Я все же дотащила свое упирающееся тело до вас, Ирина Николаевна. После инцидента с тестом на меня напал такой горючий стыд, и вместе с тем я испытала какое-то опустошение.
«Как тебе не стыдно, как тебе не грех… у тебя на пузе – маленький орех», — так играл со мной мой папа, нажимая на мой пупок и как-то гаденько посмеиваясь. Почему я слышу его смех как гаденький? Как издевательский? Я точно помню, что это была шутка, и мы играли.
Хотя, вот этот стыд и папа, его голос, и даже выражение лица, какое-то ехидное, с прищуром и улыбкой, когда он складывал мою руку лодочкой и учил дразнить… я сказала дразнить?…вообще-то он учил стыдить кого-то, но это правда больше походило на дразнилку.
«Надо вот так сложить руку и постыдить, сказать: «не стыдно, не стыдно, не стыдно». И когда папа находил повод, скорее смешной и нелепый, чем стыдный, он, подхихикивая, призывал меня стыдить то, что его насмешило.
Мне вот сейчас противно, но в детстве я радовалась, что папа берет меня в союзники и я такая сильная под его защитой могу стать такой важной и непобедимой, несокрушимой, ведь я стыжу кого-то.
Вообще, мне кажется, что эта тема всемогущества. Все тебя боятся, потому что ты всех судишь. И заставляешь стыдиться. Все краснеют, прячут глаза, а ты такая вся важная и красная от удовольствия. Не в тему, но я тогда на сеансе вспомнила, что очень любила слушать, как в школе ругают провинившихся. Училка могла долго распинаться, как тетерев, весь класс молчал, а она стыдила тех, кто провинился.
Вот что я никак не ожидала от папы, что это оружие он направит против меня. Я снова вижу его молодого. Как же красиво, как артистично и натурально он мог обижаться. Он цокал языком и в отчаянии крутил головой. Горе-горькое, а не папа. Такой удар он сейчас переживает, словно говорит весь его вид. Такой удар… такое разочарование, что просто стыд! Или позор!
Я не помню по какому поводу он так сокрушался. Кажется, поводов было много, это папино порицание было почти все мое детство. Вот только помню фразу, обращенную ко мне даже с сочувствием: «тебе жалко сейчас стало?». Кажется, речь шла об игрушке или лакомстве, которым надо было поделиться.
Я сдерживая слезы, качаю головой: «не жалко». Потому что понимаю, что он прямо сейчас сложит свою руку лодочкой и начнет меня дразнить «не стыдно, не стыдно, не стыдно». Ведь жадиной быть стыдно. «Жадина-говядина, стыдись, стадись», — так мы вместе приплясывая дразнили Робина Бобина Барабека, известного обжору.
На моих детских глазах выступают слезы, их щиплет от горечи, сердце сильно сжимается, мне изо всех моих детских сил хочется быть хорошей, встать под защиту папы, а он сейчас начнет меня стыдить. Меня! Меня!!!
Я, отрывая от сердца, чего-то передаю ему. В груди такая боль. Это мое. Любимое. Родное. Оно мое. Мне подарили. Это мое!!! Но это я передаю папе. Чувствую, как он предает меня в этот момент. Прямо предает! И еще. Мне нельзя заплакать от сожаления. Потому что папа тогда догадается, что мне и правда жалко, что я — жадина. И он сложит руку лодочкой… какой ужас…
Меня охватывает такая злость, что мое тело под вашими руками рвануло вверх, вы помните, Ирина Николаевна? Руки скрутило, ноги свело. Вы еще сказали, что это аббреакция. А после этого мы обе устраняли как его, этот… аффект.
Мне показалось, что злость, которая откуда ни возьмись, заклокотала в моем теле, переместилась в горло, и булькала там. Пока я не сдалась, как вы велели. Испарина. Обрывочные кадры прошлого. Я мало помню последующее наше время.
Вы говорили, что в гипнозе я все буду помнить. Я вроде помню, но пересказать могу только то, что уже написала. Дальше все было сном наяву. И все-таки очень личное. Пока не готова описать это «на камеру».
После сеанса горели щеки так, словно весь стыд, накопленный годами, решил одним моментом вылиться. Впрочем, вы говорили, что травму детства можно проживать всю жизнь по чуть-чуть, маясь. А можно прожить кратко и больно, освободившись от нее навсегда.
Как будто стыд еще струился с моих щек, пока я ехала домой. Сил не было рулить, взяла такси. Странно, что таксист отдаленно напомнил мне моего молодого папу. И странное дело, я так психовала у вас на сеансе, а сейчас я ехала, смотрела на затылок таксиста (тоже чей-то папа, наверное), и вспомнила, как он, (мой папа) меня учил ловить рыбу. Почувствовала такую к нему нежность что ли, в общем, накрыло как теплым одеялом меня всю, что прослезилась опять, но не злыми слезами, а какими-то быстрыми, как ручей.
А в теле получилась легкость, и сегодня я заметила, что перестали хрустеть суставы коленей и локтей. И этой ночью не сводило икры. Я пью магний обычно, чтобы избежать судорог, но они все равно бывают. Сегодня спала без задних ног.
Что необычного случилось в эти дни? Пока я внутри себя, еще не посмотрела вокруг, напишу об этом через пару дней.
Для тех, кто не понимает, о чем речь:
Я заключила договор с одной клиенткой на трёхмесячное сопровождение ее в теме «Преображение».
Я помогаю найти и реализовать ее скрытые таланты и возможности, а она пишет отчеты, минимум два раза в неделю, и эти отчеты размещаются в открытом доступе на моей страничке. Отчеты пишутся так, чтобы сохранялось ее инкогнито.
Стандартная цена моего трехмесячного сопровождения 150 тысяч рублей. Мы договорились за 90 000. Скидка предоставлена в обмен на регулярные клиентские отчеты, которые понадобятся мне для моей книги.
Отчеты будут размещены в открытом доступе, вы сможете увидеть их и обсудить.
Вас, дорогие друзья, я приглашаю в зрители этого беспрецедентного иммерсивного шоу!
Вам будут доступны дневники моей клиентки, вы можете поддерживать или топить ее своими комментариями. По большому счету, ваша реакция может стать важной частью процесса ее преображения.
А так же вы сможете получить полный эффект Вашего присутствия в процессе ее личного пути к раскрытию себя.
Вы сможете подсмотреть за кулисы, так скажем, заглянуть на нашу кухню и принять участие в процессе… но со стороны.
У сторон есть право расторгнуть договор с одностороннем порядке.
Ваша Ирина Панина,

Уважаемая N.,

Во-первых, хочу выразить Вам свое сочувствие. Невероятно тяжело, когда распадается мир, в строительство которого человек вложил 20 лет жизни… Очень надеюсь, что Вы найдете в своей жизни достойного человека и построите с ним семью, в которой будет понятно, что существует что-то выше, чем материальное благополучие.

Но, если мы говорим о Вашем сыне, то, как я помню из предыдущих писем, влияние отца на него всегда было сильнее Вашего. И в том мире, где мы живем, не удивительно, что молодому парню кажется: материальное благополучие обеспечивает всё. А разговоры мамы о духовных ценностях, вероятно, воспринимались как наивность человека, «который не знает настоящей жизни». Так что не думаю, что сын предал Вас с целью предать и задеть, он просто пошел за своими приоритетами.

Если у Вас ощущение, что это — Ваш провал в его воспитании, то напоминаю: вот здесь она — свобода выбора. У самых великих праведников бывали дети, которые не шли по их пути. Что же говорить нам, простым людям, когда ребенок видит, что духовные ценности требуют усилий и напряжения, а материальные падают в руки как созревший плод без всякого труда.

Только жизнь может научить Вашего сына, что кроме материальных ценностей существуют и другие. И не всякий оказывается, к сожалению, хорошим учеником в жизненной школе. Факт, что Ваш муж так и остался с восприятием, что материальные блага важнее всего.

Три вещи, которые Вы можете сделать:

  1. Молиться, чтобы Всевышний привел Вашего сына на другой путь. Делайте это постоянно, даже когда Вам кажется, что молитва пропадает даром. Жизнь, с Б-жьей помощью, длинная, и вполне возможно, что в будущем он пресытится материальными благами и вспомнит и применит многое из того, чему Вы его учили.
  2. Продолжать поддерживать с ним контакт, не упрекать его. А будьте живым свидетельством того, что существует бескорыстная любовь, даже когда сын остается с отцом, несмотря на отношение отца к Вам по жизни. В глазах такого юноши, как Ваш сын, естественным будет, что Вы — обиженная им и оскорбленная — не захотите с ним никаких контактов. И, к сожалению, он, видимо, вполне готов заплатить эту цену за машину. Но думаю, что, если не сразу, то с годами, он оценит Вашу бескорыстную любовь, если Вы наберетесь сил и терпения и ее проявите. Поэтому старайтесь приглашать его в Ваш будущий дом, звонить ему, интересоваться им. И не обсуждайте с ним его отца и их взаимоотношения. Не всё, что в 19 лет кажется прекрасным, кажется таким же в 25 и позже.
  3. Стать в глазах сына сильной и независимой женщиной. Это очень важно, так как, видимо, в отце его привлекают не только деньги, но и сила, которую эти деньги дают. Поэтому не жалуйтесь ему, если у Вас будет тяжелое материальное положение, не дай Б-г, а, наоборот, старайтесь показывать, как Вы хорошо справляетесь, следите за собой и встречайте его хорошо одетая, с макияжем, производите впечатление женщины, которая умеет решать жизненные проблемы и справляется с ними с достоинством. Я убеждена, что это на него подействует не меньше, чем разговоры о добре и справедливости. Т. к. есть ощущение, что до сих пор под влиянием поведения отца он воспринимал Вас «слабой» и не уважал это.

Так что молитесь и надейтесь. Аллегорически можно описать ситуацию так: для того, чтобы семя проросло, оно сначала должно разложиться. Вам кажется, что Вы сеяли добро, а никакого урожая нет… Но сейчас — как раз период разложения семян. Будем надеяться, что, с Б-жьей помощью, Вы увидите, как прорастет то, что Вы сеяли.

С уважением и пожеланием благополучно пройти этот тяжелый жизненный период и прийти к новому началу, Ципора Харитан

Поделитесь этой страницей со своими друзьями и близкими:

Нина роптала на свою судьбу. Рано выскочила замуж, после школы. Почти сразу родилась дочка. Потом всё закрутилось, завертелось: пелёнки, ползунки, детсад, который был далеко от дома. И муж, Стас, вроде, неплохой. Но ей скучно было с ним. Он сдержан, добр, неразговорчив, в свою душу никого не пускал, много работал, чтобы содержать семью. Но жену с дочкой любил. Полина росла красивой, румяной девочкой. Тёмные кудряшки так ей шли. А чёрные глаза — бусинки будто всегда улыбались. Она была в родителей: такая же рослая и видная.
Нина работала продавцом в магазине у частника. После перестройки как-то всё рухнуло, работы не стало. Каждый выживал, как умел. На одной из вечеринок так случилось, что она изменила мужу с молодым шофёром. Стас, узнав об измене жены, не мог простить. Начались скандалы и разборки. Через шесть лет жизнь дала трещину. «Для чего так жить?»- думал Стас. Собрал свои пожитки и ушёл в дом матери, когда Нина была на работе. Для неё это было ударом. » Придётся дочь растить одной, как моя мама»,- в отчаянии думала она.
Вот уже в школу пошла Полина. А Нина ночами выла от одиночества, она не ожидала, что её бросит муж. «Подходящих мужчин нет, а пьяниц мне не надо»,- думала она. Клеились всегда к ней те, кто не привлекал её внимания.
Весной приехали армяне заготавливать лес и асфальтировать дороги. Среди них был Гарик, высокий, стройный, черноглазый, только слегка неряшливый. Лет 30 35 было ему. В магазине он и приглядел Нину. Она была разговорчива, симпатична, со вкусом одевалась. Зачастил Гарик сначала в магазин, а потом к ней домой. До того он был ласков, щедр, находил слова любви такие, каких Нина никогда не слышала от Стаса. А женщины любят ухом. Потом была предновогодняя суета и колгота. Она позвала гостей. Счастливая, она летала по квартире, не чувствуя усталости. Испекла пироги, зажарила утку с яблоками и черносливом. Пришли соседи, сотрудники по работе. Пришёл и Гарик. Нина рассаживала гостей, резала пироги, дочка украшала салаты. Праздник прошёл весело и шумно. Гарик на сей раз остался ночевать. И с тех пор они стали жить вместе. Она не увидела укоряющих и осуждающих взглядов односельчан, которые всегда скептически относились к мужчинам южной национальности и про себя называли их «чёрными». Но Нине было всё равно, что о ней думают. В постели он был хорош, бесконечно ласков, опытен. О браке не шла речь, хотя ей хотелось.
— Гарик, может, поженимся и будем жить, как законные муж и жена?»- спросила как-то Нина. Она улыбнулась и шмыгнула носом. Сейчас разревётся, как девчонка.
— Ты — девочка, — тихо сказал он и обнял её за плечи. – Ты и есть девочка,- повторил он.- Моя девочка. Она уткнулась ему в грудь и расплакалась.- Пока рано о браке думать. Давай попозже об этом поговорим.
Но больше на эту тему они не говорили никогда. Гарик пропадал на работе, утром увозил Полину в школу. На праздники он покупал девочке дорогие подарки. Вскоре у Нины и Гарика родилась дочка Марьяна, маленькая, чёрненькая, как папа. Нине пришлось самой поднимать девочку. Не заметили, как она пошла в школу. Выросла Марьяна смышлёной, бойкой, общительной. Не то, что скромница Полина. Она уже заканчивала школу. Постоянно ловила на себе обжигающие взгляды Гарика и краснела. Поля для него была, как магнит: настолько она была прелестна, стройна, молода и обаятельна. И фигурка, и робкий взгляд её тёмно-вишнёвых чуть раскосых глаз, и брови домиком,и забавный вздёрнутый носик, и так манящие алые губы – всё привлекало его в ней. Когда они оставались одни, Гарик приобнимал её, поглаживал по спине и плечам. Полина сторонилась его, краснела и сбрасывала его тяжёлые руки. Но однажды он не выдержал и поцеловал её. Она его не отвергла, но очень испугалась…Поначалу её грызла совесть.
Мать ничего не замечала, доверяла своему «временщику-мужу», по-прежнему любила свою старшую дочь. К выпускному она купила ей роскошное платье. И была счастлива:
— Дочь закончила школу, теперь бы дать ей образование,- думала Нина. Наконец, всё позади: все страхи, консультации, экзамены. Отгремели последние аккорды выпускного вечера. За ужином зашёл разговор о поступлении в медицинский колледж и поездке в Пермь. Училась Поля легко, аттестат пестрел четвёрками и пятёрками. Гарик предложил свои услуги:
— Нина, может, я свожу Полину в Пермь? Надо сдать документы. Посмотрим, какой конкурс.
Нина, помолчав и о чём-то поразмыслив, согласилась. Утром они уехали. Прошёл день, второй, четвёртый…неделя. Они не появились. Нина в панике: с ними что-то случилось в дороге. Прошёл месяц. Она поняла, что родная дочь и Гарик её предали. У неё никак не укладывалось в голове, как так могло произойти? Что и где она упустила? Почему так доверяла и не заметила ничего? Судьба опять не расщедрилась и опять не пожалела её, отнеслась как-то по- сиротски, снова обрекая её на одиночество и переживания. Нина рыдала все ночи напролёт. Пока она была на работе, забывала, держалась как-то. Ночью металась и не находила себе места. Дочь ей было и жалко, и обидно: предала мать. Она понимала, что великовозрастный Гарик смял Полюшку, как цветок, и она не могла устоять, как когда-то не устояла она, взрослая женщина. И всё-таки Нина не могла их простить. И только через год, узнав, что они живут на съёмной квартире в райцентре, отважилась поехать к ним, хотя обида совсем не отпускала её. Но переступив через своё самолюбие, поехала к ним. Нина вошла, поздоровалась, дочь тихо ответила. В её глазах страх и отчаяние.Куда делась её лёгкая походка и звонкий смех? Наступило тягостное молчание, которое, казалось, длилось год. Потом Поля стала путано говорить, оправдываться и пыталась представить ситуацию как-то по-другому, чтоб меньше ранить мать. Выходило это как-то нелепо и глуповато. Нина заметила, дочь беременна, сказала только:
— Что случилось, то случилось. Значит, тому и быть.
Полина вдруг поняла всю нелепость происходящего и расплакалась вместе с матерью.
— Мама, прости меня, пожалуйста, я не хотела. Это Гарик настоял так сделать. Я знаю, насколько тебе тяжело меня простить. Ведь, по сути, я тебя предала,- прошептала дочь.
Ей было невыносимо стыдно смотреть матери в глаза. Но мать есть мать. Она сумела собрать всю свою силу воли в кулак, понять и простить. Обнявшись, они долго плакали…
Через некоторое время Гарик построил просторный особняк. Теперь у них с Полиной двое детей: мальчик и девочка. И к Нине они стали ездить в гости. Южный народ горячих кровей. Пока Поля управлялась с детьми, муж по вечерам пропадал в ресторанах и кафе, приглядывая очередную жертву, девушку помоложе и посимпатичней. А Поля после родов пополнела, стала женственнее, но уже не следила за собой, как раньше. И Гарик к ней охладел, хотя она не утратила былой красоты. Её удивляла его наглость.
Вскоре Гарик перестал приходить домой. Теперь он живёт с молоденькой девочкой, а Полину бросил, оставив им дом. Помогает и деньгами. Это и отличает южных мужчин от русских. И всё-таки я не понимаю, почему русские девушки так обожают армян. Или ветер у них в голове? Или русские парни не умеют так ухаживать, как они? Ответа не нахожу. Не разделяю я стремления русских девушек,которые прилагают все усилия,чтобы выйти замуж за иностранца,а потом не знают,как уйти от него или вернуть своего ребёнка.Другие же знакомятся по интернету и выходят замуж. Только знаю, что они сломали не одну жизнь. Только знаю, что они сломали не одну жизнь. Достоинства девушкам никогда не надо терять…
Апрель, 2017 год.

Я была самым счастливым ребёнком на Земле… Отец с 12 лет трахал меня каждый день, и я была на 7 небе от счастья…

Дело в том, что с отцом у нас разница ничтожная… Всего 14 лет, и ему фактически 30, а мне 16 – молодой, красивый, сильный и нежный мужчина. Мечта любой девочки…

Мама умерла при родах. У меня никого нет, кроме него. Я его очень сильно люблю, и он меня. Он отличный отец. В детстве водил по разным секциям – волейбол, танцы, гимнастика. Всегда игрушки и цветочки мне покупал за хорошие оценки. Бил морды паханам мальчуганов, чьи сыновья обижали меня. Игрался со мной в своё свободное время, в то время как другие отцы сидели с пивом за телеком/*бали баб.

С 14 лет он отказался от всех благ мира, чтобы я могла жить с ним, а не среди чужих людей. Не спился со смерти моей матери, а взял на себя за меня ответственность.

С 12 он стал ко мне особенно нежен. Целовал, обнимались. Говорил, какая я маленькая и красивая. У меня был переходный возраст, и он оказывал мне моральную поддержку. Никогда он не кричал на меня, не бил. Даже в детстве, когда у него был выбор: наорать, чтобы быстро избавиться, но обидеть меня, или объяснить, что не так быстро и не обижать – он всегда выбирал второе.

Так вот… Мы, как обычно, игрались, я прижималась к нему порой. Он меня в щёчки целовал между делом. Я не ожидала, если честно, что у меня может быть вообще секс в ближайшее время, но то, что с отцом… Меня ввергло в шок. Ну так вот. Он был слишком нежен для обычных обнимашек. Я таяла и испытывала некую влюблённость на почве такой нежности. Он зацеловывал меня. У меня вскружилась голова. Так мы постепенно дошли до поцелуя, а потом и до секса. Это было божественно и неописуемо. Всё-таки удовольствие, когда ты ощущаешь его впервые, в сотни раз приятнее. Тем более с опытным и красивым мужчиной.

Я росла, становилась всё краше, и секс был уже неотъемлемой частью наших отношений. Мы порой не выходили из спальни все выходные, сутками обнимаясь, целуясь и котяткаясь. Он всех своих баб послал невзначай, и теперь мы вместе. Я безумно люблю его. Как мужчину, парня. А он меня – как свою девочку. Порой мы в шутку заговариваем про детишек, но он явно устал растить кого-то и просто хочет наслаждаться жизнью. Хотя, может, с повышением на работе передумает.

Вообще – о нас. Он ростом 186, не перекаченный и не худой, мускулистый, брюнет с белой кожей и голубыми глазами и средней грубости голоса. Добрый с теми, кого он любит, жестокий с остальными. Я худенькая, спортивная, с подкаченной попой, шатенка с голубыми глазами, ростом 170, прямыми волосами, милым лицом, вторым размером груди и нежным голосом. Похожа на мать сильно. Может, в этом всё дело? Так и живём…

Короче, всем любви, нежности и котяток.

Автор публикации

не в сети 3 дня

Мама меня предала

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *