(19 ноября 1922, Харьков, УССР — 31 марта 1999, Санкт-Петербург)

Российский лингвист и этнограф, доктор исторических наук. Государственная премия СССР (1977). Деши фровал письменность древних майя и протоиндийское письмо, внёс большой вклад в изучение теории и истории пис ьма, в вопросы теории дешифровки исторических систем письма и их этносемиотического анализа, в разработку общих проблем семиотики и теории коллектива, в исследование древних, в первую очередь американских цивилизаций. Основатель российской школы майянистики.

Биография

Бабушка по отцу Кнорозова — первая народная артистка Армении, выступавшая под артистическим псевдонимом Мари Забель. Дед был русским. Юрий Валентинович родился под Харьковом в семье русских интеллигентов, что подчеркивал особо.

В школе его пытались исключить за «плохое поведение», неуспеваемость по некоторым предметам и, главное, за своевольный нрав. Неординарность Юрия раздражала многих уже тогда.

В 17 лет (1940 г.) Кнорозов, уехав с Украины, поступил в Московский Государственный Университет на исторический факультет, где увлёкся историей древних цивилизаций Востока, этнографией и лингвистикой. Специализируясь на кафедре этнографии, он питал особый интерес к шаманским практикам.

Непосредственного участия в боевых действиях на советско-германском фронте Кнорозов не принимал. Сам Юрий Валентинович в автобиографии отмечал, что его признали невоеннообязанным по состоянию здоровья и в сентябре 1941 года направили в Черниговскую область Украины на строительство военно-оборонительных сооружений. После отступления советских войск из Украины и установления там режима нацистской оккупации Кнорозов, по его собственным словам, «проживал в пос. Южный Харьковского района, проводя большую часть времени в блужданиях по Харьковской и Полтавской области, скрываясь от мобилизаций и добывая пропитание для старухи-матери». Достоверно известно, что Кнорозов не участвовал во взятии Берлина, но, тем не менее, согласно возникшей позже официальной(!) версии, именно из Берлина в качестве военного трофея привез две исключительно важные книги, якобы спасенные им из пламени горящей библиотеки. В последние годы, когда советская идеологическая машина была разрушена, Юрий Валентинович пытался избавиться от «дурацкой и нелепой», как он сам говорил, легенды и по-новому представить те далекие события — книги лежали в ящиках подготовленной для эвакуации немецкой библиотеки и оттуда были взяты советскими офицерами. Однако многое продолжает оставаться неясным: во-первых, как, в конце концов, эти книги попали к Кнорозову? А во-вторых, зачем офицеру-связисту понадобились такие издания, как «Сообщение о делах в Юкатане» францисканского монаха XVI века Диего де Ланды и «Кодексы майя» в гватемальской публикации братьев Вильякорта? Индейцами-майя он тогда не занимался.

Осенью 1945 года он вернулся в университет на кафедру этнографии, где углубился в египтологию и синологию. Особо интересовался древними системами письма, в частности восточными иероглификами, а также средневековой японской и арабской литературой. Занялся проблемой дешифровки иероглифического письма древних майя по совету своего научного руководителя, известного этнографа проф. С.А. Токарева.

После войны Кнорозов поступил на работу в московское отделение Института этнографии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая; участвовал в работе Хорезмской экспедиции (в Средней Азии занялся изучением проблемы взаимодействия кочевого мира — «варварской периферии» — и городской цивилизации).

Однажды Кнорозову попалась на глаза статья немецкого исследователя Пауля Шелльхаса под названием «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». Эта публикация круто изменила его научные планы. «Как это неразрешимая проблема? То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим!»

Бросившись в море майянистики, он столкнулся с резким ухудшением отношения к нему со стороны завкафедрой профессора С.П. Толстова. Да так, что тот отказался даже дать Кнорозову формальную рекомендацию в аспирантуру. К счастью, здесь же, на кафедре этнографии, работал профессор Токарев, с удовольствием поддержавший опального дипломника.

Тем не менее, по словам Кнорозова, новый руководитель «абсолютно не верил в успех дешифровки письма майя, поскольку, следуя американцам, считал, что письмо не является фонетическим». Пользуясь своим влиянием и связями в научном мире, Токарев устроил ученика младшим научным сотрудником в институт этнографии АН СССР/РАН (Кунсткамере) — сначала в секторе народов Америки, позже в качестве главы группы этнической семиотики.

Поселился Кнорозов в самом музее — в длинной, как пенал, комнате. От пола до потолка комната была забита книгами, по стенам висели прорисовки иероглифов майя. Из мебели — только письменный стол и солдатская койка. Рассказывают, что уже тогда под столом стояла батарея бутылок. Беда, которая преследовала ученого всю жизнь…

Первую статью с предварительными результатами дешифровки иероглифики майя («Древняя письменность Центральной Америки») Кнорозов опубликовал в 1952 в возрасте 30 лет. За перевод труда Диего де Ланды «Сообщение о делах в Юкатане» и комментарий к нему (опубликованы в 1955) Кнорозов получил докторскую степень (минуя предыдущую).

В то утро 29 марта 1955 года он шел на защиту кандидатской и не знал, чем все закончится, допуская даже обвинение в ревизионизме марксизма и арест. Дело в том, что Ф. Энгельс утверждал, будто в доколумбовой Америке государства отсутствовали.

Согласно той же догме, фонетическое письмо могло существовать только при возникновении классовых государственных образований. Заявление же о наличии у идейцев-майя фонетического письма автоматически опровергало сразу два положения «основоположника». Защита проходила в Москве и уже на следующий день превратилась в легенду. Выступление 33-летнего Юрия Кнорозова на ученом совете длилось ровно три с половиной минуты, а результатом стало присвоение звания не кандидата, а доктора исторических наук, чего в гуманитарных науках практически не случается.

С этого момента история дешифровки древних систем письма стала вписываться между двумя именами: Шампольона (знаменитый французский египтолог, разработавший основные принципы дешифровки древнеегипетского иероглифического письма) и Кнорозова.

В 1956 г. на волне международного признания исследователя «выпустили» на Международный конгресс американистов в Копенгагене. С тех пор вплоть до 1990 г. он уже никуда не выезжал, даже не подозревая о приходивших на его имя многочисленных приглашениях. При этом Юрий Валентинович горько шутил о «бесконечных комиссиях по вывозу его в Мексику, все члены которых там уже побывали». Зарубежные ученые некоторое время недоумевали по поводу отказа коллеги от контактов, но, быстро разобравшись в тонкостях советских нравов, сами потянулись в Ленинград, С особой гордостью Кнорозов рассказывал о том, как в разгар «холодной войны» американская школа признала предложенный им принцип дешифровки. Но он и не подозревал, какую бурю ненависти вызвал его успех у главы американской школы майянистики Эрика Томпсона! И «холодная война» тут была абсолютно ни при чем. Томпсон, узнав о результатах работы молодого советского ученого, сразу же понял, «за кем осталась победа», и мысль об этом оказалась для него невыносимой. В своем послании майянисту Майклу Ко, полном злого сарказма, он назвал американских коллег «ведьмами, летающими верхом на диких нотах по полночному небу по приказу Юрия», и убеждал, что дешифровка Кнорозова несостоятельна. Заканчивал свое послание Томпсон следующими словами: «Хорошо, Майк, ты доживешь до 2000 года. Вложи это послание к Введению в «Иероглифическое письмо майя» и рассуди потом, был ли я прав…» Майкл Ко сохранил письмо и в первый день 2000 года, перечитав его, заявил: «Томпсон был не прав. Прав оказался Кнорозов, и теперь мы все, занимающиеся майя, являемся кнорозовистами».

В начале 60-х Кнорозову предложили участвовать в составлении первой компьютерной программы для машинной обработки текстов майя. Группа программистов из Новосибирска собралась странная. Забрав все материалы Кнорозова, они попытались создать некую, как это теперь бы назвали, базу данных по знакам рукописей. При этом постоянно намекали на свое сотрудничество с военными ведомствами и заявляли, что занимаются «теорией дешифровки». Через некоторое время «компьютерщики» объявили о том, что у них разработана теория машинной дешифровки, и издали в 4 томах под своим именем данные Кнорозова. Издание подписали на языке майя и преподнесли Хрущеву. С точки зрения специалистов, объявленная «машинная дешифровка» была полной глупостью и никакого впечатления на специалистов не произвела. Тем более что в 1963 г. вышла великолепная монография Кнорозова «Письменность индейцев-майя». Однако это нелепое недоразумение поставило для малосведущей публики под сомнение подлинные результаты дешифровки. Только после публикации в 1975 г. перевода рукописей майя пришло признание: Кнорозову присудили Государственную премию СССР.

В стране майя великому дешифровщику удалось побывать лишь в 1990 году, когда он был приглашен президентом страны Винисио Сересо Аревало. Приглашение совпало с размораживанием дипломатических отношений с Гватемалой. Кнорозову устроили посещение главных достопримечательностей страны, вручили Большую золотую медаль президента Гватемалы. Поднявшись в одиночку на пирамиду Тик аля, он долго молча стоял там… Не обошлось без обычных для него неожиданностей: террористы, устроив за нашей машиной демонстративную слежку, обещали взорвать делегацию. Юрий Валентинович был доволен. Судьба подарила ему уже почти под конец жизни удивительную возможность пожить в тропической сельве у Карибского моря, рядом с любимыми им индейцами-майя. Ученики работали над подготовкой к печати его монографии, а Кнорозов наслаждался тропической природой, национальной мексиканской кухней, наблюдал по вечерам за невиданными звездами. Сидя рядом с президентом Мексики на концерте Паваротти в Чичен-Ице, он с улыбкой говорил, что великий певец значительно уступает юкатанскому хору, исполнявшему Кантату о Кукулькане. Его слова «У итальянца — техника, а у юкатанцев — душа» повторялись многими в Мексике…

Гения не стало 30 марта 1999 г.


Расшифровка письменности майя

С появления статей Кнорозова в 1950 гг. начался новый этап в изучении письменности майя, а с публикации в 1963 и 1975 двух его трудов — «Письменность индейцев майя» и «Иероглифические рукописи майя», самого выдающегося события в майянистике 20 в., — вторая «письменная» эра майя. Иероглифическое письмо — одна из самых отличительных черт культуры майя (единственной в Мезоамерике полностью письменной цивилизации) — была полностью забыта после завоевания государств майя испанцами, истребления жречества и уничтожения книг. Данные о письме майя — список из слоговых знаков письма майя — имелись только в труде Д. де Ланды. Кнорозов, изучив язык майя по словарям и грамматикам 16-18 вв., обратился к «алфавиту Ланды» и к работам Л. де Рони, последователя Ж.Ф. Шампольона и доказал (вопреки убеждению, доминировавшему в 1910-60 гг. в западной науке) аутентичность списка иероглифов майя у Ланды. Кнорозов определил письменность майя как иероглифическую, т. е. морфемно-силлабическую, подобно шумерской, древнеегипетской или минойской, и приложил к ней те же правила дешифровки, что и для других иероглифических систем.

В труде 1963, по общему признанию отечественных лингвистов и компаративистов, Кнорозов углубил современную методику дешифровки, предполагающую определенную стандартную процедуру — позиционную статистику знака, которая помогает установить и изучить закономерности употребления знаков в письме и соотнести их с закономерностями языка, на котором написаны тексты (главная методологическая установка Кнорозова), а также провести перекрестные чтения (по Кнорозову, основной критерий правильности дешифровки). Кнорозов органически сочетал этот структурно-дистрибутивный анализ с чисто языковедческими приемами и методами, «комбинаторный» и этимологический подходы к исследованию древних текстов. Он показал, что без глубоких знаний по филологии и истории культуры дешифровка в широком смысле вообще невозможна. Кнорозов выявил сам механизм создания иероглифики. Он изложил основные положения, связанные с процессом дешифровки, опубликовал каталог графем, обосновал фонетическое чтение основных знаков письма майя, правила орфографии и каллиграфии, порядок фонетических переходов, подробно рассмотрел систему письма.

Дешифровка дала возможность приступить к серьезным филологическим и семиотическим исследованиям языка и культуры дрених майя, к составлению морфемно-этимологического словаря древнего языка, переводу источников. В 1960-80 Кнорозов ввел в научный оборот важнейшие письменные источники, содержащие богатейший материал по культуре майя: им дешифрованы и переведены не только иероглифические рукописи 12-14 вв. (своего рода энциклопедия, охватывающая все стороны жизни древних майя), но и многие десятки надписей на монументах, поминальных сосудах, статуэтках и др. предметах мелкой пластики, исторические хроники, мифологические, пророческие и ритуальные тексты 16-18 вв. из так называемых «Книг Чилам Балам». Переводы рукописей и надписей на сосудах и монументах снабжены подробными этнолингвистическими комментариями. Опубликованы также работы по истории мезоамериканских цивилизаций и истории Юкатана 10-16 вв., а также перевод нескольких песен 17-18 вв. из сборника «Песнопения из Ц’итбальче» (совместно с Г. Г. Ершовой).

Особое внимание Кнорозов уделял религии, мифологии и обрядности. В работах, посвященных дешифровке и исследованию семантики имен богов, их иконографии и функций, реконструкции структуры пантеона, календарной обрядности и космографических представлений у древних майя, ритуал и образы божеств превращены Кнорозовым в инструмент для исследования религии, хозяйственных, политических и исторических традиций майя. Исследуя изменения в религиозных представлениях, к которым привело возникновение городов-государств, этапы сложения иконографических групп, формирования пантеона майя и сложения представлений о верховном божестве, Кнорозов показал, как религиозные концепции создавались и использовались по ходу политической борьбы за власть (например, институт поочередного правления четверки богов рассматривается им как отражение реально существовавшего на стадии формирования государств института смены у власти вождей четырех фратрий: ритуал передачи власти, имена и титулы выделенной впервые Кнорозовым группы богов-распорядителей, следивших за сменой власти у богов, служат для ученого ключом к реконструкции структуры власти в ранних государствах майя).

В 1973-95 Кнорозов работал над переводом и интерпретацией надписей и сцен на поминальной керамике и монументальных памятниках. Перевод многих десятков династических, победных, ритуальных, мифологических, поминальных, пророческих, календарных и астрономических текстов на сосудах, статуэтках и монументах (в т. ч. на крышке саркофага в Пале нке) дал уникальные сведения о таких сторонах культуры майя, которые раньше совершенно не были известны. Перевод Кнорозовым кольцевых надписей на сосудах — стандартного гимна в честь усопшего, названного Кнорозовым «формулой возрождения», дал ответ на вопрос о назначении парадной керамики: сосуды и статуэтки были атрибутом поминального ритуала.

Благодаря переводам получены уникальные сведения о структуре подземного пантеона, титулах и функциях его богов, представлениях о душах, обрядах прорицания под действием наркотиков, ритуалах отправления посланников к богам (человеческих жертвоприношениях), инициационных обрядах, поминальных пирах, новогодних церемониях, первые сведения о храмовом землевладении у майя, о структуре власти, жреческой и военной организации, имена и титулатура правителей и военачальников.

В кратких статьях о мезоамериканском календаре, игравшем огромную роль в создании и существовании всех цивилизаций региона, Кнорозов дал широкую панораму истории календарных реформ в Мезоамерике; календарная обрядность впервые превращена им в источник для реконструкции структуры власти и истории борьбы за власть в ранних государствах.

P.S. Позже, объясняя свой успех в дешифровке, Ю. Кнорозов очень серьезно рассказывал: «Когда мне было не больше пяти лет, братья стукнули меня по лбу крокетным шаром… Зрение восстановили, хотя и с трудом. Видимо, это и была своего рода «колдовская травма». Могу дать рекомендацию: будущих дешифровщиков бить по башке, только неясно, как. Можно для эксперимента взять контрольную группу, — а если кто концы отдаст, тому так и надо!», — заканчивая рассказ, он улыбался.


О проблемах мезоамериканских цивилизаций

Кнорозов выдвинул принципиально новые идеи в отношении узловых проблем мезоамериканской истории. В работах о генезисе письменности и календаря, этногенетических процессах в древней Америке, этногенезе майя, проблемах становления и истории мезоамериканских цивилизаций высказался по одной из самых спорных проблем в мезоамериканистике — ольмекской. Доказывал (опираясь на серьезную документальную базу) генетическое родство ольмеков и майя; государства ольмеков считал главным источником культурных заимствований для майя. Считал цивилизацию ольмеков творцом основных культурных завоеваний Мезоамерики, главных культурных моделей, которым следовали позднейшие цивилизации региона: земледельческого календаря и связанной с ним обрядности, циклического летоисчисления, связанного со сменой правления в городах, хронологии и исторической традиции, иконографического канона, структуры пантеона, иероглифической письменности (ее как священное письмо литературы и культа заимствовали майя).

Все работы Кнорозова отличает не только глубокое знание разнохарактерных источников, привлечение всей совокупности данных по культуре майя и другим культурам древнего мира, но и синтетическое осмысление данных разных дисциплин о генезисе искусства и религии, происхождении и разделении языков, заселении Америки, возникновении древних цивилизаций, эволюции письма и календаря, календарной обрядности и религии. Его работы — весомый вклад в изучения обрядности, культа и мифологии, социально-политических институтов, военной организации, хозяйства и быта населения древних цивилизаций Мезоамерики.


Применение методов дешифровки Кнорозова
для других систем письменности

Позже методика дешифровки и семиотического анализа графических систем Кнорозова была с большим успехом применена ученым и его последователями в работах 1950-80-х гг. над дешифровкой текстов острова Пасхи (1956 — определение кохау ронго ронго как иероглифического письма и создание основ для его дешифровки; идеи и расшифровки Кнорозова — в работах И. К. Федоровой 1963, 1986 и др.) и протоиндийского письма.

Система дешифровки и семиотического анализа древних графических систем, разработанная Кнорозовым, — важный методологический ключ для чтения и интерпретации надписей и иконографических памятников не только майя, но любой традиционной культуры. В последние двадцать лет появилось немало работ, основанных на методике Кнорозова.

За свой вклад в развитие науки Ю.Кнорозов награждён высшим орденом Мексиканской республики.

P.S. Научное наследие Ю.В. Кнорозова бережно хранят в Москве. В столичном Российском Государственном Гуманитарном Университете при помощи мексиканского посольства еще при жизни великого ученого был создан Центр мезоамериканских исследований, который теперь носит его имя.

Интервью Д.Беляева радио «Эхо Москвы» — «Загадка иероглифов майя»:

Программа «Наблюдатель», телеканал «Культура». Эфир от 29.11.2017.



Тема: Юрий Кнорозов, дешифровщик письма майя. Гости студии обсуждают и рассказывают о жизни советского учёного Ю.В. Кнорозова

Гости: историки Галина Гавриловна Ершова, Валерий Иванович Гуляев и Дмитрий Дмитриевич Беляев, а также племянник Кнорозова Александр Сергеевич Кнорозов.


использованы материалы статьи в «Алфавит» No.39, 2000, автор Г.Г. Ершова, и сайтов:

Юрий Валентинович Кнорозов

Ю. Кнорозов с сиамской кошкой Асей (Аспидом) в 1971 году
Дата рождения 19 ноября 1922
Место рождения Пивденное, Харьковский район, Харьковская область, Украинская ССР
Дата смерти 30 марта 1999 (76 лет)
Место смерти Санкт-Петербург, Россия
Страна СССР СССР→Россия Россия
Научная сфера история, этнография, эпиграфика, дешифровка
Место работы Институт этнографии АН СССР
Альма-матер истфак МГУ
Учёная степень доктор исторических наук (29 марта 1955)
Научный руководитель С. А. Токарев
Известные ученики М. Ф. Альбедиль,
Г. Г. Ершова,
И. К. Фёдорова
Известен как Дешифровщик письменности майя
Награды и премии

Сайт knorosov.com

Ю́рий Валенти́нович Кноро́зов (19 ноября 1922 года, Южный, Харьковский уезд, Харьковская губерния — 30 марта 1999 года, Санкт-Петербург) — советский и российский историк, этнограф, лингвист и эпиграфист, переводчик, основатель советской школы майянистики. Известен своей дешифровкой письменности майя, в продвижении математических методов исследования недешифрованных письменностей. В группу исследователей под его руководством в разное время входили такие известные историки, этнографы и лингвисты, как Александр Кондратов, Маргарита Альбедиль, Николай Бутинов и др. В середине 1950-х годов они внесли большой вклад в дешифровку письменности острова Пасхи. В 1960-е годы группа Кнорозова предложила дешифровку письменности долины Инда.

Доктор исторических наук (1955). Лауреат Государственной премии СССР (1977). Кавалер ордена Ацтекского орла (Мексика), удостоен Большой золотой медали президента Гватемалы. Почётный член Мадридского общества по изучению майя, член Национального географического общества США.

В 2012 году в Канкуне (Мексика) Юрию Кнорозову был установлен памятник, созданный Григорием Потоцким, а в марте 2018 года — ещё один, в городе Мерида (Мексика), авторства скульптора Рейнальдо Болио Суареса. В 2016 одна из улиц Харькова получила имя Юрия Кнорозова.

Биография

Родился в посёлке Южный (сейчас город Пивденное) под Харьковом, бывшим тогда столицей УССР. Отец — Валентин Дмитриевич Кнорозов — был главным инженером Южного треста стройматериалов, мать — Александра Сергеевна — домохозяйкой. Они познакомились на Бехтеревских лекциях в Петербурге, где и поженились, в семье было пятеро детей, Юрий — самый младший. Братья: Сергей — инженер-геодезист, доктор технических наук, лауреат Ленинской премии; Борис — преподаватель Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского; Леонид — военный врач, преподаватель Сталинградского мединститута; сестра Галина — старший научный сотрудник Всеукраинского института эндокринологии (Харьков). Бабушкой по отцовской линии была известная театральная актриса, первая народная артистка Армении Мария Давыдовна Сахавян (в замужестве Кнорозова, псевдоним Мари Забе́ль; 1858 г., Битлис, Западная Армения — 12 января 1926, Тифлис). Юрий Валентинович считал себя русским и всегда особо подчёркивал, что родился в семье русских интеллигентов.

По утверждению самого Юрия Валентиновича, его датой рождения было 31 августа, по паспорту — 19 ноября. В школе он был способным, но слишком неконтролируемым учеником. Несмотря на своё эксцентричное поведение, будущий учёный отличился в изучении как естественных, так и гуманитарных наук, а также интересовался разными видами искусства: играл на скрипке, писал стихи и проявлял способности к рисованию с практически фотографической точностью. В 1937 году окончил семь классов железнодорожной школы № 46 в посёлке Южный. В 1939 году окончил рабфак при 2-м Харьковском медицинском институте. Успел закончить два курса исторического факультета Харьковского университета.

Со мной в общежитии жил Юра Кнорозов. Он всё отдавал науке, всё. Получал стипендию и немедленно покупал книги, а потом у всех одалживал на еду. Питался водой и хлебом. Занимался расшифровкой письменности майя. Это ему удалось, и он стал всемирно известным учёным.

Учёба была прервана начавшейся войной. Хотя Кнорозов был признан невоеннообязанным по состоянию здоровья, в сентябре 1941 года его направили в Черниговскую область на строительство оборонительных сооружений. В ноябре 1941 года он оказался в окружении и, согласно его автобиографии, «проживал в пос. Южный Харьковского района, проводя большую часть времени в блужданиях по Харьковской и Полтавской области, скрываясь от мобилизаций и добывая пропитание для старухи-матери». В сохранившейся справке 1950 года указано, что Ю. В. Кнорозов в ноябре 1941 — феврале 1943 г. проживал в пос. Южный и оказался на освобождённой территории в феврале 1943 года во время первого освобождения Харькова советскими войсками; во время пребывания на оккупированной немцами территории нигде на работе не состоял. При контрнаступлении немцев на Харьков Кнорозов с матерью успевает эвакуироваться в Воронежскую область. Райвоенкоматом села Старая Криуша (Старокриушанский район, Воронежская область) Ю. В. Кнорозов вновь был признан негодным к военной службе (из-за крайней степени дистрофии) и стал работать учителем начальной школы в с. Фоменково того же района. Осенью 1943 года Кнорозов, у которого сохранилась зачётка Харьковского университета, оформил перевод на истфак Московского государственного университета и продолжил учёбу на втором курсе этого вуза, на кафедре этнографии. В университете Кнорозов смог реализовать своё увлечение историей Древнего Востока, этнографией и лингвистикой; первоначально специализировался по египтологии. В марте 1944 года был призван в армию. Служил сперва в школе младших специалистов-ремонтников автомобильных частей. Согласно записи в военном билете, встретил победу телефонистом 158-го артиллерийского полка Резерва Верховного Главнокомандования, под Москвой. Известно, что Кнорозов не участвовал во взятии Берлина, но, тем не менее, согласно возникшей позже легенде (источником её является журналистский очерк конца 1950-х), именно из Берлина в качестве военного трофея он привёз две исключительно важные книги («Сообщение о делах в Юкатане» Диего де Ланда в публикации Брассёр де Бурбура и «Кодексы майя» в гватемальской публикации братьев Вильякорта), якобы спасённые из пламени горящей библиотеки; сам Кнорозов называл эту легенду «дурацкой и нелепой» и утверждал, что книги лежали в ящиках подготовленной для эвакуации немецкой библиотеки в Берлине и оттуда были взяты советскими офицерами. В армии Кнорозов упорно отказывался идти на офицерские курсы, чтобы побыстрее демобилизоваться и вернуться к научной работе. Награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Здание Кунсткамеры, фото 2005 г.

16 октября 1945 года демобилизован как студент дневного отделения вуза и вернулся в университет на кафедру этнографии. Его дипломная работа под названием «Мазар Шамун Наби. Среднеазиатская версия легенды о Самсоне» была посвящена шаманским практикам Средней Азии. Работая в московском отделении Института этнографии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Кнорозов провёл несколько месяцев в Узбекской и Туркменской ССР, участвуя в работе Хорезмской экспедиции. Работая в Средней Азии, он занимался изучением специфики взаимоотношений кочевых этнических групп и оседлых цивилизаций в регионе от древних времён до периода экспансии Российской империи. В это время на глаза Кнорозову попалась опубликованная в 1945 г. статья немецкого исследователя Пауля Шелльхаса под названием «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». Эта публикация резко изменила его научные планы. Он оставляет изучение шаманских практик, чтобы ответить на вызов Шелльхаса: «Как это неразрешимая проблема? То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим». Этой позиции он придерживался всю свою жизнь. После окончания университета (1948) Кнорозову сообщили, что он не может претендовать на аспирантуру, поскольку его родственники оказались на оккупированной территории. Благодаря С. А. Токареву, он переехал в Ленинград и стал сотрудником Музея этнографии народов СССР, где занимался, по собственным словам, «черновой музейной работой без претензий», причём жил в комнате в здании самого музея. Параллельно велась работа по дешифровке письменности майя. После прорыва 1952 года, С. А. Токарев и С. П. Толстов добились его перевода в Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН в Ленинграде, где он работал с августа 1953 года до самой смерти.

Поздние годы

В стране майя Кнорозову удалось побывать лишь в 1990 году, когда он был приглашён президентом Гватемалы Винисио Сересо Аревало. Приглашение совпало с периодом активных усилий по размораживанию дипломатических отношений СССР с этой центральноамериканской страной. Правительство Гватемалы организовало Кнорозову посещение всех наиболее ярких достопримечательностей страны и отметило заслуги великого учёного вручением ему Большой Золотой медали президента Гватемалы.

В 1995 году в посольстве Мексики в Москве Кнорозов был награждён орденом Ацтекского орла, который вручается мексиканским правительством иностранным гражданам за исключительные заслуги перед Мексикой. До 1998 года он успел ещё раз побывать в Мексике и единственный раз посетить США, где он в полевых условиях проверял последнюю из своих гипотез о происхождении месоамериканцев.

В 1999 году Юрий Валентинович Кнорозов умер от инсульта и последовавшего отёка лёгких. В ряде источников указывается, что учёный скончался в одной из Санкт-Петербургских больниц на выставленной в коридор больничной койке в полном одиночестве, вскоре после получения почётной награды им. Татьяны Проскуряковой (США). Однако его дочь Екатерина Кнорозова заявляет, что умер он в обычной больничной палате в 6 утра, окружённый заботой родных до последних дней.

Похоронен на Ковалёвском кладбище под Санкт-Петербургом.

Теории сигнализации, коммуникации и коллектива

Одним из направлений деятельности Кнорозова была разработка теорий сигнализации, коммуникации и коллектива. Эти исследования велись в рамках программы «Мозг» специальной комиссии Президиума АН СССР. Базовые положения теории дешифровки были изложены Ю. В. Кнорозовым в статье «Неизвестные тексты», опубликованной как предисловие к сборнику материалов по дешифровке древних систем письма. Системный подход к возникновению коммуникации в коллективе был сформулирован в статье «К вопросу о классификации сигнализации».

Формулируя основы своего системного подхода к «теории коллектива», Ю. В. Кнорозов отмечал, что все системы неживой и живой природы подчиняются общим закономерностям, действующим во Вселенной («универсальной системе»), одной из которых, присущая всем системам, является тенденция к развитию от низших форм к высшим. Развитие можно интерпретировать как приобретение данной системой в определённой степени некоторых свойств «универсальной системы». Возникновение системы высшего порядка в результате качественного скачка приводит к появлению новых свойств, которые, естественно, не могут быть сведены к свойствам составляющих систему единиц. Так, свойства элементарных частиц не аналогичны свойствам основной дифференцированной системы живой природы — атома, а свойства интегрированных систем — молекулы, кристалла — не являются суммой свойств составляющих их атомов. Каждому уровню свойственны свои особенности и закономерности развития. В условиях нашей планеты наиболее высокой по организации интегрированной системой является живой организм. Ассоциация людей не является дальнейшим развитием или высшей формой объединения животных, а представляет собой следующий тип дифференцированной системы, то есть объединение объединений.

Личность

  • По воспоминаниям Кнорозова, переданным его ученицей, доктором исторических наук Г. Г. Ершовой, Юрий Валентинович в возрасте 5 лет получил сильный удар по голове крокетным шаром. Следствием его стало сотрясение мозга, чудом удалось сохранить зрение. Уже в зрелые годы он считал, что его лингвистические способности были результатом травмы, и шутил, что будущих дешифровщиков древних письменностей следует «лупить по башке» — дело только в правильном методе.
  • По воспоминаниям Г. Г. Ершовой, перед защитой диссертации Юрий Валентинович всерьёз опасался ареста. Дело в том, что у классиков марксизма указано, что иероглифическая письменность, как у майя, соответствует стадии развитого классового государства, однако в одной из работ Энгельса указано, что у майя «государства не было». Таким образом, автора можно было бы заподозрить в ревизии марксизма.
  • А. М. Пятигорский вспоминал, что Кнорозов, его первый учитель, в послевоенные годы крепко пил, и «его дневная норма долгие годы составляла литр водки». О его пьянстве с неодобрением упоминает и Г. Г. Ершова.
  • «С виду он казался суровым и угрюмым, но к нему всегда и везде тянулись и дети, и животные», — вспоминала Г. Г. Ершова.
  • Дочь Ю. В. Кнорозова — филолог-вьетнамовед Екатерина Кнорозова (род. 1960).

Основные работы

Образ в культуре и искусстве

  • Как отмечает Даль Орлов, Юрия Кнорозова можно считать «дальним прототипом героя и сюжета» советского фильма «Лидер» (1984).
  • Юрий Кнорозов послужил основой для образа умирающего бога майя по имени Ицамна (обозначенное альтер эго — Юрий Кнорозов), ключевой фигуры мистико-фантастического романа Дмитрия Глуховского «Сумерки».

Память

Слева: Памятник Юрию Кнорозову в Мериде, штат Юкатан.
Справа: обратная его сторона.

В честь Юрия Кнорозова 11 марта 2018 года в Мериде — столице мексиканского штата Юкатан — установлен новый памятник. Монумент находится у входа в конгресс-центр Siglo XXI рядом с Большим музеем мира майя. Автором памятника стал мексиканский скульптор Рейнальдо Болио Суарес, известный под псевдонимом Пачелли. Памятник изготовлен по мотивам чёрно-белой фотографии учёного с любимой кошкой Асей: на лицевой стороне стелы с высоким рельефом изображён в полный рост Кнорозов, а на обратной — иероглифы майя. Общая высота монумента составляет порядка трёх метров с учётом метрового постамента. На нём закреплена гранитная табличка с датами жизни учёного (1922—1999) и указанием о сделанном им открытии на двух языках, а также выбиты слова, произнесённые Кнорозовым по-испански на церемонии вручения ордена Ацтекского орла за исключительные заслуги перед Мексикой: «Сердцем я всегда остаюсь мексиканцем». Работы оплатили Мезоамериканский центр имени Кнорозова и другие представители российской стороны. Данный памятник стал вторым мексиканским памятником Кнорозову после установленного в Канкуне в 2012 году.

Примечания

Литература

Ссылки

  • Сайт об исследователе
  • Ковалева Л. В переводе с языка майя
  • Кутателадзе С. С. Леонид Канторович и Юрий Кнорозов
  • Рассказ о Юрии Кнорозове «Комната» из сборника Марии Фариса «Авантюрин»
  • Sesenta años descifrando la escritura maya Лекция, посвящённая Ю. В. Кнорозову, прочитанная Галиной Ершовой в Университете имени Франсиско Маррокина в Гватемале
  • Фильм о расшифровке письменности майя. Включает интервью с Ю. Кнорозовым. Часть 1., Часть 2.

Кнорозов, Юрий Валентинович

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *