Наблюдая за событиями, происходящими вокруг, мы невольно отмечаем, что люди, совершающие неблаговидные и аморальные поступки, в большинстве случаев живут лучше, чем добропорядочные граждане. Мыслящему человеку кажется парадоксальной ситуация, когда добрых, отзывчивых людей преследуют беды, а форменные грешники наслаждаются счастливым существованием. Создается впечатление, что беззаконные деяния совершенно не влияют на человеческую жизнь и остаются безнаказанными со стороны Бога. У людей закрадываются сомнения в необходимости соблюдения заповедей, ведь они видят пример того, что нарушение не влечет за собой никакой расплаты. Существует гражданское правосудие, но верующие христиане хотели бы получить доказательства того, что именно Всевышний карает преступников. Поэтому возникает логичный вопрос: почему Бог не наказывает плохих людей? Духовные наставники ищут ответ на этот вопрос в Святом писании. Бог терпелив, но строг С духовной точки зрения человек – не только материальное тело, но в первую очередь душа, которая после смерти физической оболочки не умирает, а отправляется к престолу Бога. Именно там свершается высшее правосудие. Библия призывает: «не завидуйте славе грешников, ибо не знаете, каков будет их конец». Старец Паисий Святогорец говорил о том, что терпение Господа не знает границ: Он одинаково милостив и к праведникам, и к грешникам. Заблудших людей Бог оставляет безнаказанными при жизни, чтобы они имели возможность раскаяться. Он терпеливо ждет, пока грешники осознают глубину своих проступков и придут с покаянием. Старец указывал: несмотря на процветание, дело лукавых людей непременно рухнет. И в Судный день у них не будет оправдания, ведь Бог давал им время раскаяться, а они не сделали этого. Следовательно, грешники получают по заслугам: лишаются возможности переступить врата Рая, и отправляются к вечной погибели. Преподобный Марк Подвижник предупреждал, что если кто-то грешит и не кается, не подвергается скорбям до последнего вздоха, то суд Божий будет свершен над ним без всякой милости. Господь сам ведает, кого, когда и как наказывать, и людям не следует вмешиваться в промысел Божий. Наказание в земной жизни В Новом Завете исследователи выделяют несколько моментов, в которых прямо говорится, что Бог может карать людей не только в будущей, но и в земной жизни. Так, Господь распорядился, чтобы посредством апостола Павла был ослеплен лжепророк. А супружескую пару Анания и Сапфиру за грех сребролюбия и лицемерия Бог карает смертью с помощью апостола Петра. Недаром ученики обращаются к Христу со словами: «Боже карающий, Боже милосердный», подчеркивая, что Он может карать при жизни. Игумен Никон (Воробьев) в своих проповедях говорил, что Всевышний наказывает грешников еще в их земном существовании, но делает это так, что окружающие не замечают наказания. Возмездие может прийти в виде угрызений совести, кошмаров, одиночества. Все эти кары не очевидны для других людей, но вполне ощутимы для грешников. Более наглядными являются болезни, потери любимых людей, или случаи, когда за проступки родителей расплачиваются их дети. Такая кара дает возможность в полной мере почувствовать тяжесть расплаты, когда за неблаговидные поступки человека страдают его близкие люди. Ограждение христиан от греха злорадства Иоанн Кронштадский высказывал мнение, что Бог не наказывает отступников, чтобы оградить остальных христиан от возможности позлорадствовать. Ведь созерцание чужого горя и получение удовольствия от вида чьих-то страданий, само по себе является грехом. Кроме того, немедленное наказание за плохие поступки в земной жизни требовало бы соответственного поощрения за хорошие дела. Таким образом, люди думали бы, что после смерти нет ни возмездия, ни награды. А как никакие материальные блага не сравнятся с благами небесными, так же земные страдания ничто по сравнению с вечными муками грешной души. Земная жизнь — лишь временное пребывание души, главное, что она получит в дальнейшем: вечное блаженство или вечную гибель. Автор, Алла Трофимова Источник: https://strana-sovetov.com/miscellaneous/96566-pochemu-bog-ne-nakazyvaet-plohih-lyudey.html?utm_referrer=https://zen.yandex.com #интересное #иисус #бог

Брат: Прошу вас, отче преподобный, скажите мне, как наказывает Бог грех гордыни?

Старец: Послушай, брат Иоанн! Чтобы представить себе, насколько мерзка гордость пред Богом и как Он наказывает ее, достаточно вспомнить, что только из-за этого греха пал и был низвержен с неба сатана со всеми его ангелами (см.: Откр. 12: 8–9). А чтобы понять, как глубока пропасть, в которую падает одержимый омерзительной гордостью, представим себе, из какой славы и света ниспали сатана и ангелы, единомысленные с ним, в какое бесславие они низринулись и какому мучению стали повинны.

А чтобы ты еще лучше представил себе это, знай, братство твое, что сатана до своего ниспадения из вышнего света и славы не был каким-нибудь незначительным творением Божиим, но был одним из самых прекрасных, самых лучезарных, самых украшенных и избранных созданий, самых близких к Богу. Как говорит Священное Писание, он был сияющей денницей среди небесных умных чинов. Он был сыном зари невечерней и небесным Херувимом, прекраснейшим, светозарным и украшавшим Создателя своего, Бога.

Об этом пишет Божественное Писание символически, устами пророка Иезекииля, который говорит царю Тирскому так: Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями; рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и золото, все, искусно усаженное у тебя в гнездышках и нанизанное на тебе, приготовлено было в день сотворения твоего. И снова: Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на это; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней (Иез. 28: 13–14). Также и пророк Исаия называет сатану звездой сияющей и сыном зари (см.: Ис. 14: 12). Видишь, брат Иоанн, какой славой обладал диавол, какой красотой и великолепием до того как пал падением великим?

Но почему он ниспал из такового блаженства и красоты? Спросим об этом у Священного Писания, и оно ответит нам, говоря: Ты был без порока в день сотворения твоего, доколе не угнездилось в тебе беззаконие (ср.: Иез. 28: 15). И объясняя, что это за беззаконие было, угнездившееся в сатане, Божественное Писание говорит: Ты, говоривший в помысле своем: «Взойду на небо и воссяду на престоле моем превыше звезд Бога Сильного; устрою жилище мое на Святой Горе, на краю севера, взойду превыше облаков и буду подобен Всевышнему» (ср.: Ис. 14: 13–14).

Затем, объясняя, что по причине этого высокоумия он ниспал с неба, оно говорит так: Как упал ты с небес, звезда сияющая, сын зари, как был низвержен на землю ты, укрощавший народы (ср.: Ис. 14: 12). А затем еще яснее, указывая причину падения диавола, Божественное Писание говорит: От красоты твоей возгордилось сердце твое, от высокомерия твоего ты погубил мудрость твою. За то Я поверг тебя на землю и перед царями отдам тебя на позор (ср.: Иез. 28: 18). И снова Божественное Писание, описывая возношение сатаны и стремление его охватить умом недосягаемую славу Божию, говорит: От обширности торговли твоей внутреннее твое исполнилось неправды, и ты согрешил; и Я изгнал тебя, херувим осеняющий, из среды сверкающих камней и извергнул тебя со Святой Горы Божией, как нечистого (ср.: Иез. 28: 16–17).

Затем, показывая, куда был низвержен и изгнан сатана из той великой славы, какую он имел на небе, Священное Писание говорит: В преисподнюю низвержена гордыня твоя со многим весельем твоим, под тобою расстелются черви, и черви станут покровом твоим (ср.: Ис. 14: 11). А немного далее добавляет: И теперь ты низвержен в ад, в глубины преисподней (ср.: Ис. 14: 15).

Итак, брат Иоанн, из этих немногих свидетельств Божественного Писания, думаю, ты понял, как наказывает Бог гордость и какой вред наносит она тому, кто ее имеет.

Брат: Действительно, преподобный отче, я понял это достаточно ясно, однако думаю, что Бог назначил это наказание только для сатаны и ангелов его, потому что они, как ангелы, могли не грешить так же легко, как мы. Но я попросил бы вас сказать мне, как наказывает Бог гордость в роде человеческом?

Старец: Знай, братство твое, что на этот вопрос следовало бы сказать многое. Но чтобы быть кратким и чтобы мы могли представить себе, как сурово карает Бог гордость людей, приведу сначала слова Божественных Писаний, из которых мы видим, как наказал Бог за гордость прародителей наших Адама и Еву.

Брат: Но какая гордость могла быть у прародителей наших Адама и Евы, преподобный отче? Я ведь знаю, что они были наказаны Богом не за гордость, а за непослушание, потому что преступили заповедь Божию и вкусили от запретного древа!

Старец: Знай, братство твое, брат Иоанн, что прародители наши Адам и Ева тоже недуговали гордостью и были прельщены прежде непослушания и преступления заповеди, потому что первый признак гордости — это пренебрежение послушанием.

Это видно было и на прародителях наших, когда они презрели послушание Богу и преступили Его священную заповедь. Чтобы испытать их послушание, Бог заповедал им: От всех деревьев рая можете есть, только от древа познания добра и зла не ешьте, ибо в день, в который вы вкусите от него, смертью умрете (ср.: Быт. 2: 16–17). Диавол же внушил им вкусить от этого древа, говоря, что они не только не умрут, но и станут как боги, знающие добро и зло (см.: Быт. 3: 5). А они, послушав змия, дерзнули преступить заповедь Бога и вкусить от запретного древа, воображая, будто и они сами станут богами! Потому божественный отец Максим Исповедник и говорит: «Как диавол пал по причине мечтаний, так же сделал он, чтобы Адаму и Еве пригрезилось в уме, будто они станут точь-в-точь такими, как Бог, и чтобы по причине этого мечтания они пали».

Ты видишь посему, брат Иоанн, что лишь после того как пали прародители наши и вообразили в уме своем, будто станут подобны Богу, только тогда они презрели послушание Создателю своему и преступили Его заповедь. Итак, хорошенько уясним себе это.

А о том, как наказал Бог их гордость и преступление заповеди, послушай, брат Иоанн. Прежде всего, они унаследовали двоякую смерть: смерть тела и смерть души, то есть попадание их душ в ад. Во-вторых, они были изгнаны из рая Божия. В-третьих, и земля была проклята из-за их прегрешения. И в-четвертых, они были наказаны Богом и Создателем своим так, чтобы они в трудах и в поте лица добывали себе пищу на земле, во все дни жизни своей. Чтобы земля рождала им терния, а в конце им надлежало вернуться в землю, из которой они были созданы (см.: Быт. 3: 18–19). Еве же Он дал затем двойное наказание: чтобы она в болях рожала своих детей и чтобы влечение ее было к мужу, то есть чтобы она была подчинена ему во все время.

Но самым большим наказанием и епитимией для них стала духовная смерть, то есть оставаться в аду и мучиться в течение 5508 лет, то есть до Пришествия Искупителя и Воскресения из мертвых Нового Адама, Христа.

Вот, брат Иоанн, сколь сурово было наказание Божие роду человеческому за грех гордыни. Через ошибку праотцов наших Адама и Евы весь род человеческий оставался под епитимией до Пришествия Господа нашего Иисуса Христа, Который смирением Своим безмерным и послушанием Своим до смерти Крестной исцелил их гордость и непослушание и снял осуждение на смерть со всего рода человеческого.

Это да будет сказано лишь о наказании за грех гордыни прародителей наших Адама и Евы, а если хочешь узнать о наказании за этот грех и других людей, то почитай Священное Писание. Там ты увидишь, как наказал Бог сынов Израиля (см.: Втор. 1: 43–44), как наказал Он гордость начавших строить Вавилонскую башню (см.: Быт. 11: 4–8), как наказал Он гордость Навуходоносора, царя Вавилонского (см.: Дан. 4: 22; 5: 20–23), а также узнаешь о наказании царя Манассии (см.: 2 Пар. 33: 11). И из многих других мест Священного Писания Ветхого и Нового ты узнаешь, как сильно ненавидит Бог гордых людей.

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

См.: Прп. Иоанн, игумен Синайский. Лествица. Слово 23. § 4, 7. С. 150.

На рум. яз.: Св. Максим Исповедник. Слово 65.

Может ли Бог наказывать? Может ли Бог мстить? Может ли Он помнить зло? Многие уверены, что может. Ведь в Библии есть много мест, где мы видим следы «гнева» Божьего: сожженные города, где торжествовал модный ныне в Европе грех, – Содом и Гоморра; поглощение разверстой землей самозваных конкурентов Моисея – Корея, Дафана и Авирона. Примеров несть числа – вплоть до бичевания Христом торговцев в храме.

Протоиерей Константин Камышанов

С другой стороны, одна из ипостасей Бога – Дух, который есть Любовь. О ней сказал апостол Павел: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

И другой апостол написал: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине».

Как же можно это совместить? Единственным способом. Воспоминанием дней творения мира и пониманием свободы, данной человеку при сотворении мира.

Бог создал Адама подобным себе. Главный отпечаток Божьего перстня в воске нашей души – благость и свобода. Богу не нужны оловянные солдатики, которые бы Он – как игрок – передвигал по шахматной доске. Ему нужны живые и свободные личности.

Свобода имеет выбор – любить Бога или не любить, а иначе она не была бы свободой. Человек волен идти в селения райские или, наоборот, добровольно удалиться во тьму внешнюю.

Греша, человек приходит в область, населенную дьяволами. В некий Мордор, где все гремит, взрывается, приносит смрад и боль. И Бог не может, не повредив глубинной конструкции человека, насильно выдернуть его из ужаса, в который он сам себя затащил. Нельзя спасти того, кто прячет руки за спину. Кто хочет упасть, все равно упадет, как его не держи. И если удерживать, то еще будет злиться.

Таким образом, во вселенной существуют некоторые комнаты ужаса, куда человек приходит сам. Это не гнев Божий, а наша глупость казнит нас вдали от Бога. Это наша злость, а не жестокость Бога, бросает нас в объятия беспощадных разрушителей – духов злобы. И мы по своей слепоте и жестокости свои свойства зла приписываем Богу.

Человек сам несет ответственность за свой выбор, за то, что будет написано на страницах Страшного Суда в томе, посвященном его жизни. Страницы своей хартии мы пишем сами, сию секунду, под вежливым взором переживающего за нас Христа. Гнев – это вещь, совершенно не приложимая к Богу.

Когда не было Христа и апостола Павла, не было и слов о Любви, то люди справедливо решили, что Бог – это некто вроде Небесного Царя и Судьи. Этому Судье зачем-то потребовалось создать мир. В нем Он утвердил правила. Благо – следование Его Закону. Грех – преступление перед Законом, беззаконие. Преступление предполагает наказание. Все как у людей: Царь, суд, тюрьма или санаторий.

Но у Бога все не как у людей. Он благ. Он пребывает в абсолютном покое. То, что мы подразумеваем под Его «гневом», – наша извращенная проекция Его заботы. «Гнев Божий» – это Промысл, криво отраженный в нашей душе.

Безобразничает человек – Господь лишает его силы к греху. Безумствует и приносит горе – связывает, как больного в клинике. Не потому что строг и зол, а потому что желает спасения безумцу.

Читаем в Евангелии о больном:

И вот принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И Иисус, видя веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои.

Отметим три важных момента, которые не уловили фарисеи.

Во-первых, его принесли к Богу. Бывает, Бог Сам пытается привлечь к себе загулявшего сына. А тут Его работу сделали люди. Значит, любовь где-то теплилась рядом с больным, и он мог ей научиться. Это частично приклонило внимание Христа к этой компании среди моря народа.

Второе – «видя веру их». Мы тоже водим своих немощных родственников по больницам, имея на руках полис или деньги. А эти пришли и без страховки, и без денег. На что они надеялись? На чудо! Ничего себе. Так вот быть уверенным, что если подергать Бога за край ризы, то вот тебе Он и даст. Для того чтобы потребовать чуда, нужно иметь абсолютную уверенность в Его любви. Нужно знать Бога. А в этом и есть вера. Ведь не делами закона они пришли покупать здоровье товарищу.

Этим поступком друзья больного исповедали новое, сказать точнее, забытое качество Бога – благость и любовь. И свидетельство было публичным, что в данном случае тоже было важно.

И, в-третьих, Христос, зафиксировав первые два момента, учит больного: «Делай точно так же, как твои друзья: люби ближнего и знай, что Бог благ. Бог называет тебя чадом, уясни, что Он не царь, не судья, а Отец тебе!»

«Дерзай» – так говорят ребенку, делающему первые шаги.

«Прощаются тебе грехи» – в этом диалоге означает, что если заблудший сын меняет вектор движения от погибели к Богу, то он больше не грешен.

Не случайно в Слове Иоанна Златоуста, читаемом на Пасху, написано:

«… любочестив бо Сый Владыка, приемлет последняго, якоже и перваго: упокоевает в единонадесятый час пришедшаго, якоже делавшаго от перваго часа. И последняго милует, и первому угождает, и оному дает, и сему дарствует, и дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит».

Потрясающие откровение святого: и дела приемлет, и намерение целует, и деяние почитает, и предложение хвалит.

То есть Богу не так важны дела, как цель, к которой стремится душа.

Именно разное понимание греха и породило конфликт фарисеев и Христа. Фарисеи были возмущены УДО – условно-досрочным освобождением больного. Ведь им казалось, Бог такой же, как они – судья, прокурор, охранник в одном лице. Мы часто приписываем Богу свои немощи.

Вот на преступника наложено наказание, внесен приговор, назначен срок. От народа Израиля такому преступнику позор и изоляция. Для фарисеев грех – статья Закона. Для Христа грех – вектор, движение от Бога. То есть грех – все, что сделано без Бога. А благо – все, что сделано во имя Бога. Очень просто, если положить в основу любовь. Для фарисеев основа закона – страх. Для Христа – любовь. В глазах фарисеев пришел некто, ломающий Закон и вводящий новые правила.

Покушение на Закон в их глазах было покушением на основы мироздания, на основы договоренностей Бога и человека. Бог ранее ничего им не говорил о любви по их жестокосердию. Но когда в Израиле накопилась критическая масса людей с чистым и милостивым сердцем, новый этап откровения стал возможен.

И самая главная тема конфликта – присвоение Христом Себе полномочий Бога: оставлять грехи. Для иудеев Бог был подобен какому-то грозному, великому, непостижимому существу. Его слава лишь отчасти была видима ими в светлом грозном облаке, блистающем молниями и водившем Израиль по пустыне.

Вот тут-то и проходит очень важная грань познания Бога в истории человечества. Поступок Христа был молнией личного откровения. Бог Сам приподнял завесу Своей таинственности. Сам, желая мира, постарался устранить отчуждение. Сам напомнил о Своей феноменальной близости. Он дал новую трактовку греха как нежелания человека любить Бога. Он показал, что не хочет общаться со своим творением посредством договора. Мы ведь не бизнес-партнеры, а родня.

Этим исцелением Христос напомнил забытые слова о том, что сказал Бог в день творения Адама:

Сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему.

Ясно, что не по внешнему подобию, а по внутреннему. А внутренняя печать и есть часть Бога, живущая в нас. Печать Бога в душе – это не мертвый штамп на бумаге. Душа – не бумага, а образ – не мертвый оттиск. Это отражение в живом зеркале живого Образа. Он не только внешний! Он и внутри человека. Он всеобъемлющий. Живая печать Бога вообще видна на всем, что есть в мире. Бог рядом.

Христос, по сути, не сказал ничего нового. Просто фарисеи забыли о главном, о божественных дарах, об отцовском перстне на руке: о свободе, родстве и любви. И это оказалось страшным в своих последствиях. Не потому был разрушен Иерусалим, что иудеи распяли Христа и кричали:

– Кровь Его на нас и на наших детях.

Христос жалел город и плакал, глядя на Иерусалим, готовящийся рухнуть в бездну. Христос не мстил. Это люди распявшие Христа, отведя руки Бога, сами прошли ворота Мордора и отдали себя во власть разрушения.

Что можно было сделать, если и слезы, и радость Христа не смогли их остановить: «Целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному».

Никто не желал смерти Иерусалиму, кроме него самого. Народ перестал соображать, что Закон и жизнь в Боге есть разные вещи. Грехом Иерусалима стало то, что вектор его движения стал направлен не в сторону Бога, а в сторону механического Закона, прочь от Замысла Бога, реализованного во дни творения.

Этот диалог с фарисеями был попыткой напоминания о существе отношений между Богом и человеком. Христос не гневался и укорял фарисеев довольно мягко. Вообще, они были единственными оппонентами, с кем он считал нужным говорить. Он призывал их посмотреть не на букву закона, а на свое сердце, которое должно были ликовать, находясь рядом с Господом. А оно не дрогнуло и осталось недвижимым. Христос тщетно пытался разбудить их сердца. Он остался верен Своему доброму, неожиданному для них отцовскому чувству:

– Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?

Он считал нужным говорить с ними. Он считает нужным говорить и с нами добрыми словами, ожидая, когда мы повернемся к Нему лицом.

Как хорошо об этом обращении сказано в восьмой молитве Иоанна Златоустого вечернего правила:

«Ей, Господи мой и Творче, не хотяй смерти грешнаго, но якоже обратитися и живу быти ему, даждь и мне обращение окаянному и недостойному; изми мя от уст пагубнаго змия, зияющаго пожрети мя и свести во ад жива».

Драматургия тех дней и сегодня актуальна для каждого человека, живущего в мире. Мы можем сами выбирать, кто нам Бог: Судья или Друг, Отец или некто внешний. Сами устанавливаем с Ним отношения: договор или любовь. Сами решаем, что нам думать о Боге – зол Он или благ. Человек может даже решить, что Бог ему не нужен. Решение быть с Богом или без Него – главное решение в жизни. А следующее решение – кем мы хотим видеть Бога.

Ему хочется, чтобы мы были Ему чада. Ему хочется быть родным Отцом.

Главное – не ошибиться, как уже однажды ошиблись люди, спорящие со Христом. Им хотелось, чтобы он был Царем и Судьей, жить с ним по Закону, выключив сердце, вытолкнув Бога на небо. Им хотелось что-то отдать Богу, а что-то оставить себе. Зажать.

Бог оставил человеку некоторое пространство свободы внутри его личности. А человек, пользуясь свободой, решил его существенно расширить. Что, собственно, и было предметом первородного греха. Человеку захотелось иметь свое собственное пространство, в которое бы Бог не входил по договоренности, по Закону. Вот мир Бога и Церкви, а вот мой личный мир, в котором хозяин только Я. И законы в нем только мои.

Знакомая всем нам история.

Такая поврежденная душа похожа на разбитое зеркало, которое отражает осколки. Поэтому оно видит часть мира с Богом, а часть – без Него. Только в кривом и разбитом зеркале в Боге виден дух гнева.

А Он – Любовь. Это ж Господи зрячему видно, а для нас повтори:

Бог есть свет и в нём нет никакой тьмы.

В память о том, как друзья принесли больного ко Христу, и я прошу молитв о р.б. Сергии, которому кроме всего прочего, нужно чудо.

Почему Бог не наказывает плохих людей?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *