Вопрос:

Каков смысл стихотворения Б. Пастернака «Гамлет», и можно ли считать его христианским по содержанию?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

В. Высоцкий в роли Гамлета

В этом стихотворении, состоящем из четырех строф (16 строк), поэтически выразились важнейшие события в жизни Б. Пастернака первых послевоенных лет. По-видимому, непосредственным поводом к его написанию явилось первое публичное чтение трагедии У. Шекспира «Гамлет» в переводе Пастернака в феврале 1946 года в клубе Московского университета (читал актер Александр Глумов). Тогда же, в феврале 1946 года, был создан первый вариант стихотворения «Гамлет» («Вот я весь. Я вышел на подмостки…»). Основная мысль первой редакции стихотворения: жизнь – высокая драма с трагическим звучанием.

Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.
Это шум вдали идущих действий.
Я играю в них во всех пяти…

Этой идее, составляющей смысловой стержень стихотворения, в окончательной редакции Б. Пастернак придал сильную и яркую евангельскую выразительность («горечь Гефсиманской ноты»).

В «Замечаниях к переводам Шекспира» в июне 1946 года Б. Пастернак отмечал, что «Гамлет» не драма бесхарактерности, а «драма высокого жребия, заповеданного подвига, вверенного предназначения. Ритмическое начало сосредоточивает до осязательности этот общий тон драмы. Но это не единственное его приложение. Ритм оказывает смягчающее действие на некоторые резкости трагедии, которые вне круга его гармонии были бы немыслимы» (Пастернак Б.Л. Собр. соч. М., 1990. Т. 4. С. 416). Для понимания стихотворения «Гамлет» важно не то, насколько соответствует замыслу самого У. Шекспира образ принца Датского в интерпретации переводчика, а мировоззренческая позиция Б. Пастернака, который осознанно и смело проводит новозаветные параллели. Так, словам из монолога Гамлета (действие 3, сцена 1): «To be, or not to be: that is the question…» («Быть иль не быть, вот в чем вопрос») он дает определенное эсхатологическое звучание: «Это уже, так сказать, заблаговременное, предварительное «Ныне отпущаеши”, реквием на всякий непредвиденный случай. Им все наперед искуплено и просветлено» (Там же. С. 688).

В ходе работы над романом «Доктор Живаго», начало которой относится к зиме 1945–1946 годов, Б. Пастернак в окончательную редакцию стихотворения «Гамлет» вводит евангельский текст. К этому времени он окончательно осознал себя как христианина. В письме к своей двоюродной сестре Ольге Фрейденберг от 13 октября 1946 года он писал: «Собственно, это первая настоящая моя работа. Я в ней хочу дать исторический образ России за последнее 45-летие, и в то же время всеми сторонами своего сюжета, тяжелого, печального и подробно разработанного, как, в идеале, у Диккенса и Достоевского, эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое… Я в нем свожу счеты с еврейством, со всеми видами национализма (и в интернационализме), со всеми оттенками антихристианства и его допущениями, будто существуют еще после падения Римской империи какие-то народы и есть возможность строить культуру на их сырой национальной сущности.

Атмосфера вещи – мое христианство».

У стихотворения «Гамлет» сложная композиция. Автор гармонически соединяет несколько планов: сценический, литературно-романический и автобиографический. Поэтический синтез настолько органический, что читателю это произведение может показаться монофоническим. Однако в стихотворении явственно звучат три голоса.

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Действие происходит в театре. Актер-Гамлет выходит на сцену. Начальное «Гул затих» сразу же создает то тревожное настроение, которым проникнуто все стихотворение.

Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.
На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.

Это уже голос Пастернака. Действие происходит в Переделкино. Открытая в ночи дверь. Известно, что поэт был готов к тому, что за ним могут приехать в любую ночь. Прокурор, изучавший дело В. Мейерхольда в связи с готовившейся его реабилитацией, обнаружил доносы на Пастернака и был удивлен, что он на свободе и ни разу не арестовывался. Употребленный глагол «наставлен» (ассоциация с дулом оружия) хорошо передает тревожное состояние поэта. Метафора «тысячью биноклей на оси» (звезды ночного неба) соединяет два плана – жизненно-реальный и сценический.

Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Эти слова из Евангелия в середине стихотворения придают переживаниям автора возвышенный христианский смысл.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Вновь звучит голос актера, для которого участие в этой трагедии не просто профессиональная деятельность, но сопереживание герою (Гамлету) и понимание жизни как многоактной трагедии.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить – не поле перейти.

В последней строфе звучит голос Юрия Живаго, которому приписано авторство этого стихотворения. В романе не встречается слово «фарисейство». Однако в главе 15 («Окончание») описаны последние годы главного героя романа: близкие друзья (Михаил Гордон и Иннокентий Дудоров) оставляют старые свои принципы и увлечены возможностью найти свое место в новую эпоху: «Добродетельные речи Иннокентия были в духе времени. Но именно закономерность, прозрачность их ханжества взрывала Юрия Андреевича. Несвободный человек всегда идеализирует свою неволю». Сам Б. Пастернак не мог сказать о себе: «Я один, все тонет в фарисействе». До конца жизни у него был круг близких людей, которые не оставили его даже в годы гонений (1957–1960): А.А. Ахматова, Корней и Лидия Чуковские, пианист Генрих Нейгауз, пианистка Мария Юдина, философ В.Ф. Асмус и др. Б. Пастернак, в отличие от Юрия Живаго, не был сломлен гонениями. В ожидании готовившейся расправы он написал письмо заведующему отделом культуры ЦК КПСС Д.А. Поликарпову: «Уверяю Вас, я бы его скрыл, если бы он был написан слабее. Но он-то оказался сильнее моих мечтаний, сила же дается свыше, и, таким образом, дальнейшая судьба его не в моей воле. Вмешиваться в нее я не буду. Если правду, которую я знаю, надо искупить страданием, это не ново, и я готов принять любое».

Стихотворение «Гамлет» написано пятистопным хореем, в котором ударные слоги чередуются с безударными. Этот классический размер часто стал употребляться в русской поэзии после лермонтовского стихотворения «Выхожу один я на дорогу…», написанного в конце краткого жизненного пути поэта. У М. Лермонтова основной мотив – глубокая жизненная усталость. Основные образы прозрачны и понятны. Он – одинокий странник по кремнистому пути. Душа трепетно и чутко переживает гармонию Творца и ночной природы:

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,
И звезда с звездою говорит.

Эта красота меркнет для поэта, болезненно ощутившего свое отчуждение от величественной тишины мироздания. Свободу и покой человек может обрести только в Боге. Поэтому поэту «так больно и так трудно», ибо он мечтает о нескончаемом сладостном земном сне.

Позже Ф.И. Тютчев тем же пятистопным хореем написал стихотворение «Накануне годовщины 4 августа 1864 года». Здесь те же темы: жизнь, путь, одиночество, усталость. Но причина боли другая: разлука с любимым человеком.

Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня…
Тяжело мне, замирают ноги…
Друг мой милый, видишь ли меня?
Все темней, темнее над землею –
Улетел последний отблеск дня…
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?
Завтра день молитвы и печали,
Завтра память рокового дня…
Ангел мой, где б души ни витали,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

Во всех трех произведениях присутствует мотив жизненного одиночества. Однако философско-религиозное решение разное. «Гамлет» отличается ясным звучанием идеи христианского долга и понимания жизни как высокого жребия и заповеданного подвига.

Для самого Б. Пастернака такая жизнь была выстраданным счастьем.

B церковной росписи оконниц
Так в вечность смотрят изнутри
В мерцающих венцах бессонниц
Святые, схимники, цари.
Как будто внутренность собора
Простор земли, и чрез окно
Далекий отголосок хора
Мне слышать иногда дано.
Природа, мир, тайник вселенной,
Я службу долгую Твою,
Объятый дрожью сокровенной,
B слезах от счастья отстою.

За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!

За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!

Имя выдающегося писателя и драматурга Михаила Булгакова хорошо известно во всем мире, многие его произведения относятся к классике русской литературы. При жизни писателя его пьесы запрещали к постановке, а его крупнейшие прозаические произведения — «Белая гвардия», «Мольер», «Мастер и Маргарита», «Театральный роман» — впервые в России были полностью опубликованы только в 1960-е и 1970-е годы, «Собачье сердце» ходило в самиздате до 1980-х. В настоящее время роман «Мастер и Маргарита» является одним из самых известных и читаемых русских произведений XX века.

Известный русский литературовед В.Я. Лакшин писал: «Судьба Булгакова имеет свой драматический рисунок. Будто заранее было предсказано, что мальчик, родившийся 3 (15) мая 1891 года в Киеве, в семье преподавателя духовной академии, пройдет через тяжкие испытания эпохи войн и революции, будет голодать и бедствовать, станет драматургом лучшего театра страны, узнает вкус славы и гонения, бури оваций и пору глухой немоты и умрет, не дожив до пятидесяти лет, чтобы спустя еще четверть века вернуться к нам своими книгами».

Сам Михаил Булгаков о своем творчестве говорил так: «Черные и мистические краски (я — мистический писатель), в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта, яд, которым пропитан мой язык, глубокий скептицизм в отношении революционного процесса, происходящего в моей отсталой стране, и противупоставление ему излюбленной и Великой Эволюции…»

Жизнь Булгакова многоцветна. Всё, чем только может одарить она человека, он получил за свои неполные пятьдесят лет пребывания на земле. Были успех и замалчивание, деньги и безденежье, много друзей, еще больше врагов, сладость творчества и травля критиков, ненависть завистников и любовь женщин. И слава, хоть и запоздавшая, но бессмертная, пришла к нему. Его книги переиздаются с неизменным успехом, их экранизируют в разных странах, его пьесы ставят в театрах, во многих городах России и Украины установили памятники самому писателю и его героям, в Киеве и Москве работают музеи Булгакова, его помнят и любят миллионы поклонников во всем мире. 

Окольные пути христианства

«Я один. Все тонет в фарисействе…», написал Борис Пастернак. А потом спел от имени Гамлета, принца Датского, наш великий Владимир Высоцкий.

Фарисейство — одно из тех, ничего на сегодняшний день не означающих слов, которые когда-то означали что-то, но остались лишь украшением. Как блины на масленицу, которые мы с аппетитом поедаем, не задумываясь, что тем вкушаем древнеславянский лик Солнца.

Что означает слово «фарисейство» сейчас? Лицемерие, правда, с некоторым эстетским оттенком. Не просто лицемер, то есть говорящий одно, а думающий другое. Нет, тут дело в том, о чем идет речь. В данном случае, говорящий и думающий о неких знаковых, священных вещах.

Например, если ты говоришь подлецу, облеченному властью, что он на редкость умен и талантлив, поэтому ему закон и не писан, — то ты лицемер.

А если ты требуешь от всех окружающих неукоснительного исполнения разного рода священных долгов: религиозных, идеологических, нравственных, — но при этом забываешь потребовать этого исполнения от себя самого, то ты фарисей. Картина обычная, картина знакомая, кто из нас не без греха!..

Предлагаю подробнее рассмотреть этот вопрос. Кто же такие фарисеи и почему уже третье тысячелетие их клеймят вслед за Иисусом наряду с «книжниками»?

Кстати, кого же имеет в виду Иисус, говоря о «книжниках»? Это профессионалы — специалисты по тексту священного писания и, как всякие специалисты, создающие культ из предмета своего изучения. «Книжникам» эпохи Иисуса Христа не важна была высокая духовность священных книг — это было вне круга их интересов. Важен словарный состав и порядок слов, По существу, тот же идол, кумир, о котором предостерегал Моисей в своих заповедях.

И везде в речах Иисуса «книжники» и фарисеи стоят рядом, как братья.

Кто же такие фарисеи?

Среди направлений иудейской философии в 1 веке нашей эры главными были три направления: фарисеи, саддукеи и ессеи.

Слово «фарисей» в древнееврейском языке связано с глаголом «отделиться». То есть это те, кто отделились, обособились. От кого?

Тогда наверно надо обратиться к саддукеям, чтобы понять, от чего именно обособились фарисеи.

Саддукеи — что означает это название? Есть две версии. Обе достаточно выразительны.

По первой из них наименование свое саддукеи получили от библейского первосвященника Садока, а значит, ревнители старых заветов, традиций и благословлений. Настоящая духовная аристократия. И это исторически так и было. Саддукеи всегда занимали высокие посты в духовной иерархии Израиля. Они были служителями Иерусалимского храма, куда стекались жертвоприношения со всех концов государства, поэтому их личные доходы всегда были высокими.

По другой версии, саддукеи получили имя от Садока, ученика мудреца Антигона Сохоского. Среди поучений этого мудреца известно такое: не будьте рабами, служащими за вознаграждение, но будьте рабами, служащими из любви к господину. Достойно уважения! Что-то в этом роде проповедовалось и в Советском Союзе в течение 70 лет, если заменить слова «раб» и «господин» более идеологически подходящими. Но ведь ученик Антигона Садок это поучение переиначил совершенно по-своему, убрав из него любовь. Нет вам вознаграждения, рабы, и не будет! Никакого воскресения! Никакой жизни по ту сторону!

То, что в этой жизни дал вам Господин, тем и пользуйтесь. Бремя, на вас возложенное, несите кротко и смиренно. А Господину виднее, чем нагрузить вас: нищетой и непосильным трудом или роскошью и удовольствиями.

Как видите, очень удобная философия, оправдывающая все: жестокость, хамство, алчность! Иосиф Флавий в своей книге «Иудейская война» видел в философии саддукеев нечто подобное эпикурейству Древней Греции. Но различия очевидны. Нет эпикурейского легкомыслия, но есть этакая вальяжная душевная черствость и спесь.

Слово «фарисеи» в переводе означает «отделившиеся», «обособившиеся», то есть, попросту отступники.

Отступники от жесткого ортодоксального иудаизма, которое поддерживали саддукеи.

В чем состояло это отступничество? С древнейших моисеевых времен иудаизм строили, создавали как религию, две по существу противоположные группы: пророки и священники. Пророки утверждали личную связь человека с Создателем, путь нравственного совершенствования. Священники надзирали над точным исполнением моисеева закона. А закон этот создан был для того, чтобы народ, вышедший из Египта, голодная, измученная толпа бывших рабов, превратилась в послушное войско. Только при таких условиях евреи могли вернуть себе исконные земли, уже много веков занятые другими народами.

Поэтому каждый шаг этого отряда, 40 лет шедшего в песках, был строго регламентирован. Такая ситуация полностью исключала духовную связь с Богом. Все внимание, все душевные силы отдавались ритуалу.

К началу 1 века новой эры духовность иудаизма была фактически подавлена. Ритуал и текст Пятикнижия стал культом сам по себе и по существу не нуждался в образе Создателя.

Но именно фарисеи были теми, кто сохранил одухотворенность веры.

А вера в это время нуждалась в защите именно духовной. Евреи к началу новой веры были народом без государства. Их земли принадлежали Римской империи, рядом была Греция, Малая Азия со своими многочисленными религиозными культами. Сами саддукеи охотно обращались к греко-римской культуре.

Живая человеческая душа не выносит пустоты. Лишенная духовного начала религия, исповедуемая саддукеями, неминуемо должна была вытесниться более одухотворенными культами. Фарисейство должно было воспрепятствовать этому. Оно восполняло необходимую пищу для души и оберегало иудаизм от растворения.

Фарисеи запрещали своим сторонникам общение с другими народами, участие в языческих праздниках. Они скрупулезно изучали тексты священного писания. Но не для механического цитирования при каждом удобном случае. Они толковали тексты, стараясь найти в них живую связь с современным им миром.

И что самое главное, они верили в воскресение мертвых, в воздаяние после смерти. Это делает человека ответственным за любой свой поступок, заставляет совершенствовать свою личность.

В отличие от аристократов саддукеев, фарисеи были в основном людьми средних классов: торговцами, ремесленниками.

Так почему же так досталось от Христа именно им, фарисеям, а не саддукеям?

А может быть, именно потому, что они были ближе ему по духу? Может быть, у них был шанс услышать и прийти к истинной духовности, исповедуемой Христом? Но не использовали они этот шанс, не услышали и не пришли.

📣Гамлет (Гул затих…)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *