24 сентября 1739 родился самый влиятельный в России человек своего времени – Григорий Потемкин. Выдающийся организатор и хозяйственник, основатель черноморского военного и торгового флотов, а также городов Херсон, Севастополь, Николаев и др. Мы решили напомнить самые яркие страницы из биографии Потемкина и его цитаты.

О нем говорили, что он сделал для России на юге больше, чем Петр I на севере. «Державин писал о нем в торжественных «Хорах «Одной рукой он в шахматы играет. Другой рукою он народы покоряет. Одной ногой разит он друга и врага, другою топчет он вселенны берега»

Сын помещика

Григорий Александрович родился в семье небогатого смоленского помещика. Для такого статуса наилучшим вариантом было дослужиться до чина полковника. Но Потемкину судьба подкинула другую роль.

В 1757 году Григорий был зачислен в московский университет. Здесь его запомнили разным: он мог с головой уходить в изучение наук, а мог прогуливать занятия. За это его и отчислили . И тогда Григорий Александрович решил искать удачи на военном поприще.

Отправился в Петербург, где поступил в Конную гвардию и вскоре стал вахмистром.

Фаворит Екатерины

Потемкин особо отличился в проведении переворота 1762 года. Екатерина Алексеевна приметила рослого офицера. Так Потемкин стал фаворитом императрицы и влиятельным человеком при дворе. В марте 1774 года уже имел чин генерал-адъютанта. Екатерина Великая на него не могла нарадоваться: Потемкин обладал огромной энергией, все схватывал на лету.

Говорят, что Григорий Александрович был тайно обвенчан с Екатериной II. Сама Екатерина Великая в письмах называла Потемкина «дорогим супругом » и «нежным мужем».

Расставаясь со своим фаворитом, императрица одарила его щедрыми наградами. 21 марта 1776 года Екатерина II сообщила Григорию Александровичу о пожаловании княжеского достоинства Римской империи — он стал называться светлейшим князем. И уже в мае того же года Екатерина Великая послала Потемкину записку, в которой говорилось о прекращении их близких отношений. Однако переписка между ними продолжалась и в ближайшие пятнадцать лет. Только письма в своем большинстве стали официальными.

Глаз потерял в драке с Орловым?

Существует несколько версий, как Потемкин потерял глаз. По одной из них это произошло на дуэли с Орловым. Но более достоверное объяснение дал племянник Григория Александрович — граф Самойлов. Он поведал о болезни глаз Потемкина, который, скорее всего, стал жертвой знахаря. Он порекомендовал ему особую примочку. Но именно от нее Потемкину стало хуже — на глазу образовался нарост. Григорий решил удалить его булавкой из-за этого и потерял глаз.

Отец городов

Григория Александровича можно назвать родителем нескольких городов.

В 1778 году был заложен город Херсон. Значение этого города нельзя переоценить: он должен был выступить в роли важнейшего центра строящегося Черноморского флота и главного порта, который связывал бы Российскую империю со странами Средиземноморья. В этом же году был основан город Екатеринослав — в честь стараний императрицы Екатерины великой в освоении этого края. Благодаря Потемкину возникли города Павлоград, Николаев, Никополь и другие.

Присоединение Крыма

Григорий Александрович активно участвовал в присоединении территории Крыма и Российской империи. Не мудрено, что хозяйственное освоение Таврической области (бывшего Крымского ханства) легло на его плечи. После присоединения Крыма на этой территории осталась только треть населения. И тогда Потемкин велел переселиться сюда рекрутским женам Также местными жителями стали отставные солдаты, государственные и беглые крестьяне.

Создал роту амазонок

Весной 1787 года Потемкин задумал создать роту из … женщин.

Чтобы преподнести приятный сюрприз Екатерине, которая собиралась посетить Тавриду. Рота вышла на загляденье ладной.
Под руководством опытных боевых офицеров Балаклавского полка благородные девицы ( жены и дочери офицеров) научились отлично ездить верхом, умело перестраиваясь и соблюдая строй, фехтовать на саблях и стрелять залпом из ружей.
Амазонки сопровождали императорский кортеж до Бахчисарая. Участвовали в парадных церемониях, поражая даже бывалых военных знаниями и умением действовать в конном строю. Но на этом их служба практически и завершилась. Вскоре после отъезда Екатерины рота была расформирована. А затем о ней и вовсе забыли.

Основатель Черноморского флота

В 1781 году был спущен на воду первый корабль, который носил название в честь императрицы — «Слава Екатерины». В самые короткие сроки на верфях Херсона, Севастополя и Таганрога был построен мощный флот, состоящий из линейных кораблей и фрегатов. Город Севастополь, который Григорий Александрович стал укреплять с момента присоединения Крыма, стал представлять собой стоянку Черноморского флота.

Так говорил Потемкин

«Сплетня – это всего лишь сплетня. Но сплетня, повторяемая многократно, становится отвратительной клеветой»

«Для производства хорошего солдата нужны мужик, баба, да ночка потемнее. Для офицера же – давай деньги, время, знания»

«Завиваться, пудриться, плесть косы, солдатское ли это дело? У них камердинеров нет. На что же пукли? Всяк должен согласиться, что полезнее голову мыть и чесать, нежели отягощать пудрою, салом, мукою, шпильками, косами. Туалет солдатский должен быть таков, что встал, то готов»

«Уничтожить бюрократию стало теперь невозможно, ибо уничтожение ее придется поручить тем же самым бюрократам. Но, даже уничтожив старую бюрократию, они тут же породят новую, еще более прожорливую, более выносливую и живучую…»

«Положитесь на свое терпение. Непредвиденное стечение обстоятельств принесет вам гораздо больше пользы, чем вся ваша риторика» (Английскому посланнику)

«Видно, граф, хотите вы въехать в рай верхом на осетре» (Суворову).

«Предпослала страх и принесла мир»

«Умри, Денис, лучше не напишешь!»

Потёмкин стал «искать взглядами… победительницу свою…»

(Продолжение)

Потёмкин впервые увидел свою будущую супругу Екатерину Алексеевну, только что вступившую на престол, когда ему не исполнилось ещё и 23 лет.

О сердечных его увлечениях до того времени ничего неизвестно. Но что же дальше? 23 года – возраст по тем временам уже не такой уж и малый. Петра Александровича Румянцева, его учителя в боевых делах, в том возрасте уже женили. Да и только ли его?!

О первом увлечении рассказывает племянник Потёмкина Александр Николаевич Самойлов, сын его сестры Марии Александровны, выданной замуж за графа Николай Александровича Самойлова, капитана лейб-гвардии Преображенского полка, который впоследствии «дослужился в чин тайного советника, был сенатором и ордена Святой Анны кавалером».

После переворота 28 июня 1762 года, вступившая на престол Императрица Екатерина Алексеевна, приблизила ко двору наиболее ярких и отважных участников тех событий. Потёмкин был отмечен особым вниманием за своё воспитание, за начитанность, умение поддержать интересный разговор, за необыкновенный такт в общении с людьми и в то же время твёрдость в отстаивании своей точки зрения.

Он стал активным участником мероприятий, связанных с коронацией Императрицы, которые проходили в Москве. Двор после торжеств надолго задержался в Древней Столице.

В этот период, как выразился Александр Николаевич Самойлов, «при первоначальном служении Григория Александровича при дворе», было увлечение одной очаровательной придворной, принадлежащей к высшему свету, да всё оборвалось, ибо, по словам Самойлова, «когда столь лестные надежды приготовляли его к скорому возвышению, постигло его несчастие».

Самойлов подробно остановился на том весьма трагичном эпизоде из жизни Григория Александровича не случайно. Происшествие то обросло множеством самых невероятных сплетен. То, что у Потёмкина были проблемы с одним глазом, достаточно известно, он даже на портретах изображён чаще всего в профиль, да с таким расчётом, чтобы левый глаз не попадал в «объектив» художника.

Потёмкин родился 13 сентября 1739 года, значит, 23 года ему исполнилось во время торжеств по случаю коронации, которая происходила в сентябре-месяце. А когда возвращались в Москву, ему шёл 24-й год. Представьте себе, каково было совсем ещё молодому человеку, стоявшему на пороге возвышения, лишиться зрения не один глаз?

Но сплетникам не было до того дела. Они судачили, мол, глаз Потёмкин потерял во время дуэли на шпагах из-за дамы. Один Придворный выколол ему глаз. Ну, это ещё, куда ни шло. А вот то, что братья Орловы все вместе заманили его в отдалённую комнату дворца и избили нещадно, да так, что глаз выбили, ни в какие ворота не лезет, тем более, что именно Григорий Орлов протежировал Потёмкину, ну а в 1963 году никакой опасности Григорий Александрович для фаворита, находящегося в зените славы, не представлял. Да и в 1772 году вовсе не Потёмкин занял место фаворита, а Васильчиков. Жалко, что Валентин Пикуль поддался на эту же удочку и безобразно описал в романе «Фаворит» сцену избиения Орловыми Потёмкина. Пять братьев, да на одного? Не по-русски, по-турецки как-то. Это Елдоган целую эскадрилью поднял, чтобы подлым ударом, по-османски из-за угла, в спину, наш самолёт сбить, да причём тот самолёт, что уже выполнил задание и израсходовал боекомплект.

Но что же случилось с Потёмкиным на самом деле?

Обратимся к воспоминаниям А.Н. Самойлова «Жизнь и деяния генерала-фельдмаршала князя Григория Александровича Потемкина-Таврического: Г.А. Потемкин. От вахмистра до фельдмаршала. Воспоминания. Дневники. Письма»:

«В 1763 году, по возвращении высочайшего двора из Москвы, Григорий Александрович занемог, и, бывши от природы крепкого сложения, от самого детства никакими припадками не страдая, болезнь сия в нём ознаменовалась прежестокою горячкою; а как он не токмо тогда, но и во все течение жизни своей, не имел большой доверенности к врачебной науке и к медикам, сверх того хотел быть и был во всем оригинальным; то, отложа при сём случае все пособия, обыкновенно употребляемые, не вверясь никакому доктору, велел отыскать некоего крестьянина, прослывшего весьма искусным в излечении от горячек, и по решимости, которая была в его характере всегда замечательна, вверил себя тому обманщику. Сей, приготовя неведомо какую припарку, велел оною ему голову и глаза обвязать. Григорий Александрович, повинуясь мнимому целителю, не позволил однако ж обвязать себе обоих глаз припаркою, чтоб не лишиться удовольствия смотреть на свет, но голова и правый глаз оною были обвязаны. По крайней мере, сие сопротивление было спасительно, что он вовсе зрения не лишился; ибо припарка притянула пресильный жар к голове, а более к обвязанному глазу, от чего болезнь усилилась до нестерпимости. Тогда сорвал он припарку и почувствовал, что тем глазом не видит, причём заметил на страждущем глазе род нарости, которую в первом движении душевной скорби поспешил снять булавкою, но после сей операции усмотрел он, что на зрачке того глаза бельмо».

То есть, глаз не вытек, он просто потерял зрение. Но, во-первых, он стал безжизненным, и уже это бросалось в глаза, а, во-вторых, как говорит Самойлов, образовалось бельмо. Конечно, это привело в отчаяние красавца Потёмкина, на которого, по отзывам многих современников, заглядывалось великое множество представительниц прекрасного пола.

А.Н. Самойлов рассказал далее:

«Не можно изобразить всех горестных ощущений, которые тогда омрачали сердце Григория Александровича, который, быв прекраснейшим мужчиною, исполненный склонностями к нежному полу, обольщенный надеждами счастия и возвышения, отличный дарованиями и качествами при внешних своих достоинствах, вдруг поражен был сею внезапностию. Горесть о потере глаза возродила в душе его мысли мрачные и отчаянные; им овладела сильная меланхолия. Он отказался от наслаждения дневным светом, заперся в своей спальне, в коей чрез целые 18 месяцев окна закрыты были ставнями; не одевался, редко с постели вставал, допустил отрастить свою бороду, и не принимал к себе никого во все время, кроме самых ближних и искренно к нему приверженных…»

Конечно, же родные и близкие, да и друзья, которых немало было у доброго сердцем Григория Потёмкина, переживали, говоря словами Самойлова, «приверженные к нему отчаивались, чтобы он когда-либо возвратился к прежней жизни».

Вот тут Самойлов проливает свет на увлечение князя, которое осталось за кадром, и практически никто из биографов о нём не упоминал. Да и понятно, ведь сближение с Императрицей и супружество затмили все остальные его возможные отношения с иными представительницами прекрасного пола.

Тем не менее, то увлечение, о котором упомянул Самойлов, заслуживает нашего внимания, поскольку оно явилось одной из причин возвращения Потёмкина в светское общество.

Самойлов рассказал:

«Некоторая знатного происхождения молодая, прекрасная и всеми добродетелями украшенная девица (о имени коей не позволяю себе объявить), которую он прежде несчастного припадка отличал в сердце своём, бывши сама к нему неравнодушною, беспокоясь о странности положения его и изъявляя к нему соболезнование, отозвалась к известным ей искренним друзьям его таким образом:

– Весьма жаль, что человек толь редких достоинств, пропадает для света, для Отечества и для тех, которые умеют его ценить и искренно к нему расположены.

Друзья Григория Александровича, пользуясь случаем, пересказали ему о сём и не упустили украшениями возбудить в нём лестных для каждого молодого человека надежд, а он, по врожденной наклонности к полу и по скуке, истощившей его в уединении, почувствовав сильнее прежнего к оной девице влечение, решился переменить жизнь и явиться в общество. Она же, узнавши о том, ускоряя довершить своё над ним торжество, начала проезжаться мимо окошек дома, в котором он жил; а сие понудило отшельца обрить отрощенную чрез 18 месяцев бороду и, появляясь к окну, искать взглядами проезжающуюся победительницу свою.

Впоследствии чрез друзей произошли между ними объяснения и приглашения его в дом её родителя, который и прежде его любил, ласкал всегда как сына, и может быть имел искренно такое к нему расположение.

Но одичавший от общества чрез долгое уединение Григорий Александрович не мог на приглашение еще решиться и написал к ней: «что он хочет явиться в свете, не для света, но для неё одной, то и не иначе согласится на сие, как получа на то от собственной руки её приказание».

За сим остановки не последовало. Григорий Александрович, наконец, представился в тот дом, но и пред девицею, к которой сердце его стремилось, не хотел иначе одетым быть, как в форменном сюртуке, с повязанным по глазу белым платком…»

Интересен и рассказ Александра Николаевича Самойлова о том, как был возвращён Потёмкин во дворец.

Императрица не раз спрашивала о Потёмкине, но среди придворных всегда бывает немало таковых людишек, которым невыгодно появление возле их хозяина человека высоких достоинств. Конкуренция. Ведь он может занять какой-то пост, откусить какой-то кусок от царственного пирога, который бы им хотелось прибрать к своим рукам. Чего только не выдумывали завистники Потёмкина, сделавшиеся от неуёмной своей зависти его врагами. Какое-то время им удавалось отговаривать её.

Но рядом с Государыней был человек добропорядочный – Григорий Орлов, да не один, а со своими братьями, кои совершенно напрасно обвиняли в том, что они поколотили Потёмкина. Им это и в голову не могло прийти.

Александр Николаевич Самойлов разоблачил клевету и клеветников, рассказав правду:

«Наконец, князь Григорий Григорьевич Орлов, коего честность и возвышение духа всем известны, испросил дозволение у Императрицы поехать с братом его графом Алексеем Григорьевичем и представить её величеству уединившегося Потёмкина.

И так сии известные великодушием, заслугами, приверженностию и верностию к Государыне два брата приехали к нему неожидаемо, и для предупреждения, чтоб не допустить его скрыться от них, вошли в его спальню разными дверьми. Первое слово князя Орлова было:

«Тезка, государыня приказала мне глаз твой посмотреть».

Но при всём благоговении своём к монархине, Григорий Александрович не желал сему повиноваться. Между тем граф Алексей Григорьевич, предусмотря сие прежде и условясь с братом заблаговременно, имея, как всем известно, от природы силу чрезъестественную, зашед сзади Григорья Александровича, схватил его поперек, и как он не мог сопротивляться, то князь Григорий Григорьевич, сняв с глазу платок и видев на оном бельмо, сказал:

«Ну, тезка, мне не так про тебя говорили, и всё сказывали, что ты проказничаешь; изволь одеться: Государыня приказала привезти тебя к себе».

Так вот не драка, ради изгнаний из дворца, а возвращение во дворец было на самом деле. Орловы требовали, чтобы он собирался во дворец.

«На сие, – как рассказал А.Н. Самойлов, – Григорий Александрович отговаривался, что для появления у двора не имеет пристойного платья; но один из них пошел в его гардероб, нашёл старый фрак, который принудили его надеть, и отправились с ним во дворец».

Ни о той даме, которая дала первый толчок к тому, чтобы Потёмкин вышел из заточения, ни о других его увлечениях в тот период более упоминания нет.

Далее всё затмило его сближение с Императрицей, венчание с ней, его необыкновенной возвышение и необыкновенная деятельность, неутомимая деятельность на благо России.

Первые враги и первая опала

И вот Потёмкин снова при дворе, снова принят, как один из придворных, общение с которым наиболее приятно и приносит удовольствие.

Александр Николаевич Самойлов писал об этом так:

«Императрица, познавши причину несчастного его приключения, странность, которую он предпринимал, и желая способностям его дать пристойное поприще, приняла его с большою милостию, соизволила допустить его во все малые собрания и внутренние беседы, во Дворе бываемые, в которых имел он случай оказывать познания, приобретённые им от уединенных его занятий, природное остроумие и непринужденную ловкость в обращении. Всеобъемлющий ум Государыни, проницательность и великие сведения во всех частях учёности, среди попечений о управлении обширнейшей Империи, при занятии превыспренних дум её о изложении законодательства, искал отдохновения в беседах, составленных из сословия просвещённейших её подданных, в коих каждый мог свободно раскрывать пред нею свои дарования.

Тут Григорий Александрович имел всегда случай оказывать возвышенность своих понятий и способность ко всему великому. С сего времени он стал ближайшим при Её Величестве и, сделавшись непринуждённым в присутствии её, увеселял остроумными своими изречениями; а Государыня находила великое удовольствие собеседовать с человеком, который в состоянии был постигать высочайший разум её и с приятностию ответствовать на утонченные разговоры Ее Величества – словом сказать, Императрица оказывала к нему всевысочайшее своё благоволение.

Тогда завистники, души низкие и недальние умы, начали почитать его опасным, затверживали неумышленные слова его и, толкуя всякую речь его во вред ему, и всякой поступок в злоумышление, старались очернить его пред теми, которые имели силу вредить ему. Сверх сего Григорий Александрович, достигнув в уединении многих познаний, не мог преодолеть врожденного свойства пылкости: в характере его недоставало умеренности, без коей при дворе трудно существовать, и хотя он был почтителен и вежлив к достойным людям, но не мог по молодости удержаться, чтобы не осмеивать тех, кои заслуживали порицание и тонкую сатиру. Сия черта свойств его возбудила против него сильных, и он не возмог долго удержаться при вторичном и счастливом своём появлении ко двору: чрез несколько времени последовало неожидаемое им удаление; так что ввечеру, отбывши из дворца с милостию Императрицы и с приветствиями от всех придворных, на другой же день поутру получает повеление отправиться немедленно в Швецию с препоручением весьма маловажным; против желания, оставя льстившие его надежды, уехал…»

Это было что-то наподобие, если и не удаления от двора, то, во всяком случае, проявление некоторой холодности в отношении.

Александр Николаевич Самойлов указал:

«По возвращении Григория Александровича из Швеции он не имел более у двора той приятности, какою пользовался до отбытия своего, но однако ж всегда был уважаем. Привязанность его к военной службе при сём случае не была больше развлеченною; он не пропускал ни одного полкового строя, чтобы на оном не быть, и вникал в практику тактики с прилежанием; между тем получил он по старшинству чин камергера, и особенная к нему милость монархини ознаменована при сём, ибо в сей чин поступил он последним».

19 апреля 1765 года Потёмкин получил чин поручика, в котором: «исполнял казначейскую должность и надзирал за шитьём мундиров». Надо сказать, что ко всем обязанностям Григорий Александрович относился с присущей ему добросовестностью. В частности, «надзирая за шитьём мундиров» и занимаясь вопросами обмундирования, он настолько глубоко вник в дело, что затем, в период своего управления Военной коллегией, провёл полезнейшую для русской армии реформу, избавив военную форму от «неупотребительных излишеств».

О том периоде жизни Григория Александровича А.Н. Фатеев писал: «Можно сказать одно, что его петербургское времяпрепровождение не напоминало того же знати и гвардейской молодежи. Он предался ревностному изучению строевой службы и манежной езды. В этих вещах проявил большую ловкость, чем в великосветских салонах и эрмитажных собраниях… Приглашаемый на малые собрания, состоящие из самых близких Императрице особ, Потёмкин не отличался ни изящными манерами, ни ловкостью, подобной той, какую проявлял в конном строю. Как эрмитажный гость, он приводил в конфуз хозяйку. Благодаря геркулесовой силе, ему случалось ломать ручки от кресел, разбивать вазы и пр… Однако ему уже тогда прощалось и сходило с рук, о чем другие не решались подумать. Императрица Екатерина II знала и ценила его службу, не имеющую ничего общего с великосветским гвардейским времяпрепровождением».

Она, в отличие от некоторых своих предшественниц на престоле русских царей, ценила, прежде всего, деяния своих подданных, направленные на благо Отечества.

О поисках Императрицей способов к улучшению участи народа свидетельствует и созванная ею в 1767 году «Комиссия об уложении». В работе Комиссии, о которой будет подробно рассказано в последующих главах, Потёмкин принял активное участие.

19 июня 1766 года он был назначен командиром 9-й роты лейб-гвардии Конного полка, а в 1767 году с двумя ротами этого полка был направлен в Москву для «несения обязанностей по приставской части».

Там же он стал ещё и опекуном «татар и других иноверцев», которые сделали его своим депутатом, дабы он отстаивал их права «по той причине, что не довольно знают русский язык».

Уже тогда он начал изучать нравы и обычаи малых народов, их историю, быт, что позже очень помогло ему в деятельности по управлению Новороссией и другими южными губерниями.

Известно, что в тот период Григорий Александрович близко сошёлся с автором записок об освобождении крестьян и сочинений по истории России Елагиным. Потёмкин поддерживал идею освобождения крестьян. Кстати, рассматривала этот вопрос и Екатерина II. Но надо учитывать время и не забывать, в каком состоянии тогда находилась Россия. Императрице было известно, что идея освобождения крестьян не вызывает энтузиазма среди большинства помещиков. Власть же её ещё была недостаточно укреплена, чтобы можно было идти решительно против крупных землевладельцев. Необходимо также учесть, что многие помещики и заводчики зачастую находились под большим влиянием своих управляющих, почти поголовно иноземцев, прибывших в Россию не для освобождения народа, а для финансового его закабаления ради личной наживы. Эти управляющие доводили эксплуатацию крестьян и заводских рабочих до ужасающих пределов – ведь им надо было и хозяину необходимые средства выделить, и себе во много раз большие в карман положить. За счёт чего же это можно сделать? Разумеется, за счёт еще большего разорения народа.

«Комиссия об уложении» должна была решить немало серьёзных и важных вопросов государственного устройства. Не случайно Екатерина II ввела в её состав многих своих сподвижников, в числе которых был и Потёмкин. Он являлся депутатом от иноверцев и состоял членом подкомиссии духовно-гражданской.

В 1768 году, видя успехи Потёмкина на государственном поприще, Императрица сделала его камергером и освободила от воинской службы. Но судьба вновь распорядилась по-своему – в том же году началась русско-турецкая война, и, едва заговорили пушки, Потёмкин стал проситься в действующую армию.

2 января 1769 года маршал собрания «Комиссии об уложении» А. В. Бибиков объявил:

«Господин опекун от иноверцев и член комиссии духовно-гражданской Григорий Потёмкин по Высочайшему Ея Императорского Величества соизволению отправляется в армию волонтером».

Давая на то своё соизволение, Императрица сказала: «Плохой тот солдат, который не надеется быть генералом».

Мы привыкли считать, что слова эти, только слегка изменённые, принадлежат Александру Васильевичу Суворову. Однако А.Н. Фатеев отдает их авторство Екатерине II. Вполне возможно, что Суворов, с большим уважением относившийся к Императрице, однажды услышав их неё, часто затем повторял. Многие крылатые фразы мы приписывали тем или иным деятелям необоснованно. Так, ординарный профессор Императорской военной академии Генерального штаба генерал-майор Д.Ф. Масловский приводит в одном из своих трудов, написанных и вышедших в XIX веке, хорошо нам известные слова Потёмкина: «В военном деле нет мелочей». Ясно, что он их взял не из брошюр о Красной Армии и не со стендов советских воинских частей, до которых не дожил, а из бумаг Потёмкина…

Однако вернёмся к решению Императрицы отпустить Потёмкина на театр военных действий. Она, конечно, понимала, что направляется он не на легкую увеселительную прогулку, а едет туда, где льётся кровь и витает смерть. Но, имея сама отважное сердце, Екатерина II уважала отвагу в своих подданных. О себе же она говорила:

– Если бы я была мужчиною, то смерть не позволила бы мне дослужиться до капитанского чина.

Позади у Григория Александровича был период, когда пришлось ему исполнять, как оригинально выразился один из биографов, «винегрет должностей». Впереди ожидали новые испытания.

Текущий момент:

#ffwd_container1_0 { margin: 0px 0px 10px 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_objects_conteiner_0{ background-color: rgba(0, 0, 0, 0); text-align: left; width: 100%; position: relative; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_page_plugin_0{ margin: 30px 0px 0px 0px; background-color: rgba(0, 0, 0, 0); text-align: left; width: 100%; position: relative; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_objects_conteiner_0 .blog_style_objects_conteiner_1_0{ display: inline-block; -moz-box-sizing: border-box; box-sizing: border-box; max-width: 100%; width: 700px; text-align: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_objects_conteiner_0 .ffwd_blog_style_header_container_0 { display: inline-block; width: 700px; max-width: 100%; text-align: center; padding: 10px; box-sizing: border-box; background-color: #000000; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_objects_conteiner_0 .ffwd_blog_style_header_container_0 .ffwd_blog_style_header_0 { display: inline-block; font-family: inherit; font-size: 15px; font-weight: normal; color: #FFFFFF; margin: 0px 0px 0px 5px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_objects_conteiner_0 .ffwd_blog_style_header_container_0 .ffwd_blog_style_header_icon_0 { font-size: px; color: #; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_objects_0 { display: inline-block; -moz-box-sizing: border-box; box-sizing: border-box; max-width: 100%; width: 700px; text-align: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 { width: 100%; max-width: 100%; padding: 10px; box-shadow: ; margin: 10px 0px; box-sizing: border-box; border-width: 1px; border-top-style: solid; border-color: #C9C9C9; background-color: #FFFFFF; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_image_container_0 { padding: 0px; position: relative; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_al_0 { display: table-cell; vertical-align: top; text-align: center; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_0 { text-align: center; display: table; vertical-align: middle; height: 100%; width:100%; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_play_icon_0 { position: absolute; width: 100%; height: 100%; top: 0px; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/play_gray.png’) no-repeat center center; background-size: 40px; z-index: 1; transition: all 0.5s; cursor: pointer; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_play_icon_0:hover { background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/play.png’) no-repeat center center; background-size: 40px; cursor: pointer; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_al_0 .ffwd_lightbox_0 { outline: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_al_0 .ffwd_lightbox_0:focus { outline: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_al_0 .ffwd_link_0 { outline: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_al_0 .ffwd_link_0:focus { outline: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .bwg_blog_style_img_cont_0 { position: relative; display: inline-block; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .bwg_blog_style_img_cont_0 .ffwd_blog_style_img_0 { padding: 0 !important; width: auto; border-radius: 0px; } /*pagination styles*/ #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .tablenav-pages_0 { text-align: center; font-size: 12px; font-family: inherit; font-weight: bold; color: #666666; margin: 6px 0 4px; display: block; height: 30px; line-height: 30px; } @media only screen and (max-width : 520px) { #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .displaying-num_0 { display: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 { float: none !important; width: 100% !important; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 { float: none; width: 100%; height: auto; margin: 4px 0px 0px 0px; padding: 4px 10px; box-sizing: border-box; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_ver_al_0 { text-align: center !important; } } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .displaying-num_0 { font-size: 12px; font-family: inherit; font-weight: bold; color: #666666; margin-right: 10px; vertical-align: middle; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .paging-input_0 { font-size: 12px; font-family: inherit; font-weight: bold; color: #666666; vertical-align: middle; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .tablenav-pages_0 a.disabled, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .tablenav-pages_0 a.disabled:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .tablenav-pages_0 a.disabled:focus { cursor: default; color: rgba(102, 102, 102, 0.5); } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .tablenav-pages_0 a { cursor: pointer; font-size: 12px; font-family: inherit; font-weight: bold; color: #000000; text-decoration: none; padding: 3px 6px; margin: 0; border-radius: 0; border-style: solid; border-width: 1px; border-color: #E3E3E3; background-color: #FFFFFF; opacity: 1.00; filter: Alpha(opacity=100); box-shadow: 0; transition: all 0.3s ease 0s;-webkit-transition: all 0.3s ease 0s; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 #spider_popup_overlay_0 { background-color: #000000; opacity: 0.70; filter: Alpha(opacity=70); } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 { margin-bottom: 15px;padding: 0px; text-align: justify; background-color: #FFFFFF; height: 100%; box-sizing:border-box; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_blog_style_object_from_pic_container_0 img { border-radius: 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_from_time_post_0 { font-size: 11px; font-weight: normal; font-family: inherit; padding: 3px 0px 3px 18px; margin: 2px 0px 0px 0px; min-width: 72px; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/time_gray.png’) no-repeat 0px center; background-size: 12px; color: #000000; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_blog_style_object_from_pic_container_0 { float:left; margin:0px 4px 0px 0px } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_hashtag_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_message_tag_0 { color: #000000; font-size: 12px; font-weight: normal; text-decoration:none; outline: none; border-style: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_hashtag_0:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_message_tag_0:hover { text-decoration:underline; color: #21759b; outline: none; border-style: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .bwg_blog_style_full_width { float: none !important; width: 100% !important; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_blog_style_object_from_name_0 { font-size: 13px; font-weight: bold; font-family: inherit; color: #000000; margin: 0px; text-decoration: none; outline: none; border-style: none; transition: 0.1s color linear; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_blog_style_object_from_name_0:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_blog_style_object_from_name_0:focus { font-size: 13px; font-weight: bold; font-family: inherit; color: #000000; margin: 0px; text-decoration: none; outline: none; border-style: none; transition: 0.1s color linear; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_blog_style_object_story_0 { color: #000000; font-size: 14px; font-weight: normal; font-family: inherit; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_see_more_message, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_see_more_description { font-weight: normal; font-family: inherit; font-size: 14px; outline: none; border-style: none; color: #656565; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_see_less_message, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_see_less_description { font-size: 14px; font-weight: normal; font-family: inherit; color: #656565; outline: none; border-style: none; } .ffwd_see_less_message:hover, .ffwd_see_less_message:focus, .ffwd_see_more_message:hover, .ffwd_see_more_message:focus, .ffwd_see_more_description:hover, .ffwd_see_more_description:focus, .ffwd_see_less_description:hover, .ffwd_see_less_description:focus { text-decoration: underline; font-size: 14px; font-weight: normal; font-family: inherit; color: #656565; outline: none; border-style: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_place_name_0 { color: #000000; font-size: 13px; font-weight: normal; font-family: inherit; text-decoration: none; outline: none; border: none; margin: 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_info_container_0 .ffwd_place_name_0:hover { color: #000000; font-size: 13px; font-weight: normal; font-family: inherit; text-decoration: underline; outline: none; border: none; margin: 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_blog_style_object_name_0 { outline: none; border-style: none; color: #000000; font-weight: bold; font-size: 13px; font-family: inherit; font-style: normal; margin: 10px 0px 7px 0px; text-align: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_blog_style_object_name_0:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_blog_style_object_name_0:focus { outline: none; border-style: none; text-decoration: underline; color: #000000; font-weight: bold; font-size: 13px; font-family: inherit; font-style: normal; margin: 10px 0px 7px 0px; text-align: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .bwg_blog_style_object_description_0 { color: #000000; font-size: 14px; font-weight: normal; font-style: normal; font-variant: normal; font-family: inherit; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_description_hide_0 { } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_blog_style_object_messages_0 { color: #000000; font-size: 14px; font-weight: normal; font-style: normal; font-variant: normal; font-family: inherit; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .fa { vertical-align: baseline; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_title_spun1_0 { display: block; background-color: #EAEAEA; margin: 8px 0px 0px 0px; text-align: center; padding: 3px 0px; border-bottom-style: solid; /*border-top-style: solid;*/ border-width: 1px; border-color: #E8E8E8; cursor: pointer; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_title_spun1_0 .ffwd_comments_likes_0 { display: block; opacity: 1; filter: Alpha(opacity=100); text-align: center; /*width: 180px;*/ padding: 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 { margin: 4px 0px 0px 0px; text-align: left; border-bottom-style: solid; /*border-top-style: solid;*/ border-width: 1px; border-color: #E8E8E8; background-color: #EAEAEA; box-sizing: border-box; padding: 3px 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comments_content_0 { margin: 4px 0px 0px 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comments_content_0 .ffwd_comment_author_pic_0 > img { width:32px; height:32px; margin: 0px; padding: 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comments_content_0 .ffwd_view_more_comments_cont_0 { margin: 10px 0px 0px 0px; text-align: left; padding: 0px 0px 0px 6px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comments_content_0 .ffwd_view_more_comments_cont_0 a.ffwd_view_more_comments { outline: none; border-style: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comments_content_0 .ffwd_view_more_comments_cont_0 a.ffwd_view_more_comments:hover { outline: none; border-style: none; text-decoration: underline; color: #656565; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comments_content_0 .ffwd_view_more_comments_cont_0 a.ffwd_view_more_comments > span { font-weight: normal; font-family: inherit; font-size: 14px; color: #656565; outline: none; border-style: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_0 { padding: 6px; box-sizing: border-box; background-color: #FFFFFF; border-top-style: solid; border-width: 1px; border-color: #C9C9C9; margin: 0px 0px 3px 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_0 .ffwd_comment_reply_content_0 { float: left; margin-left: 5px; max-width: 560px; text-align: justify; line-height: 17px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_0 .ffwd_comment_reply_content_0 { float: left; margin-left: 5px; max-width: 490px; text-align: justify; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_replies_0 .ffwd_comment_replies_label_0 { cursor: pointer; padding: 0px 0px 0px 18px; /*background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/time_gray.png’) no-repeat 3px center;*/ background-size: 10px; font-weight: normal; font-size: 14px; font-family: inherit; font-variant: initial; color: rgb(165, 165, 165); } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_replies_0 .ffwd_comment_replies_content_0 { display: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_replies_0 .ffwd_comment_replies_content_0 .ffwd_comment_reply_author_pic_0 > img { width:25px; height:25px; margin: 0px; padding: 0px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_message_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_0 .ffwd_comment_reply_content_0 .ffwd_comment_reply_message_0 { color: #000000; font-weight: normal; font-size: 14px; font-family: inherit; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_author_name_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_content_0 .ffwd_comment_reply_author_name_0 { text-decoration:none; outline: none; border-style: none; color: #000000; font-weight: normal; font-size: 14px; font-family: inherit; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_author_name_0:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_content_0 .ffwd_comment_reply_author_name_0:hover { text-decoration:underline; outline: none; border-style: none; cursor: pointer; color: #000000; font-weight: normal; font-size: 14px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_date_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_content_0 .ffwd_comment_reply_date_0 { padding: 0px 0px 0px 18px; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/time_gray.png’) no-repeat 3px center; background-size: 10px; font-weight: normal; font-size: 14px; font-family: inherit; font-variant: initial; color: rgb(165, 165, 165); } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_content_0 .ffwd_comment_likes_count_0, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_comment_0 .ffwd_comment_reply_content_0 .ffwd_comment_reply_likes_count_0 { padding: 0px 0px 0px 13px; margin: 0px 0px 0px 5px; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/like_gray.png’) no-repeat 3px center; background-size: 10px; font-weight: normal; font-size: 14px; font-family: inherit; font-variant: initial; color: rgb(165, 165, 165); } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 .ffwd_likes_names_0 .ffwd_like_name_cont_0 .ffwd_like_name_0 { text-decoration: none; outline: none; border-style: none; color: #000000; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; float: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 .ffwd_likes_names_0 .ffwd_like_name_cont_0 .ffwd_like_name_0:hover,#ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 .ffwd_likes_names_0 .ffwd_like_name_cont_0 .ffwd_like_name_0:focus { text-decoration: underline; outline: none; border-style: none; color: #000000; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; float: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 .ffwd_likes_names_0 .ffwd_like_name_cont_0 { float: left; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 .ffwd_likes_names_0 .ffwd_almost_0 { text-decoration: none; outline: none; color: #656565; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; float: left; margin: 0px 0px 0px 5px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_likes_names_count_0 .ffwd_likes_names_0 { float: left; padding: 0px 0px 0px 24px; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/like_gray.png’) no-repeat 3px center; background-size: 12px; min-height: 16px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_likes_0 { float: left; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/like_gray.png’) no-repeat 3px center; background-size: 12px; color: #656565; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; box-sizing: border-box; min-height: 20px; line-height: 20px; padding: 0px 0px 0px 24px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_view_on_0 { margin: 0px 4px 0px 0px; float: right; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_share_0 { float: right; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_view_on_facebook_0 { color: #656565; margin: 0px 0px 0px 0px; text-decoration: none; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; box-sizing: border-box; line-height: 20px; float: left; border-style: none; outline: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_view_on_facebook_0:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_view_on_facebook_0:focus { color: #656565; text-decoration: underline; outline: none; border-style: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_shares_0 { background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/share_gray.png’) no-repeat 3px center; background-size: 15px; color: #656565; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; min-height: 20px; line-height: 20px; padding: 0px 0px 0px 24px; float: left; margin: 0px 0px 0px 4px; box-sizing: border-box; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_comments_count_0 { float: left; background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/comment_gray.png’) no-repeat 3px center; background-size: 16px; margin: 0px 0px 0px 4px; color: #656565; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; min-height: 20px; line-height: 20px; padding: 0px 0px 0px 24px; box-sizing: border-box; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 #spider_popup_overlay_0 { background-color: #000000; opacity: 0.70; filter: Alpha(opacity=70) } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_share_0 .ffwd_share_button_0 { float: right; transition: 0.2s all linear; vertical-align: middle; min-height: 20px; min-width: 25px; margin: 0px 4px 0px 0px; padding: 0px; border-style: none; outline: none; } .ffwd_share_button_0 i { font-weight: bold; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_share_0 .ffwd_share_button_0:hover, #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .ffwd_share_0 .ffwd_share_button_0:focus { border-style: none; outline: none; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_facebook_0 { // background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/facebook_gray.png’) no-repeat center center; background-size: 18px; color:#3A548C; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_facebook_0:hover { // background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/facebook_white.png’) no-repeat center center; background-size: 18px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_twitter_0 { //background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/twitter_gray.png’) no-repeat center center; background-size: 22px; color:#55ACEE; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_twitter_0:hover { // background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/twitter_white.png’) no-repeat center center; background-size: 22px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_google_0 { //background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/google_gray.png’) no-repeat center center; background-size: 18px; color:#D73D32; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 a.ffwd_google_0:hover { //background: url(‘http://deduhova.ru/statesman/wp-content/plugins/wd-facebook-feed/images/feed/google_white.png’) no-repeat center center; background-size: 18px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_place_street_0 { color: #000000; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_place_city_state_country_0 { color: #000000; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_place_map_0 { color: #000000; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; } #ffwd_container1_0 #ffwd_container2_0 .blog_style_object_container_0 .ffwd_from_time_event_0 { color: #000000; font-family: inherit; font-weight: normal; font-size: 14px; } #ajax_loading_0 { position:absolute; width: 100%; z-index: 115; text-align: center; height: 100%; vertical-align: middle; } #ajax_loading_tab_0 { display: table; vertical-align: middle; width: 100%; height: 100%; background-color: #FFFFFF; opacity: 0.7; filter: Alpha(opacity=70); } #ajax_loading_tab_cell_0 { display: table-cell; text-align: center; position: relative; vertical-align: middle; } #loading_div_0 { display: inline-block; text-align:center; position:relative; vertical-align: middle; } 1 year ago Вести из Зазеркалья

Из архива «Огурцовой на линии»

В связи со смертью одного из участников «дела ЮКОСа» — возникает множество попыток поднять на стяг имя … See more

1 year ago Академическая защита | Ежедневный пророк

Из архива «Ежедневного пророка»

Очень интересно, кого выбирает наша либеральная «оппозиция» в качестве поддазищитных. Ну, и сами «методы» … See more

1 year ago Марио Варгас Льоса «Город и псы» | Литературное обозрение

Из архива «Литературного обозрения»

В 2010 году с преувеличенным ликованием российские СМИ сообщили, что впервые за много лет Нобелевская премия … See more

1 year ago АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ С ПРОДОЛЖЕНИЕМ. (№51/2019 — 09 — 10.04.19)

Продолжение этого : 1. МТС начала переговоры о покупке онлайн-кинотеатра ivi.ru Леонид Козарез Айви — ерунда, … See more

1 year ago Гастарбайтеры — история Всероссийского обмана. (Из архива «Огурцовой на линии»)

30.09.2011 Сегодня на НТВ выйдет фильм специального проекта Алексея Егорова. Они везде. И ежедневно их число … See more

1 year ago Заработал.

12 апр, 22:51 Петр Толстой стал лидером по доходам за год среди вице-спикеров Думы Он заработал почти 22 млн … See more

1 year ago Суд Линча | Ежедневный пророк

Из архива «Ежедневного пророка»

Вот тут компетентные пользователи критикуют Facebook …Фейсбук не ругал только ленивый. На самом деле я не ругаю … See more

1 year ago При всякой встрече все те же речи.

12 Апреля ​Путин усомнился в том, что сможет нагнуть владельцев платных трасс Президент России Владимир … See more

1 year ago Расовые теории Захара Удушьева | Литературное обозрение

Из архива «Литературного обозрения»

Но если гения прикажете назвать: Удушьев Ипполит Маркелыч!!! Ты сочинения его Читал ли что-нибудь? хоть … See more

1 year ago Вежливый ответ на тупое предложение

12 апр, 18:59 ЦПК ответил на заявление ученого РАН о бесполезности космонавтов Освоение космического … See more

1 year ago Афера века: затопление космической станции «Мир» » Книжная лавка

Приглашаем на экономико-исторический (и не только, как всегда) вебинар! Всех!!!

Затопление орбитальной станции «Мир» — контролируемая операция по управляемому сведению с орбиты … See more

1 year ago Ой чо деется, люди добрые, неужели решили выполнять свои обязанности?

Генпрокуратура заявила о хищении в Роскосмосе и Ростехе МОСКВА, 9 апр РИА Новости . На подведомственных … See more

1 year ago Выйти замуж за… Сталина. (Из архива «Огурцовой на линии»)

18.08.2011 Итак, господа, на блюдечке с голубой каемочкой нам предоставлена вся фактура по устройству уголовных … See more

1 year ago О Великом и Могучем | Ежедневный пророк

Из архива «Ежедневного пророка»

Думаю, всем понятна сегодняшняя щепетильность в отношении «оскорбления суда», «оскорбления представителей … See more

1 year ago Безбрежные воды Стикса.Книга III. Цвет сумрака. Глава VII. Дежавю | Литературное обозрение

Ирина Дедюхова Безбрежные воды Стикса Книга III. Цвет сумрака Глава VII. Дежавю Труднее всех после их заплыва к … See more

1 year ago День взятия Бастилии прошел не зря

8 Апрель 2019 13:08 Кирилл Серебренников рассказал, чем займется после своего освобождения из-под домашнего … See more

В Потемкине императрица нашла то, чего не хватало ей в Григории Орлове: не только любовника, но и деятельного и распорядительного человека, готового осуществить все ее самые смелые задумки. Императрица хотела сделать свое царствование великим и ознаменовать его появлением в России сотен новых городов — Потемкин немедленно приступал к делу: готовил грандиозные проекты, выписывал из-за границы специалистов, свозил крестьян для исполнения земляных и строительных работ.
Екатерина хотела завоевать новые земли — и Потемкин во главе армии бросался в поход. Правда, как утверждали его многочисленные недруги, командовали войсками и флотами другие, профессиональные и талантливые генералы и адмиралы. А Потемкин жил в роскоши и довольстве в некотором отдалении от театров военных действий и только радовал матушку-императрицу победными реляциями.
Страшным воровством Потемкин добыл движимое и недвижимое имущество устрашающих размеров
Страшным воровством Потемкин добыл движимое и недвижимое имущество устрашающих размеров
Фото: РГАКФД/Росинформ
Однако все действительные и мнимые достижения Потемкина, ставшего со временем светлейшим князем Таврическим, обходились казне в фантастические по размерам суммы. Начав с 400 душ, полученных в 1762 году за участие в низложении Петра III, Потемкин по мере приближения к трону все меньше стеснялся выклянчивать у императрицы все новые подарки и выплаты. Причем, как констатировали иностранные дипломаты, аккредитованные в Санкт-Петербурге, речь шла о невероятных суммах. Однако деньгами, которыми в Европе монарх мог осчастливить кого угодно, Потемкин оставался недоволен и даже не всегда благодарил императрицу за все подарки.
После его кончины было подсчитано, что только за два года он получил немногим менее того, что Орловы — за два десятка лет: 37 тыс. душ и 9 млн рублей. При этом светлейший не стеснялся перекладывать на казну даже такие расходы, как содержание его стола, на что тратилась ежедневно баснословная при тогдашней дешевизне продуктов сумма — 800 рублей.
Постепенно страсть Потемкина к деньгам начала принимать чуть ли не болезненный характер. Он не мог пропустить никаких доходов, если имелся хотя бы небольшой шанс их получить. Так, он, несмотря на свое высокое положение в стране, брал на свое имя винные откупы — продажу водки — в различных губерниях. Понятно, что лично следить за всеми кабаками он не мог, а потому сдавал свои откупы в аренду. Но при этом поручал губернаторам вести строгий контроль за поступавшими от торговли спиртным доходами и вел обширную и активную переписку по откупным делам.
Не чурался фаворит и вложений в промышленность. Он, например, приобрел санкт-петербургский стекольный завод, а затем по совету своего управителя решил извлечь из этого предприятия гораздо большую прибыль, чем оно могло бы дать. Потемкин пообещал запретить ввоз в Российскую империю стекла из-за границы, и купцы выстроились в очередь, чтобы как можно быстрее купить все запасы товара с завода и заказать по действующим еще ценам стекло на многие годы вперед.
И уж если какое-то прибыльное дело шло фавориту прямо в руки, он не имел привычки отказываться. К примеру, после завоевания Крыма выяснилось, что на полуострове есть немало озер, где легко добывать высоко ценившуюся в те времена соль. Светлейший князь тут же получил все соляные места в аренду и столь же быстро пересдал купцам за 300 тыс. рублей в год.
На этом фоне операции Потемкина с дворцовой недвижимостью кажутся едва ли не детской шалостью. В 1776 году Екатерина подарила любимцу Аничков дворец. Но Потемкин вскоре продал его своему поверенному в винно-откупных делах Шемякину. А потом выпросил тот же дворец у императрицы снова. За казенный счет дворец выкупили и передали Потемкину. Однако он жаловался, что жить в Аничковом не слишком удобно, и потому в 1783 году императрица презентовала Потемкину построенный специально для него Таврический дворец, возведение, меблировка и украшение которого обошлось в 600 тыс. рублей. Но через некоторое время фаворит, почувствовав нужду в деньгах, уговорил императрицу купить дворец обратно в казну. А в 1791 году вновь получил его в подарок.
Весьма любопытный факт: Потемкин, обладая колоссальным богатством, время от времени прибегал к кредиту. Причем и к государственному, и частному. Так, у известного в ту пору банкира Сутерланда он взял взаймы 700 тыс. рублей. А в казне одалживал крупные суммы, достигавшие 3,5 млн рублей. Правда, кредитную историю Потемкина трудно было назвать хорошей. Ни банкиру, ни казне он денег не возвращал.
Личными услугами императрице камерфрау Перекусихина составила огромное личное состояние
Личными услугами императрице камерфрау Перекусихина составила огромное личное состояние
Фото: РГАКФД/Росинформ
Но все эти пополнения собственного бюджета светлейшего князя не шли ни в какое сравнение с обыкновенным казнокрадством, в котором Потемкин был просто неутомим. На войну с Турцией Екатерина II ассигновала ему 55 млн рублей. Но вскоре до столицы стали доходить жалобы из войск, которые не имели самого необходимого, а солдаты, питаясь одними сухарями, портили желудки и гибли от поноса едва ли не в большем числе, чем от врага. Назначенная ревизия выявила, что 41 млн был истрачен без надлежащей отчетности, но из бумаг хотя бы приблизительно известно, на что они пошли. Еще на 9 млн нашлись расписки разных, не всегда устанавливаемых лиц. А вот следы остальных денег ревизоры искали потом довольно долго. Выяснилось, что около миллиона было выдано по запискам секретаря Потемкина — Василия Степановича Попова, который затянул объяснение по этому вопросу на многие годы, пока наконец императрица не простила ему этот долг. Остальные деньги исчезли бесследно.
Именно после доклада императрице о ревизии армейских сумм, как считают историки, стало ослабевать влияние Потемкина, перешедшее в полуопалу. Хотя, надо сказать, императрица напрасно обижалась на своего фаворита. Он взял на себя не только многие распорядительные функции, но и служил своего рода громоотводом, принимая на себя проявления недовольства дворянства государственной политикой. Ведь все считали, что в непопулярных мерах, принимаемых властью, была виновна не императрица, а сующий свой нос в каждое дело светлейший князь. А за услугу такого рода нужно платить.
А у Потемкина громоотводом служил его секретарь Попов, который не допускал просителей к светлейшему, а если и допускал, то не исполнял княжеских распоряжений. К примеру, князь обещал дать просителю денег, а Попов не давал. Ведь никто не догадывался о том, что секретарь делал только то, что условленным знаком сообщал ему князь. И именно за это секретарю прощалось его казнокрадство, доходившее до невероятных размеров. Миллион из военных сумм, присвоенный Поповым, был не первым и не последним, и современники писали, что секретарь светлейшего живет и тратится так, как это недоступно большинству самых родовитых дворян империи.

Потемкин Григорий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *