ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ РЕБЁНОК СЛУШАЕТСЯ

ТОЛЬКО ОДНОГО РОДИТЕЛЯ

Семья – это экосистема, и поведение ребёнка – это отражение климата внутри данной экосистемы. Часто так случается, что ребёнок признаёт непоколебимый авторитет отца и полное непослушание в отношении матери, или наоборот. Либо другая ситуация – ребёнок слушается исключительно бабушку и дедушку. Что с этим делать, как быть в подобной ситуации? Об этом расскажет семейный психолог Марина Грицай.

НЕКОТОРЫЕ ПРИЧИНЫ НЕПОСЛУШАНИЯ

  1. Отсутствие общей модели воспитания. Такую модель воспитания также называют хаотичной. В семье с таким опытом взаимоотношений наблюдаются разногласия в выборе средств, способов и стилей в воспитании ребёнка.
  2. Эмоциональное вымогательство или, попросту говоря, привлечение внимания. Если ребёнок не получает необходимый для него эмоциональный контакт (вербальный или тактильный), он начинает «вымогать» при помощи непослушания этот самый контакт. Его качество меняется с позитивного на негативный, но смысл остаётся тем же – удовлетворение потребности в эмоциональном контакте.
  3. Неконструктивное распределение эмоционального вклада от каждого родителя в жизнь ребёнка. Такая ситуация происходит в тот момент, когда родители путают понятия «внимание» и «признание». Внимание – это «откуп» родителя игрушкой от своего ребёнка и дальнейшее лежание на диване вследствие усталости, например. Признание же – это покупка игрушки и тактильный и вербальный контакт с ребёнком во время игры.
  4. Родитель-контролёр vs родитель-«можно всё». Часто бывает так, что одному из родителей приходится максимально проявляться в двух ролях – контролирующий родитель и заботливый родитель. И здесь есть риск свалиться в чрезмерную опеку или всевластвование, от чего ребёнок будет испытывать дискомфорт. Его целью в подобной ситуации будет «побег» из таких эмоциональных жерновов. В данном случае другой родитель или бабушки и дедушки будут являться тем самым «островком свободы», на котором можно найти общий язык и быть на одной волне.
  5. Обналичивание «купонов» застарелых обид. Эмоциональная система «купонов» существует в каждом взрослом человеке, в том числе и в каждом ребёнке. Данная система похожа на бонусную систему в магазинах: накопил купоны/наклейки – получи подарок. В случае «эмоционального купонатора» призом является освобождение от накопившихся чувств, которые не были прожиты вовремя, в «здесь и сейчас». Так, если ребёнком не были прожиты гнев, страх или печаль в той или иной ситуации эмоционального контакта с родителями, то это может привести к накоплению непрожитых обид. Далее ребёнок будет бессознательно привлекать родителей в конфликтные ситуации с целью освобождения от накопившихся неприятных чувств. Здесь стоит повторить – это происходит бессознательно (ребёнок или взрослый не обналичивают психологические купоны специально или назло).
  6. Подражание. Непослушание также может происходить вследствие подражания одному из родителей, который может осознанно или чаще всего бессознательно демонстрировать негативное отношение к своему супругу, либо бабушкам и дедушкам.
  7. Родительская непоследовательность. Это может проявляться так – сегодня родитель говорит «Нет!», а завтра снимает свой запрет. Как следствие – ребёнок может выбрать удобную лично для него схему поведения и она, скорее всего, будет отличаться от того, что предлагает или требует родитель.
  8. Явное или скрытое отсутствие ценности семьи. Очень часто родители не замечают, что у них нет чётких понятий, что для них значат взаимоотношения, не понимают истинной ценности своей собственной семьи, а также ценности себя самого. Результат – ребёнок не верит в себя и не осознаёт своей собственной ценности, а также ценности другого человека, и, как следствие, может использовать агрессивные модели поведения с целью отстаивания своих границ и проживания собственной тревоги по этому поводу.
  9. Низкая мотивация на родительские требования. Детей важно учить быть мотивированным на то или иное действие (чтение книг, уборку, принятие пищи, сон и т.д.) Если ребёнок неправильно замотивирован, то родитель обязательно столкнётся с сопротивлением своего чада. Главное не путать мотивирование с запугиванием.
  10. Неправильный алгоритм схемы поведения ребёнка. Ребёнок может не слушаться одного из родителей вследствие того, что родитель не учитывает особенностей нейропсихологии детского возраста. Важно помнить, что некоторые структуры головного мозга ребёнка, отвечающие, например, за волевые процессы, могут быть просто не до конца сформированы вследствие его юного возраста. Поэтому ребёнок может реально не услышать родителя с первого раза и не выполнить то или иное требование.

В КОПИЛКУ РОДИТЕЛЬСКОЙ МУДРОСТИ

  1. Определите для себя общий стиль воспитания в вашей семье. Например, Д.Деклер и Д.Готтман (авторы книги «Эмоциональный интеллект ребёнка. Практическое руководство для родителей») выделяют следующие стили воспитания: отвергающий, неодобряющий, невмешивающийся и эмоциональный. Последний стиль воспитания является более конструктивным. Более подробно о данном стиле воспитания можно почитать в вышеописанной книге.
    Порой бывает сложно договориться об общем стиле воспитания с бабушками и дедушками, и вместе с тем общие точки соприкосновения, даже если их будет не так много, можно найти.
  2. Используйте технику активного слушания для того, чтобы лучше понимать эмоциональный мир ребёнка. Кроме того, данная техника минимизирует количество конфликтов в семье. Также помните, что конфликты неизбежны, и важно научиться конструктивно находиться в самой ситуации конфликта.
  3. Не ограничивайте тактильный или невербальный контакт с ребёнком в независимости от его возраста. Помните, что каждому человеку нужно «4 объятия в день – для выживания, 8 объятий в день – для поддержки и 12 объятий – для роста» (В.Сатир, психолог).
  4. Сбалансируйте внутри себя систему «структура-забота». Забота необходима тогда, когда ребёнок действительно (!) не справляется, структура необходима в том случае, когда ребёнок уже может что-то делать сам и его важно просто направить.
  5. Признавайте ценность вашего ребёнка. Говорите вашему ребёнку о его достоинствах и исключайте разговоры о недостатках. Не бойтесь, что от отсутствия разговоров о «минусах» вашего ребёнка, он будет избалованным. Это большое заблуждение! Хвалите и поддерживайте его, помогайте ему обретать свою собственную ценность.
  6. Подчёркивайте ценность другого родителя. Ребёнок наблюдает за родителями и принимает решение о том, как нужно вести себя с партнёром или старшим человеком.
  7. Занимайтесь собственным саморазвитием. Дети обучаются жизни через наблюдение за нами, взрослыми. Бесполезно требовать от ребёнка «быть человеком», если мы не воспитали сами себя. «Воспитатель, воспитай себя, тогда ты воспитаешь других» (А.Некрасов, психолог).
  8. Будьте последовательны. Для ребёнка очень важны адекватные правила и границы. Чем младше ребёнок, тем больше необсуждаемых правил должно быть в его жизни. Необсуждаемых, но объясняемых! Чем старше ребёнок, тем больше в ваших взаимоотношениях появляется обсуждаемых правил. Обсуждаемых, но не нарушающих границы других людей! Будьте последовательны в своём поведении, и тем самым ребёнок будет чувствовать себя в безопасности, а не как на пороховой бочке. Не форсируйте события, если что-то не получается. Разрешите себе получать удовольствие от процесса ваших взаимоотношений с ребёнком, даже если что-то пошло не так.
  9. Правильно мотивируйте вашего ребёнка. Например, если ребёнок отказывается есть, можно сказать ему следующее: «Сейчас тебе важно пообедать, так как если ты будешь голоден, у тебя будет мало сил, чтобы гулять в парке, и нам придётся рано уйти». При этом, если ребёнок всё таки отказывается от выполнения ваших требований, вам важно быть последовательным. Вы идёте в итоге в парк и уходите раньше запланированного времени. Не используйте техник запугивания или нелогичных наказаний («Если ты не поешь, мы не пойдём в парк»). Логичное наказание – уйти раньше из парка, а после предложить ребёнку поразмышлять, что он может сделать, чтобы в следующий раз он смог находиться в парке дольше.
  10. Задавайте правильный алгоритм схемы поведения ребёнка. Убедитесь, что ребёнок вас действительно слышит, и вы не говорите в пустоту. Проверьте, как вас понял ребёнок, попросите его повторить. После уточните сроки выполнения данного действия. При таком разговоре обязательно используйте спокойный тон голоса. Общайтесь с ребёнком с позиции win-win (выиграл-выиграл), а не с позиции «сверху».
  11. Обратитесь к психологу. Именно вы как родитель обратитесь к психологу, вместо того, чтобы тащить на приём своего ребёнка. Так как настоящая психотерапия – это процесс изменения отношения вашего ума к самому себе. Изменить кого-то (ребёнка, супруга) не в наших силах. Важно начать с себя.

***

Родительский и бабушкин дома — два дома, в которых я жила то там, то тут в разное время детства — имели в себе одно объединяющее их качество: раз уж я находилась внутри, то не могла просто так оказаться снаружи. Только с кем-то из строгих взрослых, из-под чьего надзора, как от тюремщиков, не убежишь. Каждый из этих домов надёжно и беспощадно хранил меня от реального интересного мира и, казалось, был захлопнут, закрыт и неприступен для любого, кто находился внутри. Как тюрьма.

В год моего семилетия, когда я спала и видела, как совершаю из дома побег, мне подвернулся удивительный случай. Однажды я раскапризничалась на рынке, умаявшись от долгой ходьбы и пребывания на жаре, когда мама и папа третий час таскали меня между овощными рядами, переругивались между собой и всё никак не могли выбрать картошку, которую следовало закупить на всю зиму. В надежде быстро и эффективно меня успокоить и без того уже взведённая руганью с папой мама сказала мне:

– Не кричи, а не то дяде тебя оставим!

Дядя был продавцом картошки, около которого в данную минуту шёл мамин с папой очередной спор. Папе казалось, что дорого – маме казалось, что дёшево и что картошка хорошая. Там, где папе казалось дёшево, мама думала, что продают гнили по пол-мешка с хорошей картошкой сверху. Там, где дёшево было и папе, и маме, им обязательно казалось: обвешивают.

Я мгновенно сообразила, что оставить родителей и перейти под опеку дяди – отличный шанс вырваться из моей прежней жизни, не рискуя загнуться в миру в одиночестве. Это значило: вырваться от родителей, из серых будней в их доме вместе с ними, вынужденно наваливающихся и на меня всей своей неподъёмной массой, тоскливых и липких, как грязная болотная топь. Вырваться из-под постоянной угрозы папиного ремня, который он доставал чуть ли не еженедельно, спецом по мою душу откровенно без повода. Вырваться из почти постоянной душевной боли от маминого непонимания моих интересов, потребностей, нужд, которые я не в силах была до неё донести, даже если иногда и пыталась… И, наконец, вырваться из-под главной угрозы – снова быть отвезённой назад, к моей злорадной, всененавидящей бабушке Саше. Если я останусь сейчас на рынке, меня больше никогда не будут таскать по овощным рядам, словно сумочку или там собачонку, переругиваясь друг с другом и не обращая ни малейшего внимания на меня, мои так называемые, но какие-то уж совсем неродные мне люди – родители. Мне больше не придётся выполнять их глупые, причиняющие так много боли, запреты и указания: «не ешь конфеты до супа», «надень шапку, ещё же только апрель!», «не трогай чужих котят, они же, наверно, лишайные», «не выходи из дому, никакого двора и гулянок с другими девочками, они же научат тебя гадостям; и они же, наверное, воровки», «не смей ничего говорить соседям про то, что у нас дома творится; и не спрашивай у них ничего»… Мне откроется, станет доступен мир.

И я больше никогда, никогда – о, радость! о, непостижимое чудо!!! – не увижу бабушку Сашу.

«Значит, кричать нельзя?! А то оставите дяде?! Отлично!!!»

И я закричала и запричитала ещё громче.

Вышеупомянутый дядя, который был продавцом картошки, добродушно заулыбался на произнесённую мамой реплику, довольно беспомощную (ибо все злобные и потому часто не имеющие эффекта реплики родителей говорят о том, что как воспитатели они просто беспомощны), и поддакнул ей:

– А если всё равно будешь кричать – то и я тебя не возьму!

Вот тут уже я по-настоящему перепугалась. В мои планы входило быть переданной с рук на руки другому, куда более приятному и «хорошему» взрослому, чем все мои вместе взятые, бессильные быть весомым авторитетом и притягательным примером для подражания, и уже давно опротивевшие мне предки. Остаться совсем одной в планы мои всё-таки не входило. Оттого я незамедлительно замолчала. Сложила руки на груди от обиды (на маму, на папу, на дядю). И спросила у продавца картошки:

– А если не буду кричать, то тогда возьмёте?..

Дядя прыснул со смеху:

– Тогда возьму.

Я решительно повернулась к родителям:

– Тогда оставляйте. Меня берут.

Мама опешила.

– Но ты же наша дочечка…

– Никакая я вам не ваша. Не хочу ею быть. Лучше хочу на КАМАЗе поехать с дядей.

– Но как же так… – вконец растерялась мама, – Пошли с нами, пошли домой!

– Не хочу.

Вмешался папа.

– А ну на место иди, не то мы и правда тебя здесь оставим!

Папа часто говорил мне «на место», словно собаке. А ещё – каждый вечер гонял меня переключать для него кнопки на телевизоре, и, несмотря на моё сопротивление унижению, упрямо, до достижения успеха, понукал приносить ему из почтового ящика ежевечернюю новостную газету. Хорошо, что не тапочки.

– Не пойду, – возразила я папе, обретя небывалую уверенность в себе из-за дядиной защиты со стороны, – Оставляйте.

– Смотри, – пригрозил папа, – мы всё решили, мы с мамой уходим!

Папа и правда развернулся и сделал вид, что уходит.

– Ура! – возликовала я.

Мама, для которой внезапно лишиться меня и неожиданно оказаться совсем бездетной означало стать бессмысленной и никчемной как женщина (а это непозволительно плохо, прям хоть повесься!), не нашла в себе внутренних сил, чтобы подыграть папе (даже и в шутку), и вопреки его реплике «мы уходим» оставила его уходить одного, со своего места глядя мужу вслед и болезненно переменившись в лице.

Но я знала: мама скоро не выдержит, и рванётся за ним. А значит, тоже уйдёт. Папа, к моей величайшей радости, уже уходил. Мечта о побеге, кажется, начала сбываться у меня.

Вслед за этим несколько минут я стояла на выбранном мною месте около заваленного мешками картошки КАМАЗа. Стояла как вкопанная, гордо и молча, с руками, всё так же скрещёнными на груди. И с удивлением, с отчаянием наблюдала, как беспомощно рвутся уйти – и НЕ УХОДЯТ!.. никуда совершенно не деваются далеко от меня мои ошарашенные таким бунтовским поведением родители! Как хмурится дядя, которому я мешаю продавать другим людям картошку, и который перестаёт понимать, что вообще происходит за ерунда, и что со мною такое. Обычно ведь дети себя так не ведут, а пугаются угрозы быть брошенными и наоборот в слезах бросаются за родителями, чтобы те не оставили их, и продолжали бить и ругать дальше.

Родителям, вившимся вокруг удивлённой, раздражённой их трусливой ненастойчивостью на своём слове, и всё ещё непреклонной меня, долго пришлось меня уговаривать и умасливать, чтобы я наконец-таки передумала и пошла с ними. Сработала на удивление дешёвенькая уловка:

– Пошли с нами скорей в машину, мы тебе пирожных дадим!

Глаза мои загорелись. Такая роскошь бывает не каждый день! К тому же я, как всегда, была голодна. Есть досыта мне ни разу не позволялось – по словам бабушки Саши, я «объедала родителей» и могла на полном серьёзе «пустить их по миру» своим прожорством маленького растущего 7-летнего организма.

С минуту я колебалась: сладости или побег? Сладости или побег?.. Мысленно я принялась рассуждать.

Побег был не опробован, не испытан и потому незнаком. Никакого осязаемого образа за ним не стояло. А такие хорошо известные мне вещи, как «корзиночка», «буше», и в особенности моё любимое «заварное», которое перепадало мне порою от дедушки или по праздникам, так и всплыли перед моими глазами – вот же они какие! И сейчас, прямо в машине, мне их дадут, и я сразу же их съем!!!

На мгновение, правда, я призадумалась о том, откуда бы взяться в машине сейчас пирожным, если родители их сегодня не покупали, а взамен проходили бок о бок со мною по овощному рынку. Но мне так сильно хотелось этого вкусного и редкого угощения, что я быстро отмела все сомнения из головы: раз родители говорят, что в машине пирожные – значит, оно так и есть. Родители – это же ведь всё-таки взрослые, а взрослым, как мне подсказывали не практика, но живущий во мне, как и в каждом ребёнке, инстинкт, надо верить.

Всю эту картину с поеданием лакомства я представила себе так живо, что у меня на языке аж стало чуточку вкусно, и потекли слюнки.

Сравнения со вкусом пирожными сладкое слово «свобода», увы, не выдержало. Я сорвалась со своего места и подбежала к родителям:

– Я остаюсь с вами!

Ни мама, ни папа почему-то не были рады тому, что я решила остаться с ними. Меня никто не обнял, никто не сказал мне «Как же мы тебя всё-таки любим! Как же мы были напуганы и не хотели тебя потерять! Как мы рады, что ты у нас есть, и что все мы опять вместе!». Взрослые, наоборот, напряжённо и тяжело замолчали. Развернулись, и мама и папа всё так же молча пошли в одном направлении – к машине. Я чуть ли не вприпрыжку побежала за ними (на самом же деле – за пирожными, которые они мне пообещали).

В насквозь провонявшем бензином и пылью родительском автомобиле я сразу же кинулась озираться, ища глазами так хорошо знакомую мне коробку с пирожными. Фирменная, всегда оранжевого с золотым цвета – да я бы её из тысячи коробок узнала!

Коробки не было видно нигде.

– А где пирожные?.. – разочарованно спросила я, и посмотрела на маму. Мамины глаза приняли растерянное выражение. Когда маме делалось стыдно, её глаза всегда начинали напоминать два расколотых стеклянных шарика, готовых вот-вот раскрошиться. Конечно же, никаких видимых глазом трещинок на них не появлялось – но я чувствовала, что трещинки эти в такие моменты становились куда ощутимее, то есть – проявлялись, и, в общем, были.

– Где пирожные? Вы их спрятали, да?.. – всё ещё надеясь на что-то, переспросила я.

Мама отвела глаза и ничего не ответила.

– Ты посмотри на неё, пирожных ей!.. Ремня получишь, а не пирожных!!! Вот как только домой доедем – будет тебе за всё!.. – осветил планы на своё и моё превосходное будущее папа.

Вот тут я в отчаянии поняла, что про пирожные мне наврали, и что никакой коробки с ними на самом деле и не было – никакой тебе оранжевой с золотым… А я, глупенькая, до того сильно захотела, чтобы она здесь была, что у меня аж получилось поверить в то, что она – будет…

Преисполненная обиды, я отвернулась от моих злых и несправедливых родителей, опять обдуривших меня, и с тоской стала смотреть в заднее стекло. Старенький папин автомобильчик, ведомый папой, объезжал рынок вдоль – капуста, морковка, опять капуста, картошка, лук… Машина завернула за поворот. И вдруг мне на глаза попался тот самый КАМАЗ и тот самый дядя! Он торговал, отпуская свою картошку всем желающим уже без помех. С нахлынувшей на меня раз в десять сильнее тоской я глядела в заднее стекло на удаляющегося владельца КАМАЗа с картошкой и проклинала свою доверчивость, горько жалея о том, что поддалась на обманные уговоры родителей, потеряв шанс, которые выпадают, как известно, примерно один раз на миллион.

Всю оставшуюся дорогу до дома, где мне предстояла очередная и обещающая быть сильной взбучка, я с грустью думала о роскошном, но, увы, бесповоротно упущенном шансе, и морально готовилась «получить ремня». Я, конечно, его не заслуживала – разве я сделала кому-нибудь что-нибудь слишком плохое, чтобы получить порку? Но эту мою, пусть даже и неудавшуюся, попытку побега стоило совершить. А за это можно перетерпеть и такую несусветную и никому не нужную глупость, как отцовский ремень.

А ещё я не переставала лелеять слабую, бессмысленную, родившуюся в душе от последней степени нахлынувшего отчаяния, надежду. На то, что, может быть, обещанные пирожные всё-таки окажутся в холодильнике дома, и что родители не наврали, а всё-таки дадут мне их, подтверждая если не объятиями и словами (чего они не делали никогда), то хотя бы такими вот мелочами, как вкусной едой, что хоть капельку любят меня…

К сожалению, дома быстро выяснилось, что обещанных мне пирожных и там тоже не было.

К счастью, мои родители врали чаще, чем им хотелось бы. Потому что по возвращении домой обещанного ремня, как и обещанных ранее пирожных, не последовало.

Такой удачной возможности для того, чтобы сбежать из дому, которые бывают одна на миллион, мне и правда больше не представлялось…

Нас программируют на послушание

Лучше знакомить детей с уместным и неуместным послушанием уже в раннем возрасте. Но, конечно, нельзя передать полный контроль пятилетке без негативных последствий. Найберг и Фарбер (педагоги, авторы книги «Авторитет в образовании». — Прим. ред.) показывают нам, что это неверное решение. Не нужно отказываться от власти, чтобы помочь детям развить надлежащее отношение к авторитету. Они отмечают:

Родители и педагоги могут поощрять вопросы детей о том, почему и зачем им требуется слушаться и соглашаться. Дав ребенку какое-либо указание, мать может спросить: «Как ты думаешь, почему я прошу тебя это сделать?», «Что случится, если мы этого не сделаем?»

«Можешь придумать другой способ сделать…?» Отвечая на эти вопросы о причинах, мы постепенно добьемся того, что подчинение в детях сменится пониманием.

Очевидно, использование стереотипного «Потому что я так сказала» в этом деле не поможет. Исходя из ситуации, вы можете придумать различные приемлемые ответы, например:

«Нам нужно сделать это, потому что мы пообещали. А в нашей семье ценят умение держать слово».

«Нам нужно поступить так, потому что это безопаснее. Одна из моих задач как родителя — уберечь семью от опасности».

«Нам нужно убрать со стола, потому что после нас придут другие люди и им будет приятно сесть за чистый стол».

«Это экстренная ситуация, и у меня нет сейчас времени объяснять. Но я расскажу, когда все закончится».

Мне легко говорить, верно? Я не сижу в ресторане с ребенком, который бросает спагетти на пол; не стою в очереди в продуктовом магазине, когда он скидывает пачки жвачки с полок. Тем не менее я могу сказать, что главное — постоянно давать ясные, соответствующие возрасту ребенка объяснения, несмотря на трудности, с которыми вам приходится сталкиваться. Да, нужно проявить самообладание. Возможно, придется даже изменить привычным моделям власти, которые вы сами усвоили, когда были ребенком. Перекос в сторону воспитания повинуемости очень коварен. Но, наблюдая за собой и придерживаясь заданного курса, мы можем исполнить родительскую и социальную роль по передаче необходимых культурных норм, не формируя при этом модели слепого подчинения авторитету из страха, принуждения или по привычке.

Фото: unsplash.com

А вот для сравнения добрая, но в то же время поучительная история, которую рассказала мне одна мать, принимающая активное участие в школьной жизни своих детей. Среди прочего она активно участвует в движении «Платяной шкаф», организованном в одной из городских средних школ. Одежду, еще в хорошем состоянии, но уже ненужную, жертвуют инициативные родители. Они предлагают ее ученикам из малообеспеченных семей, ведь дети быстро растут, а погода в их регионе резко меняется в зависимости от сезона. Жертвуют также и другие предметы первой необходимости: например, средства гигиены, которых тоже может не хватать в бедных семьях.

И вот как-то во вторник к ним пришла девочка. Вероятно, этот поступок дался ей нелегко, учитывая, как к подобному обычно относятся подростки-одноклассники. Волонтеры спросили ее, какая одежда и туалетные принадлежности ей нужны. Ее ответ заставляет поежиться.

«Ой, я просто слушаюсь взрослых. Родители сказали, надо прийти. Так что просто скажите, что мне взять».

Мы видим еще один пример того, как любящие родители пытаются позаботиться о своих детях и непреднамеренно программируют их на послушание, которое затем подкрепляется прочими механизмами социализации.

Один педагог заметил, что родителей, которые внушают детям уважение к авторитетам и страх перед ними, в неблагополучных слоях общества больше. Эти взрослые зачастую лично испытали, как власти контролируют их судьбу или судьбу их родных и соседей — на работе, в социальных службах, в правоохранительных органах, в суде, в тюрьме и при выходе по УДО. Цена неподчинения и бунтарства бывает очень высока.

Даже волонтер «Платяного шкафа», представительница среднего класса, задумалась, что, возможно, тоже ненамеренно прививает своим детям систему ценностей, которая располагает к неуместному подчинению. Она пишет:

«Я задумалась о собственном подходе к воспитанию: о том, чему сама порой учу своих детей. Я уверена, что иногда требую от них: «будьте доброжелательны, даже когда вам интуитивно этого не хочется» — просто чтобы они были «милы» (то есть вежливы в обществе)».

Фото: unsplash.com

Авторитеты и агенты

Так чему именно мы должны учить детей дома или в школе? Подсказку можно найти в работах Милгрэма (Стэнли Милгрэм, американский социальный психолог и педагог. — Прим. ред.). считает, что люди способны существовать в двух разных состояниях. Первое — это состояние автономии, в котором мы делаем выбор, основываясь на собственном понимании правильного и неправильного. А второе — состояние иерархических отношений, в котором мы становимся посредниками в исполнении воли тех, кто выше нас. Он называет это состояние агентным, имея в виду, что мы действуем от имени авторитета, на основе его суждений и указаний, а не своих собственных решений.

Это агентное состояние позволяет цивилизациям формировать сложные системы, способные на великие достижения. А те в свою очередь позволяют создавать громадные нации-государства, в которых мы живем. Тысячи людей следуют указаниям различных авторитетов, благодаря чему мы развили инфраструктуру международной торговли, отправили человека на Луну — а также вели масштабные войны ради завоевания и разрушения.

Милгрэм замечает, что, когда человек переходит из автономного состояния в агентное, ему бывает трудно вернуться обратно. Ученый полагает, что в противном случае это привело бы к отрицанию общества, которое поддерживает представления человека о самом себе, помогает ему выжить. И все же крайне опасно оставаться только в агентном состоянии, в котором индивид не чувствует ответственности за свои действия, потому что они исходят не от него.

Если мы согласимся с рассуждениями Милгрэма, станет понятно, как ответить на вопрос: «Что именно о подчинении мы пытаемся донести до наших детей дома и в школе?» Мы должны раскрыть для детей природу этих двух состояний, рассказать, как они возникают, как ощущаются — и как переключаться с одного на другое, когда это уместно. <…>

Фото: .com

Осознанное неподчинение и безопасность детей

Исследование проблемы сопротивления неуместному использованию авторитета заставило меня обратиться к сфере нашей культуры, в которой этой теме уже уделяется должное внимание: к защите детей от сексуальных посягательств.

<…>Дейв Джонсон, начальник учебной части The Seeing Eye, провел аналогию между обучением собак-поводырей осознанному неподчинению и разговором с сыном, когда тот собирался уехать на три недели в лагерь. Дейва и его жену беспокоило, что воспитатели, тренеры и другие взрослые могут злоупотребить детским доверием. Горький опыт показывает, что эти страхи слишком часто оказываются далеко не беспочвенными. Именно поэтому возникла практика разъяснения детям всех возрастов темы личных прав и их защиты вне зависимости от иерархических отношений, в которых они по понятным причинам уступают часть своей независимости законным авторитетам.

Границы

Точка отсчета — это вопрос границ. Что подразумевается под границами во взаимодействии между людьми? В первую очередь ребенку нужно знать, что между ним и другими людьми есть некоторые различия. Эти различия и границы лучше всего ощущаются в теле и выражаются в праве не допускать неуместных прикосновений. Это может показаться очевидным, однако именно разговоры о границах и уважительном отношении к ним закладывают основу, на которой в дальнейшем формируется разграничение своих действий и воли авторитета.<…>

Говорить «нет»

Вторая важная цель — объяснить ребенку, когда стоит говорить «нет» и как делать это убедительно. Неубедительно сказать «нет» можно по-разному: застенчиво, хихикая или не сумев повторить это «нет», если его проигнорировали. <…> Существуют специальные программы, в рамках которых детей знакомят с языком тела, зрительным контактом, силой собственного слова, а также учат доходчиво повторять однажды сказанное и проигнорированное, требовать уважения к границам, которые они устанавливают.

Рассказывать

Третья цель — научить делиться возникшими проблемами с другими. Бороться со злоупотреблениями властью в одиночку сложно и опасно. Часто насильники угрожают, что, если ребенок расскажет кому-то о происшедшем, он за то поплатится. Важно донести до ребенка, что необходимо получить поддержку как можно раньше — это полезная привычка, которую тоже можно сформировать.

Фото: unsplash.com

Отказ действовать

Некоторые программы делают упор на то, что отказ от конкретного действия не означает полного отвержения предложившего его человека. Это важное замечание. Например, если взрослый член семьи нарушает установленные границы, ребенку может казаться немыслимым его отвергнуть — но это не лишает его права твердо отказаться от действий, которые кажутся ему неприятными. Это полезная основа для формирования навыка отстаивать свою позицию перед людьми, с которыми в будущем предстоит жить и работать.

Ниже описан пример того, как эти знания применил ребенок участников KidSafe Foundation, некоммерческой организации, занимающейся предотвращением насилия над детьми. В отличие от многих сверстников их сын знал, как вести себя в трудной ситуации.

Мы хотим, чтобы он (наш сын) был вежлив, но НИКОГДА не ставил вежливость превыше своей безопасности и не соглашался просто потому, что взрослый, учитель или воспитатель велит ему что-то делать. Если ему некомфортно или он смущается, знаете что? Он не обязан это делать! У него есть право сказать «НЕТ», и он это знает. Когда мой сын рассказал о том, что случилось с ним в лагере, я рассматривала его слова с точки зрения различения слепого подчинения и ассертивности.

Сын приехал в новый лагерь. В первые два дня они переодевались для купания в огромной душевой с кабинками. Мой сын (как и другие мальчики) заходил в отдельную кабинку и переодевался там. На третий день их привели в душевую поменьше (не знаю почему), и там не было кабинок. Мой сын сказал воспитателю: «Я хочу переодеваться в кабинке». Воспитатель ему не позволил: «Мы торопимся, переодевайся здесь и поспеши». Сын ответил: «Я не хочу, чтобы кто-то видел меня голым, и не хочу видеть голыми других». Воспитатель повысил голос и велел ему переодеваться. Сын отказался. Тогда воспитатель позвал начальника лагеря, который, как ни странно, сказал моему сыну: «Я уважаю твое право на личное пространство. Ты не обязан переодеваться здесь и всегда можешь пойти в большую душевую».

Ребенок знал, как вести себя в неприятной для него ситуации, — и не важно, действительно ли она была опасна. Гораздо важнее, что он смог мгновенно переключиться с «агентного состояния» по Милгрэму на «автономное». Как заметил Аристотель, «учимся мы, делая». Вероятно, когда этот ребенок вырастет, ему тоже будет легче переключаться между агентным и автономным состояниями.

Если бы такую же подготовку можно было организовать для миллионов молодых людей, мы бы смогли достичь невиданного прежде уровня этичности поведения в группах. Такие результаты требуют решительных и согласованных действий со стороны взрослых, ответственных за развитие ребенка. Если просто прочитать детям лекцию или «поговорить» вечером перед первым днем школы или лагеря, молодежной церковной группы или встречи со скаутами — ничего не изменится. В идеале личный пример взрослых должен подкрепляться хорошо продуманными программами по формированию осознанного отношения к проблеме, которые обеспечивают практику, укрепляют уверенность — примерно так же, как развивают осознанное неподчинение у собак-поводырей.

Дорогие во Христе братия и сестры! Святой апостол Павел пишет: да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2 Тим. 3, 17). Для того, чтобы быть приготовленным к добрым делам, надо поучаться в слове Божием, в законе Божием, чтобы уметь познавать святую волю Божию и исполнять ее. Сегодня я хотел поговорить с вами об одной из величайших христианских добродетелей — о почитании детьми своих родителей. Почитание родителей — это первая обязанность детей. Еще в дохристианские времена у всех народов было обычаем — младшие всегда почитали и уважали старших. В особенности дети своих родителей. Однако, несмотря на всю важность и естественность этой добродетели, ко всеобщему огорчению, в настоящее время эта заповедь Божия пренебрегается. Мы видим и слышим много случаев, когда дети не оказывают уважения своим родителям. Не только не оказывают уважения, но даже допускают и грубое оскорбление своих родителей. И вот, чтобы напомнить о всей важности и необходимости этой добродетели, которой учит пятая заповедь Закона Божия, мы сегодня о ней и побеседуем.

Прежде всего почитания родителей требует сама природа: ведь благодаря родителям дети призваны к жизни. И уже за одно это они должны ценить своих родителей. Но не только за это. Родители воспитали их, дали им образование, ухаживали, зорко смотрели за каждым их шагом, помогали, когда они имели нужду в посторонней помощи. Перенесли в своем сердце величайшие скорби, трудности, болезни, и, может быть, и плакали, скорбели о болезнях своих детей, их неудачах. И, конечно, все это учит детей чтить, уважать своих родителей. Апостол Павел пишет, что любовь долготерпит, любовь милосердствует (1 Кор. 13, 4). И если какая любовь долготерпит, милосердствует, то прежде всего любовь родительская. Чего не простит отец своему сыну! Тяжко оскорбил Авессалом своего отца, царя и пророка Давида, восстав против него со своими негодными подданными. Но послушайте, что Давид говорит своим военачальникам: сберегите мне отрока Авессалома (2 Цар. 18, 5). Отеческая любовь готова все простить. Даже и негодных, блудных детей. Поэтому дети должны помнить это и стараться быть благодарными своим родителям.

Вся Священная история учит нас этой нежной родительской любви к детям отцов. Так, повествуется, что когда были поражены сыны первосвященника Аарона от огня Господня, то Аарон стоял и в скорби молчал. Вспомним и о плаче праведного Иакова о погибшем своем сыне Иосифе: с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю (Быт. 37, 35), — говорил он. Вспомним, как скорбел Давид о своем погибшем сыне Авессаломе. Он плакал и рыдал, и приговаривал: сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя… (2 Цар. 18, 33). Так плакал и рыдал Давид. Припомните и из новозаветной истории, какой душевной скорби исполнено обращение к Спасителю отца, который просил о исцелении своего бесноватого сына: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его (Мф. 17, 15-16). А также вопли жены хананеянки, также обращенные к Спасителю: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется (Мф. 15, 22). Дочь страдает, но мать вдвойне страдает. Поэтому она говорит: помилуй меня, Господи! Вот такова нежная любовь родителей по отношению к своим детям. И дети этого забывать не должны. На эту любовь родительскую дети также должны отвечать взаимною, нежною любовью к ним.

Я вам приведу еще один пример из гражданской истории, о такой удивительной, можно сказать, всесильной любви родителей к своим детям. В 390 году по Рождестве Христовом в городе Фессалониках по приказанию императора Феодосия за мятеж в цирке было убито около 7000 человек. Казнили при этом виновных и невиновных — безразлично. И граждане страдали, и иностранцы страдали, и малые, и большие. Среди прочих, обреченных на смерть, находился там в этот несчастный день некоторый человек с двумя мальчиками — сыновьями. Когда очередь дошла до них, то отец убедил убийц, чтобы они сжалились и хотя бы одного сына помиловали, оставили в живых. Палачи согласились одного помиловать, но сказали отцу, что он должен сам сделать выбор: кого из двоих оставить в живых, а кого — умертвить. Тут-то сердце отца поколебалось. Ему дороги были оба сына. Ему было жаль их обоих. Поэтому он и не сделал никакого выбора, а все трое они отдались в руки жестоких палачей.

Родители страдают, когда дети их испытывают какую-то скорбь. В особенности родительское сердце переживает, болит, когда дети находятся в болезнях. Им в это время ничто не мило, ничто их не радует. Лишь только когда милосердный Господь воздвигнет чад их от болезней, вздыхают они с облегчением, тогда уже радости родительской нет предела. Но если родители скорбят о болезнях своих сыновей и дочерей, переживают, когда они одержимы телесным недугом, то тем более скорбит их сердце, когда дети страдают нравственным, душевным недугом. Это для родителей двойное несчастье.

Мы должны почитать родителей также и по той причине, что если мы поразмыслим над самою заповедью Господней, которая повелевает нам чтить отца своего и мать свою, то увидим, что она содержит в себе обетование Божие. А именно: за почтительность детям обещается долгоденствие и благоденствие. За непочтительность — краткость жизни со всевозможными бедствиями и несчастиями. История и те наглядные примеры, которые мы сами наблюдаем, убеждают нас в силе и справедливости слов Божиих. Действительно, люди, которые с почтением относились к своим родителям, заботились о них, доживают до глубокой старости и жизнь свою проводят во всяком благополучии, благоденствии. Напротив, дерзкие, непочтительные дети обычно только до преполовения дней своих доживают. И жизнь проводят во всевозможных бедствиях и несчастиях.

Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, — гласит пятая заповедь Закона Божия (Исх. 20, 12); и еще: злословящий отца или мать смертью да умрет (Мф. 15, 4). И множество есть таких примеров, когда родительское благословение низводило благодать на души своих детей. И наоборот — проклятие родительское подвергало ужасным страданиям, мучениям детей непокорных. Блаженный Августин, епископ Иппонийский, рассказывает один случай. Некогда в одном из городов его епархии такому проклятию подверглось целое семейство. Мать девятерых сыновей, старушка, однажды была сильно огорчена своим старшим сыном, который не только устно ее оскорбил, но и дерзнул нанести ей побои. Оскорбленная, огорченная таким поступком старшего сына мать скорбела и на прочих своих сыновей: почему они не удержали его и не помогли, не защитили ее, когда он наносил ей удар? И вот в порыве такого негодования, гнева она всех их без разбора прокляла. И суд Божий, суд неизбежный совершился. Старший сын в тот же день был поражен параличом. Руки его, а затем и все члены тела стали дрожать. Он пришел в полное изнеможение, не мог даже ходить. Такая же участь постигла и всех остальных сыновей в течение одного только года. Так что они, не вынося стыда, не терпя позора от своих сограждан, ушли из этого города и где-то скитались по всей Римской империи. Вот наглядный пример, очевидный пример, как в скорости cуд Божий совершается над дерзкими непочтительными детьми. Этот пример убеждает нас еще и в том, что грешат и матери, которые вот так дерзают произносить столь безрассудные проклятия на своих детей. И вдвойне грешат дети, которые вынуждают своих родителей на такие крайние поступки — проклятия.

Да, всегда надо помнить свои обязанности по отношению к родителям. Святитель Тихон Задонский по этому поводу говорит: «Всегда воздавай должное родившим тебя, и тебе за это будет великое благо. Помни, что родители — это величайшие твои благодетели. Вспомни все их скорби, труды, переживания, которые они подъяли при твоем воспитании. И, памятуя это, всегда достойно их за это благодари. Не оскорбляй их, оказывай им во всем послушание. Но это послушание должно быть разумным. Послушание должно быть согласно со словом Божиим и не противоречащим воле Божией. Ничего без совета и благословения родителей не делай и не предпринимай. Если родители тебя и наказывают, если это наказание ты считаешь справедливым, действительно ты виноват, то с кротостью перенеси это наказание. Потому что родители наказывают тебя с благой целью, чтобы тебя исправить, чтобы ты был добрее. Если ты считаешь, что это наказание несправедливое, ты не виноват, то скажи им об этом, потому что ты их чадо. Не оставляй своих родителей в нужде, помогай им, в особенности в их старости. Если и заметишь какие-либо немощи, слабости своих родителей, то убойся осуждать их, тем паче разглашать об этом другим. Не подражай Хаму — сыну Ноеву, который, увидев наготу отца своего, оповестил о том братьев. А если в чем-либо ты оскорбишь своих родителей, то непременно быстрее проси у них прощения. Слово Божие нам повелевает просить прощение у каждого ближнего, оскорбленного нами, тем паче — у своих родителей, которых мы должны любить и почитать более других людей». Вот таковы наставления святого Тихона Задонского об отношении детей к родителям.

Дети, непочтительно относящиеся к своим родителям, лишаются благословения Божьего. Они лишаются милости Божьей. Однажды к некоторому святому подвижнику родители привезли своего сына, который был одержим злым духом, мучавшим его. Родители со слезами просили преподобного отца, чтобы он своей молитвою исцелил их сына. Но преподобный, который ко всем страждущим относился весьма снисходительно, даже без посторонней просьбы, оказывая им помощь своей молитвой, на этот раз никакого внимания этому юноше не проявлял. Он с неудовольствием на него смотрел. Родители умоляют его, но подвижник говорит: «Ваш сын недостоин исцеления, и злой дух дан ему в наказание за то, что он с вами так дерзко обходился. Он же вас часто не слушался и дерзко с вами поступал?». Отец головой покачал и говорит: «Да». — «Ведь вы молились, просили, чтобы Господь наказал его?» — Родители со слезами сказали: «Да, мы действительно просили Господа наказать его за непокорность». — «Вот и пусть он страдает за свои грехи». Но сердобольные родители со слезами припали к святому, стали своими слезами обливать ему ноги, прося, чтобы он сжалился и помиловал их беспутного сына. И тогда только преподобный, возложив руку на него, помолился, и тотчас отрок был исцелен.

А вот еще пример того, как Господь наказывает непочтительных детей за их дерзость по отношению к родителям. Одна старушка-мать имела единственного сына, которого любила, которого воспитала, в чаянии, что он будет кормильцем, опорой ее в старости. Но сын, когда пришел в возраст, своим непочтением, грубостью, оскорблением часто доводил ее до слез. Однажды он стал бить свою жену. Мать заступилась, но в раздражении, ярости сын схватил ее за грудь и прижав к стене, стал душить. И только стоны матери, крик жены, плач детей заставили его остановиться и уйти из дома. И тогда обиженная и огорченная мать стала пред иконами и говорит: «Господи, Ты видишь, как поступает со мною мой родной неблагодарный сын, чем он мне платит за мою любовь и попечение о нем. Да будет он проклят! Да не будет ни моего, ни твоего, Господи, благословения на нем». В тот же час, в тот же день его поразил страшный недуг. Все члены его пришли в расслабление, руки дрожали. С каждым днем его здоровье все ухудшалось и ухудшалось. Он пришел в крайнее изнеможение, так, что даже жена кормила его с ложечки, с рук. В таком состоянии его неоднократно возили к святым угодникам Божиим, — в Киев, в другие святые места. Но нигде он исцеления не получал. Господь не давал ему исцеления.

И вот, спустя тринадцать лет, он уже настолько пришел в изнеможение, в расслабление, что у него даже пропал дар речи. Тогда решили позвать священника, чтобы он причастил его Святых Тайн. Когда он принял Святые Христовы Тайны, то дар речи к нему возвратился. Он призвал к себе всех своих родственников и детей и убедительно говорил о том, насколько тяжек грех неповиновения, непочтения к своим родителям, а после этих слов мирно скончался.

Вот эти примеры, дорогие, — они нас всех научают, как мы должны с осторожностью, со вниманием относиться к своим родителям, которые нас родили, которым мы обязаны самой жизнью, которые нас воспитали. Ведь родители в раннем нашем детстве как бы заменяют нам собою Бога. Всякая власть основана на власти Божией, утверждена Господом. Тем более, родительская власть утверждена Господом. Поэтому Господь исполняет волю родителей в этом случае. Вот, будучи об этом предваренными, дорогие, будем и в своей жизни стараться эту заповедь Божию исполнять. И напишем на скрижалях своего сердца: чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли (Исх. 20, 12) и иже злословит отца или матерь смертию да умрет (Мф. 15, 4).

Аминь.

О ПОЧИТАНИИ РОДИТЕЛЕЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *