Российские исправительные учреждения, помимо официального деления на СИЗО, колонии-поселения и колонии общего и строгого режима, различаются и по цветам. Неформальное деление на «красные», «чёрные» и «зелёные» тюрьмы происходит согласно тому, кому в них фактически принадлежит власть.

«Красные» и «чёрные» зоны существуют в России уже давно. А вот «зелёные» появились относительно недавно. Так чем все эти места лишения свободы отличаются друг от друга?

Порядки на «красных» зонах

Один из самых больших страхов «правильных» преступников — это попадание в «красную» колонию. Там порядок и дисциплину поддерживают зеки, сотрудничающие с администрацией колонии. За это они получают определённые послабления в режиме. Кроме того, внутри самой «красной» тюрьмы тоже есть деление по секциям. Например, заключённых определяют в секции правопорядка, спорта или гигиены и чистоты. За отказ выполнять правила секции обычно следуют суровые наказания.

В большинстве «красных» тюрем царит произвол со стороны администрации. Малейшая провинность — несвоевременный перекур или матерное слово во время обхода — и заключённый может загреметь в ШИЗО. Или же к нему применят другие методы наказания, вплоть до рукоприкладства. Узнают обо всех нарушениях в администрации только от стукачей-«козлов». И бороться с ними не могут даже воры в законе, оказавшиеся в «красной» зоне. Здесь у них, в отличие от других тюрем, нет никакого авторитета. Более того, воров в законе часто переводят в «красные» колонии, чтобы сломать их волю. Их заставляют преступать воровской кодекс и работать на администрацию. Некоторые соглашаются на сотрудничество добровольно, но многих приходится ломать долго и упорно.

В «чёрных» тюрьмах России же царят совершенно другие законы. В них всем заправляют воры в законе.

«Правильные» тюрьмы

Всем преступникам известно, что за отступление от воровских законов грозит страшная расплата. Поэтому в «чёрных» колониях царит тишь и благодать для всех, кто эти законы соблюдает. Стоящие у власти авторитеты делают всё возможное, чтобы их «подопечным» хорошо жилось. Они налаживают связь с волей, за особые заслуги могут даже протащить на зону сотовый телефон. На запрещённые вещи, алкоголь и наркотики в «чёрных» тюрьмах администрация смотрит сквозь пальцы.

Закрывают глаза и на то, что зеки не выполняют назначенные им работы. Например, на «чёрной» зоне заключённые не убирают территорию и отказываются мыть свои камеры. Однако это небольшая плата за то, что в «чёрных» колониях практически не бывает убийств и драк, в отличие от «красных» и «зелёных» зон. Сегодня «чёрных» тюрем становится всё меньше и меньше. Зато «зелёных», наоборот, за последние несколько лет стало больше. И порядки в них несколько отличаются от зон других цветов.

«Зелёные» колонии

В «зелёных» тюрьмах вся власть принадлежит арестантам, исповедующим ислам. В связи с нестабильностью ситуации на Кавказе в начале двухтысячных годов, доля мусульман в российских тюрьмах возросла. Попав в одну колонию, они объединяются и начинают требовать для себя особых условий. Кроме того, исламские террористы насаждают свои радикальные взгляды среди других заключённых.

«Джамааты» — лидеры сформированных в тюрьме исламских групп отказываются идти на сотрудничество с администрацией тюрьмы. Российского воровского кодекса они не признают и ориентируются на собственные правила. Однако деньги в «общак» заключённые-мусульмане всё-таки собирают. Правилам своей веры они следуют неотступно, и часто на почве этого случаются конфликты и с однокамерниками, и с надзирателями. При этом «джамааты» не будут слушать имама, пришедшего к ним с наставлениями с воли. Для них ценны советы только имама, самого отсидевшего или сидящего в «зелёной» колонии.

Читайте также: Почему культура АУЕ так популярна среди современной молодёжи

Обладала ли Россия колониями подобными колониям империалистических держав Запад в эпоху Модерна, завоевывала ли наша страна другие народы и превращала ли другие страны в свои колонии, являлась ли она колониальной державой? Как ни странно, отрицательный ответ на этот вопрос, у многих наших читателей в обсуждениях статей на сайте, нашел множество возражений. Самое удивительное, что это возражения не в мелочах, не в отдельных событиях истории, ведь как ни крути, но история любой страны не однородна, и бывают исключения из правил, а в сущностных моментах.

Некоторые упорно отстаивают позицию, согласно которой Россия ничем не отличается от колониальных держав Запада. И что самое удивительное, отстаивают эту позицию не с целью уязвить страну, не с позиции либеральной или левацко-революционной русофобии, а с позиции чистого патриотизма и гордости. Это может повергнуть в шок, если не увидеть в этом определенную причину: жуткую нелюбовь к инородцам, недавним согражданам, нелюбовь к интернационализму, и желание ощущать себя державой подобной Западу, вроде как «не хуже». Такого рода агрессивный патриотизм, сильно отдающий западничеством и радикально расходящийся с реальностью и с отечественной традицией, являет собой ложный и очень опасный путь. Путь, который мало того что очерняет нашу историю, ставя наших, пускай и отнюдь не идеальных с моральной точки зрения предков, активно расширявших империю, в один ряд с западными варварами. Да, да, именно откровенными варварами и грабителями, истреблявшими и грабившими целые народы, приравнивая нас к нашим главным вековечным врагам, — западным державам, от которых Россия больше всего в своей истории натерпелась зла. Такое приравнивание равносильно приравниванию советских воинов к гитлеровским захватчикам. Ну а что? И те и те воевали, и там и там по терминологии либералов были «тоталитарные режимы». И именно с этой точкой зрения, столь распространенной на фоне большой нелюбви к инородцам, я бы хотел поспорить в данной статье.

Оставим в стороне моральный вопрос, пускай некоторым нашим молодым патриотам приятно осознавать себя наследниками «господ в пробковых шлемах», пускай им не стыдно перед их предками, которых эти самые «господа» за людей не считали. Но с практической точки зрения, такая позиция невероятно вредна, ведь именно подобную дурь, на полную катушку вбивают в головы своей паствы националисты на постсоветском пространстве, под таким обоснованием притесняются русские, а наши бывшие союзники уходят в сторону Запада. Под таким обоснованием можно требовать с нас платы, судиться с нами в международных судах, отказываться от наследия нашей культуры и препятствовать нашему культурному влиянию. Пожалуй, самое главное: если наш тип экспансии никак не отличался от западного, колониального, то выходит и весь Кавказ, Татарстан, Башкирия, республики и области Зауралья, да и в целом Сибирь являются нашими колониями. Но ведь колонии это плохо! Это эксплуатируемые области, с чужим народом, области которые просто неизбежно исходя из осознания себя колониями, должны сражаться за независимость от центра. Я думаю дальше продолжать не надо.

Самое главное это непосредственная реальность, оценка того типа экспансии который был характерен для Московского царства, Российской империи и СССР в сравнении с западным типом, классической колониальной экспансии. Говорить мы тут будем о доминирующем типе экспансии, — ведь не вся экспансия западных держав была классически колониальной, и не вся русская экспансия была однородной, — нечто отдаленно, по форме напоминающее колониализм у нас было. Да, по названию наши колонии были на Аляске, в Калифорнии (форм Росс). Исходя из прямого понимания этого слова, это колонии. Но схожи ли в своей сути эти условные колонии с колониализмом западных держав? Ни капли не схожи.

Система западного колониализма это система фундаментального неравенства метрополии и колоний, населения метрополий, то есть, господствующей нации, и населения колонии, которое зачастую не воспринималось вовсе как люди. Можно ли сравнить положение татар, башкир, удмуртов, якутов, или народов Кавказа в России с положением рабов негров, китайцев которых массово травили опиумом, индусов в Британской империи? Нет, нельзя. Многочисленные попытки со стороны русофобов, либералов, националистов в бывших государствах СССР, утверждать обратное, столь нелепы, глупы, натянуты, что особого труда для того чтобы их разбивать прилагать не нужно. Грандиозная западная пропагандистская машина уже пару веков работающая в этом направлении, ничего кроме дешевой и лживой пропаганды, так и не смогла создать до сих пор, а попытки местных националистов придумать что-то свое (как например, смешные потуги «укро-нациков») вызывают лишь дружный хохот общественности.

Оппоненты данной точке зрения, защитники версии, согласно которой Россия такая же колониальная страна, всегда упирают на факт войны и завоевания тех или иных народов, как бы приравнивания присоединение территории через войну к ее колониальному статусу.

Без сомнений, Россия это не страна ангелов, и случаи добровольного присоединения народов, на вроде Грузии, это не единственный способ расширения Российской империи. Россия как сильная держава, активно воевала, воевала на Кавказе, воевала в Средней Азии, и если посмотреть на причины ее вмешательство в жизнь народов тех или иных регионов, то мы увидим практически везде оборонительную стратегию: Кавказ, мягкое подбрюшье России, где жили некоторые разбойничьи народы, куда Россию пригласили, и куда активно лезли турки-османы, — яркий пример такой оборонительной политик. Да, войны на Кавказе были жестокими, какие-то наиболее яростные народы очень сильно пострадали, никто не спорит. Но войны на земле были всегда. Вопрос в том, как обращались победители с побежденными, как присоединялись их земли к победителям?Разве народы Кавказа постигла участь китайцев, индусов, африканских племен, или даже участь индейцев, практических истребленных «цивилизованными европейцами»? Нет, и еще раз нет.

«Присоединенные территории и их население, мало того что были равноправными гражданами России, так еще и активно встраивались в пространство общей культуры, имперской культуры, на равных. Фундаментальная аксиома западной цивилизации и народов Запада, предопределившая политику колонизации, звучала примерно так: » не все люди, — люди», или некоторые люди это унтермэнши, звери, низшие расы. Противоположная, имперская установка России, воспринятая ею от Византии (которую она, в свою очередь восприняла от Римской империи), как образца имперского государства, звучит как «все люди, — люди» и обозначает фундаментальное, природное равенство людей, невозможность кого-либо воспринимать в качестве «низшей расы».”

Зачастую Россия присоединяла к себе земли, не имея к этому никакого меркантильного интереса, — земли у нас уже с 17 века, было столько, что ее осваивать нам даже сегодня нужно еще несколько веков, а присоединяемые земли далеко не всегда приносили какую-то особую прибыль. Шло естественное имперское расширение, с оборонительными целями, исходя из аксиом классической евразийской геополитики, Россия подбирала под себя земли «Хартленда» и окраинных государств, обеспечивая мир и безопасность в Евразии, упорядочивая евразийский хаос, обеспечивая свободу транспортных путей, их безопасность.Именно евразийская геополитическая концепция лучше всего раскрывает сущность различий между колониальными державами и Россией, как державой, империей континентальной, евразийской. Выгода России была в обеспечении собственной безопасности и мира на своих землях, — охват евразийских пространств был естественным для России, и проходил с минимальным кровопролитием, сопровождаясь наведением элементарного порядка на присоединенных землях. В советской вариации континентальной евразийской империи, так и вовсе, происходил некоторый перекос в пользу освоения и привнесения высокой культуры на окраинные земли. Подобная политика, особого внимания и преференций окраинам, была характерна еще в эпоху Российской империи, а при СССР достигла своего пика.

По своей установке, Россия и ее имперская державная политика, тип ее экспансии, прямо противоположны колониализму. Колониализм это политика морских держав, держав Моря, занимающихся грабежом, капиталистических держав.

Россия не могла и никогда не пыталась проводить колониальную политику, за парой формальных, именно формальных исключений, связанных с последними десятилетиями Российской империи, когда страна ошибочно пошла по пути западнизации и капитализма. Речь идет о Китае. Но даже в этом случае, мы видим банальное экономическое вмешательство в ослабевшую страну. Россия просто не могла игнорировать факт проникновения в Китай европейцев, которые обступали ее со всех сторон. Никакой собственно эксплуатации Китая не было и в помине.

Характер российской государственности, способ ее роста, развития и экспансии, прямо противоположен колониальному типу развития Западного мира. Наши предки не были наивными альтруистами или пацифистами, — экспансия шла с войнами и жертвами, как всякая экспансия, но вот характер ее, последствия для народов, присоединенных к Империи, были совершенно противоположными тому, что нес с собой Запад. Знаменитый в сети мем, про «русских, которые врывались в кишлаки и стойбища, и оставляли после себя культуру, цивилизацию и науку», есть не просто пропагандистская натяжка или передергивание.

Причисление России к колониальным державам, есть не просто откровенная ложь, не соответствующее истине утверждение, но и оскорбление для нашей страны и наших предков. Россия всегда проводила подлинно имперскую политику, унаследовав традиции имперской культуры от Византийской империи, а те в свою очередь получили их от Римской. Имперская политика, подлинно имперская это не колониализм и ограбление народов, и в этом плане, как бы себя не обозначали наследники варварских королевств Запада, но по сути своей они так и остались варварами, умевшими лишь грабить и разорять.

За исключением отдельных периодов в истории СССР, когда торжествовала линия на радикальный интернационализм, имперская политика России была русской, империя была русской, — присоединяемые народы вливались в русское культурное пространство и русифицировались. Для русского народа, имперская политика была и будет органичной и жизненно необходимой, — великий народ не может уподобиться варварским национальным государствам Европы, и ужиться на пространстве небольшого русского княжества. Многие русские патриоты, смотрят в сторону западных примеров колониальных государств, продуцируя их на нас, по причине того что русский народ попросту сейчас ослабел, и давно не проявлял силу, отошел от собственного наследия, от своих традиций в широком, сущностном, а в формальном смысле. Стремление уподобиться Западу, заигрывать с идеями колониализма, нацизма, неравенства народов, приведет к большой беде для всех народов России и для русского в первую очередь. Выход в возвращении к своему наследию, в укреплении нации, а не в бегстве от империи, или превращении ее в концлагерь, к чему призывают трусливые национал-демократы и нацисты.

Русские колонии были когда-то и в Америке, и в Африке, и на нынешней территории Германии. В Сомали была Новая Москва, а в Калифорнии текла река Дон. Однако инициативам русских колонистов мешала большая политика…

Гавайи

В 1815 году Российско-Американская компания (РАК), «заведовавшая» Аляской и Камчаткой, добилась соглашения с вождём гавайского острова Кауаи. По договору, тот вместе с подвластным ему населением поступал под покровительство России. Заведовал обустройством новой колонии немец на русской службе Георг Антон Шеффер.

В 1816-1817 годах силами местных жителей были построены три крепости, названные в честь Александра I, его жены императрицы Елизаветы и Барклая-де-Толли (до наших дней сохранились лишь остатки каменного фундамента Елизаветинской крепости).

Река Ханапепе была переименована в Дон. Местные вожди получили русские фамилии (Платов, Воронцов).
К сожалению, центральное правительство не оценило важность нового приобретения. Из Петербурга пришёл следующий вердикт:

«Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами».

Так, созданная в рекордные сроки русская колония оказалась фактически брошенной на произвол судьбы.

В отличие от царя Александра I, американцы очень даже оценили важность островов, и принялись активно выживать оттуда русских. В селении Ваимеа американские моряки предприняли попытку спустить российский флаг, но знамя защитили гавайские воины.

17 (29) июня 1817 года после вооруженного столкновения, в котором трое русских и несколько гавайцев были убиты, русские колонисты были вынуждены покинуть Гавайи и вернуться на Аляску.

Вот тут мы обсуждали подробнее Почему Александр I не присоединил Гавайи к России и Как Гаваи могли стать русскими

Форт-Росс

Русские колонии на Аляске — территории с суровым климатом — страдали от нехватки продовольствия. Чтобы улучшить ситуацию, в 1808-1812 годах были организованы экспедиции в Калифорнию для поиска плодородных земель. Наконец, весной 1812 года подходящее место было найдено.

30 августа (11 сентября) 25 русских колонистов и 90 алеутов основали укреплённое поселение, названное Росс.
В то время Калифорнией владели испанцы, но территории практически не были ими колонизированы. Так, Сан-Франциско, находившийся в 80 км южнее русской колонии, был всего лишь небольшой католической миссией.

Реальными хозяевами территории, на которой поселились русские, были индейцы. У них-то и были куплены земли за три пары штанов, два топора, три мотыги и несколько ниток бус.
Крепость Росс была самым южным русским поселением в Северной Америке.

В окрестностях стали появляться русские названия: река Славянка (совр. Russian river), залив Румянцева (совр. залив Бодега). За всё время существования крепость ни разу не подверглась нападению: испанцев, а с 1821 года мексиканцев поблизости практически не было, а с индейцами поддерживались более-менее мирные отношения.

Всё время своего существования колония была убыточной для Российско-Американской компании, и в 1841 году её продали гражданину Мексики швейцарского происхождения Джону Саттеру.

Вот тут мы обсуждали подробнее Русскую крепость в Америке

Русское Сомали

10 декабря 1888 года из Одессы отплыл пароход со 150 терскими казаками-добровольцами на борту. Возглавлял отряд авантюрист Николай Ашинов. Целью экспедиции было заявлено сопровождение духовной миссии в христианскую Абиссинию (Эфиопию).

В 1883 году Ашинов уже побывал в Абиссинии: выдав себя за представителя русского императора, он вёл переговоры с эфиопским негусом (императором) относительно политического и церковного сближения двух стран.

6 января 1889 г. отряд Ашинова высадился на берегу Французского Сомали (совр. Джибути). Французы полагали, что целью русской экспедиции действительно является Абиссиния, и не препятствовали русскому отряду. Но, к их удивлению, Ашинов нашёл в окрестностях заброшенный египетский форт Сагалло и стал там обустраиваться. Форт был переименован в Новую Москву или станицу Московскую, а земля на пятьдесят вёрст по берегу и сто вёрст вглубь объявлена российской территорией.

Прибывший в крепость французский офицер потребовал в кратчайшие сроки покинуть Сагалло. Ашинов отказался. Франция тогда находилась в союзных отношениях с Россией, и местные власти не решились на самостоятельные действия по выдворению со своей территории, пусть и незваных, но представителей дружественной державы.

Началась переписка между Парижем и Петербургом.
Император Александр отреагировал на авантюру Ашинова довольно резко: «Непременно надо скорее убрать этого скота Ашинова оттуда… он только компрометирует нас, и стыдно будет нам за его деятельность».

Авантюра Ашинова могла помешать успешно развивавшемуся процессу российско-французского сближения. Французскому правительству было сообщено, что Россия не будет против, если Франция примет меры по выдворению русского отряда со своей территории.

Получив карт-бланш от русского правительства, французы направили к Сагалло эскадру в составе крейсера и трёх канонерок. После того, как Ашинов, очевидно не понимая серьёзности положения, вновь отказался подчиниться требованиям французов, те начали обстрел крепости.

Несколько русских было убито и ранено. Наконец над Сагалло в качестве белого флага подняли рубаху Ашинова. Поселенцы были переданы прибывшему за ними русскому военному кораблю «Забияка», увёзшему их на родину.

Йевер

На берегу Северного моря находится небольшой немецкий городок Йевер, в котором варят терпкое пиво Jever Pilsener. На этом пиве вполне могла быть надпись «Сделано в России» — дело в том, что когда-то этот город принадлежал Российской империи.

С XVII веке город был во владении Анхальт-Цербстских князей. К этому же роду принадлежала и София Августа Фридерика, более известная у нас, как императрица российская Екатерина II. Поэтому, когда в 1793 году умер последний князь Ангальт-Цербстский, Йевер унаследовала его единственная сестра, царица Екатерина. Город стал частью Российской империи.

Город оставался под российской короной до 1807 года, когда его оккупировал Наполеон. В 1813 году французские войска из города были изгнаны, и он вновь стал российским. Но ненадолго: в 1818-ом Александр I уступил его своим родственникам — герцогам соседнего Ольденбурга.

ЙЕВЕР 1/2 ТАЛЕРА 1798 РУССКОЕ ПРАВЛЕНИЕ

Андрей Дубровский

Это копия статьи, находящейся по адресу https://masterokblog.ru/?p=64976.Tags: История

Что представляют собой трудовые колонии для несовершеннолетних

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *