Пишу об осложнениях реанимационно- анестезиологической работы. Вы мысленно представили, что тут будет вроде одной моей клиентки:
-Доктор, а я после вашей анестезии дурой не останусь!!!???
Мысленно — «если ты была дурой, так дурой ты и помрешь и нифига я с этим не сделаю!»
-Не, не переживайте, все будет хорошо!
Нееет! Я здесь буду писать о проблемах наших, проблемах, которые мы зарабатываем, леча Вас дорогие друзья.
Некоторые заходя в реанимацию и видя отдыхающих реаниматологов на диванах, думают:»Вот халявная работа- закрытое отделение, отдыхают как хотят, работа не бей лежачего.» На это я просто отошлю Вас к моим ранним постам, тогда Вам будет проще со мной общаться на одном языке.
Дежурство в горбольнице. Матка Кувелера
Дежурство в горбольнице. Суицидальное
Дежурство в горбольнице. Автодорожное. Пристёгивайтесь!!!
Дежурство в горбольнице. Кто то же должен этим заниматься
Дежурство в горбольнице. Грустная действительность.
И вы найдете много много таких же ночей под тегом-Дежурство. Кому интересно будет- полистайте. Эти дежурства я вам показал, не для хвастовства, а для того, что наш реанимационный труд, не есть халява, так работают в большинстве клиник нашей и не нашей необъятной Родины и «великие» деньги мы отрабатываем по полной.
А теперь я начну сам пост, ибо это было, как говорится отступление, что бы вы поняли, что дальнейшие буквы, не просто слоги, а реалии нашей рабочей жизни.
Итак по порядку.
Что я получаю от работы в реанимационном отделении:
— Контакт с медикаментами, тальком в перчатках, не редко приводит к аллергизации мед. персонала. Уже через год работы у многих руки чешутся так, что охота кожу содрать вместе с перчатками и что лучше вообще не одевать эту резину, либо предварительно приходится мыть изнутри их. Одна медсестра после десяти лет работы, от контакта с антибиотиком, получила отек Квинке, чуть не задохнулась от сдавления тканей вокруг горла, нашла другую работу.
— Больные к нам поступают недообследованные в тяжелом состоянии, а иногда приходится реанимировать без защиты себя любимого (без перчаток и масок), ибо на такую ерунду времени нет, в результате контактируя с кровью, потом, мочой, калом, слюнями, блевотой, соплями, мокротой получаем:
-Каждый четвертый реаниматолог болеет хроническими заболеваниями верхних дыхательных путей: гаймориты, синуситы, этмоидиты, по два раза в год получая изумительные пункции пазух, антибиотики для них, как сладкие пилюли. Причем, бактерии выхватываем уже нечувствительные к обычным антибактериальным препаратам, они наши, родные-реанимационные!
-Каждый пятый реаниматолог носитель вируса гепатита С, хроник, такая зараза очень часто приводит к циррозу печени (умер знакомый реаниматолог в районе, умерла медсестра у нас), раку печени (умер другой реаниматолог в районе).
-В любой больнице вы найдете врача, переболевшего туберкулёзом, тоже ведь не от кошечки домашней заболел! (мой случай)
-А сифилис, он то ведь не только половым путем передаётся! Но и через кровь, что мы скажем своим половинкам, подарив это?
-Очень часто по России встречаю случаи заражения медперсонала ВИЧ инфекцией и я неоднократно проводил катетеризацию центральной вены, ещё не зная, что этот пациент болен СПИДОМ, он ведь зараза, чаще всего об этом не говорит, но ещё чаще бывает в коме!
-Пьяные, в психозе больные регулярно пытаются нас пнуть, укусить, кинуть тем что под руку попадётся. Приходится быть постоянно на стороже и владеть навыками самообороны. Сам как то получал от такого больного в ухо кулаком, хорошо хоть не вилкой, просто без разговоров взял, да и двинул. На следующий день я его нашел в палате реанимации, привязанного, с острым психозом.
— Кому как не к нашей работе относится выражение- от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Вспомним Рекунова и Пилипенко, и их не завидную судьбу.
-Ночь отдежурив, физически изматываешься так, что еле стоишь на ногах, засыпая пишешь историю на «автомате», толком не понимая, о чём речь. На следующий день только разбираешься в своих каракулях. Но еще тяжелее- психологическая нагрузка:
-Про стрессы можно писать долго и красноречиво, кроме вышеперечисленного мы иногда проводим реанимационные мероприятия больным и они не всегда выживают. Я уже как то привык к смерти взрослых, но и то не всех, но к смерти детей привыкнуть не возможно, это реальный стресс. Когда погибает на твоих глазах, руках- дитя и ты уже ничего не можешь для него сделать. Когда поганые слёзы наворачиваются от такой не нормальной смерти, когда ты стоишь и объясняешь маме-папе, что для ихнего дитя мы сделали всё, что могли! ЭТО СТРЕСС!!! И были случаи когда погибали у меня дети, я не курящий просил сигарету и она тряслась у меня как у молотобойца.
Когда гибнет беременная женщина, это двойной стресс. Часто в СМИ, пишут- врачи-убийцы, журналисты даже не задумываются, что чувствуют доктора, которые участвовали в лечении этой женщины, им подавай жареные факты. Оболгать врача легко, но врачу сложно унять внутреннее чувство вины, даже если он реально не виновен.
Всё это было. Всё это накапливается, и выливается у кого как. У нас нету психоанилитиков, у нас единственный аналитик- коллега с рюмкой, который всё понимает, выслушает, простит. Часто это выливается в алкоголизм. Часто это проявляется в синдроме «выгорания», когда работа уже обрыдла до глубины костей, когда страшно подойти к больному, когда ничего не охота читать в профессиональном плане. Депресняк такой, что охота на стену лезть. И некоторые вешаются…
После прочитанного Вы скажете- бегите доктор, на кой ляд вам такая работа. А мне нравится и она приносит иногда удовлетворение и удовольствие, мы доктора в некотором смысле- мазохисты))). Да и как говорится- кому то же надо этим заниматься!!!
И пускай эти строки прочитают будующие доктора- реаниматологи и если вы сомневаетесь идти ли Вам в эту специальность- не берите её, есть много интересных специальностей, где Вы будете нужны. А к нам пускай идут фанаты и люди которые грезят реанимационной службой!!!
Про анестезиологическую работу напишу потом, если у вас будут дополнительные дельные мысли к нашей работе, я с удовольствием допишу и дополню.

Сара Морган

Пригласите доктора на свидание

Посвящается всем читателям,

которые просили меня написать

еще одну книгу о Гленморе

Глава 1

— Поверить не могу, что ты притащила меня в такую дыру. Должно быть, ты меня ненавидишь! — Девочка надулась и с видом мученицы привалилась к перилам парома.

Дженна неохотно оторвала взгляд от подернутого дымкой живописного острова и посмотрела на дочь.

— Как я могу ненавидеть тебя, Лекси? — спокойно проговорила она. — Я люблю тебя. Очень люблю.

— Если бы ты любила меня, мы бы сейчас были в Лондоне.

К затянувшемуся стрессу и напряжению примешалось чувство вины. Все эти эмоции поднялись у нее в груди и тяжелым камнем упали на сердце.

— Я думала, так будет лучше.

— Может, для тебя и лучше. Но не для меня.

— Это новое начало. Новая жизнь. — Как можно дальше от ее прежней жизни. Как можно дальше от всего, что напоминало о браке. Как можно дальше от сочувственных взглядов людей, которых она когда-то считала друзьями.

— Мне нравилась моя старая жизнь!

И ей тоже. Пока она не обнаружила, что вся ее жизнь — сплошной обман. Говорят, чужая жизнь — потемки, а она не знала, что происходит в ее собственной!

Дженна быстро заморгала, удерживаясь на плаву исключительно силой воли. Ей вдруг стало дурно, и это уже не в первый раз. Она испугалась. Что, если однажды она сломается? Говорят, время лечит, но сколько времени должно пройти? Пять лет? Десять? Определенно не год. Ей сейчас нисколько не лучше, чем было тогда, когда все это случилось. Дженна уже стала подумывать, что есть травмы, которые невозможно вылечить, и что всю оставшуюся жизнь она будет вынуждена играть роль под названием «все хорошо».

Наверное, она все-таки неплохая актриса, потому что Лекси явно не замечает, какая борьба идет у нее внутри, хоть и смотрит в упор.

— У тебя в Лондоне была хорошая работа. Мы могли бы остаться там.

— Жить в Лондоне слишком дорого.

— Правда? Так заставь отца платить содержание, или как там это называется. Ведь он ушел от нас!

Дженну словно по лицу ударили.

— Я не желаю жить за счет твоего отца. Предпочитаю быть независимой. — Можно подумать, у нее есть выбор, усмехнулась она про себя. Клайв не спешит расставаться со своими денежками даже ради дочери. — Здесь нет транспортных расходов, ты сможешь ходить в местную школу, а мне по должности полагается коттедж.

Последнее было самым главным. Коттедж. Их собственный дом. Ей не придется проснуться однажды утром, чтобы узнать — у них больше нет крыши над головой.

— Как ты можешь быть такой спокойной и продолжать держать марку? — с раздражением взглянула на нее Лекси. — Ты должна злиться. Знаешь что, если какой-нибудь мужчина обойдется со мной так же, как обошелся с тобой отец, я выбью ему зубы, заткну их ему в глотку, а потом возьму нож и отрежу ему…

— Лекси!

— Да, так и будет!

Дженна набрала в легкие воздуха.

— Я конечно же злилась. И расстраивалась. Но что случилось, то случилось, и мне приходится с этим мириться. — Шаг за шагом. День за днем.

— Значит, отец будет купаться в роскоши со своей новой женщиной, а нас сослали на захолустный остров, где даже электричества нет? Отлично!

— Гленмор — прекрасное место. Держи свое сердце открытым. В детстве я приезжала сюда с бабушкой и дедушкой, и мне здесь нравилось.

— Люди едут сюда по доброй доле?! — Лекси пыталась испепелить взглядом скалистый берег в явной надежде на то, что ненавистный кусок суши внезапно испарится от ее чар. — Тебя правда возили сюда на каникулы? Полная катастрофа! Ты должна была привлечь их к суду за издевательство над детьми.

— Зря ты так. Каникулы были идеальными. Мы проводили время вместе…

Воспоминания захватили ее, и Дженна вдруг вновь стала ребенком, с восторгом ожидающим отдыха с бабушкой и дедушкой. Здесь — и, может, только здесь — она чувствовала, что ее любят и принимают такой, какая она есть.

— Мы строили замки из песка и собирали ракушки на берегу моря…

— Bay! И как ты не умерла от восхищения!

Укол подросткового сарказма вернул Дженну в реальность. Внезапно ей захотелось снова стать маленькой девочкой. Никаких тебе тревог. Никто от тебя не зависит. О боже мой! Она убрала волосы со лба и напомнила себе, что ей тридцать три, а не двенадцать.

— Здесь и вправду восхитительно! Лекси, на этом острове жили кельты и викинги, он полон истории. Этим летом здесь ведутся археологические раскопки, и у них есть несколько мест для интересующихся стариной подростков. Я тебя записала.

— Ты что? — Пораженная до глубины души, Лекси отбросила маску скучающей страдалицы и резко выпрямилась, приняв оборонительную позу. — Я не интересующийся подросток, так что можешь меня выписать!

— Попробуй, Лекси, — попыталась уговорить ее Дженна, с ужасом подумав, что будет делать, если дочь станет неуправляемой. — Тебе ведь нравилась история, когда ты была младше, и…

— Я больше не ребенок, мам! И это мои летние каникулы. Предполагается, что я должна отдыхать от учебы. Не желаю, чтобы меня пичкали уроками истории!

Стараясь сохранять спокойствие, Дженна глубоко вдохнула. Не счесть, сколько таких вдохов она сделала с тех пор, как сладкая девочка начала превращаться в несговорчивого подростка. Почему в книгах для беременных не пишут, что материнская боль не ограничивается родами?

На другом конце парома она заметила семейство, стоящее у перил, — мать, отец и двое детей. Они болтали и смеялись, и Дженна поспешила отвести взгляд. Оказывается, нет ничего больнее, чем находиться в окружении счастливых семей, когда твоя собственная переживает не лучшие времена.

Судорожно сглотнув, она напомнила себе, что далеко не во всех современных семьях соблюдается идеальная гармония. Одинокие родители, мачехи и отчимы — каких только вариаций не встретишь. Да, ее брак треснул по швам, но трещину можно заделать. Можно придать семье новую форму, но это будет по-прежнему крепкая семья.

Причем браться за клей и инструменты придется ей, Дженне. Создавать новую реальность, новые отношения.

— Я думала, мы сходим на рыбалку. Нет ничего вкуснее рыбы, пойманной своими руками.

Лекси драматично закатила глаза:

— Можешь назвать меня занудой, но ловить рыбу с матерью — это не мой тип развлечений. Хватит усердствовать, мам. Просто признайся, что ситуация — полное дерьмо.

— Прекрати выражаться, Александра!

— Почему? Бабушки рядом нет, она не услышит, а ситуация и правда дерьмо. Если честно, я надеюсь, что папочка и его новая гламурная подружка утонут в своей дурацкой ванной.

Радуясь, что поблизости никого нет, Дженна потерла лоб рукой. Сейчас не время вступать в дебаты.

— Давай для разнообразия поговорим о нас, а не об отце. До начала учебного года еще шесть недель. Я буду работать и не собираюсь оставлять тебя одну. Вот почему я подумала, что археологический лагерь — неплохое занятие.

— Ага, типа вырывать ногти на ногах один за другим. Мне не нужна нянька. Мне уже пятнадцать.

И ты все еще ребенок, печально подумала Дженна. Под этим капризным, угрюмым обличьем прячется испуганная девочка. А ей ли не знать, что такое страх, она сама напугана до смерти. Она чувствует себя растением, которое долгие годы благополучно произрастало на одном месте, и вдруг его вырвали с корнем и безжалостно бросили в компостную кучу. Единственная разница между ней и Лекси состоит в том, что Дженне приходится скрывать свои чувства. Она ведь взрослая. Она должна выглядеть спокойной и уверенной в себе.

А не испуганной, незащищенной и несчастной.

Теперь, когда их только двое, Лекси нуждается в сильной матери. Но правда состоит в том, что в ней нет ощущения силы. Временами, лежа в кровати и глядя в темноту, она испытывает настоящие приступы паники. Сможет ли она прожить одна? Не сошла ли она с ума, решив перебраться в такую даль? Может, стоило переехать к родителям? Это был бы самый легкий вариант с финансовой точки зрения, и мать могла бы присматривать за Лекси, пока она на работе. Представив себе мать с поджатыми губами и укором в глазах, Дженна поежилась. С точки зрения ее матушки, есть два смертных греха, не подлежащие прощению, и она совершила оба. Нет уж, лучше они сами о себе позаботятся.

≡ 2 Ноябрь 2019
А А А

Петя Клюшкин получает 30 тысяч рублей в месяц. Также у него есть несколько кредитных карточек с общим долгом в 100 тысяч рублей. За обслуживание этого кредита Петя ежемесячно платит банкам десять процентов от своей зарплаты: три тысячи.

При этом потихоньку выплатить кредит и перестать выплачивать дань ростовщикам Петя не может. Во-первых, его плотно держит на крючке такой приём как «минимальный платёж»: если Петя перестанет тратить деньги с кредиток, ему придётся в течение нескольких месяцев жить на половину зарплаты, чего он себе позволить не может.

А во-вторых, вокруг столько соблазнов, столько вещей-которые-можно-купить-за-деньги… что Петя не видит иного выхода, кроме как продолжать год за годом кормить жирующие на его беде банки.

Забавный факт: Петя давно уже мечтает о собственном бизнесе, при этом рентабельность в тридцать процентов годовых его более чем устроила бы. Однако организовать абсолютно железный гешефт — выплатить банкам долг и начать класть проценты по кредиту себе в карман — Петя не может. Матрица не разрешает.

Автомобили

Коля Пятачков любит автомобили. Раньше он ездил на метро, потом скопил денег на жигули. Сейчас перемещается на взятом в кредит лансере. Денег у него в обрез, часто приходится экономить на самом важном, типа отпуска или врачей. Но жизни без своего автомобиля Коля уже не представляет.

Ему надо отдавать кредит за машину, расплачиваться за втюханное дилером дополнительное оборудование и несуразно дорогую страховку. Ему надо решать кучу мелких проблем с парковкой, с царапинами, с заменой расходников и с гарантийным ремонтом. Ему надо раз в сезон менять резину и три раза в неделю заливать себе полный бак.

Коля, в принципе, не жалуется. Каждый отдельный денежный впрыск в машину вполне посилен. Вот только если бы Коля тщательно подсчитал стоимость владения своим сокровищем, он бы выяснил, что узкоглазый четвероколёсный «друг» ежемесячно пожирает треть его зарплаты и половину его свободного времени.

Мог бы Коля купить себе вместо Лансера старую добрую Ладу Зубило, чтобы не заморачиваться вообще ни КАСКО, ни ржавчиной/царапинами, ни дорогими запчастями? Чтобы бросать машину где угодно, и чтобы чиниться за мелкий прайс в хорошем сервисе рядом с домом, без бумажной возни и без очередей?

Наверное, мог бы. Но если вы скажете Коле, что он выбрал себе машину не по уровню, Коля даже не будет посылать вас в задницу с вашими советами. Коля просто сделает удивлённые глаза и покрутит пальцем у виска.

Мелкие расходы

Вася Жимобрюхов работает сантехником по вызову. Там тысяча, там две, здесь пятьсот рублей… в целом должен был бы получаться неплохой заработок. Однако в кошельке у Васи крайне редко скапливаются заметные суммы, он почти всегда на мели.

Почему?

Потому что Вася как зарабатывает деньги, так их и тратит: не считая. Пятьсот рублей на такси до дома. Тысяча рублей на обед в ресторане. Вроде как, работаешь и работаешь… а денег нет как нет.

Если бы Вася завёл себе блокнот и начал туда записывать все доходы и расходы, у него бы от ужаса зашевелились волосы на заднице. Вася бы увидел, что поесть в ресторане — это не жалкая тысяча за раз, как он думал, а пятьдесят тысяч в месяц, шестьсот тысяч в год. Вася бы увидел, что такси — это удобно и комфортно, но два месяца перемещений на маршрутках позволят ему купить новый компьютер, о котором он мечтает уже три года.

Однако как и положено нормальному рабу Матрицы, считать деньги Вася не считает нужным.

Свадьбы и дни рождения

Алиса Скотинёнок выходит замуж. Алиса работает помощником менеджера, её избранник — младшим инженером технической поддержки. Бюджет свежесозданной семьи — сорок тысяч рублей в месяц.

Бюджет свадьбы — пятьсот тысяч.

Почему бы Алисе не расписаться тихо в ЗАГСе и не поехать отмечать обмен кольцами вдвоём с супругом в какой-нибудь тихий ресторанчик? Зачем ей этот петросянистый тамада, зачем ей эти позорные конкурсы, зачем ей эта толпа пьяного быдла, неуклюже топающая ногами под Верку Сердючку?

Зачем надо залезать в долги, разорять родителей, кормить и поить людей, которые, будем откровенны, вполне в состоянии поесть и выпить за свой счёт? Алиса ведь не дура и понимает, что если она не будет устраивать свадьбу, никто на это и внимания не обратит: пожмут плечами и забудут на следующий день.

Причин спускать в никуда годовой доход семьи у Алисы две. Во-первых, так ей приказывает Матрица в лице наших обычаев и традиций. Во-вторых, Алисе хочется покрасоваться в белом платье и Алиса считает, что год работы двух человек — вполне нормальная цена за несколько свадебных фотографий.

Конечно, защитники наивной девушки могли бы сказать сейчас, что свадьба бывает раз в жизни… Но ведь есть ещё дни рождения, похороны, отмечания Нового года. Сколько денег Алиса будет спускать ежегодно на эти бестолковые посиделки?

Алкогольная петля

Юра Скоблеплюхин периодически смотрит в зеркало и думает, что надо бы, наконец, записаться в тренажёрный зал: убрать пивной животик и взбодрить мышцы гирями-гантелями. Однако Юра работает пять дней в неделю, а после работы выпивает кружку-другую разбавленного этанола.

Он вовсе не алкоголик: Юра верит, что спирт в малых дозах если не полезен, то хотя бы не особо вреден.

Однако работа и алкоголь так хорошо структурируют его время, что записаться в тренажёрный зал ему решительно некогда, да и сил после подвигов трудовых на подвиги спортивные уже не остаётся.

Острых причин менять ритм своей жизни у Юры нет. Просто Юра выглядит на пятнадцать лет старше своего возраста и всё время чувствует себя слегка паршиво… но в целом всё ок. Матрица держит Юру стальной хваткой. Шансов сорвать со своего горла её пальцы у Юры, прямо скажем, немного.

Реклама

Лена Вурдалакина пьёт колу, курит мальборо, жуёт стиморол и жрёт в три горла гамбугеры в МакДоналдсе. От неё всегда пахнет дольче габбана, а свой айфон Лена носит в сумке от луивиттон.

При этом Лена уверена, будто реклама на неё никак не действует, а больной желудок и пустой кошелёк — это её собственный выбор.

Хищные рыла с телеэкранов хором поддерживают Лену в её наивном заблуждении: «Ты свободный человек, Леночка, ты умная и красивая женщина, ты всегда абсолютно добровольно и независимо выбираешь, кому из нас ты покорно отнесёшь очередную свою зарплату».

Дорогие вещи

Глеб Щерблюнич не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи. Точнее, он вообще не богат. Глеб — нищеброд, и денег у него часто не хватает даже на чашку дымящегося кофе в автомате этажом ниже его офиса.

Однако говорить «идите в задницу, это для меня слишком дорого» Глеб не умеет. Из-за этого он постоянно покупает себе вещи, при виде которых даже у гораздо более обеспеченного человека на горле немедленно смыкаются холодные зелёные лапки.

Кожаная куртка ценой в две зарплаты? Я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи. И плевать, что в размерах и фасонах Глеб не разбирается, из-за чего выглядит в этой куртке как брат скупщика краденого.

Ноутбук последней модели за восемьдесят тысяч рублей? Я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи. Возьму кредит под безумные проценты, буду два года питаться овсяной кашей с солью и ездить зайцем на метро, но зато у меня на полке будет пылиться красивый серебристый ноутбук.

Спрашивается, и чего бы Глебу не быть поскромнее, и не покупать себе вещи чуть похуже, но в десять раз дешевле?

Да всё просто. Глеб ленится потратить три часа времени, чтобы посравнивать цены и характеристики, чтобы просчитать плюсы и минусы покупки. Ему проще кавалерийски рубануть рукой и сказать «я решил, покупаю». Кроме того, несмотря на дырявые ботинки и заклеенные изолентой очки, Глеб почему-то стесняется сообщать продавцам, что он нищеброд.

Ремонт

Клава Загребрюк считает, что квартиры в России слишком дорогие. Один Бог знает, каких усилий ей и её семье стоила эта новая двухкомнатная квартира. Теперь Клава делает в квартире ремонт.

Возьмём, например, кухню.

Можно пойти в строительный магазин и купить там самую дешёвую кухню, тысяч так за восемь рублей. За эти деньги Клава получит несколько убогих шкафчиков из ЛДСП, пусть безо всяких претензий на дизайн, но всё же умеющих хранить внутри себя тарелки и кастрюли.

Можно пойти к шведам в ИКЕА и выбрать себе уже что-нибудь поприличнее, тысяч так за пятьдесят. Качество, конечно, будет не фонтан, но если найти хорошего сборщика, который потратит несколько дней на доводку изделий прижимистых шведов до ума, получится вполне себе даже симпатично.

Можно навестить какую-нибудь нашу мебельную фабрику и выбрать из каталога кухню под заказ. Это будет уже тысяч двести, но зато подружки Клавы будут одобрительно цокать языками при виде подсветки внутри шкафчиков и синусоидного карниза над пылесборными декоративными полочками.

Можно зайти в салон итальянской мебели и поддаться скромному обаянию буржуазии. Там цены на кухни начинаются где-то от одного миллиона, но если немного повезёт, можно будет отхватить что-нибудь из старой коллекции с огромной скидкой…

Спрашивается, какого хлора Клава при всём богатстве выбора купила кухню за шестьсот тысяч рублей? Это же годовая (!) её с мужем зарплата. При этом никаких накоплений в семье не намечается, им и так пришлось занимать, чтобы завершить ремонт к зиме.

Нет, я понимаю, кухня — это важно, кухня — это надолго, Италия — это качество… Но если Клава не могла никак повлиять на цену квартиры, то вот хотя бы цена ремонта была в её власти? Вот серьёзно, если бы Клава потратила на ремонт не два миллиона, а двести тысяч рублей — что, сэкономленные три года работы не окупили бы ей моральных страданий от вида дешёвой плитки и тонкого ламината?

Недосып

Оля Головоластная спит по шесть часов в день. Иногда — по пять часов. Проснулась, хлопнула кофе и давай суетиться до самой ночи.

Другая девушка на ее месте давно бы уже задумалась о том, что как-то неправильно живет. Но Оля вот уже много лет не высыпается, и думать она уже давно отучилась. Когда у Оли выпадают свободные полчаса, она наливает себе очередную чашку какой-нибудь бодрящей бурды и… садится тупить. Смотрит телевизор, втыкает в интернет, просто глядит осоловевшими глазами в стену и гоняет по кругу пустые мысли.

Со стороны кажется, будто выйти из этого порочного круга очень просто. Надо просто взять себе за правило нырять под одеяло ровно в двенадцать ночи. Пара недель восьмичасового сна, и Олю будет не узнать. Она станет спокойной и доброй, перестанет гавкать на людей и начнет все успевать.

Но… чтобы в ритме вальса переделать все дела к одиннадцати вечера надо совершить над собой некислое волевое усилие. А на такое усилие сонная Оля, увы, не способна.

Невыспавшаяся Оля будет ежедневно тратить несколько часов на разного рода бессмысленную ерунду. Из-за этих потерянных часов Оля будет ежедневно ложиться не в двенадцать, а в два. А в восемь утра — хочешь или не хочешь — ей придется невыспавшейся вставать и копытить на работу. Где уж тут задумываться о какой-то там смене деятельности и больших деньгах. Это так, мечты.

Метки: глупость • деньги • как научиться • люди • поступки • психология • человек

Кто из нас в детстве не боялся страшного дядю-врача, который придёт домой и сделает укол? А рассказы о том, что вырвать зуб подручными средствами проще, чем посетить стоматолога, даже многим взрослым кажутся жизненными.

Но чем старше мы становимся, тем хуже на нас влияет эта фобия: организм изнашивается, появляются хронические и запущенные болезни. Поэтому каждому следует разобраться, как не бояться врачей и начать спокойно посещать клиники.

Почему может возникнуть страх докторов?

Страх врачей может быть неосознанным или появится из-за негативного опыта. Часто психологи говорят нам, что все проблемы идут из детства: к страху врачей это тоже относится, хоть и далеко не всегда.

Проблема боязни врачей настолько распространена, что у неё есть даже название — ятрофобия. Это болезнь, при которой человек панически боится любого медперсонала, манипуляций и просто людей, надевших белые медицинские халаты.

Причина №1. Запугивание
Иногда молодые мамы используют врачей как угрозу непослушным детям. Если ребёнку с детства внушать, что врачи наказывают, а не помогают, то он будет воспринимать докторов как опасность.

Причина №2. Негативные воспоминания
Если вы перенесли болезненные процедуры — особенно в раннем возрасте — это впечатление останется надолго, и образ врача будет ассоциироваться с болью и дискомфортом. Из-за этого взрослые люди и боятся стоматологов: в их детстве не было хорошей анестезии, и они запомнили, что сверлить зубы или удалять нерв — очень больно.

Но неприятные впечатления не всегда связаны с болью. Если вы лежали в больнице в плохих условиях, то врачи всегда будут ассоциироваться с одиночеством, холодными палатами и плохой едой. Кто же захочет туда возвращаться?

Причина №3. Страх диагноза
Многие люди отказываются идти к врачу, потому что… боятся узнать состояние своего здоровья! Они настолько опасаются смертельной болезни, что могут игнорировать симптомы, запустить болезнь и лечиться народными средствами, лишь бы не услышать страшного диагноза.

Причина №4. Страх врачебной ошибки
Ещё одна распространённая причина фобии — страх за свою жизнь при манипуляциях. Конечно, бывают и те, кто боится даже измерить давление. Но куда чаще встречаются люди, которые опасаются переливания крови, наркоза и хирургического вмешательства. Виной этому страх врачебной ошибки. Пациенты боятся получить повреждения или не выйти из наркоза. Усугубляют проблему редкие, но нашумевшие случаи с ошибками врачей и медсестёр, которые активно раскручиваются в СМИ.

Как не бояться врачей во время процедур?

С моральной стороной мы разобрались. А что же делать, если вы испытываете страх перед дверьми в кабинет, или когда видите иголку капельницы?

  • Страх кабинета может испортить многие обследования, например, не получится измерить давление, снять ЭКГ или сделать МРТ. Если вы приобретёте тонометр домой и будете приносить доктору свои измерения, то очень поможете лечению, так как все показания будут сняты в спокойном состоянии.
    Также можно предупреждать врачей, что вы себя плохо чувствуете в их кабинете: тогда они не будут быстрый пульс, заикание и тремор воспринимать как симптомы.
  • Если вы боитесь уколов, не зацикливайтесь на своих мыслях и не смотрите на шприц. Отвлекитесь: подумайте о погоде, политике, котах, изучайте внимательно потолок кабинета. Не забывайте глубоко и медленно дышать.
  • Если вы не боитесь укола, но боитесь вида крови, то просто отведите взгляд. Вас никто не заставляет наблюдать за процедурой. Намного лучше отвернуться, чем внимательно смотреть на пробирки и потерять сознание.
  • В страхе операций есть две причины. Первая — это опасение неблагополучного исхода вмешательства. Вторая — боязнь не отойти от наркоза.
    Если в первом случае вы не верите статистике и современной медицине — вам поможет подбор врача по отзывам пациентов. Пообщайтесь с теми, кого уже оперировал этот хирург, встретьтесь с ним заранее несколько раз, если это возможно. Во втором случае помните, что статистически шанс не выйти из наркоза меньше, чем умереть при переходе улицы: всего лишь 5 случаев на миллион.

больно думать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *