Век назад вторая стадия пандемии «испанского гриппа” унесла больше жизней, чем первая.

Вирусологи из нескольких университетов Британии считают, что потенциал для второй волны пандемии Covid-19 есть. Насколько она опасна? Рассказывает корреспондент Русской службы BBC.

Содержание

Что такое вторая волна?

Можно представить себе волны на море. Число зараженных растет, потом снова снижается: каждый такой цикл – «волна” коронавируса.

Как ни странно, единого научного определения волны пандемии нет, говорит Майк Тилдесли, специалист по математическому моделированию инфекционных заболеваний из Уорикского университета в Англии. «Понятие «волна” трактуют произвольно”, – объясняет он.

Некоторые считают все взлеты и падения числа заболевших волнами, но зачастую это только неровности линии первой волны. Такая ситуация сейчас в некоторых штатах США.

Чтобы объявить об окончании волны, власти должны взять вирус под контроль и достичь существенного падения числа новых случаев заражения.

О начале второй волны можно говорить, если заметен устойчивый рост новых случаев. Новая Зеландия, где были зарегистрированы первые заражения после 24-дневного перерыва, и Пекин, где наблюдается новая вспышка после 50 дней без коронавируса, не находятся в этом состоянии.

Однако некоторые ученые заговорили о том, что происходящее в Иране сейчас соответствует критериям второй волны.

Придет ли вторая волна в Британию?

Ответ почти на 100% зависит от наших решений.

«Мне кажется, сейчас перед нами колоссальная неопределенность, и, честно говоря, это меня сильно беспокоит”, – говорит Майк Тилдесли.

Потенциал для второй волны, очевидно, имеется. Вирус по-прежнему циркулирует, а его способность распространяться и убивать – ничуть не меньше, чем в начале года.

По имеющимся данным, только порядка 5% британцев переболели Covid-19, и гарантий того, что все они получили иммунитет, нет.

«Факты указывают на то, что большинство населения по-прежнему подвержено риску заражения, – отмечает еще один ученый-эпидемиолог, Адам Кучарски из Лондонской школы гигиены и тропической медицины. – По большому счету, если мы сейчас отменим все ограничительные меры, мы вернемся к тому, что было в феврале. Все как будто начнется заново”.

Какие факторы могут спровоцировать вторую волну?

Слишком значительное ослабление карантинных мер.

Режим локдауна стал причиной серьезных сбоев в жизни людей по всему миру – уничтожив рабочие места, повлияв на здоровье людей, нарушив процесс образования. Но эти меры помогли взять вирус под контроль.

«Самый сложный ребус – в том, чтобы понять, как можно удерживать контроль, минимизируя разрушительные последствия для обычной жизни людей”, – считает Кучарски.

Никто не знает точно, как далеко можно идти по пути ослабления карантина.

По этой причине в Британии ограничительные меры снимаются поэтапно, и одновременно вводятся новые меры контроля – например, ношение масок и отслеживание контактов инфицированных.

«В Британии и соседних странах новые вспышки могут произойти очень быстро, если карантин снимут до уровня, после которого контролировать дальнейшее распространение будет невозможно”, – объясняет Кучарски.

Это уже начинается в Германии. Там недавно выявили коронавирус у 650 работников скотобойни.

Проблема не разрастется, если власти будут быстро выявлять кластеры заражений, вводить карантин на местном уровне и не давать вирусу распространиться дальше.

В отсутствие же быстрой реакции такие вспышки могут привести ко второй волне.

Южной Корее, которую хвалили за эффективную борьбу с распространением коронавируса, пришлось заново вводить некоторые ограничительные меры после появления подобных вспышек.

Будет ли вторая волна похожа на первую?

Только если что-то пойдет сильно не так…

Индекс репродукции вируса (R) – среднее число людей, которому один инфицированный передает вирус – в начале эпидемии равнялся трем.

Это означало, что вирус распространялся быстро. Но наше поведение изменилось, люди помнят о социальной дистанции, и в этой ситуации сложно представить, что R снова так сильно вырастет.

«Ни в одной стране не будет такого, что карантин просто закончится, и все вернутся к прежней жизни, – уверен Кучарски. – Даже в странах, где вирус не удалось взять под контроль, например, в Бразилии и Индии, индекс репродукции не достигает трех”.

Если число случаев инфицирования снова пойдет вверх, скорее всего, этот рост будет относительно медленным.

С другой стороны, вторая волна теоретически может оказаться масштабнее первой – по причине того, что столько людей остается подвержено риску заражения.

«Но если заболеваемость быстро пойдет вверх, мы сможем снова ввести локдаун для подавления второй волны”, – считает Майк Тилдесли из Уорикского университета.

Когда случится вторая волна? Усугубит ли ее зима?

По мнению Адама Кучарски из Лондонской школы гигиены и тропической медицины, локальные вспышки могут появиться уже в ближайшие недели или месяцы после ослабления карантинных мер. Но это не гарантирует пришествия второй волны.

Майк Тилдесли, в свою очередь, отмечает, что если меры ослабят сильно, вторая волна может начаться в конце августа-начале сентября.

Зима может оказаться сложной, учитывая, что обычно коронавирусы быстрее распространяются в холодное время года. Даже небольшая вспышка в зимний сезон может привести к новой волне.

«Весна нам, несомненно, помогла, – говорит профессор Джонатан Болл, вирусолог из Ноттингемского университета. – Но вторая волна практически неизбежна, особенно учитывая, что впереди холодные месяцы”.

«Для властей главная задача – добиться того, чтобы пик не перегрузил систему здравоохранения”, – добавляет ученый.

Станет ли вирус менее опасным?

По одной теории, вирусы со временем ослабляют свою хватку – чтобы быстрее распространяться от одного носителя к другим, не убивая их.

Даже ВИЧ, похоже, со временем слабеет.

«Но гарантий никаких нет, это такая «ленивая” теория некоторых вирусологов”, – считает профессор Болл.

Кроме того, процесс предполагаемого ослабления вируса может занять долгое время. Нынешняя пандемия длится больше полугода, и пока не было явных свидетельств того, что вирус мутировал для скорейшего распространения.

«Мне кажется, вирусу в настоящий момент и так хорошо. У многих людей симптомы легкие или их вообще нет, при этом они могут его распространять, а значит, причин для того, чтобы ослабить собственную силу, у вируса нет”, – говорит профессор Болл.

Типичные конфликты — наши любимые «грабли”

Зачем нам знать про конфликты, про то, что доставляет неприятные чувства и ощущения? Потому что очень важно понять, как устроены конфликты именно в нашей семье, чтобы было эмоционально проще находиться рядом с тем, кто нам дорог.

В конфликтных ситуациях возникает много сильных, отрицательных эмоций, и они всегда мешают взаимопониманию – мы реагируем не так, как хотим, не так, как считаем правильным, а так, как можем, находясь под воздействием эмоций.

Екатерина Бурмистрова

Часто в близких отношениях именно в конфликтах мы чувствуем себя очень одиноко, возникает ощущение, что потерян контакт с близкими людьми. Отрицательные эмоции способствуют реактивности, аффекту, непониманию.

Огромное количество нормативных конфликтов приходится на первые годы семейной жизни. Не меньше их бывает, когда дети подрастают, когда, например, идут в школу. Может быть типичный конфликт выходного дня или в день получения зарплаты. Возможно, в вашей семье есть типичный конфликт, связанный с приездом кого-то из старших родственников или с тем, можно ли пойти в гости кому-то из взрослых одному.

Очень часто конфликты предсказуемы, но мы как будто не хотим понимать, что вот, сейчас снова все повторится.

Нормативные конфликты предсказать легко, это наши «любимые грабли», на которые мы наступаем. Это повторяющиеся конфликты, мы про них знаем, но по какой-то причине не можем в них не попадать.

Пятнышко или брошенные носки могут стать триггером

Триггер – это спусковой крючок конфликта, последняя капля, маленькая ситуация, которая запускает гораздо большую эмоциональную реакцию, чем мы ожидали. Это могут быть крошки хлеба на полу или книга, не положенная на место или положенная не там. Пятнышко на унитазе, или пресловутые носки, брошенные не туда, или звонок кого-то из старших родственников – все это тоже может быть триггером.

В рамках одной семьи все триггеры объяснимы, но если отойти чуть-чуть подальше и посмотреть на ситуацию с другого расстояния, то у каждого триггера в семье своя история. Забытое обещание когда-то могло быть абсолютно безопасным в отношениях, но постепенно, в силу повторяющихся ситуаций, недопонимания и отсутствия обсуждения, оно запускает болезненный триггер, который как мозоль, как сдираемая болячка.

В каждой семье свой набор типичных триггеров. Например, в семье всегда очень сильно нервничали и орали, когда разбивалось что-то из посуды. Или всегда было принято решать финансовые затруднения эмоционально, резко, безжалостно. Это триггеры, которые приехали в «сундуке с наследством».

В разные периоды жизни семьи триггеры, конечно же, разные. Большинство легких триггеров приходится на первые годы брака, на момент притирки. Семья только начинает свою жизнь, есть огромная любовь и много положительных эмоций, но есть и огромный пласт недоговоренностей из-за бытовых, хозяйственных, финансовых, ролевых ситуаций. Как правило, после двух-трех лет брака, если люди не расстаются, уровень этих триггеров сходит на убыль.

Жена любит цветы, но что-то заставляет его игнорировать это

Иногда триггер – это основа большого конфликта, который впоследствии становится глобальным непониманием. Но если взять сердцевину этого конфликта и понять, что же, собственно, так сильно лишает равновесия, может стать немного легче.

Что интересно — как правило, после двух-трех лет совместной жизни человек очень хорошо знает вещи, которые могут вывести из себя ближнего, он знает его триггеры. Гораздо хуже среднестатистический человек знает то, что его самого выводит из равновесия – это одна из особенностей семейной жизни, близких отношений: с какого-то периода жизни мы начинаем лучше видеть другого, чем самих себя.

Знание этих триггеров может быть использовано как благо, ведь понимание того, что может вывести из равновесия ближнего, способно сократить количество конфликтов. Но иногда хочется нанести болевой удар в уязвимую точку, использовать свое знание об ахиллесовой пяте мужа, жены, старшего родственника – нажать на больную мозоль.

Например, типичный триггер мужчин. Он прекрасно знает, что жена очень любит, когда ей дарят цветы, и если он забудет принести ей цветы на какой-то маркированный день – день святого Валентина, 8 марта, в годовщину свадьбы – жене будет обидно. Он знает, что будет ощущение дистанции, но что-то заставляет его игнорировать это знание, и этот триггер давит на спусковой крючок, который запускает у жены обвиняющую реакцию.

Триггер, попадающий в больную точку, – это снайперская история, которая может быть использована в близких отношениях. Вы никого не сможете так уязвить, как человека, с которым живете несколько лет.

Вроде бы ничего страшного, но если постоянно нажимать на больную мозоль, отношения неизбежно портятся. Я абсолютно убеждена, что знания о триггерах можно использовать во благо, для улучшения отношений.

Непонятно, но раздражает

Может быть абсолютно непонятно, почему одно из домашних дел вызывает раздражение или подавленность – например, глажка, протирка пыли, готовка определенного блюда. Человек не понимает, почему он это не любит, у него нет в актуальной памяти воспоминания, в какой момент ему стало это так неприятно.

Но если сфокусироваться на том, что непонятно, но раздражает, то почти всегда оказывается возможным вспомнить те моменты, когда эта ситуация запустилась. Скажем, вы гладили вещи, задумались, засмотрелись и сожгли рубашку, а кто-то из ваших близких резко среагировал, обвинил, возникла неприятная эмоция, которая склеилась по закону ассоциации с процессом глажки. И чем раньше эта история была, там более иррациональным может быть отвращение к тому или иному виду деятельности.

К сожалению, нормативным, повторяющимся конфликтом для супружеских пар может стать отказ от физической близости. Это довольно распространенная ситуация, гораздо более распространенная, чем принято думать. Муж инициирует близость, жена отказывается, как бы не откликается. Он обижается, она отстраняется еще больше. Что с таким конфликтом делать?

И тут знание о нормативных конфликтах и триггерах может помочь. Прежде чем думать, что любовь прошла, подумайте: почему эта ситуация повторяется с такой завидной периодичностью, раз от раза в конкретных обстоятельствах?

Может быть, отказ от близости возникает тогда, когда в другой сфере жизни скопилось какое-то недовольство, ощущение отдаленности, или это просто физическая усталость? Обычно все эти неприятные взаимодействия, ощущающиеся как нелюбовь или отсутствие теплоты, имеют свою историю.

Причины конфликтов в семье

Многие люди, вступающие в брак, довольно часто не осознают того, что семейные отношения – это не только совместное проживание и рождение детей, но и умение, желание заботиться и понимать друг друга, дарить счастье.

Итак, по каким же причинам возникает психологический конфликт в семье? Конфликтная ситуация – это столкновение противоположных, а иногда и враждебных потребностей, позиций, взглядов, мнений, интересов. Существует несколько частых типичных причин, провоцирующих конфликтные ситуации в практически любой семье. К ним относят:

  • абсолютно разные взгляды на совместную жизнь;
  • неудовлетворенные потребности;
  • супружеские измены;
  • пьянство одного из партнеров;
  • отсутствие уважения партнеров друг к другу;
  • неучастие в быту и воспитании детей;
  • эгоизм супругов;
  • чрезмерная ревность и т. п.

Перечисленные причины возникновения конфликтных ситуаций в семейной жизни – это отнюдь не все возможные поводы, которые могут вызывать ссоры между партнерами. Чаще всего, в совместной жизни слабой и сильной половины человечества, конфликтные ситуации вызывают несколько причин одновременно. Поэтому все конфликты следует разделить на два вида, каждый из которых имеет зависимость от способа, при помощи которого их разрешают.

Первый тип – это созидательный, который заключается в определенном уровне терпимости в отношении друг друга, выдержке, отказе от унижений и оскорблений. Созидательные конфликты включают в себя поиск причин зарождения конфликтных ситуаций, взаимную готовность и умение вести диалог, старание модифицировать сложившиеся отношения. Итогом созидательных конфликтов будут налаженные доброжелательные отношения между партнерами. Главным результатом таких конфликтов становится конструктивный диалог. К такому общению по праву можно применять поговорку, что в споре рождается истина.

Разрушающий психологический конфликт в семье представляет собой бесчисленные оскорбления, унижения супругами друг друга, стремление обидеть партнера, проучить или свалить на него вину. Итогом таких конфликтов становится потеря взаимного уважения. А общение между ними трансформируется в обязанность, долг и чаще всего неприятный, отягощающий, что ведет к распаду семьи.

Следует заметить, что большинство конфликтов разрушающего характера возникает вследствие неправильного женского поведения. Женщины намного чаще мужчин стремятся сделать им назло, стараются отомстить партнерам и проучить их. Это связано с высокой эмоциональностью и чувствительностью слабой половины человечества. А также с устоявшейся сегодня ролью фемин в семейной жизни, которая давно уже не удовлетворяет женские потребности, амбиции и стремления.

Поэтому, можно выделить следующие основные причины зарождения конфликтов в семье:

  • устремленность одного или обоих партнеров реализовывать в супружестве, прежде всего, свои собственные, персональные потребности;
  • неудовлетворенная потребность в самореализации и самоутверждении;
  • неумение партнеров конструктивно общаться между собой, с друзьями, близкими, товарищами, знакомыми и коллегами по работе;
  • непомерно развитые материальные стремления у одного из супругов или обоих одновременно;
  • нежелание одного из партнеров участвовать в семейном быту, ведении домашнего хозяйства;
  • завышенная самооценка одного из партнеров;
    несовпадение методов воспитания или взглядов на воспитание одного из партнеров;
  • отсутствие желания у одного из партнеров заниматься воспитанием детей;
  • различия суждений супругов о сути ролей жены, матери, мужа, отца, главы семьи;
  • несовпадение взглядов о роли женщины или мужчины в семейной жизни;
  • неосновательные и пустые ожидания;
  • непонимание, следствием которого является нежелание вести совместный диалог или конструктивно взаимодействовать друг с другом;
  • разные типы темперамента у партнеров;
  • неспособность или нежелание учитывать типы темперамента;
  • интимное пренебрежение, чрезмерная ревность или измена одного из супругов;
  • материальное неблагополучие или бытовая неустроенность;
  • различия в духовных, морально-ценностных ориентирах;
  • вредные привычки и взаимосвязанные с ними последствия.

Также есть еще причины частного характера, связанные с особенностями той или иной семьи.

Молодые бабушки и дедушки

А вот вам еще пример: у молодых еще родителей дети взрослеют, создают свои семьи, рождаются внуки. Рождение первых внуков обычно застает многих людей среднего возраста врасплох. Они еще не готовы к новой роли, потому что живут своей, полноценной и активной жизнью, и еще полны амбиций. А дочки или сыновья, создав семьи и родив ребенка, вдруг понимают, что совсем не вовремя оказались скованы по рукам и ногам. Им еще надо учиться, необходимо работать, да и молодость берет свое – хочется продолжать общаться с друзьями, сходить в кино, сбегать на танцы, съездить на экскурсию…

И начинаются конфликты. Молодые не понимают, что вся ответственность за воспитание ребенка лежит только на них, им тяжело оказаться запертыми в четырех стенах. Не понимают они и того, что дедушки и бабушки тоже полны энергии, у них есть какие-то свои планы, да и работают в этом возрасте еще практически все «предки».

Другой пример – полная противоположность первому. Бабушка тянется к внукам, но невестка не дает ей с ними возиться. Все советы свекрови отвергаются, потому что невестка с ними не согласна. И это касается не только детей. Привычки и правила в разных семьях могут отличаться даже в мелочах, не говоря уже о более важных вопросах. А ведь конфликты часто начинаются с мелочей… Вот еще пример: свекровь всегда к завтраку подавала своему сыну булочку, намазанную маслом. А молодая невестка, скорее всего, ратует за здоровое питание, и поэтому перевела мужа на йогурты. Свекровь будет переживать, что сын остается голодным, а невестка будет нервничать, что свекровь портит ее супругу здоровье. Недовольство будет накапливаться, и однажды оно перерастет в конфликт.

Как затормозить на желтый

Как же вести себя на разных стадиях конфликта, когда вы еще только учитесь, когда вы не умеете их останавливать? Понимание того, что в определенные периоды времени у вас случаются повторяющиеся конфликты, уже довольно много дает. Вы имеете возможность подготовиться, сгруппироваться и не впасть в полное огорчение, расстройство или агрессию.

У меня в одной из книжек – «Раздражительность. Методика преодоления» – есть метафора «светофор эмоций»: зеленый свет – это спокойное состояние, красный свет – это эмоциональный взрыв, эмоциональная вспышка, и желтый свет – это что-то между, когда уже нет спокойствия, но еще нет потери контроля, эмоции еще не захлестнули.

После того, как вы научитесь наблюдать, где эти конфликты вас поджидают, в какие моменты жизни, вы можете попробовать удерживаться в желтой зоне, не впадать в раздражение, огорчение, депрессию или агрессию. Это как затормозить на желтый, не проскочить дальше. Это как использовать демоверсию конфликта и не переходить к полной версии.

Для того, чтобы удерживаться в желтой зоне и не попадать в поле действия нормативного конфликта, очень важно пытаться не забывать, что тот, с кем вы вошли в это сложное взаимодействие, не враг и не противник.

Действительно, в период, когда работают триггеры, когда мы попадаем в поле действия нормативного конфликта и негативного взаимодействия, мы начинаем по-другому видеть того, кто рядом. Помните, прекрасная метафора из сказки Андерсена «Снежная королева», когда тролли несли зеркало высоко над землей и потом его разбили, и осколки попали кому-то в глаза, кому-то в сердце, кому-то в голову.

Конфликт действует так, как действует кусочек зеркала троллей в этой сказке Андерсена. Когда осколок проникает в наш глаз, и мы не удерживаемся в желтой зоне, мы начинаем говорить совсем не то, что обычно думаем и чувствуем о супруге, о ребенке или о сотруднике – даже слова другие и интонация другая. Очень важно пробовать осознавать, что же это за текст, который вы думаете или говорите – чей он, откуда он, из какого периода вашей личной жизни, вашей биографии, или из «сундука с наследством»?

Многие вещи нельзя выключить, не поняв, откуда они родом, как они начались в вашей жизни. Этот текст в конфликте имеет чей-то голос и чью-то интонацию. Это не вы, когда начинаете говорить с истерической интонацией, как герой какого-то фильма или героиня какого-то романа.

Если вспоминать подростковый возраст, многие девочки начинают вести себя, как герои сериала, как Скарлетт О’Хара из романа «Унесенные ветром» – это отождествление с персонажем и проговор его текста. Но самые главные персонажи – это наши родители, это те, с кем мы выросли, именно их интонации мы и воспроизводим в конфликте.

Можно ли избежать конфликтов?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *