Народный праздник Ильин день — день памяти пророка Илии, приходится на 2 августа (20 июля по юлианскому календарю) каждого года. Традиционный народный праздник у восточных и южных славян, греков, грузин и некоторых других народов, принявших православие.

Ильин день отмечают также жители окрестностей горы Кармель — христиане, иудеи и мусульмане, которые почитают эту гору «святым местом» — на ней, согласно Священному Писанию, он скрывался, молился и победил жрецов Ваала.

Другие названия этого праздника: Илья, День Ильи, Илья сердитый, Громобой, Громовержец, Держатель гроз, Сухой и мокрый, Морковник, Богатые соты.

Илия – библейский пророк, который жил в IX веке до н.э. в Израильском царстве. С ранних лет он посвятил себя служению Единому Богу. Согласно Библии, он был крайне благочестив и сурово обличал тех, кто нарушал Божьи заповеди. В это время в Израиле царствовал слабохарактерный правитель Ахав, жена которого — финикиянка по имени Иезавель — не только отличалась распущенным поведением, но и была язычницей. Поэтому она решила отлучить Израиль от монотеизма, установив культ языческого Ваала.

Однако пророк Илия явился грозным мстителем за попрание святынь и за все прегрешения царя и его приближенных даже наслал на страну трехлетний голод. Но Ахав так и не раскаялся, и тогда на горе Кармель состоялось соревнование между язычниками и Илией, чтобы выяснить: чей жертвенник более угоден небесам — Ваала или единого Бога. Победу, естественно, по всем статьям одержал Илия, после чего пророк собственноручно казнил жрецов Ваала. После этого взбешенная Иезавель поклялась уничтожить Илию, и пророку пришлось довольно долго скрываться от ее гнева в пустыне.

Побывав в разных местах и совершив множество чудес, Илия сумел добиться того, что Ахав раскаялся в своих прегрешениях и вернулся к иудаизму. А нечестивую Иезавель после одного из ее злодеяний постигла страшная кара: нечестивицу выбросили из окна, после чего она была растоптана всадниками и растерзана собаками.

Как в иудаизме, так и в христианстве считается, что Илия был взят на небо живым. «Вдруг явилась колесница огненная, и кони огненные, и понесся Илия в вихре на небо», — говорится в Четвертой книге царств. Из-за образа огненных коней, которые вознесли пророка на небо, Илия получил в народе прозвище Громовержец. Илью-пророка считают повелителем грома и молний, при помощи которых он, возносясь на огненной колеснице, проносится по небу, поражая нечистую силу.

Пророк Илия почитается всеми авраамическими религиями: и иудаизмом, и христианством, и исламом. В иудаизме считается, что возвращение Илии на землю будет предшествовать приходу Мессии — спасителя, которого для христиан олицетворяет Иисус Христос.

Приметы на Ильин день

  • С Ильина дня вода холодна.
  • С Ильина дня купаться нельзя — Илья в воду написал.
  • Илья жатву начинает, а лето заканчивает.
  • В День Ильи лето заканчивается.
  • Дождливый день – в году будет мало пожаров.
  • Сильный гром 2 августа – на протяжении года будет часто болеть голова.
  • Если в Ильин день попасть под дождь, то весь год будет крепкое здоровье.
  • После 2 августа комары и мухи не кусаются.
  • С Ильина дня ночь длинна: работник высыпается, а кони наедаются.
  • После Ильина дня в поле сива коня не увидишь — вот до чего темны ночи.
  • Гром гремит — то Илья в своей колеснице по небу едет.
  • Если на Илью дождь с громом — голова болеть будет.
  • Гром долгий и беспрерывный — к тяжести в груди.
  • Кто попал в Ильин день под дождь — весь год здоров будет.
  • Кто на Илью копны посчитает — тот все добро потеряет.
  • Нельзя работать на Ильин день в поле — небесным огнем пожжет.
  • До Ильи облака ходят по ветру, а с Ильи начинают ходить против ветра.
  • Со 2 августа уже можно наблюдать почти каждую ночь самые яркие звезды на небе и метеоритный дождь.

Традиции на Ильин день

  • С Ильина дня, по народным поверьям, начиналось ненастье, а также запрещалось купаться. Наши предки верили, что в воду с этого дня возвращается всякая нечисть.
  • В народных традициях Илья-пророк предстает в виде могучего седого старца, который на своей колеснице ездит по безбрежному небу, и его карающая рука посылает огненные стрелы, поражая бесов и людей, которые не соблюдают закон Божий.
  • Если в Ильин день пожар случится, то до воды в огонь молоко льют, чтобы дальше не разошелся.
  • 2 августа появился обычай не выпускать на улицу собак и кошек и не впускать домашних любимцев, чтобы духи тьмы, нашедшие укрытие в них и спасающиеся от стрел, не пробрались в жилище, и в дом не попала молния, предназначенная для них.
  • Накануне праздника начинают печь обрядовое печенье, прекращали заниматься полевыми работами и старались при помощи различных ритуальных действий защитить свой дом от ливня, града и молнии, а себя от болезни и сглаза. Принято выпекать первые караваи из зерна нового урожая, которые ели всей деревней.
  • В Ильин день на Руси было принято устраивать крестные ходы и молить о подходящей для полевых работ погоде, об урожае.
  • В день памяти пророка Илии всегда идет дождь. Этот дождь благодатный – нужно умыться целебным дождем, чтобы избавиться от болезней и сглаза.
  • У евреев существует такой обычай: после пасхальной трапезы налить бокал дорого вина для Ильи пророка, и открыв дверь произнести «Излей гнев свой на язычников, которые не знают Тебя». Илья непременно посетит этот дом.

Что нельзя делать в Ильин день

  • Нельзя работать в поле и по дому, чтобы не разгневать святого пророка.
  • В день праздника и после него запрещается купаться в водоемах. Согласно поверью, когда Илия отправлялся на небо в колеснице, в воду упала подкова с копыта лошади и охладила ее. Люди, которые в этот день купаются в водоемах, могут простудиться.
  • Нельзя стоять под деревом, бегать, ругаться, громко кричать, петь, стрелять с рогатки. Того, кто выполняет эти действия, может ударить молния.
  • Древние славяне верили, что в этот праздник в домашних животных может вселяться нечистая сила. Чтобы уберечь себя, люди в этот день не выпускают питомцев на улицу и не впускают их в дом.

Поговорки, связанные с Ильиным днем

  • Илья-пророк бросил в воду ледяшок (по другим версиям Илия бросает в воду холодный камень или даже писает в воду, после чего она становится холодной и нечистой);
  • Илья лето кончает;
  • С Ильина дня ночь длинна, а вода холодна;
  • На Илью до обеда лето, а после обеда осень;
  • До Ильина дня и под кустом солнце сушит, а после Ильина дня и на пустоши роса не обсыхает;
  • До Ильи мужик купается, а с Ильи с рекой прощается»;
  • До Ильи поп дождя не намолит, после Ильи и баба фартуком нагонит;
  • Петр и Павел час убавил, а Илья-пророк два уволок;
  • С Ильина дня ночь длинна: работник высыпается, кони наедаются;
  • На Илью стогов не мечут — спалит Илья грозой;
  • До Ильина дня сено метать — пуд меда в него накласть;
  • Ильинская соломка — деревенская перинка.

День Ильи пророка — традиционное и известное название Ильин день, отмечается по новому стилю 2 августа. Он самый популярный среди простого народа Святой. И поэтому естественно, что Ильин день богат на традиции, обычаи, и приметы. Святого Илью расценивали как хозяина громов с молниями и дождями, а перестук конских копыт — как раскаты грома. Славяне традицию почитания святого Ильи позаимствовали у византийцев. Грозный и справедливый заступник, щедрый покровитель скотоводства и земледелия христианский Илья-пророк пришел на смену языческому Перуну-Громовержцу. Недаром день Ильи-пророка в народе называют еще и Громобоем, Держателем гроз, Громовержцем, Перуновым днем, Обжинками, Ильей-Грозным. И люди его представляют скачущим по небесам на огненной колеснице, в каковую впряжены четыре белых быстрых коня. В народе называли Илью сударем, заявителем святого божьего закона. Он справедливо карал грешников, исполосовывая их поля градом, к трудолюбивым и благочестивым крестьянам он проявлял отцовскую заботу: поливал благодатным дождем посевы, истреблял вредителей полей. Легендарного, мифопоэтического Илию изображали как птицу небесную, облетающую весь мир и являющуюся там, где неизбежно божественное вмешательство; чудодейственное исцеление, разрешение супружеских споров, примирение родителей с детьми.

История праздника Ильин день

В иудейском городе Фисвы в IX веке до нашей эры родился ребенок, назвали его Илья. Во время его появления на свет, на его отца нашла дремота, и он увидел пророческий сон. Его новорожденного сына кормили огнем сами архангелы и заворачивали в огненные пеленки. Сон сбылся. Младенец вырос и стал светочем веры. Во времена царствования царя Израиля Ахавы пророку Илье неоднократно приходилось совершать чудеса, чтобы образумить Ахаву, который под влиянием финикийской веры жены, стал идолопоклонником и служил богу Ваалу. В библии есть сюжеты о том, как Ильей, чтобы показать силу христианской веры, трижды сводился огонь с небес, воскрешался мертвый отрок, вызывался дождь. Илия, при приближении смерти, достиг небес на колеснице, с 4-мя огненными конями, чтобы перед 2-м пришествием Христа вернуться на землю. Духовную же силу он милостливо передал ученику своему, Елисею.

Ильин день: обряды

Отдельно стоит упомянуть народный обряд о привлечении денег в Ильин день. Для этого над монетой в 5 копеек (рублей, евро, долларов – кому что больше нравится) читают специальную молитву пророку.

Молитва Илье Пророку о деньгах

Илья щедрый, расщедрись, достатком и богатством для моего рода одарись. Есть у меня пятак неразменный, пусть тот пятак народит мне не одну десятку, твои десятки народят мне денежные достатки. Нищету и неудачу Перун Громовержец уволок, а достаток и Удачу моему роду Илья Пророк приволок.

Любовь и замужество: что делать и не делать на праздник Казанской Божьей материАналогично проводили денежный обряд на мак. Маковое зерно рассыпали по всему дому, приговаривая: «Илья щедрый, расщедрись на мой мак так, чтоб он народил мне пятак, пятак народил десятку, десятки народили бы мне достатки. Ключ, замок. Язык. Аминь. Аминь. Аминь».

А самым верным обрядом на любовь и верность считается чтение специальной молитвы пророку Илие в его праздник. В народе верят: такое святое слово поможет женщине обрести любовь и оградит мужа от неверности.

Молитва на Ильин день

Молитва Илье Пророку о замужестве

Моли о нас Человеколюбца Бога, да подаст нам, рабам Божиим (имена), Дух покаяния и сокрушения о гресех наших, и всесильною Своею благодатию да поможет нам пути нечестия оставити, преспевати же во всяком деле блазе, и в борьбе со страстьми и похотьми нашими да укрепит нас. Да всадит в сердца наши дух смирения и кротости, Дух братолюбия и незлобия, дух терпения и целомудрия, Дух ревности ко славе Божией во спасении своем и ближних доброе попечение. Отврати от нас предстательством твоим праведный гнев Божий, да тако в мире и благочестии поживше в сем веце, сподобимся причастия вечных благ во Царствии Господа в Спаса нашего Иисуса Христа, Ему же подобает честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом, во веки веков.

Молитва Илье Пророку о здравии

О прехвальный и пречудный пророче Божий Илие, просиявый на земли равноангельным житием твоим, пламеннейшею ревностию по Господе Бозе Вседержителе, еще же знамении и чудесы преславными, таже, по крайнему благоволению к тебе Божию, преестественно восхищенный на огненней колеснице с плотию твоею на Небо, сподобивыйся беседовати с Преобразившимся на Фаворе Спасителем мира и ныне в райских селениих выну пребываяй и предстояй Престолу Небеснаго Царя! Услыши нас, грешных и непотребных, в час сей предстоящих пред святою твоею иконою и усердно прибегающих к ходатайству твоему. Моли о нас Человеколюбца Бога, да подаст нам дух покаяния и сокрушения о гресех наших и всесильною Своею благодатию да поможет нам оставити пути нечестия, приспевати же во всяком деле блазе, да укрепит нас в борьбе со страстьми и похотьми нашими; да всадит в сердце наше дух смирения и кротости, дух братолюбия и незлобия, дух терпения и целомудрия, дух ревности к Славе Божией и спасению ближних. Упраздни молитвами твоими, пророче, злыя обычаи мира, паче же погибельный и тлетворный дух века сего, заражающий христианский род неуважением к Божественней Православней вере, к уставом Святыя Церкве и к заповедем Господним, непочтением к родителем и властем предержащим и низвергающий людей в бездну нечестия, развращения и погибели. Отврати от нас, пречудне пророче, предстательством твоим праведный гнев Божий и избави вся грады и веси от бездождия и глада, от страшных бурь и землетрясений, от смертоносных язв и болезней, от нашествия врагов и междоусобныя брани. Испроси, пророче Божий, от Господа пастырем нашим святую ревность по Бозе, сердечное попечение о спасении пасомых, мудрость в учении и управлении, благочестие и крепость во искушениих, судиям испроси нелицеприятие и безкорыстие, правоту и сострадание к обидимым, всем начальствующим попечение о подчиненных, милость и правосудие, подчиненным же покорность и послушание ко властем и усердное исполнение своих обязанностей; да, тако в мире и благочестии поживше в сем веце, сподобимся причастия вечных благ в Царствии Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, Емуже подобает честь и поклонение со безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом, во веки веков. Аминь.

Молитва Илье Пророку о помощи

О святый славный пророче Божий Илие, великий закона Божия ревнителю. Ты изрядный и храбрый во убиении Вааловых жерцев отмститель был еси: яко славу Божию не умоляему, но умножаему во веки видети восхотел еси, и толико многороднаго их неистовства не убоялся еси, яко Иезавелины жерцы на потоце Киссове ножем заклал еси, последи же яко вихрем на огненней колеснице взят быв, на высоту небесную со славою возшел еси.

Сего ради мы, недостойнии и грешнии, смиренно молимся тебе, честный Божий пророче: сподоби достойно славити и воспевати пречестное твое заступление, да обретше тя великаго ходатая, богатыя милости от Господа сподобимся.

Темже и ныне, славно ублажающе тя, молим: огради миром державу нашу, и избави нас от всякого навета вражия, от глада, и труса, и огня молниина, и не забуди ны, грешныя, пресветлую память твою праздующия и непрестанно славящия прославльшаго тя Господа во веки веков.

Молитва Илье Пророку о дожде

О великий и преславный пророче Божий Илие, ревности ради твоея по славе Господа Бога Вседержителя не терпевый зрети идолослужения и нечестия сынов Израилевых, обличавый законопреступнаго царя Ахава и в наказание тех трилетний глад на землю Израилеву молитвою твоею от Господа испросивый, да, отвергше мерзкия идолы и отступльше от неправд и беззаконий, обратятся ко Единому Истинному Богу и исполнению святых Его заповедей, вдовицу Сарептскую в гладе пречудно препитавый и сына ея умерша молитвою твоею воскресивый, по прошествии же пронареченнаго времене глада, собранный на гору Кармильскую народ израильский в богоотступстве и нечестии укоривый, таже огнь молитвою на жертву твою с небесе испросивый и чудом сим Израиля ко Господу обративый, студныя же пророки Вааловы посрамивый и умертвивый, по сих же молитвою паки небо разрешивый и обильный дождь на землю испросивый и люди Израилевы возвеселивый! К тебе, предивный угодниче Божий, усердно прибегаем, грешнии и смиреннии, томими бездождием и зноем: исповедуем, яко недостойни есмы милости и благодеяний Божиих, достойни же паче лютых прещений гнева Его, скорби же и нужды и всяких зол и болезней.

Преподобного Авраамия Галичского, Чухломского, игумена

Почтение памяти святого Авраамия (XIV в.), просветителя Галичской страны. Основатель 4-х монастырей, посвященных Пресвятой Богородице.

Преподобный Авраамий Галичский, Чухломской, жил и подвизался в ХIV веке в обители Преподобного Сергия Радонежского. После долгих лет искуса он был удостоен священного сана. Стремясь к совершенному безмолвию, он испросил благословение Преподобного Сергия и удалился в 1350 году в Галичскую страну, населенную чудскими племенами. Поселившись в пустынном месте, преподобный Авраамий по откровению перешел на гору, где обрел сиявшую неизреченным светом икону Божией Матери. О явлении святой иконы стало известно Галичскому князю Димитрию, который и просил преподобного принести ее в город.

Преподобный Авраамий пришел с иконой в Галич, где был встречен князем и сонмом духовенства. От иконы Божией Матери совершились многочисленные исцеления. Князь Димитрий дал Преподобному средства на сооружение храма и монастыря близ Чухломского озера, на месте явления иконы Пресвятой Богородицы. Храм был построен и освящен в честь Успения Пресвятой Богородицы. Новоустроенная обитель преподобного Авраамия стала источником духовного просвещения местного чудского населения.

Когда обитель укрепилась, он поставил вместо себя настоятелем своего ученика Порфирия, а сам удалился за 30 верст в поисках уединенного места, но и там его нашли ученики. Так возникла еще одна обитель с храмом в честь Положения Ризы Божией Матери, названная «великой пустыней Авраамлею». Преподобный Авраамий дважды удалялся в глухие места, после того как к нему вновь собирались безмолвники. Так были основаны еще два монастыря — один в честь Собора Пресвятой Богородицы, настоятелем которого преподобный Авраамий поставил игумена Пафнутия, и другой — в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

В Покровском монастыре преподобный Авраамий окончил свою земную жизнь. Он преставился в 1375 году, передав за год до своей блаженной кончины настоятельство своему ученику Иннокентию. Преподобный Авраамий явился просветителем Галичской страны, основав в ней четыре монастыря, посвященные Божией Матери, явившей ему Свою икону в начале его молитвенных подвигов.

Обретение мощей преподобномученика Афанасия Брестского, игумена

Преподобномученик Афанасий родился около 1595–1600 года в небогатой православной семье, вероятно, обедневшего шляхтича (судя по тому, что служил будущий игумен учителем при дворе магната). Возможно, он был из семьи городского ремесленника — как сам на то указывает в мемуарах, называя себя «нендзым Человеком, простым, гарбарчиком, калугером убогим». Как это часто бывает, у нас нет сведений ни о месте рождения, ни о мирском имени святого; неизвестно также, чем является имя «Филиппович» — фамилией или отчеством.

Вероятно, начальные знания Афанасий получил в одной из братских школ, где наученные греческому и церковнославянскому языку, слову Божию и святоотеческим творениям, готовились высокообразованные люди, могущие противостоять униатскому насилию и католическому прозелитизму. Но образование, полученное в братском училище, не вполне удовлетворяло любознательного юношу, и он прошел обучение в Виленской иезуитской коллегии, куда принимались молодые люди всех христианских конфессий.

Службу свою в качестве домашнего наставника молодой ученый начал в домах православной и католической шляхты, но в 1620 году жизнь его попала в иное русло: Филипповича, положительно зарекомендовавшего себя богатыми знаниями, благонравием и бесспорном педагогическим талантом, пригласил гетман Лев Сапега, канцлер Великого княжества Литовского. Гетман поручил ему вопитание некоего «Дмитровича», представленного Афанасию русским царевичем Иоанном — якобы племянником умершего в 1598 году Феодора Иоанновича, внуком Иоанна IV Грозного от его младшего сына Димитрия, под именем которого в 1604–1612 годах выступало несколько самозванцев. Одним из таких «претендентов» и был представлен отец ученика Афанасия, которого поляки готовили на российский престол: Димитрий-Михаил Луба, убитый в Москве во время мятежа против ополчения Лжедмитрия I. Жена Михаила Лубы Мария умерла в заключении, а малолетнего сына взял некто Войцех Белинский, который привез дитя в Польшу и выдавал за сына Димитрия и Марины Мнишек, на самом деле повешенного. Обо всем этом было объявлено на сейме перед королем, поручившим воспитание Ивана Димитриевича Льву Сапеге. Тот назначил содержание «царевичу» в шесть тысяч злотых в год из доходов Бреста и Брестского повета.

Семь лег служил Афанасий «инспектором» лжецаревича, приходя постепенно к уверенности, что этот «некий царевич московский», «некий Луба», «и сам о себе не знающий , что он такое», является очередным самозванцем. Уверенность эта с течением времени усиливалась, особенно когда содержание Лубы уменьшилось до сотни злотых в год, а у самого гетмана Сапеги как-то вырвалось: «Кто его знает, кто он есть!»

Став невольным соучастником политической интриги против Московского государя, известного защитника Православия Михаила Федоровича Романова, сына русского патриарха Филарета, Филиппович в 1627 году оставил двор канцлера и удалился в келию Виленского Свято-Духова монастыря, где вскоре принял постриг от наместника Иосифа Бобриковича. В скором времени по его благословению Афанасий прошел послушание в Кутеинском монастыре под Оршей, основанном недавно, в 1623 году Богданом Стеткевичем и супругою его Еленой Соломерецкой (В. Зверинский. Материалы для историко-топографического исследования. СПб. 1892 С. 172), а затем — в Межигорской обители под Киевом, у игумена Комментария (упоминается под 1627 годом) и брата Киевского митрополита Иова Борецкого — Самуила. Впрочем, уже в 1632 году Межигорский игумен отпустил Афанасия в Вильну, где тот был рукоположен в сан иеромонаха.

В следующем году Афанасий вновь покинул монастырь Святого Духа и направился в качестве наместника игумена Леонтия Шитика в Дубойнский монастырь под Пинском, также подначаленный виленской монашеской обители, где и провел в заботах о братии, постах и молитвах три года.

В 1636 году ярый сторонник католического прозелитизма Альбрехт Радзивилл, нарушая изданные королем Владиславом IV «Статьи успокоения», силой изгнал из Дубойнского монастыря православных насельников, чтобы передать обитель иезуитам, которые незадолго до того стараниями того же Альбрехта обосновались в Пинске. Афанасий, будучи не в силах противостоять магнату и удержать монастырь, составил жалобу с повествованием об учиненном беззаконии, но этот письменный протест, подписанный множеством православных, не принес положительных результатов.

Изгнанный из святой обители, Афанасий Филиппович пришел в Купятицкий монастырь к игумену Иллариону Денисовичу. Обитель эта была основана в 1628 году вдовою брестского каштеляна Григория Войны Аполлонией и ее сыном Василием Коптем при чудодейственной иконе Божией Матери, написанной внутри креста, некогда сожженной татарами, а после чудесно явившейся посреди пламени. Здесь, под святым покровом «малой размерами, но великой чудесами» иконы, и проживал блаженный Афанасий в сердечной дружбе с иноком Макарием Токаревским.

Этот Макарий в 1637 году привез от митрополита Петра Могилы универсал, позволяющий сбор «ялмужны» — подаяния на восстановление Купятицкой монастырской церкви. И вот, по совету братии монастыря и благословению игумена, в ноябре 1637 года Афанасий Филиппович отправился собирать пожертвования. Для этого он решился на достаточно смелые действия: направился в Москву, чтобы, собирая пожертвования, искать защиты Православия у Московского царя.

Незадолго перед дорогой ему было видение, которого сподобился и игумен обители: в пылающей печи горел король Сигизмунд, папский нунций и гетман Сапега. Это видение Афанасий счел благим предзнаменованием скорого торжества Православия. Непосредственно же перед уходом в Московию Афанасий, молясь в церковном притворе, видел сквозь окошко икону Богородицы и услышал какой-то шум и голос от иконы «Иду и Я с тобою! «, а после заметил и умершего за несколько лет перед тем диакона Неемию, промолвившего: «Иду и я при Госпоже моей!» Так, заручившись обетованием чудесного покровительства Пресвятой Богородицы, простившись с братией и получив благословение игумена, Афанасий отправился в путь.

Прибыв в Слуцк, он встретился с неожиданными трудностям: архимандрит Самуил Шитик отнял у него митрополичий универсал по той причине, что Филиппович не имел права делать сборы на территории, не относящейся к Луцкой епархии. Когда же в конце января 1638 года конфликт был разрешен, Афанасий со своим спутником Волковицким направился в Кутейно просить игумена Иоиля Труцевича, связанного с наиболее известными представителями российского духовенства, посодействовать в переходе границы в Московию (над границей был усилен надзор из-за того, что казаки, опасаясь расправы после недавнего бунта, бежали из Речи Посполитой в Россию).

Взяв у игумена Иоиля рекомендательные письма «карточек, сведочных о себе», — Филиппович направился в Копысь, Могилев, Шклов и вновь возвратился в Кутеинский монастырь, где наместник Иосиф Сурта рекомендовал пробраться в Московское царство через Трубчевск. Сбившись с дороги и едва не утонув и Днепре, ограбленные и избитые на одном из постоялых дворов, путешественники добрались, наконец, до Трубчевска. Однако и здесь их ждала неудача; князь Трубецкой категорически отказался выдать им пропуск, подозревая в них лазутчиков.

Вынужденный возвратиться, Афанасий посетил по дороге Човский монастырь, где один из старцев посоветовал ему сделал попытку перейти границу в районе Новгород-Северского при содействии тамошнего воеводы Петра Песечинского. Паломник с благодарностью принял добрый совет и пересек границу у села Шепелево.

Однако на этом не закончились трудности Афанасия: по пути в Москву у него произошла размолвка с послушником Онисимом, потерявшим надежду добиться поставленной цели.

Наконец, ходоки пришли к вратам столицы. В Москве они остановились в Замоскворечье, на Ордынке, где в марте 1638 года Афанасий составил записку царю, излагая свою миссию и историю путешествия в виде дневника. В этой записке Афанасий показал бедственное положение Православной Церкви в Речи Посполитой, развернув картину насилий и надругательств над Православием, умолял Российского государя заступиться за русскую веру. Он также советовал царю сделать на воинских хоругвях изображение Купятицкой Божией Матери, с помощью которой удалось совершить столь трудное и небезопасное путешествие. Записка эта вместе с изображением чудотворного образа была передана царю. В итоге Афанасий был принят в Посольской избе, где, видимо, рассказал и о готовящемся самозванце. Уже в следующем году в Польшу была послана комиссия во главе с боярином Иваном Плакидиным для выявления самозванцев; донесение главы комиссии подтвердило сведения Афанасия (Памятники русской старины. СПб. 1885. Т.8).

В цветоносное Вербное воскресенье Афанасий покинул Москву с щедрыми пожертвованиями для Купятицкой церкви, 16 июня прибыл в Вильну, а в июле достиг пределов родной обители.

В 1640 году братия Брестского Симеонова монастыря, лишившаяся игумена, послала в Купятицы прошение благословить к ним игуменом Афанасия Филипповича либо Макария Токаревского. Выбор пал на Афанасия, который направился в Брест. Здесь он оказался в самом центре борьбы Православия с унией, ибо Брест был городом, в котором появилось на свет и как нигде больше распространилось «греко-католичество». Еще ранее все 10 православных храмов города были превращены в униатские, и только в 1632 году православному братству удалось возвратить храм во имя Симеона Столпника с монастырем при нем, а в 1633 — церковь в честь Рождества Богородицы.

Униаты, однако, не прекратили своих посягательств, и вскоре игумену Афанасию пришлось разыскивать «фундации» на православные храмы: было найдено и занесено в городские книги магде-бургии шесть документов XV века, относящихся к брестскому Никольскому братству, объединявшему монастыри Рождества Богородицы и Симеона Столпника. Найденные игуменом документы давали основания к юридическому оформлению прав Рождество-Богородичного братства, и брестский подвижник отправился в сентябре 1641 года в Варшаву на сейм, где получил 13 октября королевский привилей, подтверждавший права братчиков и позволяющий приобрести в Бресте место для постройки братского дома.

Но привилей этот надлежало ратифицировать у канцлера Альбрехта Радзивилла и подканцлера Тризны, которые отказались, даже за 30 талеров, которые мог предложить им игумен, заверить привилей своими печатями, ссылаясь на то, что «под клятвою запрещено им от святого отца папежа, чтобы более уж вера греческая здесь не множилась». Не смогли помочь игумену Брестскому и собранные на сейме православные епископы, опасавшиеся, что в борьбе за меньшее можно потерять большее, вызвав волну новых преследований со стороны властей. Игумен Афанасий, однако, укрепленный в правоте своего дела благословением чудотворной иконы, вновь сделал попытку заверить данный привилей, — и вновь безуспешно. Тогда он явился на сейм и обратился непосредственно к королю с официальной жалобой — «супликой», — требуя, «чтобы вера правдивая греческая основательно была успокоена, а уния проклятая уничтожена и в ничто обращена», угрожая монарху Божией карой, если он не обуздает диктат Костела.

Обличение это, произнесенное 10 марта 1643 года, привело короля и сейм в сильнейшее раздражение. Игумена Афанасия арестовали и заключили вместе с соратником его диаконом Леонтием в доме королевского привратника Яна Железовского на несколько недель — до сеймового разъезда. Лишенный возможности разьяснить причины своего выступления, игумен Брестский возложил на себя подвиг добровольного юродства, и 25 марта, на празднование Благовещения Пресвятой Богородицы, бежал из-под стражи и, встав на улице в каптуре и параманте, бия себя посохом в грудь, принародно произнес проклятие унии.

Вскоре он был схвачен и вновь заключен под стражу, а после окончания сейма предан церковному суду. Суд, для успокоения властей, временно лишил его иерейского и игуменского сана и отправил в Киев на завершительное разбирательство консистории. В ожидании окончательного постановления суда преподобный Афанасий подготовил объяснительную записку на латыни, ибо предполагался приезд правительственного обвинителя. Вдали от раздраженной Варшавы и верховных властей суд, проходивший под председательством ректора Киево-Могилянской коллегии Иннокентия Гизеля, постановил, что Афанасий уже искупил свой «грех» заключением, и поэтому ему предоставляется свобода и возвращается священнический сан. Митрополит Петр Могила подтвердил это решение и 20 июня отправил преподобного в монастырь Симеона Столпника с посланием, в котором предписывалось быть более осторожным и сдержанным в церковных делах.

Так преподобный Афанасий возвратился в Брест, где и прожил «в покое время немалое». Покой этот был весьма относительным, ибо не прекращались непрерывные нападения на обитель иезуитских студентов и униатских священников, оскорблявших и даже избивавших православных иноков.

Рассчитывая получить поддержку у новогородского воеводы Николая Сапеги, считавшегося патроном Симеонова монастыря, и в уповании на то, что он поможет исхлопотать охранную грамоту для православных берестейцев, преподобный Афанасий отправился в Краков, занимаясь одновременно сбором пожертвований для своей обители. К сожалению, поддержки вельможного воеводы найти не удалось, и преподобный направился к московскому послу князю Львову, проживавшему в то время в Кракове и занимавшемуся расследованием о самозванцах. Встретившись с ним, Афанасий рассказал о своем путешествии в Москву, а также сообщил множество фактов о Яне-Фавстине Лубе, предъявив одно из его последних посланий, определенные фрагменты которого давали основания возбудить против самозванца судебное расследование.

Вызванный из Кракова в Варшаву письмом варшавского юриста Зычевского, который сообщал 3 мая 1644 года, что его усилиями грамота, порученная Афанасием к заверению у канцлера, уже снабжена необходимыми печатями, и требовал выкупить привилей за шесть тысяч злотых, преподобный Афанасий безотлагательно направился в столицу. Но когда при проверке оказалось, что привилей не внесен в королевскую метрику и, следовательно, не имеет законной силы, игумен отказался выкупить фиктивный документ.

Вернувшись в Брест из Варшавы, преподобный Афанасий заказал в бернардинском монастыре копию Купятицкой иконы и поместил ее в своей келии; вдохновленный этим образом, он приступил к сложению новой публичной жалобы, с которой рассчитывал выступить на сейме 1645 года. Для этого же он подготовил несколько десятков копий рукописной «Истории путешествия в Москву» с изображением Купятицкой иконы Божией Матери.

Ильин день

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *