второго ребенка
    • Выплаты детям-сиротам
      • Применение номинальных счетов
    • Выплаты пенсионерам и инвалидам
      • Ежемесячные выплаты
      • Единовременные выплаты
    • Денежные выплаты и иные услуги по погребению
    • Прожиточный минимум в городе Москве
  • Труд и занятость
    • Квотирование рабочих мест для инвалидов и молодежи
    • Пенсионерам
    • Профессиональное обучение и дополнительное профессиональное образование граждан в возрасте 50 лет и старше
    • Охрана труда
    • Уведомительная регистрация коллективных договоров и соглашений
    • Привлечение иностранной рабочей силы
      • Порядок получения квоты
      • О необходимости проведения вакцинации против кори
      • Памятка для работодателей
    • Профессиональное обучение и дополнительное профессиональное образование
    • Справка о среднем заработке для определения размера пособия по безработице
    • Конкурс «Лучший работодатель города Москвы»
    • Горячая линия по оплате труда
    • Содействие занятости женщин
  • Социальная интеграция инвалидов
    • Адаптация городской инфраструктуры
      • Нормативные документы
      • Сбор данных и формирование информации о доступности для инвалидов объектов городской инфраструктуры
        • Экспресс-обследование объектов на предмет доступности для инвалидов
        • Паспортизация объектов
      • Контакты
      • Методические рекомендации
      • Городской смотр-конкурс «Город для всех»
        • Список лауреатов городского смотра-конкурса «Город для всех»
      • Информация об избирательных участках, приспособленных для лиц с ограничениями жизнедеятельности
      • Мероприятия по контролю за соблюдением нормативных требований по приспособлению объектов городской инфраструктуры для нужд инвалидов и других маломобильных групп населения
        • Контроль нового строительства и реконструкции
        • Общественная инспекция по делам инвалидов в городе Москве
      • Компенсирующие мероприятия по приспособлению жилых домов и квартир инвалидов
        • Основание и порядок предоставления платформ подъемных для инвалидов
        • Основание и порядок предоставления потолочной подъемной системы
    • Технические средства реабилитации и протезно-ортопедические изделия
      • Нормативные документы
      • Информация об обеспечении инвалидов техническими средствами реабилитации
      • Выплата компенсации на приобретение технического средства реабилитации инвалидам, нуждающимся в обеспечении техническими средствами реабилитации
      • Ресурсный центр для инвалидов
      • Размер компенсации за самостоятельно приобретенные инвалидами технические средства реабилитации
      • Пункты выдачи и пункты проката технических средств реабилитации
    • Реабилитационные учреждения
      • Реабилитационно-образовательные учреждения
      • Ребилитационные учреждения
        • Отделения социальной реабилитации инвалидов, функционирующие на базе Территориальных центров социального обслуживания города Москвы
    • Дополнительные услуги по комплексной реабилитации лиц с ограничениями жизнедеятельности
      • Нормативные правовые документы
      • Комплексная реабилитация инвалидов (детей-инвалидов) на Черноморском побережье
      • Реабилитация инвалидов/детей-инвалидов в стационарной и нестационарной форме в Москве и Московской области
    • Координационный совет по делам инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Мэре Москвы
    • Общественные советы города Москвы
      • Общественный совет родителей, воспитывающих детей-инвалидов и молодых инвалидов при Департаменте социальной защиты населения города Москвы
        • Заседания совета
      • Общественный совет «18+» молодых инвалидов при Департаменте социальной защиты населения города Москвы
    • Методическое объединение специалистов, предоставляющих реабилитационные услуги
    • Методическое объединение специалистов, осуществляющих образовательную деятельность
    • Нестационарные торговые объекты
      • Заявочная кампания с 11 декабря 2018 года по 8 марта 2019 года
      • Заявочная кампания с 29 ноября 2016 года по 27 января 2017 года
      • Заявочная кампания с 1 сентября по 31 октября 2016 года
    • Выплата по договору обязательного страхования гражданской ответственности (ОСАГО) денежной компенсации инвалидам, имеющим медицинские показания на автотранспорт
    • Нормативные документы
  • Поддержка семей с детьми
    • Адресная социальная помощь семьям с детьми, находящимся в трудной жизненной ситуации
      • Законы/Нормативные документы
      • Адресная социальная помощь в виде предоставления детских товаров семьям с детьми, находящимся в трудной жизненной ситуации, с использованием электронного социального сертификата
      • Пункты сбора и обмена различных товаров, необходимых для обеспечения нормальной жизнедеятельности семей с детьми
      • Продовольственная помощь с использованием электронного социального сертификата
    • Социальный патронат
    • Дети и семьи в трудной жизненной ситуации
    • Профилактическая работа с семьями с детьми
    • Общественный экспертный совет по вопросам семьи и детства
    • Срочная социальная помощь
    • Отдых и оздоровление детей льготных категорий
    • Работа и учеба для семей с детьми
    • Круглосуточный телефон психологической помощи 051
    • Об оказании содействия гражданам в случае международного похищения детей
  • Опека и попечительство, поддержка детей-сирот
    • Концепция модели профилактики социального сиротства и развития семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в городе Москве
    • Общественный совет по защите прав детей, оставшихся без попечения родителей, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей находящихся в трудной жизненной ситуации
    • Организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
    • Проект по имущественной поддержке приемных семей
    • Уполномоченные организации по осуществлению отдельных полномочий в сфере опеки и попечительства
      • По патронатному воспитанию
      • По социальному патронату
      • По постинтернатному патронату
      • Извещения об отборе уполномоченных организаций
        • По социальному патронату
        • По подготовке граждан, выразивших желание принять детей – сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, в семью на воспитание
        • По сопровождению семей
        • По патронатному воспитанию
        • По постинтернатному патронату
    • Нормативная база по опеке и попечительству
      • Законодательство Российской Федерации
      • Законодательство города Москвы
      • Приказы ДСЗН
    • Общественный совет опекунов, попечителей, приемных родителей
    • Уполномоченные органы в сфере опеки, попечительства и патронажа
    • Региональный банк данных
      • Банк данных о детях-сиротах
      • Управление опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних
      • Справочная информация
      • Законодательство и нормативные правовые акты
    • Реестр негосударственных социально ориентированных некоммерческих, общественных и волонтерских организаций
  • Льготы. Адресная помощь
    • Федеральные льготные категории граждан
    • Материальная помощь
    • Региональные льготные категории граждан
    • Предоставление услуг в центрах социального обслуживания
      • Платные социальные услуги нестационарных учреждений
      • Оказание адресной социальной помощи в виде товаров длительного пользования с использованием электронного социального сертификата
      • Продовольственная помощь с использованием электронного социального сертификата
    • Информация об освобождении от уплаты курортного сбора
  • Государственные услуги
    • Информация о должностных лицах управлений и отделов социальной защиты населения, ответственных за предоставление государственных услуг
    • Контактная информация Главного контрольного управления города Москвы
    • Справочная информация Отделов социальной защиты населения районов
  • Социальная помощь бездомным гражданам
  • Осуществление Департаментом государственного контроля (надзора) в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
    • Государственный контроль (надзор) в сфере социального обслуживания граждан в городе Москве
      • Список нормативных правовых актов
      • План проведения плановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
      • Профилактика нарушений обязательных требований
    • Контроль и надзор за выполнением работодателями квоты, установленной для приема на работу инвалидов и молодежи
  • Проект Мэра «Московское долголетие»
    • Для граждан
    • Досуговые онлайн-занятия
      • Стандарты досуговых онлайн-занятий
    • Отбор организаций для участия в проекте «Московское долголетие»
      • Стандарты досуговых мероприятий
      • Реестр участников проекта
  • Бесплатная юридическая помощь и содействие в получении нотариальной помощи
  • Субсидии, предоставляемые Департаментом
    • Процедура предоставления и распределения субсидий
    • Конкурсный отбор на предоставление субсидий
    • Результаты отбора и получатели субсидий
    • Отчеты о целевом и эффективном использовании субсидий
  • Независимая оценка качества условий оказания услуг организациями социального обслуживания города Москвы
    • Результаты проведенной в 2017 году независимой оценки качества оказания услуг государственными организациями социального обслуживания
    • Результаты проведенной в 2015 году независимой оценки качества оказания услуг организациями социального обслуживания города Москвы
    • Общественный совет
    • Результаты проведенной в 2019 году независимой оценки качества оказания услуг организациями социального обслуживания, включенными в Реестр поставщиков социальных услуг города Москвы
  • Государственные меры поддержки добровольчества и социально ориентированных некоммерческих организаций

Попасть в ПНИ очень просто, выбраться — почти невозможно MeduzaCare рассказывает, как жители психоневрологических интернатов борются за свободу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *