сайт Горловской и Славянской епархии

Что носить летом? До какой степени можно обнажать тело в жару? Как быть на пляже? Допустимо ли мужчине зайти в храм в футболке, а не в рубашке с коротким рукавом? В каком виде можно прийти в ваш храм, чтобы оттуда не выгнали? Ответили священники нашей епархии.

Классика — идеальный выбор

Протоиерей Владимир Шутов, настоятель храма святых Царственных мучеников с. Александро-Калиново:

Когда я в 1990-х годах воцерковлялся, меня тоже волновал вопрос, в каком виде правильно ходить в храм. Один очень интересный верующий человек ответил мне так: «Молодой человек, вы неправильно ставите вопрос. Надо из дома выходить в таком виде, чтобы можно было в любое время зайти в храм». Мы должны понимать, что нужно воцерковлять все стороны нашей жизни, и внешний вид в том числе. Приходя к вере, мы начинаем следить за своей речью, жестами, поведением. Так же должно произойти и с нашим внешним видом: постепенно он тоже должен меняться в лучшую сторону. В храме надо выглядеть достойно.

Прежде всего мне хотелось бы обратить внимание на мужчин, потому что в вопросах одежды говорят преимущественно о женщинах — юбка или брюки, допустима ли косметика, можно ли открывать плечи… Однако внешним видом наших прихожан тоже нужно серьёзно заниматься. Если давать конкретные советы, то, на мой взгляд, мужчине в храме подобает быть одетым в брюки, а не шорты, бермуды и тому подобное. Брюки предполагают наличие носков и классической обуви. Если вы надеваете джинсы, то они должны быть традиционных цветов — чёрные, тёмно-синие, коричневые, летом можно светлые, но не кричащих расцветок. Желательно, чтобы они не были рваными и не отличались фасоном от обычных брюк. Хотелось бы также, чтобы мужчины носили классические рубашки с воротничком, а не футболки.

Сейчас очень модным стал спортивный стиль, но я убеждён: в храме он недопустим. Внешний вид формирует внутреннее состояние православного человека. Одежда — это один из атрибутов внешнего христианства, поэтому в гардеробе верующего человека обязательно должна присутствовать классика. Спортивные брюки, тапочки на босую ногу — считаю, что в храме это неприлично. Мы ведь идём на самое важное и торжественное событие своей жизни! Нужно учиться так относиться к каждой литургии, как будто она первая или последняя. Литургия — это торжество жизни, и приходить на него расслабленным недопустимо.

Какие традиции сложились у нас на приходе? Скажу так: я веду каждодневный изнурительный труд в этом направлении. Говорю, объясняю, напоминаю, привожу примеры. Рассказываю, что если бы было всё равно, в какой одежде предстоять Господу, тогда что-то менялось бы и в одежде священнослужителей, однако Церковь очень консервативна в этом вопросе. Если священник выйдет на исповедь в спортивных штанах и без носков, это оттолкнёт людей, не даст им сосредоточиться. Поэтому я учу прихожан не пренебрегать своим внешним видом.

Что касается женщин: я думаю, они созданы для того, чтобы украшать наш мир. Прекрасно, если мужчина испытывает возвышенные чувства, глядя на женщину. Её вид должен пробуждать желание писать стихи, а не говорить пошлости. Девочек надо воспитывать так, чтобы они стремились вызывать высокие, а не потребительские чувства.

Если женщина идёт в храм нарядной, это хорошо. Шарф или косынка — такой аксессуар, которым она может подчеркнуть красоту богослужения (например, выбрав соответствующий цвет) или продемонстрировать индивидуальный подход к своей одежде. Когда видишь, что прихожанки меняют косыночки в зависимости от праздника, это радует. Мне хотелось бы, чтобы женщины в храме выглядели достойно и красиво, вдохновляли мужчин служить Богу и вызывали у них самые нежные чувства.

Внимательно к себе и снисходительно к окружающим

Протоиерей Николай Николенко, настоятель Пантелеимоновского храма г. Железное:

У нас, слава Богу, не курортный город, отдыхающих нет, и потому проблема летней одежды остро не стоит. Вот в приморских городах ситуация действительно сложная. Если человек приехал в бриджах и в таком виде зашёл в храм свечку поставить и помолиться о том, что его беспокоит — я замечания не сделаю, и своих прихожан учу тому же. Главное — чтобы мы никого в храме не обидели.

Одежда сейчас такая, что не знаешь, что рекомендовать, особенно в случае с летним гардеробом. Можно быть в длинной юбке, которая просвечивается, и это будет хуже, чем шорты. А можно быть в шортах, но с покаянным чувством в сердце о том, что не подумал, в чём в храм пойти. Так что судить никого нельзя. Для Бога главное — не одежда, а наши души. Всё зависит от внутреннего состояния человека. Если турист пришёл в храм в купальнике, как это было в 1990-х годах, когда открыли Святогорскую лавру, — конечно же, надо сказать ему о неуместности такой одежды. Если же всё в рамках приличий — не стоит быть особо придирчивым. Конечно, каждый человек должен отдавать себе отчёт, куда и зачем он идёт. Священник может с любовью намекнуть, если что-то не так.

Если обобщить, то прежде всего надо смотреть на то, кто именно пришёл в храм в неподобающей одежде. Если это постоянный прихожанин — можно деликатно указать ему на его ошибку. Если же это случайный человек, лучше его не трогать. Воцерковлённым людям я посоветовал бы перед выходом из дома обратить внимание, насколько аккуратно они одеты, не коротка ли одежда, не просвечивается ли платье или рубашка (сейчас даже мужчины носят ничего не скрывающие рубашки-сетки). Конечно, одежда не может осквернить человека, но тот, кто идёт в храм, должен уделить внимание своему внешнему виду и постараться одеться прилично и опрятно.

Избегать крайностей и наслаждаться отдыхом

Протоиерей Николай Марковский, настоятель Покровского храма пос. Зайцево:

Когда на улице жара +35 — +40 градусов, надевать юбки в пол и рубашки с длинным рукавом я считаю лишним. Носить их в зной тяжело. Я за шорты и короткие рукава, никакого греха в ношении такой одежды не вижу. Разумеется, всё должно быть в пределах разумного — те же шорты бывают самой разной длины.

Что касается летней одежды для храма: надо понимать, что мы там будем стоять перед Богом. Идти на службу в шортах, безрукавках, майках и тому подобной одежде свободного покроя недопустимо. В храм надо одеваться подобающе. Я не говорю, что женщина обязана надевать юбку в пол, но колени эта юбка прикрывать должна. Нужно проявлять уважение к Церкви, к окружающим людям и постараться никого не соблазнять своим внешним видом. Правда, порой можно наблюдать и другую картину, когда особо благочестивые бабушки вразумляют молодую девушку и ругают её за то, что она неправильно одета. Это тоже крайность, ведь у человека могут быть определённые обстоятельства: например, родственник лёг в больницу, хочется помолиться о нём в храме, а подходящей одежды под рукой нет. Можем ли мы человеку в такой ситуации запретить зайти в храм? Во всех остальных случаях в храм надо одеваться скромно, чтобы никого своим видом не соблазнять.

Что касается пляжной одежды — мы не живём в Средневековье, когда оголённое плечо или колено считались верхом неприличия. За окном XXI век, магазины изобилуют самыми разнообразными моделями купальников и плавок, и выбрать подходящую не составляет труда. Здесь тоже желательно обойтись без крайностей, потому что некоторые купальники не то что не скрывают ничего, но подчёркивают всё, что можно и нельзя. Три ниточки вверху, две внизу не очень вяжутся с образом верующей женщины, этого не должно быть. Есть разные модели купальников, как закрытых, так и открытых, в которых можно выглядеть адекватно. Так что подберите себе нормальный купальник или плавки — и купайтесь на здоровье. Купаться в рубашке или подряснике я бы не советовал, потому что это вызовет только смех у окружающих.

Если человек хочет кого-то поучать, он найдёт повод: окажется, что окружающие если не купальники неправильные носят, то на пляже неправильно лежат или ещё что-то не так делают. Надо во всём знать меру, а лубочное христианство на пляже (священник в подряснике и шляпе, женщина в длинной юбке или рубахе) и выглядит архаично, и для отдыха неудобно. Ну и, конечно же, нужно думать о своём поведении ничуть не меньше, чем об одежде. Надеюсь, наши читатели это понимают и в таких напоминаниях не нуждаются.

Можно быть православным и красиво одетым

Протоиерей Олег Кручинин, настоятель Борисо-Глебского храма Часов Яра:

Говоря о допустимой или недопустимой одежде, я бы не стал обсуждать конкретную длину рукава или фасон платья — скорее, хотелось бы высказать несколько общих моментов.

Первый. Всякий раз, когда мы в храме или на улице осуждаем того или иного человека за то, что он одет не «по-православному», под православным идеалом мы подразумеваем современный стиль одежды. То есть нам кажется, что православные мужчины всегда носили брюки (желательно тёмные), туфли (с закрытыми пяткой и носком) и рубашки с длинными рукавами (застёгнутые на все пуговицы). Православные женщины всегда ходили в косынках и длинных платьях или юбках и блузах. Однако давайте посмотрим на иконы Иисуса Христа и апостолов в полный рост. Где вы там видите брюки? Туфли с закрытым носком? Рубашки с пуговицами? Апостолы — вчерашние рыбаки из Галилеи — в условиях того времени и климата ходили либо босиком, либо в открытых сандалиях. Вы можете себе представить современного священника, ходящего по мраморному полу собора босиком или выходящего в таком виде на проповедь? Скорее, это будет выглядеть юродством или насмешкой.

Вместо брюк и рубашек были одежды, форму которых напоминают современные облачения священников. Но по улицам сегодня в таких одеждах мужчины не ходят. Значит, брать за абсолютный образец «православности» одежду хоть I, хоть XXI века тоже не нужно.

Второе. Сознательно или нет, но идеал православия мы ищем в среде монашества. Отсюда такое тяготение к тёмным и довольно длинным одеждам. Но большинство из нас — не монахи, и мы живём не в удаленных от мира обителях. Да и монахи — люди радостные, а не угрюмые. Поэтому что мешает девушке в 18-20 лет надеть на воскресную литургию не бесформенный балахон серого цвета, а красивое платье?
Посмотрите на картины художников, изображавших быт людей в XVIII-XIX веках. Видим, что помимо обычных косынок женщины носили в храм всевозможные кокошники, чепчики и шляпки. К литургии всегда относились как к празднику, поэтому надевали на неё лучшую одежду. Можно быть православным и красиво одетым. Одно другому никак не мешает.

Андрей Рябушкин. Русские женщины XVII столетия в церкви

Третье. Если по прошествии времени традиции одежды меняются, то на что же тогда ориентироваться? Конечно же, на опыт Церкви и голос собственной совести и разума.

По словам апостола Павла, необходимо чтобы «жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию» (1 Тим. 2:9-10). Также мы помним, что «всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову» (1 Кор. 11:5). Отсюда — давняя традиция молиться с покрытой головой, не отменяющаяся и летом.

Стыдливость и целомудрие — вот те критерии, которые отличают «приличное одеяние» от неприличного. Одежда не должна быть вызывающей, соблазняющей, чрезмерно открытой. Твой внешний вид не должен быть соблазном или искушением для других молящихся в храме. Главное — не забывать, что любой человек — это образ Божий. По словам святителя Василия Великого, благочиние сообщается от тела к душе, и благоустройство тела весьма скоро приведет к благоустройству души. При желании и наличии вкуса эти принципы спокойно можно реализовать в своей одежде. В этом плане лето ничем не отличается от других времён года.

Екатерина Щербакова

Святые женщины

Конечно, первая — Богородица. Можно было бы привести много книг, мы выбрали одну — «Всех скорбящих радость» Вениамина (Федченкова), которую как раз недавно озвучили.

«Митерикон» — собрание высказываний «амм», то есть Матерей Пустыни — женский вариант Патерика.

«Святые подвижницы Восточной Церкви» — сборник житий святых женщин Востока вплоть до X века, составленный выдающимся русским патрологом и агиографом XIX века, ныне прославленным в лике святых Филаретом (Гумилевским).

«Легендарные характеры». Лесков в ответ на обвинение в том, что женщина в православной литературе рассматривается исключительно как «соблазн» для мужчины решил обратиться к источникам. Он взял «Пролог» — одну из самых популярных православных книг в России, популярных с глубокой древности и именно у народа — то есть массовую литературу, такую, которая оказывала наибольшее влияние на сознание и жизнь народа. Это собрание житийных историй, патериковых рассказов, притч, святоотеческих наставлений. И оказалось, что в «Прологе» тридцать пять «женских» историй, из которых только две имеют негативный характер.
Лесков, конечно, не исследователь, а писатель. «Легендарные характеры» — одна из частей эпопеи о русских праведниках (здесь, собственно, праведниц), которую Лесков писал всю свою жизнь. По сути, это «художественный пересказ» женских историй, содержащихся в «Прологе».

«Раскаяние святой Пелагеи» — типичный житийный сюжет раскаяния блудницы, но необычно поданный. Пелагея была блудницей и раскаялась после встречи со святым Нонном (кстати, он был устроителем первого лазарета). Прекрасно начало этой истории — святой Нонн плачет от красоты Пелагеи.

«Мученичество святой Евгении» — одновременно удивительный и типичный текст. Типичное: девушка-христианка отказывается от замужества и заканчивает жизнь как мученица. Своеобразное: Евгения, согласно Житию, притворилась мужчиной, чтобы жить в монастыре, и даже стала настоятелем. Житие великолепно говорит об этом, одноврменно сексистки и феминистки: «Евгения превосходила всех монахов, хотя и была женщиной. Из этого видно, что добродетель присуща всем, и для желающего идти праведным путем быть женщиной не помеха».

«Житие и наставления Синклитикии Александрийской» — одно из самых авторитетных святоотеческих творений, особо интересное тем, что описывает женскую святость. Прп. Синклитикия — основательница женского киновитства. Выражение «матери пустыни» сейчас звучит непривычно. Однако в «Изречениях отцов-пустынников» наряду с поучениями 127 духовных отцов приводятся изречения трех «амм», то есть духовных матерей: Феодоры, Сары и Синклитикии. Эти «аммы», хотя они и в меньшинстве, стоят в одном ряду с великими аввами — Антонием, Арсением и Пименом.

«Житие Марии Египетской» — один из центральных текстов святоотеческой письменности. Жизнь Марии Египетской, раскаявшейся блудницы, стала образцом покаяния для всех христиан.

Преподобная Кассия — монахиня-поэтесса, единственная женщина, чьи произведения используются Православной Церковью в богослужении, в частности, на Рождество и в Великую Субботу.
Кассия, по преданию, отличалась необыкновенной красотой, и в юности была одной из одиннадцати девушек, представленных византийскому наследнику для выбора невесты. Наследник отверг Кассию из-за ее остроумия и смелости: на слова наследника «от жены произошло все злое» она ответила «от жены же произошло все лучшее».
Кассия родилась в знатной и богатой семье, и на свое состояние основала монастырь. Она автор литургических произведений и эпиграмм, переписывалась с Феодором Студитом.
В центе поэзии Кассии стоит тайна Богочеловечества, Господь Иисус Христос; кроме того она особенно любила воспевать подвиг мученичества. Кассия умело соединяет высокое богословие с выразительностью и лаконичностью формы.

Письма Иоанна Златоуста к диаконисе Олимпиаде. Святая диакониса Олимпиада была другом и духовной дочерью свт. Иоанна Златоуста, одной из его ближайших сотрудниц. В обязанности диаконисы входили: забота о страждущих, катехизация женщин, помощь при совершении над женщинами св. Таинств. Когда на Иоанна Златоуста за его дерзновенную проповедь евангельской истины обрушилось гонение, его соратники тоже пострадали: св. Олимпиаду оклеветали, таскали по судам и наконец изгнали. Так и появились эти письма: гонимый Иоанн Златоуст утешал и наставлял гонимую Олимпиаду. Эти письма — великий памятник истинной святости, свидетельство драматических событий в истории Церкви, бесценные размышления свт. Иоанна Златоуста о зле и страдании.

«Житие Улиании Осорьиной» — уникальный случай: житие святой, написанное её сыном. Шедевр древнерусской словесности и первая биография русской женщины. Житие важно своим превосходным описанием святости — и святости мирянской, женской.

Игумения Арсения (Себрякова) — великий русский духовный наставник, стоит в одном ряду с Игнатием (Брянчаниновым), Феофаном Затворником и оптинскими старцами.

Мать Мария — современная святая. Человек необычайно творчески одаренный, из высшего света, она оставила наследие и в философской прозе, и в поэзии, в иконописи. Друг о. С. Булгакова и Н. Бердяева, А. Блока и многих других выдающихся людей, она не была далека от проблем этого мира.
Судьба святой Марии (Скобцовой) показывает, чем мог бы стать Серебряный век, если бы обратился ко Христу. Мария (Скобцова) в молодости — член партии эсеров (она была даже революционным головой Анапы), переболевшая всеми соблазнами своего времени. Ни от чего не отказавшись, она стала подлинно святой XX века: все творческие способности обернув на служение Богу, явив тип кенотической, жертвенной любви к самым униженным и обездоленным людям. Служение людям Мария (Скобцова) ставила выше поддержания форм внешнего благочестия, а во время Второй мировой войны решилась укрывать евреев от Гестапо — что и привело ее в концентрационный лагерь — и к мученическому венцу.

Как одеться православному мужчине

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *