Поделиться:

«Признаюсь тебе, Господи, я до сих пор не знаю, что такое время. Детства моего, например, уже нет, оно в прошлом, которого тоже уже нет, но когда я о нем думаю и рассказываю, будто вижу его в настоящем, ибо оно до сих пор живет в моей памяти. Ты, Господи, дашь мне озарение, ты будешь моим светильником, ты освятишь мою тьму — все ярче, и ярче, и ярче…»

Аврелий Августин

Этимологически слово «время» происходит от индоевропейского корня, что значит вращаться, вертеться. Первое серьезное осмысление феномена времени возникает в период ранней христианской философии у блаженного Августина Аврелия в 4 веке нашей эры. В трактате «О Государстве Божьем» и в «Исповеди» Августин рассматривает человеческую историю как драму, которая началась с грехопадения. Бог тогда наказал людей, заставив их жить во времени, лишив бессмертия. Но позднее Иисус Христос, искупив человеческие грехи, вновь повернул время вспять, в сторону искупления. После смерти Иисуса Христа время пошло по двум противоположным направлениям: для праведников — в сторону Града Божьего, вневременного рая; для грешников — в направлении разрушимого града земного, который после развязки исторической драмы (Второго Пришествия и Страшного Суда), должен был превратиться в ад. Проблемы с физическим временем (в работах блаженного Августина мы говорим прежде всего о семиотическом, или культурном понимании времени) начались еще во времена Исаака Ньютона. Время в мире Ньютона течет над вещами – вот есть объективная арена пространства, а вот объективная арена времени. Ньютон понял: движение звезд и планет обусловлено тем, что все тела притягиваются друг к другу. И притягиваются тем сильнее, чем больше их массы и чем меньше расстояние между ними. Эти свои выводы он оформил в так называемый закон всемирного тяготения. Теория Ньютона никак не объясняет данное явление. Позже Лаплас формулирует знаменитый принцип научного детерминизма («демон Лапласа»): для данного состояния Вселенной в конкретный момент времени существует комплект законов, позволяющий полностью определить как будущее, так и прошлое ее состояния. Но без гипотезы Бога система законов нуждается в постоянной коррекции в связи с новыми физическими открытиями, и это уже нельзя препоручить «часовщику». Строгость классической физики отныне рушится. Отказавшись от абсолютного покоя, Ньютон лишает абсолюта и пространство. Движение отныне понимается как движение относительно наблюдателя: оба наблюдателя — в вагоне поезда и на перроне — одинаково правы в своих оценках. В покосившемся пространстве Ньютон сохранял абсолютность времени — новая революция оставалась за Альбертом Эйнштейном. Кроме того в классической картине мира оставалась неразгаданной загадка света. Скорость света впервые измерил Оле Рёмер за 11 лет до публикации «Начал» Ньютона. Но из чего состоит свет и как он распространяется? Ньютон понимал свет как поток частиц, и некоторые его опыты этому соответствовали, а другие — противоречили. Кроме того, движение этих частиц невозможно было объяснить гравитацией. Для классической теории возникли две неразрешимые проблемы: как свет может вести себя то как частица, то как волна? Опыты, в том числе явление рефракции и интерференции, показывали, что свет — и то, и другое. Вторая проблема связана со скоростью распространения световых волн. Если свет распространяется с постоянной скоростью, то относительно чего и как эта скорость не меняется при сближении или удалении? Из первого вопроса развилась в итоге квантовая механика и физика субатомных частиц, где действуют чуждые миру Ньютона принципы дуальности (или дополнительности) и неопределенности. Из второго вопроса выросла теория относительности. Максвелл пытался снять парадокс, предположив существование эфира, относительно которого свет и движется с постоянной скоростью. Но в 1887 г. опыт Майкельсона-Морли показал, что скорость света с точки зрения наблюдателя на Земле остается постоянной вне зависимости от того, приближается ли Земля к источнику света или движется ему перпендикулярно. Эту проблему и решил в 1905 году Эйнштейн, сформулировав теорию относительности: все законы физики одинаковы для всех свободно движущихся наблюдателей независимо от их скорости. Скорость света постоянна для движущегося наблюдателя, но возникает парадокс времени: если скорость одинакова, а расстояние, которое проходит тело, с точки зрения двух наблюдателей (в поезде и на платформе) различно, значит, они по-разному оценивают и время. Так время тоже стало относительным — четвертой координатой. Теперь время под влиянием общей теории относительности понимается как четвертое измерение, главное отличие которого от первых трех (пространства), заключается в том, что время необратимо (анизотропно). Когда физики исследуют пространство – время с помощью экспериментов и расчетов, то приходят к выводу, что пространство и время во многом схожи. Простой пример: куда бы мы ни смотрели, мы смотрим в прошлое, поскольку свету нужно время, чтобы дойти до наших глаз. Наблюдая квазар, находящийся в миллиарде световых лет от нас, мы видим, каким он был миллиард лет назад, когда лучи света, пришедшие в наш телескоп, только начали свой путь. Такое смешение пространства и времени может показаться сложным для понимания, но оно лежит в основе природы нашей Вселенной. Теория относительно установила — только те события, которые можно мгновенно связать информационно, являются одновременными. Единое «настоящее», то есть часы, синхронно идущие в различных точках пространства, можно ввести только в рамках конкретной инерциальной системы отсчёта. Однако этого нельзя сделать одновременно для двух различных, или неинерциальных систем отсчёта. В течение долгих лет физики пытались объединить две несоответствующие друг другу теории путём составления Великого Объединяющего Уравнения, полагая, что всё во Вселенной должно быть связано между собой – от частиц до галактик. Такое уравнение было создано: его разработали физики Джон Уилер и Брайс-Де Витт. Тем не менее, их открытие сразу показалось спорным, потому что если уравнение правильное, то на самом фундаментальном уровне материи такого понятия, как время, вообще не существует. В 20 веке появляются концепции многомерного статичного времени. В работах философа Джона Уильяма Данна утверждается, что все события во Вселенной существуют одновременно — и прошлое, и настоящее, и будущее. Поэтому по времени можно пропутешествовать так же, как по пространству. Данн проанализировал феномен пророческих сновидений, когда на одном конце планеты человеку снится событие, которое через год происходит наяву на другом конце планеты. Объясняя это загадочное явление, он пришел к выводу, что время имеет как минимум два измерения для одного человека. В одном измерении человек живет, а в другом он наблюдает. И это второе измерение времени является пространственноподобным, по нему можно передвигаться в прошлое и в будущее. Проявляется это измерение в измененных состояниях сознания, когда влияние интеллекта на человека меньше, например, во сне или в трансе. Согласно некоторым из солидных научных теорий (этого взгляда, например, придерживается Стивен Хокинг) всё, что когда–либо существовало или когда-либо будет существовать, действительно существует — не здесь и сейчас, но на каком–то пространственно–временном расстоянии от здесь и сейчас. Реальность вещей прошлого и будущего ничуть не уступает и ничем не отличается от той реальности, которой вы обладаете сейчас. Такое представление о времени называют этернализмом; это один из вариантов четырехмерности — теории, согласно которой реальность существует в виде четырехмерного пространства-времени. Главным соперником этернализма является презентизм — представление о том, что существуют только настоящее. Согласно презентизму, уже нет будущих или прошлых вещей и невозможно указать, в каком смысле они существуют теперь. В классической физике, располагая полными данными о настоящем (вспомним Лапласа), можно восстановить картину прошлого. Это соответствует интуитивному убеждению в существовании определенного прошлого. Но квантовая физика утверждает, что при самом детальном наблюдении настоящего ненаблюдаемое прошлое неопределенно и представляет собой сумму предысторий. В середине 1940-х годов это коренное отличие квантовой механики от Ньютоновской сформулировал Ричард Фейнман: в Ньютоновской механике движущиеся предметы проходят через фильтр с двумя отверстиями строго определенным путем. Но если на фильтр направить пучок частиц (или даже одну частицу), они пройдут через эти отверстия всеми мыслимыми путями, и прямым, и через Проксиму Центавра, и через соседний гастроном, пройдут в одно отверстие, выйдут через другое и снова войдут. Вместо классического детерминизма современная физика имеет дело со случайностью и вероятностью. Но эта фундаментальная случайность, так беспокоившая Эйнштейна, все же поддается математическому описанию. Фейнман ввел понятие «суммы предысторий» — это все возможные пути частиц, по итогам которых мы наблюдаем результаты эксперимента. Мы не можем предсказывать не только будущее, но и прошлое — как именно частица попала в конечную точку, но мы можем рассматривать совокупность всех возможных путей. В итоге основным методом квантовой физики становится «сумма альтернативных историй», то есть учет всех путей с расчетом вероятности каждого. Поскольку ненаблюдаемое прошлое неопределенно, а наблюдение меняет поведение системы, то выводимое из наблюдений прошлое еще и изменено по сравнению с ненаблюдаемым: наблюдая за системой, мы меняем не только ее настоящее, но и прошлое (Да, прошлое можно изменить, по крайней мере физика этого не запрещает!). Но на повседневном уровне, имея дела с достаточно крупными (по сравнению с частицами) объектами, мы пользуемся законами Ньютона или теорией относительности, где прошлое неизменно – есть только один вариант того, как события развивались до настоящего времени. Как же возможно сочетание классической физики с неопределенностью и непредсказуемостью квантовой механики? Вероятно, происходит примерно то же, что и в специальной теории относительности: теория начинает действовать в «экстремальных обстоятельствах». Для движущегося объекта влияние скорости на массу становится заметным при приближении к скорости света, а время замедляется вплоть до полной остановки. В каком экстремуме квантовые законы и, как следствие, исчезновение времени могут проявиться на уровне Вселенной? Очевидно, когда вселенная сравнима размерами с атомным ядром. Именно это подразумевает теория Большого взрыва: все начинается с сингулярности — точки, в которой температура, плотность и искривление Вселенной были бесконечны. Из этой точки Вселенная начинает расширяться, и расширение (инфляция) продолжается до сих пор. Обратив вспять расширение, мы увидим, как содержимое Вселенной сближается, все более сжимаясь. В конце концов, в самом начале космической истории, весь мир находится в состоянии бесконечного сжатия и стянут в точку – в «сингулярность». Общая теория относительности Эйнштейна утверждает, что форма пространства-времени определяется распределением энергии и материи. И когда энергия и материя бесконечно сжаты, то пространство-время тоже сжато – оно просто исчезает. Предположение, что Вселенная расширяется (вопреки прежней статичной модели) было подтверждено в 1929 году астрономом Хабблом на основании наблюдений за спектром звезд. Окончательным подтверждением инфляции Вселенной стало обнаруженное в 1965 году реликтовое излучение, которое осталось со времен Большого взрыва. Если проследить историю расширяющейся Вселенной вспять, Вселенная будет уменьшаться, пока в момент Большого взрыва не обратится в сингулярность. Здесь теория Эйнштейна прерывается и не может предсказать начало Вселенной и начало времени — только как она развивалась позже. В этой точке действуют законы квантовой механики: частицы движутся всеми возможными путями, и Вселенная может иметь бесконечное множество предысторий. Что же происходит со временем? Общая теория относительности объединяется с квантовой теорией: искривление времени-пространства настолько велико, что все четыре измерения ведут себя одинаково. Иными словами, времени как особого параметра нет. А если времени нет, то нет и возможности говорить о начале Вселенной во времени, что устраняет проблему творения из ничего или первопричины. По поводу конечности мира во времени давно идут горячие споры между западными мыслителями. Аристотель считал, что космос вечен и не имеет начала во времени. В 13 веке Католическая Церковь объявила возникновение мира догматом веры. Хотя Фома Аквинский, проявляя приверженность к учению Аристотеля, настаивал, что с философской точки зрения это недоказуемо. Иммануил Кант утверждал, что мир без начала приводит к парадоксу: как может наступить сегодня, если сначала должно пройти бесконечное число дней? Парадокс бесконечного прошлого в том, что в таком случае к настоящему моменту должен был быть совершен бесконечный ряд действий. Хотя нет ничего невозможного в совершении бесконечного ряда действий, если вы располагаете бесконечным временем для их совершения. Да и математически возможно совершить бесконечный ряд действий за конечное время при условии, что вы совершаете их все быстрее и быстрее. Допустим, вы можете завершить первое действие за час, тогда второе займет у вас половину часа, третье – четверть часа, четвертое – одну восьмую часа и так далее. В этом темпе вы завершите бесконечный ряд действий всего лишь за два часа. На самом деле, каждый раз, прочитывая предложение этой статьи, вы совершаете маленькое чудо – поскольку, как заметил античный философ Зенон, пройденное расстояние можно разделить на бесконечное число все более крохотных интервалов. Поэтому нет ничего абсурдного в бесконечном прошлом. Теоретически вполне могла быть бесконечная последовательность дней до сегодняшнего утра – при условии, что у нас был бесконечный промежуток времени, в течение которого они могли пройти. Таким образом, сингулярность в начале Вселенной является не событием во времени, а скорее временной границей или краем. До t = 0 никакого времени не было. Поэтому не было и времени, когда преобладало Ничто. И не было никакого «возникновения» – по крайней мере, во времени. Вселенная имеет конечный возраст, хоть и существовала всегда, если под «всегда» подразумевать все моменты времени. Вековой парадокс разрешается! Существует даже точка зрения на появление человека, по которой эволюция сознательной жизни на нашей планете обусловлена подходящими мутациями, происходившими в различное время. Предположительно это были квантовые события, поэтому они могли бы существовать только в виде линейной суперпозиции до тех пор, пока они не довели эволюцию до мыслящих существ, самое существование которых зависит от всех «правильных» мутаций, имевших место в действительности. Именно наше присутствие, согласно этой идее, вызывает к существованию наше прошлое. Эта концепция называет теорией «партисипаторной» Вселенной, она выдвинута физиком Джоном Уилером в 1938 году. Есть еще более радикальная и поэтичная идея, которую отстаивает химик из Оксфорда Питер Эткинс. По словам Эткинса, «противоположности различаются направлением движения во времени». Например, -1 есть то же самое, что 1, только движущаяся из будущего в прошлое. При отсутствии времени -1 и 1 взаимоуничтожаются, объединяясь в ноль. Время позволяет двум противоположностям отделиться друг от друга, что таким образом и отмечает появление времени. Эткинс предполагает, что именно так спонтанно зародилась Вселенная. Американский писатель Джон Апдайк был настолько поражен этой идеей, что использовал ее в романе «Россказни Роджера» в качестве альтернативы теистическому объяснению бытия. 25 лет назад в «Краткой истории времени» Стивен Хокинг предложил свою версию теории Большого взрыва и расширения Вселенной, однако он признавал, что вопрос о возникновении Вселенной в рамках современной физики остается нерешенным. Соблазнительна надежда, что через несколько лет или десятилетий все ответы будут получены, не оправдала возложенных на нее ожиданий — траектория науки последнего времени убеждает, что поиск едва ли когда-нибудь остановится. Да и сами представления об Теории Всего успели несколько измениться: если Эйнштейн надеялся на несколько изящных уравнений, увязывающих все силы природы (а лучше бы — одно, как у него), то современная космология предполагает комплект законов, которые будут перекрываться и дополнять друг друга, как проекции Земли на плоской карте. Применив квантовую механику, то есть теорию «бесконечно малого мира», к огромным пространствам Вселенной, физики приходят к выводу, что Вселенная имеет не одну историю, как в классической картине мира, но все возможные истории существуют одновременно. Однако мы присутствуем в той конкретной вселенной, где возможно присутствие человека — а значит, все законы этой вселенной подстроены под возможность существования планет, жизни, разумной жизни, и именно такой формы жизни, и из всех предысторий выбираются те, которые приводят к появлению человека. Но «привилегия», дарованная человеку в этой вселенной, не должна, как это было в древности, подводить нас к мысли об уникальности нашего мира. В «Исповеди» еще до появления научного способа познания мира Аврелий Августин написал: «Признаюсь тебе, Господи, я до сих пор не знаю, что такое время. Детства моего, например, уже нет, оно в прошлом, которого тоже уже нет, но когда я о нем думаю и рассказываю, будто вижу его в настоящем, ибо оно до сих пор живет в моей памяти. Ты, Господи, дашь мне озарение, ты будешь моим светильником, ты освятишь мою тьму — все ярче, и ярче, и ярче…». Теперь феномен времени не кажется столь загадочным, стоило только науке заглянуть в него глубже.

Список литературы.

1. Рейхенбах Г. Направление времени — М., 1962

2. Руднев В. Текст и реальность: Направление времени в культуре // Wiener slawistisher Almanach, 1986. — В. 17.

3. Тейяр де Шардем П. Феномен человека. — М, 1987.

4. Уитроу Дж Естественная философия времени. — М., 1964.

5. Анри Бергсон «Творческая эволюция»

7. Хайдеггер М. Введение в метафизику / Пер. с нем. Н. О. Гучинской. СПб, «Высшая религиозно-философская школа», 1997.

8. Хокинг С. Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр.

9. Шопенгауэр А . Мир как воля и представление.

Хочу похоронить во дворе!

Нельзя ни в коем случае! Во-первых, вы рискуете нарваться на недовольных соседей. Во-вторых, нарушаете ветеринарно-санитарные правила, зафиксированные в ст. 10.8 КоАП. За это, кстати, предусмотрен штраф — от 4 тыс. рублей.

Вопреки распространенному мнению, действие закона распространяется и на загородные земли — конечно, вас вряд ли застукают с лопатой и трупиком друга в лесополосе, но де-факто закон будет нарушен.

Кто в Красноярске занимается кремацией животных?

Отыскать нужных специалистов можно несколькими путями. Первый — обратиться в ближайшую ветеринарную клинику — они примут у вас труп для передачи на утилизацию (услуга платная).

Материалы по теме Как избавиться от бездомных животных Если вам страшно в собственном дворе

Второй — самому обратиться в организацию, занимающуюся ритуальными услугами для животных, их список можно найти в специальном разделе на Флампе. Останки захоронят в биотермических ямах (например, на полигоне в Емельяновском районе), либо вернут вам прах питомца в специальной урне.

Что мы знаем о времени? Роль феномена времени в физике и не только

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *