«Правило веры”

31.01.2005

Вопрос-ответ

— Если человека в раннем детстве крестила родная верующая бабушка погружением в воде и надела крестик, это крещение правильное?

— Важно, чтобы состоялось троекратное погружение в воду с молитвой «Крещается раб Божий (имя) во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святаго Духа. Аминь». Так иногда делают в условиях гонений или угрозы жизни ребенка. Человек, погруженный таким образом в воду, считается крещеным. Но при первой же встрече со священником ему надо обо всем рассказать, чтобы батюшка завершил крещение чином Миропомазания, через которое подается благодать Святаго Духа.

— Как часто нужно исповедоваться и причащаться?

— В разных условиях по-разному. Ведущий благочестивый и внимательный образ жизни, постник может с благословения духовника причащаться и каждую воскресную литургию или через воскресенье, т. е. два раза в месяц. Хорошо приходить раз в месяц и причащаться. Исповедь не связана с причастием, это самостоятельное таинство. Если смертно согрешили – сразу стремитесь на покаяние. В случае с грехами в помыслах, словах можно раз-два в месяц очищать свою душу покаянием, но лучше не тянуть. Такая жизнь должна быть постоянной, подобно тому, как мы постоянно стираем грязное белье. Тогда за постоянство и внимательность Господь будет вас беречь от падений.

— Если инвалид не может прийти в храм причаститься, как ему быть?

— Нужно связаться с любым храмом, с настоятелем храма, по телефону и попросить исповедовать и причастить инвалида дома. Не бойтесь «тревожить» священников – это наша обязанность. Никакой платы за причастие нет. Если кто что-нибудь жертвует – это жертва, как человек хочет и как может. Вопрос может возникнуть только с транспортом – как добраться священнику до дома инвалида. Но по молитвам к Богу все решится. Адреса храмов вам подскажут в миссионерском отделе: тел. 40-09-19.

— Как приготовиться к причастию?

— Пост 3 — 6 дней (но для больных его вообще может не быть), помолиться за день до причастия по Молитвослову («Правило ко Святому Причащению»), с полуночи до времени причащения утром ничего не есть и не пить (но острым больным, например, раковым может быть дано разрешение выпить лекарство). Здоровые должны прийти накануне причастия на вечернюю службу в храм. Больные, инвалиды пусть молятся дома. Если нет молитво-слова, позвоните по тел. 40-09-19, вам постараются помочь.

Отвечал игумен Иннокентий.

Исповедь — насколько часто следует исповедоваться?

Исповедь. У нас, к сожалению, действительно в голове очень много всего перемешано, и нам кажется, что, если человек не может не грешить, он должен исповедоваться чуть ли не каждый день.

Частая исповедь бывает очень полезной на определенном этапе нашей жизни, особенно, когда человек только-только делает первые шаги в вере, только-только начинает переступать порог храма, и для него открывается пространство новой жизни, почти неизвестное. Он не знает, как ему правильно молиться, как ему выстроить свои отношения с ближними, как ему вообще ориентироваться в этой своей новой жизни, поэтому он все время ошибается, все время, кажется ему (и не только ему), делает что-то не то.

Так, частая исповедь для тех людей, которых мы называем неофиты, — очень важный и серьезный этап их узнавания Церкви, понимания всех основ духовной жизни. Такие люди входят в жизнь Церкви в том числе через исповедь, через разговор со священником. Где еще так близко поговоришь со священником, как не на исповеди? Главное, они получают здесь свой основной первый христианский опыт понимания своих ошибок, понимания, как строить отношения с другими людьми, с самим собой. Такая исповедь очень часто бывает духовническим, исповедальным разговором больше, чем покаянием в грехах. Можно сказать — катехизаторской исповедью.

Но со временем, когда человек уже понимает многое, знает многое, приобрел некий опыт через пробы и ошибки, для него очень частая и подробная исповедь может стать препятствием. Не обязательно для всех: кто-то вполне нормально себя чувствует при частой исповеди. Но для кого-то может стать именно барьером, потому что человек вдруг приучается думать примерно так: «Если я все время живу, значит, я все время грешу. Если я все время грешу, значит, я все время должен исповедоваться. Если я не буду исповедоваться, как же я с грехами подойду к причастию?» Здесь существует такой, я бы сказал, синдром недоверия Богу, когда человек думает, что за исповеданные грехи он удостоился чести получить Таинство Тела и Крови Христовой.

Конечно же, это не так. Сокрушенный дух, с которым мы приходим к причащению Святых Христовых Тайн, не отменяет нашей исповеди. А исповедь не отменяет сокрушенного духа.

Дело в том, что человек не может на исповеди так поисповедоваться, чтобы все-все свои грехи взять и изложить. Невозможно. Даже если он возьмет и просто перепишет книгу с перечислением всех всевозможных грехов и извращений, которые только существуют на Земле. Это не будет исповедью. Это не будет ровно ничем, кроме формального акта недоверия Богу, что само по себе, конечно, не очень хорошо.
Самая страшная духовная болезнь

Люди, бывает, придут вечером на исповедь, потом с утра идут в храм, и тут — ах! — у самой Чаши вспоминают: «Забыл этот грех исповедовать!», — и чуть ли не из очереди к причастию убегают к священнику, который продолжает исповедь, с тем, чтобы сказать то, что он забыл сказать на исповеди. Это, конечно, беда.

Или начинают вдруг у Чаши лепетать: «Батюшка, я забыл сказать на исповеди то-то и то-то». С чем человек приходит к причастию? С любовью или с недоверием? Если человек знает и доверяет Богу, то он знает, что Бог пришел в этот мир грешников спасти. «От них же первый есмь аз», — эти слова говорит священник, и говорит каждый из нас, когда приходит к исповеди. Не праведные причащаются Святых Христовых Таин, а грешные, из которых каждый, приходящий к Чаше, первый, потому что он грешный. Значит, он даже с грехами причащаться идет.

Он кается в этих грехах, сокрушается о них; это сокрушение — самое главное, что дает человеку возможность причаститься Святых Христовых Таин. Иначе, если человек исповедался перед причастием и почувствовал себя уверенным в том, что теперь-то он достойно причастится, теперь у него есть право принятия Святых Христовых Таин, то, думаю, что хуже и страшнее этого ничего быть не может.

Как только человек почувствует себя достойным, как только человек почувствует себя вправе причащаться, — наступит самая страшная духовная болезнь, которая только может постигнуть христианина. Посему во многих странах причастие и исповедь не являются обязательной сцепкой. Исповедь совершается в свое время и в своем месте, причастие совершается во время Божественной литургии.

Поэтому те, кто исповедовались, скажем, неделю назад, две недели назад, а совесть их мирна, отношения с ближними у них хорошие, и совесть не обличает человека в каких-то таких грехах, которые бы как страшное и неприятное пятно тяготели на его душе, он может, сокрушаясь, подходить к Чаше… Понятно, каждый из нас во многом грешен, каждый — несовершенен. Мы осознаем, что без помощи Божией, без милости Божией не станем другими.

Перечислять те грехи, которые Бог знает о нас, — для чего делать то, что и так ясно? Я каюсь в том, что я гордый человек, но я не могу в этом каяться каждые 15 минут, хотя каждую минуту я остаюсь таким же гордецом. Когда я прихожу на исповедь каяться в грехе гордости, я искренне в этом грехе каюсь, но понимаю, что, отойдя от исповеди, я не стал смиренным, не исчерпал этот грех до конца. Поэтому было бы бессмысленно мне каждые 5 минут приходить и снова говорить: «Грешен, грешен, грешен».

Мой грех — это мой труд, мой грех — это моя работа над этим грехом. Мой грех — это всегдашнее самоукорение, ежедневное внимание к тому, что я принес Богу на исповедь. Но я не могу об этом говорить Богу каждый раз, Он и так это знает. Я скажу это в следующий раз, когда этот грех снова сделает мне подножку и снова покажет мне всю мою ничтожность и всю мою оторванность от Бога. Я еще раз несу искреннее покаяние в этом грехе, но пока знаю, что я этим грехом заражен, пока этот грех не принудил меня отвернуться от Бога настолько, что я почувствовал, насколько сильно это отдаление, этот грех может не быть предметом моей всегдашней исповеди, но должен быть предметом моей всегдашней борьбы.

То же самое касается и повседневных грехов. Скажем, очень трудно человеку бывает прожить целый день, никого не осудив. Или прожить целый день, не сказав ни одного лишнего, праздного слова. От того, что мы эти грехи будем постоянно называть на исповеди, ровным счетом ничего не поменяется. Если каждый день вечером, отходя ко сну, мы будем проверять свою совесть, не просто читать вот эту заученную молитву, последнюю в вечернем правиле, где там мшелоимство, лихоимство и всякое другое непонятное «-имство» вменяется нам в грех, а просто по-настоящему проверим свою совесть и поймём, что сегодня опять было подножкой в нашей жизни, что сегодня опять мы не удержали на высоте нашего христианского призвания, тогда мы принесем покаяние к Богу, это будет наш духовный труд, это будет именно то делание, которого от нас ожидает Господь.

Но, если мы будем этот грех перечислять каждый раз, когда приходим на исповедь, но при этом ровно ничего не делать, то эта исповедь оказывается очень даже сомнительной.
Небесной бухгалтерии не существует

К частоте исповеди каждый христианин может относиться, исходя из реалий своей духовной жизни. Но странно думать о Боге как о прокуроре, считать, что есть некая небесная бухгалтерия, которая зачетом принимает все наши исповеданные грехи и ластиком стирает их из какого-то гроссбуха, когда мы пришли на исповедь. Поэтому мы боимся, а вдруг что забыли, вдруг не сказали, и ластиком не сотрется?

Ну, забыли и забыли. Ничего страшного. Мы вообще своих грехов почти не знаем. Всякий раз, когда мы духовно оживаем, мы вдруг видим себя такими, какими мы не видели себя раньше. Иногда человек, прожив много лет в Церкви, говорит священнику: «Батюшка, мне кажется, что раньше я был лучше, я никогда таких грехов, как сейчас, не совершал».

Значит ли это, что он был лучше? Нет, конечно. Просто тогда, много лет назад он себя совсем не видел, не знал, кто он такой. А со временем Господь человеку открыл его сущность, и то не до конца, а только в той самой степени, в которой человек к этому способен. Потому что, если бы в начале нашей духовной жизни Господь нам показал всю нашу неспособность к этой жизни, всю нашу немощь, всю нашу внутреннюю некрасивость, то, может быть, мы так бы отчаялись от этого, что и не захотели бы никуда дальше идти. Поэтому Господь по милости Своей даже грехи наши открывает постепенно, зная, какие мы грешные. Но при этом допускает нас до причастия.
Исповедь — не тренировка

Я не думаю, что исповедь — это то, в чем человек себя тренирует. У нас есть духовные упражнения, в которых мы в некотором смысле себя тренируем, настраиваем — это, например, пост. Регулярность его утверждается в том, что человек во время поста старается упорядочить свою жизнь. Еще к духовным «тренировкам» можно отнести молитвенное правило, которое тоже действительно помогает человеку упорядочить его жизнь.

Но если причастие рассматривать с этой точки зрения, то это — катастрофа. Нельзя причащаться регулярно ради регулярности причастия. Регулярное причастие — это не зарядка, не физкультура. Это не значит, что раз я не причастился, то чего-то я утерял и должен причащаться, для того чтобы накапливать какой-то духовный потенциал. Все совсем не так.

Человек причащается, потому что он без этого не может жить. У него есть жажда причащаться, у него есть стремление быть с Богом, у него истинное и искренне желание открывать себя для Бога и становиться иным, соединяясь с Богом… И таинства Церкви не могут стать для нас какой-то такой физкультурой. Они не для этого даны, они все-таки не упражнения, а — жизнь.

Встреча друзей и близких происходит не потому, что друзья должны встречаться регулярно, иначе они не будут дружить. Друзья встречаются, потому что их очень тянет друг к другу. Вряд ли будет полезно дружбе, если скажем, люди поставят себе задачу: «Мы друзья, поэтому для того, чтобы наша дружба крепла, мы должны встречаться каждое воскресенье». Это абсурд.

То же самое можно сказать и о таинствах. «Если я хочу правильно исповедоваться и выработать в себе настоящее покаянное чувство, я должен исповедоваться каждую неделю», — звучит абсурдно. Как и вот это: «Если я хочу стать святым и быть с Богом всегда, я должен причащаться каждое воскресенье». Просто нелепость.

Более того, мне кажется, есть в этом некая подмена, потому что все стоит не на своих местах. Человек исповедуется, потому что у него сердце болит, потому что душа у него страдает от боли, потому что он нагрешил, и ему стыдно, ему хочется очистить свое сердце. Человек причащается не потому, что регулярность причастия делает его христианином, а потому что он стремится быть с Богом, потому что он не может не причащаться.
Качество и частота исповеди

Качество исповеди не зависит от частоты исповеди. Конечно, есть люди, которые раз в год исповедуются, раз в год причащаются — и делают это, сами не понимая, для чего. Потому что так положено и уж как-то надо бы, время подошло. Поэтому у них, конечно, нет некоторого навыка к исповеди, понимания ее сути. Поэтому, как я уже сказал, для того чтобы войти в церковную жизнь, научиться чему-то, конечно, на первых порах нужна регулярная исповедь.

Но регулярность исповеди — это не значит раз в неделю. Регулярность исповеди может быть разной: 10 раз в год, раз в месяц… Когда человек свою жизнь духовно выстраивает, он чувствует, что ему надо исповедоваться.

Вот как священники: они же каждый для себя ставят определенную регулярность своей исповеди. Я даже думаю, что тут даже нет какой-то регулярности, кроме того, что сам священник чувствует момент, когда ему необходимо уже исповедоваться. Есть некое внутренне препятствие к причастию, есть внутреннее препятствие к молитве, приходит понимание, что жизнь начинает рассыпаться, и нужно идти на исповедь.

Вообще, человек должен так жить, чтобы чувствовать это. Когда у человека нет чувства жизни, когда человек все измеряет определенным внешним элементом, внешними действиями, тогда, конечно, он будет удивляться: «Как же так можно причащаться без исповеди? Как это? Это какой-то ужас!»

о. Алексий Умнинский

Как правильно провести день после совершения Таинства Причастия? Любой ли человек может причаститься и как нужно причащаться в Великий пост? Подробно рассказывает ректор Киевской Духовной Академии епископ Сильвестр (Стойчев).

– Владыко, Причастие – это дар или лекарство?

– Причастие – одновременно величайший дар и, естественно, лекарство, ведь, как сказано в молитвах, «во исцеление души и тела». В творениях святых отцов нередко говорится о том, что Причастие – это лекарство, которое дается нам для того, чтобы мы имели благодатные силы для жизни во Христе. Многие византийские авторы рассматривают Святое Причастие в рамках схемы: Крещение-Миропомазание-Причастие, где Крещение – усыновление во Христе, новое рождение в Нем; Миропомазание – получение даров Святого Духа, а Евхаристия – укрепление обновленного человека. Так, например, мыслит святой Николай Кавасила, хотя, конечно, нужно понимать, что Евхаристия – это «образующее» Таинство Церкви. Один из известных религиозных русских философов, Алексей Хомяков, даже как-то сказал, что Церковь – это стены, воздвигнутые вокруг Евхаристической чаши. Христиане собираются вместе на богослужении для совместной молитвы.

– Когда и для кого было установлено Таинство Причастия?

– Таинство Причастия установлено Самим Господом Иисусом Христом во время Тайной Вечери, участниками которой, согласно евангельскому тексту, были апостолы. Евхаристия предназначена для всех христиан на все времена: «Сие творите в Мое воспоминание». На основании Посланий апостола Павла можно говорить о том, что уже в те времена были рекомендации к правильному приступанию к Сему Таинству: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор.11:30).

– Как часто можно причащаться?

– Сложный вопрос. Надо сказать, что долгое время бытовала такая практика, что надо причащаться 4 раза в год – каждый пост. Не будем вдаваться в подробности исторических факторов, приведших к возникновению такой практики, одно очевидно: церковная жизнь предполагает более частое участие в Таинствах.

В XX-XXI веке в нашей Церкви произошло определенное евхаристическое возрождение, и в большинстве приходов священнослужители говорят о том, что надо причащаться часто: каждое воскресенье или, как советует прп. Серафим Саровский, каждый двунадесятый праздник.

– Но не вызывает ли частое причастие опасность охлаждения к святыне?

– Это зависит от человека, духовника, прихода. Все очень индивидуально. Жизнь православного христианина невозможна без постоянного причастия. Радует, что большинство наших прихожан часто причащаются. В некоторых Православных Церквях такого не наблюдается, например, в Болгарской Православной Церкви, где прихожане причащаются редко. Моя знакомая из Болгарии рассказывала, что посещает храм, в котором батюшка рекомендует частое причащение, но он перенял эту практику от знакомых священников Русской Церкви. Но такой приход единственный в их епархии.

– Любой ли человек может причаститься?

– Никто не может сказать с дерзновением, что он достоин Таинства Причастия. Каждый должен понимать, что имеет препятствия.

– Серьезные препятствия – это какие?

– Смертные грехи. Мы все грешные: повседневно раздражаемся, обижаемся, суетимся, но это не является радикальным препятствием к Причастию. Если же человек совершает серьезные грехи: убийство, блуд, то его нельзя допускать к Чаше без прохождения определенного поприща, которое ему назначит духовник в виде епитимии. По традиции духовничества священник решает, благословить приступание к Причастию или нет. Наши духовники знают все тонкости нашей души. Надо их советов держаться.

– Как нужно и можно причащаться в Великий пост?

– Учитывая, что Великий пост – это сугубое время для покаяния, причащаться надо каждую неделю, если нет серьезных препятствий.

– Как нужно провести день после совершения Таинства Причастия? Говорят, что нельзя бить поклоны. Можно ли целовать руку священнику, иконы после Причастия?

– С этим связано много мифов. Я даже слышал, что нельзя принимать душ (улыбается). Логики в подобных утверждениях, безусловно, нет. Время после Причастия нужно провести в целомудрии, тишине, в чтении духовной литературы. День Господень надо посвятить Ему. У каждого есть заботы ежедневные, но постарайтесь справиться с делами заранее или в день Причастия потратить на них минимум времени. Причастие – это день радости, духовного торжества, и его не надо разменивать на суетливые повседневные дела.

Что касается практики не целовать руку или икону. После Причастия на губах может остаться Кровь Христова. Священник, который причащает, или дьяконы, держащие плат, за этим следят, но случается всякое. Пока не принял запивку, принято не целовать ни крест, ни руку, ни икону, чтобы не было искушения. Других чисто практических рекомендаций нет. В воскресный день земные поклоны уставом не предполагаются.

– Что Вы посоветуете человеку перед первым Причастием?

– Многое зависит от первоначальной подготовки человека: один полгода посещает Церковь и только потом подходит к Чаше, другой не бывает в храме, но решает причаститься в Чистый четверг, потому что так принято. Нужно советоваться со священником, который вас исповедует. Как правило, для новичков нужна подробная исповедь, во время которой устанавливается глубина его намерений и степень воцерковления. Также священник должен объяснить, как складывать руки, как подходить к Чаше. Очень важно молитвенное настроение: одни привыкли совершать утренние и вечерние молитвы и им не в тягость будет читать 3 канона и канон, и молитвы ко Причастию, другие могут только «Отче наш» раз в год произнести. Таким людям следует разделить молитвенное правило на несколько дней, чтобы они не утратили желание молиться. Принято поститься несколько дней пред Причастием. Причастие необходимо принимать с благоговением. Если у человека на данный момент благоговения нет, то лучше объяснить ему, что Причастие следует отложить, чтобы не было греха ни на этом человеке, ни на священнике, который, видя такое состояние, тем не менее благословил подходить к Причастию.

Беседовала Наталья Горошкова

18. Сколько раз в году причащаться?

Вопрос:Сколько раз в году причащаться?

Отвечает священник Константин Слепинин:

Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6, 53). Церковь не дает на этот вопрос однозначного ответа. Христиане первых веков старались приступать ко Святой Чаше ежедневно. Святой Василий Великий в одном из своих посланий предписывал причащаться четыре раза в неделю, а Иоанн Златоуст называл уклонение от святого Причащения «делом диавола».

Со временем нормы благочестия менялись, и далеко не всегда в лучшую сторону. В XIX веке многие русские христиане считали Причастие предсмертным напутствием (известно, что когда тяжелобольному императору Александру Первому близкие предложили причаститься, он ответил: «Неужели я настолько плох?»). После русской Голгофы ХХ-го века среди христиан возродилось стремление причащаться часто.

Человеку, знающему Евангелие, не надо объяснять, как велика Святыня Тела и Крови Христа, почему без Причастия невозможно Унаследовать жизнь вечную (об этом говорил Сам Господь в беседе c иудеями, Евангелие от Иоанна, глава 6). Но православные знают и то, что к Чаше надо приступать после тщательной подготовки говения, имеющей целью очистить душу. Поэтому многие верующие причащаются редко, так как не могут найти сил и времени для длительного говения, которое тем самым превращается в самоцель.

«Никтоже достоин от связавшихся плотскими похотьми и страстьми приступити, или приближитися, или служити Тебе, Царю Славы», — говориться в тайносовершительной молитве Литургии Иоанна Златоуста. Сколько бы человек ни готовился, все равно по-настоящему он не будет достоин Божественных Тайн. (Из сказанного не следует, что говеть не нужно вовсе, просто нельзя самостоятельно решать вопрос: могу ли я сегодня приступить к Причастию?)

Церковь предоставляет решать вопрос о частоте Причащения священникам, духовникам. Именно с духовным отцом и надо согласовать, как часто причащаться, как долго и как строго говеть перед этим. Разные священники благословляют по-разному, но каждому по мере его сил.

Во всяком случае, если человек исповедует Православие, он должен причащаться хотя бы пять раз в году по разу во все многодневные посты, а также в день тезоименитства (именин). Если по месту жительства нет храма, то нужно во что бы то ни стало изыскать возможность причаститься раз в году, не реже — иначе можно отпасть от Церкви.

Людям, стремящимся воцерковить свою жизнь, многие современные пастыри рекомендуют причащаться от одного до двух раз в месяц. Иногда батюшки благословляют и более частое Причащение, но это скорее исключение, чем правило.

Конечно, причащаться нельзя для «галочки», ради исполнения определенных количественных норм. Таинство Евхаристии должно стать для православного христианина потребностью души, без осуществления которой нельзя прожить. Главное — не самовольничать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как часто нужно исповедоваться и причащаться?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *