1Начало экспедиции

Петр Петрович Семенов — русский географ, ботаник, статистик. В 1849 году он окончил Петербургский университет и вступил в члены Русского Географического общества. В 1853 году Семенов отправился за границу и три года слушал лекции в Берлинском университете. Мысль о тяньшанской экспедиции зародилась у него еще накануне поездки в Европу. Сам Семенов так писал об этом в своих мемуарах: «Работы мои по азиатской географии привели меня… к обстоятельному знакомству со всем тем, что было известно о внутренней Азии. Манил меня в особенности к себе самый центральный из азиатских горных хребтов — Тянь-Шань, на который еще не ступала нога европейского путешественника и который был известен только по скудным китайским источникам… Проникнуть в глубь Азии на снежные вершины этого недостигаемого хребта, который великий Гумбольдт, на основании тех же скудных китайских сведений, считал вулканическим, и привезти ему несколько образцов из обломков скал этого хребта, а домой — богатый сбор флоры и фауны новооткрытой для науки страны — вот что казалось самым заманчивым для меня подвигом».
Петр Семенов начал тщательно и всесторонне готовиться к путешествию в Тянь-Шань. В 1853 и 1854 годах он посетил Альпы и совершал там в горах многочисленные экскурсии пешком, без проводника, с компасом, занимаясь геологическими и ботаническими исследованиями. Побывал он и на Везувии, совершив на него около двух десятков восхождений. Возвратившись в Россию в 1856 году, Семенов получил согласие Совета Географического общества о снаряжении его в экспедицию. В то время когда Семенов уже проводил подготовку к далекому путешествию, у подножья Заилийского Алатау — одного из северных хребтов Тянь-Шаня, — русскими было заложено укрепление Верное (ныне город Алматы).
В начале мая 1856 года Петр Семенов отправился в путь. «…Доехал по железной дороге до Москвы и далее до Нижнего по шоссе, купил там тарантас казанской работы и поехал на почтовых по большому сибирскому тракту…» — рассказывал он о начале путешествия в своих воспоминаниях. Маршрут пролегал через Барнаул, Семипалатинск, Копал в укрепление Верное — к подножью Заилийского Алатау.

Работа и деятельность после Тянь-Шаньской экспедиции

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский В 1858 году Семенов был приглашен принять участие в занятиях по крестьянскому делу, а в 1859 году сделан членом экспертом «Редакционных комиссий» и заведующим их делами. Как один из ближайших сотрудников Я. И. Ростовцева, он принимал деятельное участие во всех трудах по освобождению крестьян и составлению Положений 19 февраля 1861 года.

В 1864 году, в сотрудничестве с В. И. Мелдером, Семенов напечатал геологическое исследование о переходных пластах между девонской и каменноугольной системами в Средней России в «Bulletin de l’Acad. Imper. des Sciences».

В 1864 году назначен директором центрального статистического комитета, которым пробыл 16 лет, а в 1875 году — председателем статистического совета, во главе которого стоял до 1897 года. За это время им устроена правильная система официальной статистики и произведен ряд работ по статистике (например «Статистика поземельной собственности в России» и ряд докладов на международных статистических конгрессах).

В 1882 году назначен сенатором 2-го (крестьянского) департамента правительствующего сената. В 1873 году избран почетным членом академии наук.

Собрав богатейшую коллекцию картин фламандских и голландских художников XVI и XVII в., вторую по полноте в Европе (хранится в Эрмитаже, большая часть продана советской властью в 30-х гг. на запад), Семенов издал обширный труд: «Этюды по истории нидерландской живописи».

В 1874 году он избран в почетные члены академии художеств. Участие в деятельности многих благотворительных обществ, в качестве их председателя, дало повод к нескольким статьям Семенова по вопросам благотворительности.

В 1888 году Семенов совершил поездку по Закаспийской области и Туркестану, результатом чего были обширные энтомологические коллекции, пополнившие его громаднейшее собрание насекомых, и статья: «Туркестан и Закаспийский край в 1888 г.». Кроме вышеупомянутых работ, Семенов написал целый ряд статей и очерков по разным вопросам географии (например все введения к томам «Живописной России», выходившей под его редакцией) и все статьи по географии в «Энциклопедическом Словаре», выходившем в 1860-х годах. В 1893 году он участвовал в составлении сборника «Сибирь, Великая сибирская железная дорога», изданного министерством финансов для всемирной выставки в Чикаго, и в том же году написал статью: «Колонизационная роль России».

Продолжая редактировать издание «Азии» Ритгера, Семенов в 1894 и 1895 годах выпустил два обширные тома, составляющее громадное дополнение или в сущности совершенно новый труд по географическому описание Забайкалья, в котором самому Семенову принадлежит немалая доля. Тогда же вышло в свет «Описание Амурской области» Г. Е. Грум-Гржимайло, составленное по поручению министерства финансов, причём многие главы в этом труде были написаны Семеновым.

В 1895 году был отпразднован 50-летний юбилей Императорского Русского Географического Общества, по поводу которого Семенов написал «Историю полувековой деятельности географического общества» (3 т.).

В 1896 году Семенов организовал сибирский отдел нижегородской всероссийской выставки, был организатором окраинного отдела на всемирной выставке в Париже.

Первая всеобщая перепись России, совершенная в 1897 году, была подготовлена и выполнена под главным руководством Семенова, напечатавшего по этому случаю статью: «Характерные выводы из первой всеобщей переписи».

С 1899 года начал выходить новый обширный труд «Россия», редактируемый под общим руководством Семенова. С 1897 года Семенов состоял членом государственного совета, присутствуя в департаменте законов.

Отрочество поневоле

Он родился в 1827 году в семье малоизвестного писателя Петра Николаевича Семенова, автора оды «Капитан Мартынов», трагедии «Митюха Валдайский», пьесы «Свет» и нескольких других произведений, явно не вошедших в классику русской литературы.

Рос любознательным, пытливым: интересовался и ботаникой, и историей, и географией. Придумывал свои названия растениям и вообще подходил ко всему играючи. Это качество он сохранил на протяжении всей жизни.

Семья жила богато, недостатка не было ни в чем. Игрушек – море. Правда, любимых всего две: картонные фигурки русских государей во весь рост, которые он расставлял на полу и двигал их как оловянных солдатиков, и раскрашенный макет Троице-Сергиевой лавры, строения которой тоже надо было ставить на пол. Иногда обе игрушки совмещались.

Беда пришла в 1832 году, когда Петру шел пятый год. Его отец умер, спасая от тифа собственного слугу. Мать потери не выдержала – разум вскоре покинул ее.

Петр Петрович впоследствии напишет об этом моменте своей биографии: «Счастливому моему детству навсегда наступил конец: я перешел в отрочество».

Всякий человек, заставший СССР в более или менее сознательном возрасте, прекрасно знает, что Гайдар в 14 лет командовал полком (хотя на самом деле полк он получил двумя годами позже, но 14 лет с точки зрения пропаганды гораздо эффектнее, чем 16). Почти никому не известно, что великий географ Семенов-Тян-Шанский в свои самые настоящие 12 лет прекрасно управлялся с родовым имением – судьба заставила.

Высший балл за дерзость

Мариинский дворец — здание Заксобрания Санкт-Петербуга. Бывшее здание Школы Гвардейских Подпрапорщиков и Кавалерийских. Фото с сайта citywalls.ru

Настало время получать образование. Петр окончил школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров. Впоследствии писал в своих воспоминаниях: «В курсе преподавания меня поражало в особенности то, что наши учителя совсем не стеснялись программами военно-учебных заведений, которые раздавались нам в литографированных экземплярах в сопровождении составленных нашими учителями по этим программам записок, также литографированных, но между этими записками и живым, прекрасным преподаванием, интересовавшим меня в высшей степени, не было ничего общего».

Но не таким был мальчик Петя, чтобы спокойно сносить эту беспросветную казенщину. Однажды он не выдержал и прямо посреди урока заявил преподавателю, майору Вержбицкому, объяснявшему время княжения святого Владимира: вы, дескать, не правы, все было не так.

Преподаватель чуть на пол не сел от этой дерзости. И применил, как ему думалось, убийственный педагогический прием: заявил, что если Петр Семенов знает материал лучше учителя, то пусть он дальше сам ведет урок. И сел за ученическую парту.

Петру Семенову пришлось поставить высший балл: с заданием он справился блестяще.

Затем слушал лекции на физико-математическом факультете Санкт-Петербургского университета (правда, по отделу естественных наук), сдал экзамен на кандидатскую степень, в 1849 году сделался членом Императорского Русского географического общества.

Наука versus благотворительность

Один из хребтов Тянь-Шаня. Фото с сайта issykinfo.ru

О научной деятельности Семенова-Тян-Шанского написано немало. Но похоже, что на помощь ближнему он тратил еще больше времени и сил. Список благотворительных должностей Семенова-Тан-Шанского выглядит более чем впечатляюще: вице-председатель Императорского Русского географического общества, директор центрального статистического комитета, член комитета по устройству быта евреев, член комиссии для пересмотра действующей раскладки налогов с недвижимого имущества в городах, посадах и местечках, член комиссии об отмене сборов, взимаемых в пользу государственного казначейства по подушной системе, председатель Алексеевского главного комитета по призрению детей лиц, погибших в войну с Японией, – все перечислить невозможно.

Стоял у истоков благотворительного общества рязанцев в Санкт-Петербурге. В 1910 году сначала организовал, а затем и возглавил комитет по сбору средств для жителей Семиреченской области, пострадавших от землетрясения.

В том же 1910 году передал Эрмитажу собственноручно собранную коллекцию картин фламандских и голландских художников (719 полотен и 3476 гравюр). Впрочем, какие-то деньги ему все таки заплатили – чуть ли не насильно, мотивируя тем, что негоже оставлять своих детей вообще без средств к существованию.

Состоял соучредителем Санкт-Петербургского Фребелевского общества для содействия первоначальному воспитанию. Вошел в состав соучредителей, а затем стал членом Совета и товарищем председателя Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых.

А еще Петр Петрович создал уникальную коллекцию, состоящую из 700 000 жуков. Вы можете себе представить столько жуков, собранных в одном месте? А он сделал это. А потом пожертвовал своих жуков Петербургскому Зоологическому музею.

В 1897 году именно по инициативе Петра Петровича проводится первая в России и единственная дореволюционная перепись населения. По результатам Семенов-Тян-Шанский составил статью под названием «Характерные выводы из первой всеобщей переписи». Всего в России – 125 640 021 житель. 13,4 процента – горожане. 69,3 процента – православные. И так далее.

Кроме того, Петр Петрович – действительный член всех без исключения университетов империи: все-таки наука для него была на первом месте.

Впрочем, однажды он прервал почти что все свои научные занятия. При этом надолго, на несколько лет. Это было сделано ради участия в подготовке крестьянской реформы.

С конца пятидесятых годов Петр Петрович либо заседает в комиссиях, либо ездит по России, изучая жизнь крестьян. Он ратует за то, чтобы освобождение крестьянства обязательно сопровождалось передачей всем освобожденным земельных наделов. И настоял на своем.

Впрочем, это никого не удивило. Один из современников писал: «Наталкиваясь постоянно, даже в самых простых делах на бездушный формализм и канцелярскую волокиту, он приходил иногда просто в ярость. Нередко у него по этим поводам бывали личные столкновения с министрами, и в результате он всегда добивался своего».

Культурный центр столицы

Галерная гавань. Наводнение 1903 года, Вдалеке — шпиль Троицкой церкви. Фото с сайта citywalls.ru

Одно из важных дел, которым занимался Петр Петрович – председательство в обществе вспомоществования студентам Императорского Санкт-Петербургского университета. Много сделал полезного, в частности, договорился с некоторыми столичными аптеками о продаже студентам лекарств с большой скидкой. Собственно председательством не ограничивался – то и дело раздавал студентам собственные деньги.

Вместе со своим родственником В.К.Саблером учредил Общество вспоможения бедным в приходе церкви Пресвятой Троицы в Галерной Гавани (более известное как Гаванское благотворительное общество) и опять-таки долгое время был его председателем.

Почти что три десятилетия был председателем общества Аренсбургской санаторной станции для детей, больных рахитом и костным туберкулезом. Общество ежегодно отправляло на лечение в нынешний эстонский город Курессааре (а в то время – Аренсбург) полсотни детей из неимущих семейств.

Главным же его благотворительным проектом было Андреевское благотворительное общество, организованное его зятем при Андреевском соборе и, разумеется, тоже попавшее под покровительство Петра Петровича.

Началось с простой материальной помощи нуждающимся. Дальше – больше. Выстроили дом для постоянного проживания стариков, инвалидов, сирот. Затем второй дом. Постепенно втянулись и родственники: жена взяла на себя воспитательную часть сиротского приюта, дочь и племянница учительствовали.

Это был своего рода культурный центр Санкт-Петербурга. Священники Андреевского собора совершенно бесплатно преподавали Закон Божий, историю Церкви, церковно-славянский язык.

Члены Дамского комитета, созданного при обществе, закладывали в головы детей основы арифметики, русского языка, истории и, разумеется, столь любимой Петром Петровичем географии.

Кройка, вышивка, вязание, шитье. Работы, сделанные ученицами, шли на продажу, деньги выдавались после выпуска в качестве подъемного капитала. Посещение музеев, Зоологического сада, синематографа, театров. Летом – выезд на собственную дачу. Ничем воспитанницы не были обделены.

Царь пожаловал Тян-Шанским

Дом Петра Петровича на Первой линии Васильевского острова был открыт без исключения всем. И, разумеется, «все» этим пользовались. В приемной Семенова с утра и до позднего вечера теснились просители. Одного он пристраивал к благотворительному учреждению, другому помогал найти работу, третьему что-то советовал, а четвертому и просто давал денег. При этом сам был вынужден в своих бесчисленных поездках по России довольствоваться вторым классом: на собственный комфорт денег обычно не хватало.

Даже в рамках своего Географического общества он был благотворителем – в частности, узнав, что где-нибудь в провинции кто-то всерьез занимается географическими изысканиями, добивался для него возможности делать это под эгидой Географического общества. Вряд ли подобное подвижничество сильно обогащало науку географию, но доброе дело он делал.

А на вопрос, что есть для него счастье, отвечал: любить и быть любимым. Все-таки это был великий человек, не вписывавшийся абсолютно ни в какие рамки.

Интересно, что и многочисленные его дети тоже в той или иной степени вписали свои имена в историю цивилизации. Сын Андрей стал энтомологом и колеоптерологом, то есть специалистом по жукам. Сын Вениамин сделался географом. Сын Дмитрий – известным статистом. Сын Измаил – метеорологом и педагогом. Дочь Ольга – художницей.

Казалось бы, когда было Петру Петровичу воспитывать свое потомство. А вот поди ж ты – прославились.

А в 1906 году ему вдруг оказали государеву милость – велели впредь именоваться не просто Семеновым, а Семеновым-Тян-Шанским. Неожиданность же заключалась в том, что с первой экспедиции прошло 50 лет. Собственно, к юбилею этот знак внимания и был оказан. Но все равно – выглядело более чем странно.

Тем не менее Петр Петрович принял этот знак весьма охотно – называть себя Семеновым-Тян-Шанским было ему явно в удовольствие.

Скончался Петр Петрович в Петербурге, в 1914 году. Умер от воспаления легких, но можно сказать, что от старости – ему на тот момент шел 88-й год. Его научные достижения и в советское время всячески почитались и пропагандировались. Дела благотворительные были преданы забвению.

Детские и юношеские годы

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский родился 2 (14) января 1827 года в Рязанской губернии в поместье Рязанка (ныне Чаплыгинского района Липецкой области) в семье Петра Николаевича Семенова (1791—1832), капитана лейб-гвардии Измайловского полка в отставке, участника Бородинского и Кульмского сражений. Еще в детстве у будущего исследователя пробудились живой интерес и любовь к окружающей его чудесной русской природе: «Мне казалось, что я открыл… местность, никем не виданную и никому не доступную, но превосходящую красотою своей природы все, что я когда-либо видел до своего десятилетнего возраста», — писал он впоследствии об одной из своих детских весенних экскурсий. География стала его любимой наукой. С годами родилась мечта — самому стать географом, исследователем малоизвестных земель.

До 15 лет воспитывался в деревне, развиваясь самостоятельно, с помощью книг семейной библиотеки. Интерес к географии в детстве у него пробудила игра — географическое лото с названиями стран, материков, рек, городов. Мальчика особенно привлек мир растений. Богатое собрание книг по садоводству помогло ему самостоятельно разобраться в систематике растений, которых было много в домашней оранжерее. Он придумывал им свои названия и старался узнать как можно больше, совершая все более далекие экскурсии за пределы усадьбы и ближайшего леса.

Затем поступил в школу гвардейских подпрапорщиков и юнкеров, а по окончании курса стал вольнослушателем Санкт-Петербургского университета на физико-математическом факультете по отделу естественных наук.

2Озеро Иссык-Куль

Исследование Тянь-Шаня началось с посещения Иссык-Куля. С большими трудностями достиг путешественник пустынных тогда берегов этого горного озера, покрытых лишь рощами небольших деревьев и высоких кустарников. «Только изредка, — писал он, — из таких рощиц белеются войлочные юрты киргизских пастухов и выставляется длинная шея двугорбого верблюда, а еще реже из окаймляющего рощицу обширного леса густых камышей выскакивает многочисленное стадо диких кабанов или грозный властелин этих камышевых чащ — кровожадный тигр».
Иссык-Куль — громадное озеро, одно из самых глубоких в Европе и Азии. В Иссык-Куль впадает около 80 горных речек, берущих начало в горах Тянь-Шаня, но ни одна река из него не вытекает. Во времена путешествия Семенова сведения об Иссык-Куле были ничтожны. Географы считали, например, что именно из этого озера начинается одна из больших среднеазиатских рек — река Чу. Две поездки Семенова на Иссык-Куль, в особенности вторая, когда он посетил его западную оконечность, ознаменовались большими научными результатами. Пройдя через узкое Боомское ущелье, по которому с шумом несет свои воды Чу, Семенов достиг иссык-кульского побережья. Здесь он провел ряд геологических и географических наблюдений и впервые установил, что Чу начинается не из озера, а в одной из горных долин Тянь-Шаня. В своем письме, посланном в Русское Географическое общество, Семенов писал: «Вторая моя большая поездка на реку Чу успехом своим превзошла мои ожидания: мне не только удалось перейти Чу, но даже и достигнуть этим путем Иссык-куля, т. е. западной его оконечности, на которую еще не ступала нога европейца и до которой не коснулись никакие научные исследования».
Наблюдениями Семенова было установлено, что Чу, не доходя до Иссык-куля, круто поворачивает в противоположную от озера сторону, врезываясь в поднимающиеся на западной стороне Иссык-куля горы и, наконец, врывается в Боомское ущелье.

3Первое восхождение на Тянь-Шань

В следующем 1857 году Семенов отправился в горы. Его спутником был художник Кошаров — учитель рисования Томской гимназии. Выехав из Верного, путешественники добрались до южного берега Иссык-куля, а оттуда, через знаменитый в древности Заукинский перевал, проникли к не достигнутым еще никем до них верховьям Сырдарьи.
Пройдя через лесную зону Тянь-Шаня, Семенов оставил у последних елей сопровождавший его отряд с вьюками и верблюдами и продолжал восхождение в сопровождении Кошарова и нескольких спутников. «Наконец мы добрались до вершины перевала, который представил мне неожиданное зрелище; горных исполинов передо мной уже не было, а впереди меня расстилалась волнистая равнина, с которой поднимались относительно невысокими холмами покрытые снегом вершины. Между ними виднелись зеленые озера, только отчасти покрытые льдом, а там, где его не было, по ним плавали стаи красивых турпанов. Гипсометрическое измерение дало мне для абсолютной высоты Заукинского перевала 3 380 метров. Я почувствовал шум в ушах, и мне казалось, что из них немедленно пойдет кровь».
Путешественники продолжили путь к югу по холмистому нагорью. Перед ними расстилалось обширное плоскогорье-сырт, по которому разбросаны были небольшие полузамерзшие озера, расположенные между относительно невысокими горами, однако же покрытыми на вершинах снегом, а на скатах роскошной зеленью альпийских лугов. Роскошные луга с крупными яркими цветами синих и желтых генциан, бледнолиловых купальниц, белых и желтых лютиков покрывали все склоны холмов. Но всего красивее были обширные поля, заросшие сплошь золотистыми головками особого, еще прежде никем не описанного вида лука, получившего впоследствии у ботаников название лука Семенова.
С вершины одной из гор путешественники увидели текущие из сыртовых озер верховья притоков Нарына. Таким образом, впервые были достигнуты европейским путешественником истоки обширной речной системы Яксарта. Отсюда экспедиция двинулась обратно.

4Второе восхождение на Тянь-Шань

Вскоре Семеновым было совершено второе, еще более удачное восхождение на Тянь-Шань. Маршрут экспедиции на этот раз проходил в более восточном направлении. Поднявшись по реке Каркаре, значительному притоку реки Или, затем по Кок-Джару, одной из верховых рек Каркары, путешественник взобрался на перевал около 3 400 метров, разделяющий Кок-Джар от Сары-Джаса.
«Когда мы добрались… к вершине горного прохода, — писал Семенов, — то мы были ослеплены неожиданным зрелищем. Прямо на юг от нас возвышался самый величественный из когда-либо виденных мною горных хребтов. Он весь, сверху донизу, состоял из снежных исполинов, которых я направо и налево от себя смог насчитать не менее тридцати. Весь этот хребет, вместе со всеми промежутками между горными вершинами, был покрыт нигде не прерывающейся пеленой вечного снега. Как раз посредине этих исполинов возвышалась одна, резко между ними отделяющаяся по своей колоссальной высоте, белоснежная, остроконечная пирамида, которая казалась с высоты перевала превосходящей высоту остальных вершин вдвое».
Так была открыта вершина Хан-Тенгри, считавшаяся до недавнего времени высочайшей в Тянь-Шане. Посетив истоки Сары-Джаса, Семнов открыл обширные ледники северного склона Хан-Тенгри, из которых берет свое начало Сары-Джас. Один из этих ледников впоследствии был назван именем Семенова.
В районе верховьев Сары-Джаз Семенов сделал еще одно интересное открытие. Он оказался первым исследователем, увидевшим собственными глазами громадного горного барана Тянь-Шаня — кочкара — животное, которое зоологи считали полностью вымершим.
Обратный путь к подножью Тянь-шаня Семенов прошел другой дорогой, следуя по долине реки Текеса. Этим же летом он исследовал Заилийский Алатау, посетил местность Кату в Илийской равнине, Джунгарский Алатау и озеро Ала-Куль. Завершением экспедиций 1856 — 1857 гг. было посещение Семеновым двух горных перевалов Тарбагатая.
Императорским указом 23 ноября 1906 года за заслуги в первом исследовании Тянь-Шаня к его фамилии «с нисходящим потомством» была присоединена приставка — Тян-Шанский.

Основные работы

1. Придонская флора в её отношениях с географическим распределением растений в Европейской России. СПб., 1851.

2. Первая поездка на Тянь-Шань, или Небесный хребет, до верховьев р. Яксарта, или Сыр-Дарьи, в 1857 году. «Вестник РГО», 1858.

3. Географическо-статистический словарь Российской Империи, т.1. СПб, 1863.

4. Географическо-статистический словарь Российской Империи, т.2. СПб, 1865.

5. Поездка из укрепления Верного через горный перевал у Суок-Тюбе и ущелье Буам к западной оконечности оз. Исык-Куль в 1856 г. Отрывок из путевых записок. «Записки РГО по общей географии», т.1. СПб., 1867.

6. Географическо-статистический словарь Российской Империи, т.3. СПб, 1867.

7. Географическо-статистический словарь Российской Империи, т.4. СПб, 1870.

8. Обозрение деятельности общества по общей географии «Двадцатипятилетие Русского географического общества». СПб., 1872.

9. Географическо-статистический словарь Российской Империи, т.5. СПб, 1885.

Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский — биография

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *