• с материальным составом, совершаемых путем действия или бездействия, — в абсолютном большинстве случаев (например, не имеет эту стадию злоупотребление должностными полномочиям — ст. 285 УК РФ);

    • с формальным составом, совершаемых путем действия — в том случае, если между началом и окончанием преступления есть определенный промежуток времени (при взяточничестве, изнасиловании и т. д.).

Покушение невозможно:

    1. в преступлениях, совершаемых по неосторожности;

    2. в преступлениях с формальным составом, совершаемых путем действия, если первоначальный его акт образует оконченное преступление, и во всех случаях совершения преступления с таким составом путем бездействия.

Уголовная ответственность за покушение на преступление

Виды покушения на преступление

Исходя из степени реализации преступного умысла, покушение принято делить на два вида:

    1. оконченное;

    2. неоконченное;

    3. негодное (в теории уголовного права).

В этом случае за основу выделения указанных видов рассматриваемой стадии совершения преступления берется субъективный критерий — представление самого виновного лица о степени завершенности преступления.

Оконченное покушение- такое покушение, когда лицо, по его убеждению, сделало все, что считало необходимым для совершения преступления, но оно тем не менее не было завершено по независящим от него обстоятельствам (например, был произведен прицельный выстрел, но жертва осталась жива; доза яда оказалась недостаточной для причинения смерти и т. д.).

Неоконченное покушение- если лицо не выполнило всех тех действий, которые, как оно полагало, были необходимы для окончания преступления.

Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет существенное практическое значение:

  1. Оконченное покушение, при прочих равных условиях, является, как правило, более общественно опасным. Оно может сопровождаться наступлением определенного вреда, который, как уже отмечалось, либо не достигает уровня преступных последствий, указанных в уголовно-правовой норме, либо носит иной характер (например, при покушении на жизнь человека может причиняться вред здоровью либо собственности — скажем, взрыв машины с целью лишения жизни жертвы). Данное обстоятельство требует учета при назначении наказания.

  2. Оконченное покушение близко стоит к оконченному преступлению, а в некоторых случаях даже примыкает к нему, поэтому по его признакам разграничиваются эти две стадии. Как уже указывалось, на стадии оконченного покушения отсутствует завершенность преступления, тогда как оконченное преступление характеризуется наличием в деянии лица всех признаков состава преступления, предусмотренного УК РФ.

  3. Вид покушения влияет на решение вопроса о добровольном отказе от преступления.

Негодное покушение

В теории уголовного права принято также выделять негодное покушение. Оно характеризуется тем, что лицо:

    1. допускает ошибку в свойствах объекта (предмета) преступления;

    2. применяет средства и орудия, объективно неспособные обеспечить совершение преступления и реализацию умысла.

  1. Особенности квалификации приготовления к преступлению и покушения на преступление.

При квалификации приготовления следует иметь в виду, по высказыванию Есакова Г.А., что при нем посягательство на объект еще не осуществляется, а действия, образующие приготовление, не входят в объективную сторону подготавливаемого преступления.

Если лицу по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, то оно отвечает за неудавшееся подстрекательство, квалифицируемое как приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34УК).

В этой связи интерес представляет дело К-ва. Согласно его обстоятельствам, К-в работал кладовщиком у частного предпринимателя Ш. Имея денежные долги и узнав о наличии у нее крупных денежных сумм и банковского счета, он решил совершить разбойное нападение на Ш. с целью хищения ее имущества. Для участия в преступлении он намеревался привлечь К., работавшего сторожем в помещении детского комбината, где находился офис Ш. В течение нескольких дней К-в склонял его к совершению планируемого преступления. В определенный день К-в встретился с К. для окончательного согласования плана их действий во время нападения на Ш. Однако К. от участия в преступлении отказался и явился в милицию, в связи с чем К-ву не удалось совершить разбойное нападение по не зависящим от него причинам. Преступные действия К-ва по безуспешному склонению другого лица к совершению преступления были правильно квалифицированы как приготовление к разбою.

При квалификации приготовления необходимо отличать его от не имеющего уголовно-правового значения обнаружения умысла. В данном случае само по себе высказывание намерения, не подкрепленное конкретными действиями, не может влечь за собой уголовную ответственность. В Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается, что как ненаказуемое обнаружение умысла (а не как покушение на дачу или получение взятки либо на коммерческий подкуп) следует расценивать высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

В этой связи интерес представляет дело Х., осужденного за покушение на хищение наркотических средств. Отменяя приговор и прекращая уголовное преследование в этой части, Верховный Суд РФ справедливо отметил, что действия Х. являлись ненаказуемым обнаружением умысла: обсуждая с соучастниками план разбойного нападения на квартиру и предполагая, что, кроме ценностей, там могут находиться наркотики, он высказал намерение завладеть ими в случае обнаружения, однако при нападении никаких действий, направленных на завладение наркотиками, не совершил.

При квалификации покушения возникают определенные трудности, связанные со сложностью в ряде случаев разграничить, с одной стороны, действия, входящие в объективную сторону совершаемого преступления и образующие, как следствие, покушение, и, с другой — действия, образующие лишь приготовление.

Интересно в этом отношении дело М., осужденного изначально за покушение на убийство. Изменяя квалификацию действий осужденного, Верховный Суд РФ указал, что М. всего лишь обратился к А. с предложением за денежное вознаграждение убить С., который мешал его коммерческой деятельности; разработал план убийства и заплатил предполагаемому исполнителю деньги. Однако поскольку А. обратился в правоохранительные органы, преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли М. обстоятельствам, а содеянное М. надлежит квалифицировать как приготовление к преступлению, а не покушение на него, поскольку действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, совершено не было.

Покушение на преступление с материальным составом отличается от оконченного деяния тем, что здесь либо не наступают предусмотренные диспозицией статьи УК последствия, на причинение которых был направлен умысел виновного, либо последствия наступают, но в меньшем объеме по сравнению с ожидаемым виновным.

Действия лица в обоих случаях квалифицируются по направленности умысла как покушение на совершение преступления, на которое был направлен замысел виновного.

В частности, как покушение на преступление следует квалифицировать преступные действия по совершению хищения в крупном или особо крупном размере, когда совершить такое хищение виновному не удалось по не зависящим от него обстоятельствам.

Однако от преступлений, в которых крупный (особо крупный) размер похищенного составляет преступное последствие, следует отличать преступления, в которых особо крупный размер преступного дохода составляет цель деяния (п. «б» ч. 4 ст. 162 УК, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК). В таких случаях неполучение особо крупного размера преступного дохода не влияет на признание преступления оконченным, поскольку в реальности преступление совершено с целью завладения имуществом в особо крупном размере. Неудавшийся разбой, направленный на завладение имуществом в особо крупном размере, следует квалифицировать как оконченное преступление (т.е. по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК), поскольку завладение имуществом в особо крупном размере является в данном случае всего лишь целью действий лица, оконченных по своей сути.

Покушение на преступление с материальным составом может также отличаться от оконченного деяния тем, что лицо исходно не успело совершить всех действий, составляющих объективную сторону преступления. Действия лица также квалифицируются по направленности умысла как покушение на совершение преступления, на которое был направлен замысел виновного.

Определенными особенностями, влияющими на квалификацию покушения, отличаются объективная и субъективная стороны в преступлениях, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107, 113 УК) и при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. ст. 108, 114 УК). Для этих преступлений часто характерен неопределенный умысел, при котором квалификация производится в зависимости от фактически наступивших последствий, так что покушение в такой ситуации не может иметь места. Что же касается преступлений указанных типов, совершаемых с определенным умыслом, то здесь хотя и возможно покушение, однако содеянное, учитывая обстановку происшедшего и характер наступивших последствий, может иногда подпадать под признаки малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК).

Покушение на преступление с формальным составом отличается от оконченного деяния недоведением до конца преступных действий, образующих объективную сторону оконченного преступления.

При квалификации покушения следует иметь в виду, что покушение возможно не только с определенным, но и (хотя крайне редко) с неопределенным (неконкретизированным) умыслом. В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на причинение наименее тяжких последствий из входящих в предвидение лица. Так, неудачно взламывая сейф и не зная о размере находящейся в нем суммы денег, лицо должно нести ответственность за покушение на простую кражу (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК.

В ряде случаев субъективная сторона содеянного позволяет разграничить покушение и оконченное преступление. С этим судебная практика сталкивается в тех случаях, когда покушение на совершение одного преступления по признакам объективной стороны полностью соответствует признакам состава оконченного преступления, описанного в другой статье УК. Так, если лицу причинен тяжкий вред здоровью (что охватывается диспозицией ст. 111 УК), то необходимо установить направленность умысла виновного. Если он был направлен на убийство, а в результате был причинен лишь тяжкий вред здоровью потерпевшего, то квалифицировать содеянное надлежит исходя не из фактически наступивших последствий, а как покушение на убийство, т.е. по ч. 3 ст. 30, ст. 105 УК. Если же умысел был направлен на причинение тяжкого вреда здоровью либо являлся неопределенным, то содеянное следует квалифицировать по ст. 111 УК.

В этой связи интерес представляет дело В. Согласно его обстоятельствам, пьяные М. и В. встретили незнакомого им гражданина Ш., пристали к нему и стали избивать, нанося удары руками и ногами, в том числе по лицу и голове. Желая причинить потерпевшему боль, М. в процессе избиения нанес ему удар ножом в плечо, причинив легкое телесное повреждение с кратковременным расстройством здоровья. Вслед за тем В. нанес Ш. этим же ножом удар в левую половину груди, причинив проникающее ранение в левую плевральную полость, отнесенное к тяжким телесным повреждениям. После этого М. и В. с места происшествия скрылись, а Ш. был подобран патрульным нарядом милиции и доставлен в больницу, где ему была оказана медицинская помощь. Верховный Суд РФ переквалифицировал действия В. с покушения на убийство на причинение тяжкого вреда здоровью, указав следующее. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании В. утверждал, что, нанося Ш. удар ножом, он умысла на его убийство не имел, а хотел лишь причинить потерпевшему физическую боль. Эти объяснения В. подтверждены объективными данными. Из материалов дела видно, что удар В. был нанесен с незначительной силой, о чем свидетельствовала небольшая глубина раневого канала (1,5 см). После случившегося В. видел, что Ш. жив, однако каких-либо действий, направленных на лишение его жизни, не предпринимал, хотя имел такую возможность. Сам факт нанесения удара в левую половину груди при отсутствии других доказательств, подтверждающих умысел на лишение жизни потерпевшего, не может свидетельствовать о намерении В. совершить убийство. При оценке данного дела следует отметить как немаловажное обстоятельство отсутствие со стороны виновного каких-либо действий, ведущих к достижению преступной цели, при наличии возможности их совершить (в данном случае — дальнейших действий, направленных на лишение жизни). Как отмечалось Верховным Судом РФ и по другим делам, это может послужить весомым доказательством отсутствия прямого умысла на убийство и, как следствие, повлечь квалификацию преступных действий не как покушение на преступление, а как оконченное менее тяжкое преступление против здоровья.

При неоконченном покушении, когда виновный еще не совершил всех действий, необходимых для наступления задуманного результата, совершенное может охватываться признаками другого состава преступления. Например, лицо, пытаясь проникнуть в помещение с целью хищения имущества, разрушает дорогостоящую дверь, однако его задерживают. В данном случае виновный не успевает совершить всех действий, которые входят в объективную сторону кражи, а совершенное им деяние внешне охватывается признаками состава преступления, предусмотренного ст. 167 УК (умышленное уничтожение или повреждение имущества). Ответственность же в данном случае наступает за неоконченное покушение на кражу с незаконным проникновением в жилище (ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158УК).

Различение видов покушения имеет значение для индивидуализации наказания и для констатации добровольного отказа от преступления (который по общему правилу возможен лишь при неоконченном покушении).

В судебной практике выделяется также негодное покушение: покушение на негодный предмет и покушение с негодными средствами.

Покушение с негодными средствами представляет собой попытку совершить преступление с помощью таких средств и орудий, которые объективно в данном конкретном случае не могут причинить вреда (фактическая ошибка в средствах совершения преступления). При этом имеется умысел на совершение преступления, однако преступление не может быть окончено в силу того, что примененные средства не способны здесь и сейчас привести к осуществлению преступного деяния. Так, покушением с негодными средствами следует признать попытку лица убить потерпевшего из ружья, которое оказалось неисправным, или попытку отравить порошком, ошибочно принимаемым виновным за яд. Таким образом, при негодном покушении имеет место попытка реализации преступного умысла, действия виновного направлены на достижение преступного результата, однако последний не наступает по не зависящим от лица обстоятельствам (вследствие фактической ошибки). Поэтому негодное покушение надлежит квалифицировать как покушение на то преступление, совершить которое намеревался виновный.

Примером покушения с негодными средствами является дело С., который пытался убить управляющего совхозом Ш. Наведя ружье на потерпевшего, С. нажал на курок, однако из-за неисправности спускового механизма выстрела не произошло; как показал С., он не знал о неисправности ружья, поскольку ходил с ним до того на охоту. Верховный Суд РФ признал обоснованным осуждение С. за покушение на убийство.

В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ по указанному делу упоминается о выделяемой разновидности покушения с негодными средствами — покушении с явно негодными средствами, т.е. покушении на преступление с использованием суеверий, наговоров, магии и тому подобных средств, объективно не способных в силу современных знаний о природе вещей и причинно-следственных закономерностях объективной действительности повлечь общественно опасные последствия, желаемые лицом. Как указал Верховный Суд РФ, такое негодное покушение (когда субъект в силу суеверия или явного невежества пытается посредством сверхъестественных сил причинить кому-либо вред) не влечет уголовной ответственности и расценивается как своеобразное обнаружение умысла.

Если действия, совершенные лицом при покушении на одно преступление, содержат одновременно признаки иного оконченного преступления, все содеянное надлежит квалифицировать по правилам идеальной совокупности как оконченное преступление и как покушение на другое преступление. Например, лицо на почве личных неприязненных отношений поджигает дом потерпевшего в ночное время, с тем чтобы лишить его жизни. Однако потерпевшему удается спастись. Квалификация содеянного должна осуществляться по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105УК, а также по ч. 2 ст. 167 УК.

Следует также обратить внимание на то, что квалификация действий как покушение на преступление является в ряде случаев юридической фикцией: в реальности оконченные по своему фактическому содержанию действия квалифицируются как покушение. Такой прием квалификации обусловлен субъективной фактической ошибкой виновного в отношении объективных признаков совершаемого деяния: им предполагается существование неких обстоятельств, влияющих на квалификацию содеянного, однако в реальности они отсутствуют. Так, как покушение на незаконное приобретение наркотических средств следует квалифицировать действия лица, приобретающего сбываемые ему под видом наркотиков вещества; изнасилование потерпевшей, ошибочно полагаемой несовершеннолетней, подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 131 УК.

Вышеизложенное находит свое подтверждение, в частности в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 года № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного Кодекса Российской Федерации». Так в пункте 5, 6, 14 указано, что Изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового акта, акта мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера, предусмотренных объективной стороной данных составов преступлений, независимо от их завершения и наступивших последствий. При решении вопроса о том, содержится ли в действиях лица оконченный состав указанных преступлений либо лишь признаки покушения на совершение таких преступных действий, судам следует выяснять, действовало ли лицо с целью совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера, а также явилось ли примененное насилие средством к достижению указанной цели, которая не была осуществлена по не зависящим от него причинам. При этом необходимо отличать покушение на изнасилование от насильственных действий сексуального характера, а также покушений на преступления, предусмотренные статьями 131 и 132УК РФ, от оконченных преступлений, подпадающих под иные статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности. Покушение на изнасилование или на совершение насильственных действий сексуального характера следует отграничивать от добровольного отказа от совершения указанных действий, исключающего уголовную ответственность лица (статья 31 УК РФ). В этом случае, если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления. Судам следует исходить из того, что ответственность за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетнего лица либо не достигшего четырнадцатилетнего возраста наступает лишь в случаях, когда виновное лицо достоверно знало о возрасте потерпевшего лица (являлось родственником, знакомым, соседом) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал, например, о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к 18-летию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

Нами поддерживаются теоретические предложения Корнеевой А.В., предложившей следующие особенности квалификации неоконченной преступной деятельности:

1. Квалификация неоконченного преступления, должна отражать ту стадию, на которой преступление было прервано, т.е. содержать ссылку не только на ст. 30 УК РФ, но и на конкретную часть ст. 30 УК.

2. Если при квалификации преступления не установлен прямой умысел, деяние не может быть расценено как приготовление к преступлению или покушение на него.

3. Каждая последующая стадия совершения преступления поглощает предыдущую и не требует самостоятельной квалификации.

4. Квалификация содеянного как покушения возможна лишь при наличии прямого определенного умысла.

5. При ненаступлении последствий в преступлении с неопределенным умыслом содеянное квалифицируется как покушение на преступление с наименее опасными из всех желаемых последствий.

6. В преступлении с двумя формами вины, в которых основной состав сформулирован по типу формальных, возможно покушение на преступление.

7. При неоконченное преступной деятельности квалификация производится по направленности умысла виновного. Если при покушении на преступление в содеянном наличествуют признаки мене опасного преступления, отражающего частичную реализацию умысла виновного, квалификация по совокупности преступлений не требуется.

8. В преступлениях с формальным составом квалификация содеянного как покушения возможна в случаях совершения виновным лишь части действий, образующих объективную сторону преступлений.

9. Продолжаемое преступление квалифицируется как оконченное с момента совершения последнего из всех преступных действий, направленных к единой цели.

10. Совершение хотя бы одного из действий, альтернативно указанных в диспозиции статьи, в полном объеме исключает уголовно-правовую оценку как покушение на преступление другого из них, выполненного лишь частично.

11. Если виновный не осуществил свое намерение о совершении преступления с квалифицирующим признаком, относящимся к объекту или объективной стороне преступления, деяние должно квалифицироваться как неоконченная преступная деятельность с этим квалифицирующим признаком.

12. Если конструктивный или квалифицирующий признак представляет собой цель деяния, ее недостижение не может свидетельствовать о неоконченности преступления.

13. Если приготовление к совершению преступления образует состав самостоятельного оконченного преступления, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

14. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, требует квалификации как приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

15. Деяние лица, добровольно отказавшегося от доведения преступления до конца, подлежит уголовно-правовой квалификации в том случае, если фактически совершенное им содержит иной состав преступления.

  1. Добровольный отказ от преступления. Его отличие от приготовления к преступлению и покушения на преступление

Под добровольным отказомследует понимать добровольное и окончательное прекращение начатого преступления при осоз­нании лицом возможности реального его завершения.

В ст. 31УК РФ говорится: «Добровольным отказом от престу­пления признается прекращение лицом приготовления к престу­плению либо прекращение действий (бездействия), непосредст­венно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца».

Ятрогенные заболевания (греческий iatros врач + gennao создавать, производить; синоним ятрогении) — психогенные расстройства, возникающие как следствие деонтологических ошибок медицинских работников — неправильных, неосторожных высказываний или действий.

Изучение памятников культуры, отражающих развитие этических норм и правил поведения врача (см. Деонтология медицинская, Этика медицинская), позволяет заключить, что расстройства здоровья, возникающие в результате непродуманных слов и действий врача, были известны уже медикам древности. Однако термин «ятрогения» получил широкое распространение лишь после опубликования в 1925 году работы немецкого психиатра Бумке (О. С. E. Витке) «Врач как причина душевных расстройств». С этого времени концепция ятрогений активно исследуется специалистами разных клинических профилей. Из отечественных ученых существенный вклад в ее развитие внес Р. А. Лурия.

Некоторые клиницисты (например, И. А. Кассирский) применяли понятие «ятрогенные заболевания» в более широком смысле, относя к ним любую патологию, возникшую в результате действий врача — от осложнений неправильно проведенной манипуляции или процедуры до возникновения так называемой лекарственной болезни, то есть те отрицательные последствия медицинских вмешательств, которые ряд исследователей обозначают, в отличие от ятрогений, ятропатиями, или соматическими ятрогениями. Расширение содержания понятия «ятрогенные заболевания» не оправдано, так как, с одной стороны, некоторые отрицательные последствия медицинских вмешательств пока являются неизбежными (например, травма, обусловленная оперативным вмешательством), а с другой стороны, осложнения, обусловленные неправильно проводимым обследованием или лечением больного, относятся к категории врачебных ошибок (см.) или даже медицинских правонарушений (см.) и составляют совершенно особую этиологическую группу. Поэтому общепринятым остается использование понятия «ятрогенные заболевания» в его традиционном смысле, то есть для обозначения расстройств здоровья, обусловленных психотравмирующим воздействием необдуманных, деонтологически неверных высказываний или поступков медработников.

М. С. Лебединский и В. Н. Мясищев (1966) указывали, что для развития Ятрогенные заболевания имеют значение как поведение врача, так и особенности личности больного (степень эмоциональности, мнительность и др.). Многие из заболевших людей страдают не только от болезни, но и от порождаемых ею тревоги, страхов, опасений за исход. Этим объясняется особенное внимание больного и к словам врача, и к его поведению, интонациям, выражению лица. При этом в зависимости от типа нервной деятельности, склада личности и особенностей психики разные пациенты по-разному, иногда противоположно, реагируют на определенные слова и поведение медработника. Патогенное значение могут иметь не только непродуманные реплики («Ваш сердечный приступ — это первый звонок»; «…главный сосуд сердца пропускает кровь на 30%» и т. п.) или непонятное значение некоторых слов и выражений («крючкообразный желудок», «дистрофия миокарда» и т. д.), но иногда даже междометия или затянувшееся молчание врача, которые могут быть интерпретированы больным как признаки особой трудности диагностики или лечения его болезни, особенной ее тяжести, безнадежности прогноза.

Риск возникновения ятрогенных заболеваний при прочих равных условиях неодинаков у лиц разного возраста, пола, образования. У женщин вероятность ятрогений в среднем выше, чем у мужчин. Возрастные группы повышенного риска развития ятрогенных заболеваний составляют люди так называемых переходных возрастов — подростки и лица в периоде климакса (особенно женщины при патологическом климаксе), а также лица пожилого возраста, среди которых немало акцентуированных на неизбежности у них инволютивных изменений и повышенной вероятности летального исхода возникающей болезни.

К факторам, которые могут способствовать появлению ятрогенных заболеваний, следует отнести и не всегда оправданное расширение объема медицинской информации, распространяемой среди населения (популярные лекции, телепередачи и радиопередачи), когда излагаются симптомы той или иной опасной болезни, фиксируется внимание на ее ранних проявлениях, рисуются устрашающие перспективы «позднего обращения».

Характер ятрогенных заболеваний зависит от распространенности и эффективности лечения тех или иных болезней. Так, в начале 20 века среди страдавших ятрогенными заболеваниями чаще встречались люди, предполагавшие у себя туберкулез или сифилис; в настоящее время более распространены канцерофобии и кардиофобии.

Ятрогенные заболевания проявляются главным образом невротическими реакциями в форме различных вариантов вегетативной дисфункции. Их развитию способствуют повышенная эмоциональность и внушаемость. В зависимости от характера психотравмы и преморбидных особенностей личности вегетативные расстройства могут иметь генерализованный характер или выражаются преимущественной дисфункцией сердечно-сосудистой (аритмия сердца, изменения АД и др.), пищеварительной (изжога, рвота, расстройства стула) или других систем в сочетании с сенестопатиями, отрицательным аффективным фоном.

Установление взаимосвязи между ятрогенными заболеваниями и неврозами (см. Неврозы) представляет определенные трудности. По данным Б. Д. Карвасарского (1980), ятрогении выявляются примерно у 1/3 больных неврозами. Однако в номенклатуру неврозов как одна из их самостоятельных форм ятрогенные заболевания не входят.

  • 04:57 Германия запрещает продажу одноразовых пластиковых соломинок
  • 03:23 Уровень двуокиси азота резко возрос в европейских метрополиях
  • 02:20 В Германии опасаются новой волны коронавируса
  • 00:56 Губернатор штата Вашингтон приказал жителям публично носить маски
  • вчера, 23:58 МВФ резко снизил прогноз мирового роста в этом году
  • вчера, 23:20 Фрегат «Адмирал Макаров» с «Калибрами» идет в Средиземное море
  • вчера, 22:39 ВОЗ объявила, когда число больных коронавирусом превысит 10 млн
  • вчера, 22:09 «Ростех» сообщил о вооружении армии новыми автоматами АК-12
  • вчера, 21:40 В мэрии заявили о восстановлении деловой активности в Москве
  • вчера, 21:10 Из-за коронавируса отменены марафоны в Нью-Йорке и Берлине
  • вчера, 20:40 Новый комплекс управления артогнем создали из российских элементов
  • вчера, 20:09 В Киеве заподозрили Януковича и двух экс-министров обороны в госизмене
  • вчера, 19:45 В Москве опровергли срочный отъезд Лукашенко после парада
  • вчера, 19:39 МВФ предрек резкий экономический спад в России
  • вчера, 19:09 Хабенский отдаст свою госпремию на лечение детей с опухолями мозга
  • вчера, 18:40 Суд в США закрывает дело против экс-помощника Трампа Майкла Флинна
  • вчера, 18:10 США не намерены увеличивать свой воинский контингент в Польше
  • вчера, 17:40 Порошенко вызвали на допрос как подозреваемого
  • вчера, 17:10 Салют победы в Москве продлится 15 минут
  • вчера, 16:40 Российский спутник снял парад на Красной площади из космоса
  • вчера, 16:10 Путин объявил о передовом лекарстве от онкозаболеваний
  • вчера, 15:42 Болгария продлила режим ЧС из-за коронавируса
  • вчера, 15:11 IKEA возобновляет работу магазинов в Подмосковье
  • вчера, 15:01 Названа причина крушения самолета в Пакистане
  • вчера, 14:41 Су-57 снабдят новыми средствами поражения
  • вчера, 14:09 Дожди разрушили дамбы и мосты на Украине
  • вчера, 13:40 Спикер думы Тобольска поздравил жителей с началом войны
  • вчера, 13:10 Американец выиграл в лотерею $4 млн второй раз за три года
  • вчера, 12:44 Мурашко констатировал спад коронавируса в России
  • вчера, 12:12 В делегации президента Киргизии выявили коронавирус
  • вчера, 11:37 Врачи заявили о пожизненных последствиях коронавируса
  • вчера, 10:48 В России выявлено 7176 новых случаев коронавируса
  • вчера, 10:26 Путин выступил с обращением на Красной площади
  • вчера, 10:15 Россияне начали возвращать в банки валюту
  • вчера, 09:43 Гидрометцентр предупредил о высоком уровне солнечного излучения
  • вчера, 09:21 Захарова ответила на заявление Киева о долгах России
  • вчера, 09:07 В Сеть утекли данные миллионов пользователей Telegram
  • вчера, 08:28 Адвокат: Михаил Ефремов навсегда отказался от алкоголя
  • вчера, 07:29 Реставратор в Испании изуродовал картину «Непорочное зачатие»
  • вчера, 07:29 «Яндекс» и Сбербанк выходят из партнерства
  • вчера, 06:30 Евросоюз после открытия границ не пустит к себе россиян
  • вчера, 05:29 Песков объяснил отставание часов Путина от реального времени
  • вчера, 02:31 Кудрин оценил решение Путина о повышении НДФЛ для богатых
  • вчера, 01:29 Два беспилотника террористов сбиты у российской базы в Сирии
  • вчера, 00:29 Минтруд оценил расходы на июльские выплаты детям
  • 23 июня В Москве скончались 14 пациентов с коронавирусом
  • 23 июня «Радио Свобода» обвинили в подготовке провокаций в России
  • 23 июня Лидеры преступных группировок устроили сходку в кафе на севере Москвы
  • 23 июня Саакашвили заявил об угрозе голода на Украине
  • 23 июня Минтруд пояснил, как оплатят работу 24 июня и 1 июля

Что такое ятрогенные преступления?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *