Вопрос:

Кто такие фарисеи?

Отвечает священник Афанасий Гумеров:

Фарисеи (по одно из этимологий: евр. перушим – отделившиеся) были представителями самого влиятельного религиозно-общественного течения в Иудеи. О них впервые говорит евангелист Матфей (3:7-9). Отсутствие упоминаний их в Ветхом Завете дает основание предполагать, что эта секта зародилась значительно позже заключения канона священных ветхозаветных книг (сер. 5 в. до Р.Х.). Убедительно предположение некоторых исследователей, рассматривающих фарисейскую секту как ответ на эллинизм – тенденцию к культурно-историческому синтезу среди народов Средиземноморья. Явление это было последствием успешных походов Александра Македонского (356 – 323 до Р.Х.). Эллинистическое влияние на израильское общество, по-видимому, вызвало к жизни эту партию ревностных защитников отечественных традиций. Иосиф Флавий впервые говорит о фарисеях как одной из трех сект (наряду с саддукеями и ессеями) в 13-й книге Иудейских древностей (13.5:9), рассказывая о деятельности одного из Маккавеев – первосвященнике Ионафане (сер. 2 в. до Р.Х.).

Фарисеи, в отличие от саддукеев, признавали будущее воскресение, существование ангелов и духов. Они проповедовали строгую жизнь, ритуальную чистоту и точнейшее исполнение закона. Представители этого течения боролись против языческого влияния на народ, отстаивали национальную самостоятельность. Все это привлекало к ним людей.

Но чем дальше время удаляло их от боготкровенного источника веры, тем сильнее проявлялось в их учении и действиях человеческое начало. Нарастали формализм и обрядовость. Господь через Моисея запретил вводить новые заповеди и отменять уже данные: «Не прибавляйте к тому, что Я заповедую вам, и не убавляйте от того; соблюдайте заповеди Господа, Бога вашего, которые Я вам сегодня заповедаю» (Вт. 4:2). Вопреки этому они ввели 613 новых установлений: 248 повелений (по количеству костей в человеческом теле) и 365 запрещений (по числу дней в году). Нововведениям своим они придавали большее значение, чем заповедям Божиим. За это Спаситель обличал их: «зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?» (Мф. 15:3); «вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого» (Мк.7:8). Им было свойственно презрительное отношение к грешникам, мытарям, людям некнижным: «этот народ невежда в законе, проклят он» (Ин. 7:49). Хотя в Израильском обществе во время Спасителя было много грешников, но ни о ком Господь не говорит так обличительно, как о фарисеях. «Горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей, и нерадите о суде и любви Божией: сие надлежало делать, и того не оставлять. Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагонах и приветствия в народных собраниях. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы — как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того» (Лк. 11:42-44). Иисус Христос обличал бездушный формализм фарисеев и книжников, обвинявших Спасителя в том, что Он нарушает субботу, исцеляя тяжко больных людей. Не отменяя закона, Господь ставил дела любви и милосердия к страждущим людям выше обряда: «суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27).

Гордость и мнение о своей праведности вели фарисеев к духовной слепоте и делали их неспособными со смирением признать кого-либо выше, чище и праведнее себя. Чудеса Господа, учение Его, поражавшее народ нравственной высотой, кротость – все вызывало у представителей этой секты ярость. В этом была главная причина, почему они не увидели в Иисусе Христе обетованного через пророков Мессию и добились вместе с саддукеями Его распятия.

Лучшие представители фарисеев, имевшие живую веру, не умерщвленную формализмом, стали христианами: апостол Павел, праведные Никодим, Гамалиил и другие.

Господь наш Иисус Христос предостерегал Своих учеников от закваски фарисейской (Мф.16:11). Фарисейство как духовное состояние представляет опасность для всякого верующего. Оно начинается тогда, когда человек, совершая молитву формально, устами, а не сердцем, по привычке, считает, что он угождает Богу. «У людей, старающихся провождать духовную жизнь, бывает самая тонкая и самая трудная война через помыслы каждое мгновение жизни – война духовная; надобно быть каждое мгновение всему оком светлым, чтобы замечать втекающие в душу помыслы от лукавого и отражать их; сердце свое такие люди должны иметь всегда горящим верою, смирением, любовью; в противном случае в нем легко поселится лукавство диавольское, за лукавством маловерие или неверие, а затем и всякое зло, от которого скоро не отмоешься и слезами. Потому не допусти, чтобы сердце твое было холодным, особенно во время молитвы, избегай всячески холодного равнодушия» (Св.Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе, М., 2002, с.15). Духовная гордыня, уверенность в своей праведности, показное благочестие и лицемерие – все это фарисейство. Святая Церковь в борьбе с опасностью впасть в это состояние предлагает пример кающегося мытаря. С его смиренной молитвы начинается наше ежедневное утреннее правило: «Боже, милостив буди мне грешному».

В чем же вина фарисея?

Прежде всего в том, что он судит самого себя и судит мытаря — вместо Бога. Он как будто посягает на престол, уготованный для последнего Суда Божьего, он уже предвосхищает этот Суд. Но, братья и сестры, так ли уж легко нам удержаться от того, чтобы предвосхищать Суд Божий? и говорить от имени Бога, вместо Бога?

Далее. Фарисей заявляет о довольстве собой. Как ему кажется, ему остается только возблагодарить Бога за то, что Бог сделал его праведным исполнителем Закона, а не грешником. Но здесь существо дела опять-таки не в том, что фарисей дерзает так о себе говорить. Ну, хорошо, мы, наученные евангельской притчей, не будем так говорить — мы будем хитрее фарисея. Но ведь духовные учителя вот такое смирение на словах, которому не научился фарисей, воздержание от слов — только слов, но не чувствований, — называли смиренноглаголанием и противопоставляли истинному смирению. Если мы из этой притчи научимся всего-навсего воздержанию от каких-то слов, то фарисей, пожалуй, будет отличаться от нас всего-навсего тем, что он прямодушнее, наивнее, откровеннее, искреннее, если хотите. Он вправду говорит то, что думает и чувствует. Чувства же его связаны с тем, что норма Закона, которую он видит перед собой и вполне справедливо почитает, — норма эта не живая. Из чего это видно? Из того, что ему представляется, будто он до этой нормы дорос, что он ей соответствует, что он исполнил Закон. Это значит, что его закон не живой. Почему? Потому что, если бы его закон был живым, если бы норма, в соответствии с которой он живет, была живая, она бы росла вместе с ним — так, как это показано в Нагорной проповеди. Да, сказано — «не прелюбы сотвори», и фарисей, очевидно, исполнил это — он не совершает физического блуда, коль скоро дерзает благодарить Бога, что он не таков, как блудники. Но Бог требует полной чистоты сердца, чистоты тех глубин сердца, которых человеческий взгляд не всегда видит. В нашем сердце есть такие глубины (об этом задолго до психологии нашего столетия говорил блаженный Августин), которые — бездна, вообще не проницаемая для нашего взгляда.

Мы знаем, что собратья этого фарисея жизнь Самого Живого Бога ставили как бы ниже Закона, потому что приписывали Самому Богу занятия Законом в Его блаженной вечности. Такое мнение было у фарисейских учителей того времени и последующего. Нам легко, конечно, посмеяться над образом Бога, который в Своей блаженной вечности занят тем, что размышляет над Своим собственным Законом — как вечный, небесный, бессмертный, всемогущий и пренепорочный фарисей. Нам легко над этим посмеяться, но такой ход мысли, когда Закон поставлен наравне с живым Богом или превыше Его, — это очень страшный ход мысли, совсем не простой, по существу.

И далее. Фарисей не довольствуется тем, что благодарит Бога за свою верность Закону, но желает видеть грешников как фон, оттеняющий его, фарисея, праведность. Надо сказать, что само слово «фарисей» происходит от древнееврейского глагола, означающего «отделять». Фарисей — это тот, кто отделил себя по своему собственному сознанию от всякой нечистоты, но также и от прочих людей, которые нечистые, которые не таковы, как он. Поскольку он — исполнитель Закона, почитаемый и признаваемый в качестве такового обществом, его обязанность — свидетельствовать о Законе и учить Закону грешников. Но он этим отделяет себя не только от греха, но и от грешника, и таким образом сам кладет перед собой непреодолимое препятствие в исполнении своего долга учить Закону, передавать другим то благо, которое, как он убежден, дано ему самому. Ибо грешный человек и все мы, в силу нашей греховности, привыкли очень живо чувствовать чужое самоутверждение. И когда нам говорят правду, но таким образом, что эта правда должна быть ударом, нас сражающим и обеспечивающим нам поражение в некоей игре, в некоем состязании с тем, кто с нами разговаривает и нас поучает, мы не принимаем поучения. И фарисей, проводя черту разделения уже не между собой и грехом, но между собой и грешниками, отделяя себя от грешников, сам делает все возможное для того, чтобы не быть учителем и никого ничему хорошему не научить.

Мы знаем, что безбожная мысль выступала со многими укоризнами в отношении типа благочестивого, религиозного человека, исполнителя религиозного Закона. Эти обвинения, когда они исходят от безбожников, от злой страсти, направленной против веры, имеют в себе, конечно, много клеветнического и несправедливого. Но постольку, поскольку верны слова псалма пророка Давида «всякий человек есть ложь», поскольку мы — недостойные свидетели истинной веры в этом мире и не изъяты из этого суждения, постольку в обвинениях, во множестве прокурорских речей вновь и вновь произносимых безбожниками против благочестивцев, есть некая доля истины. И христианство, Христово учение, Евангельское учение — это единственное религиозное учение, учение благочестия, которое способно увидеть, и принять, и предложить нам в назидание в этой притче ту долю истины, которая придает какую-то силу немощной хуле нечестия против благочестия. Только одно Христово учение способно научить нас этому из того, как нас, людей, которые через несколько недель должны будут исполнять обязанности поста, нас, приходящих в воскресный день в храм, как нас может увидеть, ну, скажем, мытарь.

Да будем мы всегда жить с живой мерой, которая есть Сам Христос

Когда святые, великие святые и великие подвижники, укоряли себя, называя себя «великими грешниками», это не было смиренноглаголанием. Они говорили так не потому, что у христиан принято называть себя «великими грешниками», а потому, что они действительно в своем живом сердце, в своей живой совести, возраставшей вместе с ростом их подвигов, видели себя великими грешниками. Потому что перед ними была не мертвая мерка, до которой можно дорасти, но Божие Небо над головой. И они, живые, в это Небо росли, и Небо всегда оставалось бесконечно высоким над их головой. Приверженцы других религий могут все исполнить и сказать: «Ну, вот, мы все исполнили!». Не будем обманывать себя, не будем смеяться над приверженцами этих религий. В любой религии все исполнить очень трудно, это дело серьезное. Но христианин никогда, ни на секунду не может почувствовать и сказать: «Вот, я все исполнил», — потому что его мера — живая, Сам Господь наш.

Опубликовано в журнале: «Континент» 2004, №119

Вы прочитали статью Фарисей — это лицемер? Кто такие фарисеи? Читайте также:

  • Протопресвитер Александр Шмеман О мытаре и фарисее. Первый зов великопостной весны
  • Митрополит Антоний Сурожский Притча о мытаре и фарисее
  • Протоиерей Валериан Кречетов До тех пор, пока человек не смирится, он шагу не сможет ступить по духовному пути. Проповедь в неделю мытаря и фарисея

Следование за Иисусом — не скоростной забег с целью показать, кто из нас более радикальный, жертвенный, знающий или способный к уничижению ради Христа. Следовать за Иисусом — значит делать то, к чему Он нас призвал, для одних нечто радикальное и экстремальное, для других простое и повседневное.
Об этом редко говорят, но наша ревность о Боге может иметь опасную оборотную сторону. Подзаголовок книги содержит объяснение ее содержания: «Как избежать гордости, претензий на исключительность, а также других опасностей, связанных с ревностной верой». Горячая вера может иметь темную оборотную сторону, духовное рвение, которое унижает других, является препятствием, мешающим увидеть Иисуса. Во времена Иисуса те, кто считали себя самыми большими и ревностными почитателями Бога, не захотели иметь с Ним ничего общего. Однако, эта книга не о древних фарисеях. Автор духовных бестселлеров Лерри Осборн проливает свет на шесть наиболее часто встречающихся крайностей, которыми грозит обернуться ревностная вера, а затем объясняет, как их избежать.
Если вы стремитесь следовать за Иисусом, обладая тем, что имеете, или вам интересно, что представляет собой тот Иисус, Который несет покой уставшим и легкое иго для обремененных, тогда эта книга для вас. Вы убедитесь, что обетования Иисуса все еще остаются в силе.
Содержание:
ЧАСТЬ 1. НЕУМЫШЛЕННОЕ ФАРИСЕЙСТВО
Глава 1. Темная и опасная оборотная сторона ревностной веры
Глава 2. Слово на букву «ф»: как фарисеи заработали себе плохую репутацию
Глава 3. Иосиф из Аримафеи: ученик, на которого никто не хочет быть похожим
ЧАСТЬ 2. ГОРДОСТЬ: КОГДА СРАВНЕНИЕ СТАНОВИТСЯ ВЫСОКОМЕРИЕМ
Глава 4. Бич сравнения: какому отношению к гордости научил меня мини-бейсбол
Глава 5. Безбожная троица гордости: «бревно в глазу», самообман и сравнение
Глава 6. Побеждая гордость: правильное использование Писаний и правильное понимание послушания
ЧАСТЬ 3. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ: КОГДА УСТРАНЕНИЕ СЛАБЫХ СТАНОВИТСЯ ВАЖНЕЕ РАСШИРЕНИЯ ЦАРСТВА
Глава 7. Исключительность: поднять планку, чтобы отгородиться от непригодных
Глава 8. Цель, с которой пришел Иисус: почему устранение слабых-плохая затея
Глава 9. Грешники, с которыми Иисусу нравилось общаться: действительно ли «христиане-потребители» не заслуживают большой любви?
ЧАСТЬ 4. ЗАКОНИЧЕСТВО: КОГДА МИЛОСТЬ ВЫТЕСНЯЕТСЯ ПРИНЕСЕНИЕМ ЖЕРТВЫ
Глава 10. Новое законничество: опасность лакмусовых бумажек в христианстве
Глава 11. Дополнительные правила и ограждения: опасность прибавлений к Слову Божьему
Глава 12. Смерть милости: самая темная и опасная сторона законничества
ЧАСТЬ 5. ИДОЛИЗИРОВАНИЕ ПРОШЛОГО: КОГДА ИДЕАЛИЗМОМ ИСКАЖЕТСЯ РЕАЛЬНОСТЬ
Глава 13. Розовые очки воспоминаний: почему мы считаем «старые дни» добрыми
Глава 14. Учись у прошлого, но не «идолизируй» его: честный взгляд на раннюю новозаветную церковь
Глава 15. Говорить истину в любви: честно относиться к настоящему и не романтизировать прошлого
ЧАСТЬ 6. СТРЕМЛЕНИЕ К ЕДИНООБРАЗИЮ: КАК РАЗРУШАЕТСЯ ЕДИНСТВО
Глава 16. Единство и единообразие: путь к устранению единства
Глава 17. Роль комментариев в вашей учебной Библии: как стремление к богословскому единообразию наносит удар по Священному Писанию
Глава 18. Соглашайтесь с несогласием: почему так важно вмещать друг друга
ЧАСТЬ 7. ПРОЕЦИРОВАНИЕ ДАРОВАНИЙ: КОГДА МОЕ ПРИЗВАНИЕ СТАНОВИТСЯ ПРИЗВАНИЕМ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ
Глава 19. Высокомерие в шоколаде: темная сторона проецирования дарований
Глава 20. Зависть к чужим дарам и покушение на нашу совесть: почему благовестники, миссионеры и учителя Библии вызывают в нас чувство вины
Глава 21. Полицейский надзор за доходами: куда же делись послания?
Эпилог
цитата из книги
На протяжении более чем двух тысяч лет те, которые считают себя духовными лидерами, никак не могут оставить в покое тех, кто пока не получает отличных результатов. Они пытаются поднять планку выше отметки, которую установил Иисус. Они взваливают на людей все более неудобоносимые бремена и называют это ученичеством. Они закрывают дверь перед отстающими и слабыми и называют это очищением Церкви. Их: намерения благородны. Однако их плоды с гнильцой. Они неосознанно играют ту же роль, что фарисеи, отталкивая тех самых людей, которых Иисус пришел достичь. Почему же мы так поступаем?
Что побуждает нас урезать то стадо, которое Иисус пришел увеличить? Желание исключительности Первое, о чем нужно сказать, — наша падшая человеческая природа. У нас сохранилась естественная потребность создавать и удерживать исключительность, особенно после того, как мы нашли свой путь в овчарню. Мы хотим удержать то, что уже заслужили. А тех, кто не заслужил, мы желаем удалить из двора овчего. И иногда мы просто не желаем делиться опытом. Эта схема работает практически в любой профессии. Люди, которые уже в деле, — будь то парикмахеры или бухгалтеры — рано или поздно выискивают способ ужесточить стандарты и сузить входные двери, чтобы в них было труднее войти другим.
Они скажут вам, что стремятся к качеству, но, если по-честному, делают так лишь для того, чтобы устранить конкуренцию. Посмотрите на систему высшего образования. Большинство колледжей и университетов начинают с желания понести образование массам. Но как только определенная мера успеха достигнута, перед массами начинается закрываться дверь. Проходной балл становится выше, а требования к абитуриентам жестче, чтобы сохранить за учебным заведением статус элитарного. Выпускникам это нравится, поскольку повышает ценность их дипломов в глазах окружающих. Но ирония в том, что потом они сами не могут продолжить образование из-за жестких стандартов.
Та же картина наблюдается в местах, где мы живем. Как только там появляются первые поселенцы, они почти всегда объединяются, чтобы дать отпор последующим. Агенты по земельной собственности называют это явление тонемос (Только Не Мой Сосед). И проблема возникает всегда, когда новенький пытается строиться на пустующем участке земли, примыкающем к уже освоенному. Менталитет тонемосов кричит: «Главное, что я внутри, а для остальных, уже места нет, иначе будет скученность!» Тем, кто снаружи, хорошо видна подобная эгоистичность поведения, но те, кто внутри, редко видят проблему в себе. Они искренне верят, что стоят на страже качества. Они хотят, чтобы школы были лучше. Они хотят защитить свое поселение от «всяких-разных». В духовной сфере дела не лучше.
Люди, которые осуждают невысокие стандарты спасения и духовной зрелости, зачастую забывают собственное прошлое. Многие даже не подозревают, что когда говорят об истинных и зрелых христианах, то имеют в виду прежде всего собственное хождение перед Богом. Это интересная форма духовного тонемоса, но настоящая проблема вот в чем. Подобные мысли и действия не только своекорыстны. Они диаметрально противоположны целям и служению Иисуса Христа. Они конфликтуют с самой причиной Его прихода.

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

наст. прош. повелит.
Я фарисе́йствую фарисе́йствовал
фарисе́йствовала
Ты фарисе́йствуешь фарисе́йствовал
фарисе́йствовала
фарисе́йствуй
Он
Она
Оно
фарисе́йствует фарисе́йствовал
фарисе́йствовала
фарисе́йствовало
Мы фарисе́йствуем фарисе́йствовали
Вы фарисе́йствуете фарисе́йствовали фарисе́йствуйте
Они фарисе́йствуют фарисе́йствовали
Пр. действ. наст. фарисе́йствующий
Пр. действ. прош. фарисе́йствовавший
Деепр. наст. фарисе́йствуя
Деепр. прош. фарисе́йствовав, фарисе́йствовавши
Будущее буду/будешь… фарисе́йствовать

фа-ри-се́й-ство-вать

Глагол, несовершенный вид, непереходный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 2a.

Корень: -фарисей-; суффиксы: -ств-ова; глагольное окончание: -ть .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. быть фарисеем; ханжествовать, лицемерить ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

  1. лицемерить

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: фарисей, фарисейка, фарисейство
  • прилагательные: антифарисейский, фарисейский
  • наречия: по-фарисейски, фарисейски

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    • Татарскийtt: фарисейланырга

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»

Фарисеи: кто они такие

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *